Директивность и отстраненность



Содействуя в принятии ответственности, пастырь нередко оказывается перед дилеммой: если участвовать в этом слишком активно, авторитарно, то можно подавить личностное начало братий. Слишком мягкий, недирективный духовник на человека, который всю свою сознательную жизнь был зажат различными рамками, может произвести впечатление бессильного и бесхарактерного. Это обстоятельство может способствовать тому, что священник невольно, сам того не желая, дает возможность выйти на поверхность внутреннему «хаму» своего духовного чада, который частично или полностью разрушит уже созданную братскую атмосферу.

Священники слишком мягкого устроения, не желая работать и активно участвовать в жизни духовных чад и лишь наблюдая со стороны, как они самостоятельно развиваются в собственном духовном русле, предполагают, что тем самым они вручают человека под непосредственное водительство Божие. На это можно возразить: непосредственное водительство Божие происходит через духовника, поэтому чрезмерная отстраненность пастыря может совершенно дезориентировать человека, уповающего на то, что духовный отец в нужный момент остановит или направит.

Полярно противоположные им чрезмерно директивные духовники, постоянно руководствуя, постоянно устанавливая границы, жестко останавливая всякое проявление инициативы или личной заботы о братстве, со временем выбивают из человека творческое отношение к жизни и послушанию. Именно у таковых особой популярностью пользуется выражение: «Знай себя и довольно с тебя». Под предлогом подавления своеволия, они запрещают человеку те или иные даже благие невинные действия в очень категоричной форме. Как следствие такого окормления: человек разучивается отвечать за себя, ведь функцию совести и ответственности, функцию «сдерживающего фактора» взял на себя духовник. Если же в какой-то момент авторитет духовника в сознании человека рушится (а и такое случается нередко), человек бросается «во все тяжкие». Сдерживающего фактора теперь уже нет.

Свобода и послушание

Приход в монастырь многими людьми понимается как утрата автономии, лишение права распоряжаться собственным временем, принимать какие-то самостоятельные решения. Человек добровольно обрекает себя на определенную несвободность ради Христа. И очень обидно, если от этой несвободности, с которой человек поначалу добровольно соглашается, по истечении определенного времени он отказывается. Со временем такой брат будет выбивать себе «независимую территорию», поудобнее устраиваясь в монастырской жизни, а то и вовсе отказываясь что-либо делать «на общую потребу». Как правило, многие люди в таком случае начинают манипулировать духовником, выдвигать перед ним какие-то требования. Подобное инфантильное поведение является следствием не только душевной незрелости человека, но и все той же безответственности.


Ответственность и болезнь

Депрессия

Принятие ответственности ведет человека к душевной цельности, к внутреннему росту и к личностной глубине.

Медиками и психологами замечено, что избегание ответственности способствует душевному и психическому нездоровью человека. Формирование депрессии связано с развившейся в человеке в детском возрасте, уже упоминавшейся нами, наученной беспомощностью. Различные компоненты депрессии являются последствиями рано усвоенного представления о том, что результаты, т.е. награды и наказания, которые представляет жизнь или люди близкого окружения, находятся вне собственного контроля. Человек, пришедший к выводу об отсутствии причинно-следственной связи между его поведением и результатами, не только перестает эффективно взаимодействовать с другими людьми, но начинает переживать состояние депрессии.

Душевными проявлениями, сопутствующими депрессии, как правило, бывают недовольство жизнью, отчуждение от реальности, замкнутость, уныние, нередко — мысли о самоубийстве.

Человек, пораженный депрессией, убивает в себе радость жизни. Теряется упование на Бога, любовь и открытость на ближних. Приходят мысли о собственной никчемности, возникает ступор доверия Богу, страх сделать следующий шаг из боязни промахнуться. Находящийся в депрессии человек склонен перекладывать ответственность за происходящее с ним на жизненные обстоятельства или на "объективные причины", что дает возможность ощущать себя жертвой, спрятаться от осознания причастности к случившемуся.

Люди, убежденные в отсутствии своей ответственности за происходящее с ними, несут по жизни тяжелый груз душевных страданий. Ввиду избегания переживаний, тревоги, сопутствующих осознанию ответственности, у них развивается фатализм, уныние, тревожность, отсутствие всякого интереса к Богом дарованной жизни. Расстройства пищеварения, нарушения сердечно-сосудистой деятельности, головные боли — самые распространенные органические проявления депрессии.

Принятие ответственности за свою жизнь, за действия, поступки и порождаемое внутреннее настроение, может избавить человека от депрессивного состояния. Особая значимость придается осознанию того, что я сам несу конечную ответственность за то, как проживаю свою жизнь, независимо от того, сколько поддержки и помощи получаю от других. Осознание того, что бы Вы хотели получить от жизни, в чем бы хотели реализовать себя, как все это соотносится с волей Божией, изложенной в Евангелии, вынесения полезного опыта из пережитой в депрессии душевной боли поможет преодолеть препятствия на пути к свободе и радости Богом дарованной жизни.

Алкоголизм

Тема христианского осмысления алкогольной зависимости настолько обширна и серьезна, что ей стоит посвятить отдельную книгу. Однако, в контексте осмысления ответственности, стоит упомянуть о следующем. Как и любая форма зависимости, алкоголизм — результат слишком легкого выхода из жизненных затруднений и поисков. То, что не удается обрести в быту, компенсируется потреблением алкоголя. Спасаясь от реальности, человек пытается найти средство переносить боль жизни. Это помогает на время забыться, но проблемы так и остаются нерешенными. Нежелание брать на себя ответственность за собственную жизнь и судьбу тех, кто рядом, подталкивает человека к уходу из мира реальности в мир иллюзий.

Первым шагом к выходу из подобной ситуации является осознание того, что неразрешимых проблем не существует. Божественный Промысл посылает нам ровно столько испытаний и трудностей, сколько мы способны вынести. Немаловажно также осознать, от чего убегает человек.Это позволит выделить подлинную проблему. После этого необходимо возложить упование на Бога и в Его руки вверить собственное бессилие. Довольно успешно с этой проблемой справляются христианские группы, работающие по Двенадцатишаговой Программе. К литературе 12 Шагов мне бы хотелось направить читателей, которые хотели бы более углубленно изучить формы и методы преодоления алкогольной зависимости с упованием на помощь Божию.[29]

Психосоматика[30]

Имеется значительное количество медицинских свидетельств о том, как психологическое состояние человека влияет не только на протекание, но даже на возникновение физических болезней. Речь идет о так называемых психосоматических заболеваниях. Сфера зависимости здоровья тела от душевного здоровья человека настолько велика, что, с позиции современных научных данных, можно смело утверждать: человек вполне ответственен за свои болезни, включая самые серьезные.

Психоаналитики первыми выдвинули гипотезу о том, что склонность некоторых людей к так называемым повторяющимся случайным травмам вызвана мощным внутриличностным конфликтом. Сегодня существует научно обоснованный причинно-следственный ряд зависимости соматических заболеваний от тех или иных душевных состояний человека.

В современной медицине все большую популярность приобретает тот холистический подход, целостное воззрение на человека, известное церковному сознанию давно.

Человек — существо целостное. Сознание и тело являются неделимыми частями единой системы. Нельзя лечить только симптомы болезни, нужно лечить всего человека. Необходимо посмотреть, какие нарушения на духовном, душевном и телесном уровне привели к возникновению заболевания.

Общеизвестно, что игнорирование глубинных стремлений человеческого духа порождают то самое искажение человеческой природы, которое традиционно называется грехом — источником болезней. Поэтому самым важным для больного человека является примирение с Богом, восстановление растоптанных или утраченных проявлений человеческого духа.

Вторым этапом выздоровления является обретение душевной цельности, душевного равновесия, мира с самим собой, осознания ответственности за свою болезнь. Современная психотерапия отследила и проанализировала связь между соматическими заболеваниями и определенными душевными состояниями человека. Работа над последними, как правило, приводит к частичному или полному выздоровлению.

И третий этап — чисто соматическая, материальная составляющая лечения.

Любая боль, душевная или телесная, сигнализирует о необходимости изменений. Боль — благой сигнал о том, что назрела необходимость каких-то перемен. Однако большинство людей предпочитают глушить или игнорировать боль. Возможно, под действием тех или иных обезболивающих препаратов боль утихнет, но ведь причина боли тем самым не устранится. Принятие боли означает принятие того, что человек отвергал, в чем не хотел признаться самому себе. В момент принятия и осознания боли, если сигнал понят и принят правильно на все трех уровнях: духовном, душевном и телесном, ее позитивная роль выполнена, теперь ее можно устранить.

Душевное устроение человека самым непосредственным образом влияет на состояние его физического здоровья. Итак, рассмотрим взаимосвязи между душевными состояниями человека и их соматическими проявлениями.[31]

Болезни сердца зачастую возникают как следствие недостатка любви и безопасности, а также от эмоциональной замкнутости. В традиционных культурах сердце рассматривалось как символ любви, центр жизненных сил человека. Сердце бьется от радости, сжимается от боли, люди принимают многое близко к сердцу... Принято говорить о сердечном холоде, бессердечии, добросердечии. На эмоциональные потрясения сердце реагирует изменением ритма. Сердечные расстройства происходят из-за невнимания к собственным чувствам. Человек, считающий себя недостойным любви, не верящий в возможность любви, или же запрещающий себе проявить свою любовь к другим людям, непременно столкнется с проявлениями сердечно-сосудистых заболеваний. Научение контакту со своими истинными чувствами, с голосом собственного сердца в значительной мере облегчает бремя сердечных болезней, со временем приводя к частичному или полному выздоровлению.

Гипертония нередко возникает по причине самоуверенного желания взять на себя непосильную нагрузку, трудиться без отдыха, потребностью оправдать ожидания окружающих людей, остаться значимым и уважаемым в их лице, и в связи с этим вытеснением своих глубинных чувств и потребностей. Все это создает соответствующее внутреннее напряжение. Гипертонику желательно оставить погоню за мнением окружающих людей и научиться жить и любить людей прежде всего в соответствии с глубинными потребностями собственного сердца.

Проблемыс почками бывают вызваны осуждением, разочарованием, неудачей в жизни.

Сбой иммунной системы и, как следствие — простуда, являются для человека сигналом со стороны организма: «Хозяин, остановись, не спеши, сделай небольшую передышку, слишком многое пытаешься успеть!».

Астма, проблемы с легкими бывают вызваны неумением (или нежеланием) жить самостоятельно, а также недостатком жизненного пространства. Астма, судорожно сдерживая входящие из внешнего мира воздушные потоки, свидетельствует о страхе перед откровенностью, искренностью, перед необходимостью принимать то новое, что несет каждый Божий день. Навык принятия Промысла Божия в скорбных и радостных обстоятельствах жизни, доверие Богу и, как следствие, обретение доверия людям, является важной психологической составляющей, способствующей выздоровлению.

Желудочные проблемы: язвенный колит, запоры, по мнению психотерапевтов, следствие застревания в прошлом, нежелания раскрепостить старые идеи и взять ответственность за настоящее. Желудок чутко реагирует на наши проблемы, страхи, ненависть, агрессивность и заботы. Подавление этих чувств, нежелание признаться себе в них, попытка проигнорировать и «забыть» их вместо осмысления, осознания и разрешения могут стать причиной различных желудочных расстройств. Длительное раздражение, имеющее место в состоянии стресса, ведет к гастриту. Запоры свидетельствуют об избытке накопленных чувств и переживаний, с которыми человек не может или не желает расстаться. Изжога, избыток желудочного сока свидетельствует о вытесненной агрессивности. Решением проблемы на психосоматическом уровне видится преображение сил подавляемой агрессии в действие активного отношения к жизни и обстоятельствам.

Проблемы с глазами (на психосоматической основе) — нежелание что-то видеть, неприятие окружающего мира таким, каков он есть.

Нервозность, состояние внутреннего беспокойства — позывы и порывы к деятельности при безадресности возникающих жизненных сил. Нервничающий человек постоянно ощущает внутреннее давление в связи с тем, что действительность не такова, как ему бы хотелось. Он постоянно мечется в поисках решения проблем или мучительно приспосабливает свои запросы к действительности.

Астения, ощущение бессилия сегодня свойственно многим людям, окружающим нас. Тот, кто не признает в себе достаточного количества сил для возможности действовать, на самом деле просто уходит от ответственности за свою жизнь. За всем этим скрывается недоверие Богу, страх ошибиться, недостаток дерзновения. Началом избавления от астенических проявлений является осознание того, что это состояние не является чем-то независящим от человеческой воли, а порождается в недрах безответственности самим человеком.

Инфекционные заболевания, — здесь пусковыми механизмами являются раздражение, злость, досада. Любая инфекция указывает на неизжитый душевный разлад. Слабая сопротивляемость организма, на которую накладывается инфицирование, связана с нарушением душевного равновесия.

Диабет бывает вызван потребностью контролировать, печалью, а также неспособностью принимать и усваивать любовь. Диабетик не выносит привязанности и любви, хотя жаждет их. Он бессознательно отвергает любовь, несмотря на то, что на глубинном уровне испытывает сильнейшую потребность в ней. Находясь в конфликте с самим собой, в неприятии себя, он не в состоянии принимать любовь от других. Обретение внутренней душевной умиротворенности, открытости на принятие любви и способности любить — начало выхода из болезни.

Ожирение — проявление тенденции защищаться от чего-то. Чувство внутренней пустоты часто пробуждает аппетит. Поедание обеспечивает многим людям ощущение «приобретения». Но душевный дефицит не заполнишь едой. Недостаток доверия Богу и страх перед жизненными обстоятельствами ввергают человека в попытку заполнить душевную пустоту внешними средствами.

Проблемы с зубами чаще всего бывают вызваны нерешительностью, неумением принимать самостоятельные решения. Кариес отнимает у зубов твердость. Именно таким образом иммунная система человека реагирует на внутреннюю нестойкость желаний, неуверенность в достижении избранной цели, осознание «непреодолимости» жизненных трудностей.

Проблемы со спиной могут быть следствием переживаемого недостатка поддержки, внутреннего перенапряжения, излишней требовательности к себе.

Бессонница, — человек ответственен и за нее. Снотворное не решит проблем, ведь бессонница — бегство от жизни, нежелание признавать ее теневые стороны. Найти истинную причину беспокойства, научиться подводить итоги дня, вернуть себе нормальный ритм, разрешить себе вечером уход в сон — все это поможет разрешению проблемы.

Осознание личной ответственности активно используется в практике современной психотерапии. Рассмотрим как это практически осуществляется на примере такого серьезного заболевания, как рак. Согласно психосоматической теории, рак порождается непрощенными обидами, чрезмерной фиксацией на какой-то утрате, ненавистью, потерей смысла жизни.

Рак долгое время считался находящимся за пределами индивидуального контроля. Это заболевание рассматривалось как прототип внешне необратимой болезни. Рак поражает без предупреждения и кажется, что больной мало что может сделать, чтобы повлиять на течение или исход болезни. Последнее время в научных кругах предпринято несколько широко освещавшихся попыток сменить эту позицию по отношению к раку на противоположную. Согласно современной теории этого заболевания, в каждом организме постоянно производятся раковые клетки. Иммунная система успешно сопротивляется, вымывая их из организма до тех пор, пока тот или иной фактор не снижает сопротивляемость организма, вызывая восприимчивость к раку. Значительная часть данных свидетельствует о том, что стресс снижает сопротивляемость болезни, влияя на иммунную систему и на гормональный баланс.

Сегодня с уверенностью можно говорить о том, что душевные силы человека, изменение его убеждений о собственной болезни, осознание собственной ответственности за возникновение болезни могут быть использованы в преодолении, активном противостоянии и полном выздоровлении не только от рака, но и от многих других заболеваний.

Рак, возможно в большей мере, чем всякая другая болезнь вызывает чувство беспомощности. Пациенты ощущают себя неспособными как-либо управлять своим состоянием. Любая другая болезнь, например, сердечное заболевание или диабет, позволяет человеку множеством способов участвовать в своем лечении. Он может соблюдать диету, следовать медицинским предписаниям, отдыхать по графику, выполнять физические упражнения. Но больной раком чувствует, что ему остается только ждать, пока очередная раковая клетка пустит где-то в теле корни. Это переживание беспомощности зачастую усугубляется позицией врачей, имеющих обыкновение не допускать пациентов к принятию решения относительно хода их терапии. Многие доктора не склонны делиться с пациентами информацией и нередко, когда нужно принять важное решение о будущей терапии, в обход больных консультируются с их родственниками.

Некоторые психотерапевты все более склонны считать, что концепция принятия ответственности терапевтически должна быть предписываема любому раковому больному даже при далеко продвинувшемся заболевании.

Следует заметить, что независимо от внешне неблагоприятных обстоятельств, мы всегда ответственны за нашу позицию по отношению к собственной жизненной ноше. Один врач рассказывал, что в его работе с метастатическим раком, распространявшимся на другие части тела, уже недоступным ни хирургическому, ни терапевтическому лечению, особое впечатление на него производят глобальные индивидуальные различия в позиции по отношению к болезни. Некоторые поддаются отчаянию и преждевременно умирают психологической, а также, судя по данным некоторых исследований, и преждевременной физической смертью. Другие используют надвигающуюся смерть в качестве стимула для примирения пред Богом, углубления переживания оставшихся дней жизни.

Помощь пастыря в преодолении чувства безнадежности и беспомощности может быть полезна раковому пациенту. Существует несколько подходов, направленных на укрепление ощущения контроля над болезнью. Например, больные раком в отношениях со своими врачами часто чувствуют себя бессильными и инфантильными. Доктор представляется им всемогущим и всесильным властелином их жизни и смерти. Пастырь может помочь своим духовным чадам, находящимся на излечении в больнице или дома, принять ответственность за их отношения с доктором. Доктор — это такой же человек, как и больной. Доктора сами лечатся у других врачей. Медицинские диагнозы нередко бывают ошибочными. Больной должен научиться требовать от доктора полноту информации о ходе протекания своей болезни. Он может показать себя как человек ответственный за ход болезни и, ввиду такого активного сотрудничества с доктором, а не пассивного переживания заболевания, может измениться как отношение к болезни, так и само ее течение.

Пастырь обязан помочь своим духовным чадам обрести ощущение силы и жизненности, побуждая принять ответственность за ход протекания болезни.

Возможно, с научения ответственности в одной конкретной области может начаться обучение ответственности в других сферах человеческой жизни.

Не случайно наиболее яркой иллюстрацией на эту тему, мы рассматриваем в качестве примера такое страшное и, казалось бы на первый взгляд, неизлечимое заболевание как рак. Случаи исцеления от рака посредством изменения взгляда на болезнь и взятие ответственности известны современной медицине. Чтобы не быть голословным, приведу обширную цитату, которая, надеюсь, станет мощным импульсом для осознания читателем необходимости взятия ответственности не только за свое здоровье, но и за многие иные области жизни. Этот же глубоко потрясающий, исполненный искренности, заботы и любви отрывок пусть послужит веским аргументом для пастырей, размышляющих над вопросом допустимости (или недопустимости) использования в душепопечении знаний психологии и психотерапии.

Роберт Дилтс, ведущий специалист одного из наиболее перспективных направлений современной психотерапии, повествует о случае исцеления своей матери от этого заболевания:

«Восемнадцать лет назад, в январе 1978 года, моей матери, Патриции Дилтс, впервые был поставлен диагноз рак груди. Ее оперировали, используя радикальную мастектомию, при которой ряд лимфоузлов и других тканей были удалены из тела. И, хотя операция сильно изменила ее, доктора сказали, что это — наилучший способ лечения, дающий им уверенность в ликвидации болезни. Спустя четыре года опухоль снова появилась в оставшейся груди и на яичниках. Костная пункция показала огромное количество метастаз практически в каждой кости. Доктора признали свою ошибку, когда говорили о ликвидации болезни, а также пришли к выводу, что на данной стадии они бессильны. Жить ей оставалось недолго.

Благодаря ее мужеству, готовности к самоисследованиям, любви к жизни и своей семье, моя мать сама взяла на себя ответственность за свое собственное здоровье [32] и произошло драматическое исцеление. Более двенадцати лет она продолжала поддерживать свое здоровье, не обращая внимания на симптомы и проявляя замечательные способности в борьбе с физическим недугом. Истории процесса этого выздоровления были посвящены мои семинары, лекции и книги... Ее пример вдохновлял многих больных людей во всем мире, помогая им найти свой путь к целостности.

Третьего декабря 1995 года моя мать умерла, прожив здоровую и хорошую жизнь. Из-за сложностей со здоровьем, на протяжении несколько месяцев она согласилась пройти рекомендованный доктором курс химической терапии и радиации. К сожалению, лечение мало помогло ей и к тому же было весьма болезненным. Это еще больше подорвало здоровье и практически привело к ее кончине. Уже приняв решение умереть, она перестала реагировать на внушения и вмешательства, бывшие ранее такими эффективными. Скорбя о смерти матери, я все-таки принял ее собственные пояснения, что она сделала все возможное в жизни, и готова к воссоединению с моим отцом (ушедшим от нас десять лет назад).

Несмотря на физические страдания, моя мать сохранила мужество и достоинство до самого конца и умерла, окруженная своей семьей и светом глубокой любви. И хотя последние дни были очень болезненными, было также много моментов необычайной красоты, счастья и вдохновения...

Люди говорят о физических симптомах, таких как рак или СПИД, будто они "обладают" ими, врачи же говорят о них так, будто они имеют разум и собственную волю. Говорят, что рак "вторгся" в тело и о том, как вирус СПИДа "дурачит" иммунную систему, используя тело человека. Я слышал, как онкологи говорили, что рак груди у разных людей имеет "свое лицо". У кого-то "более агрессивное", у кого-то "менее". Они говорят об этом так, будто это характерные признаки симптома. В рассматриваемом нами случае длительного истощения от метастаз рака груди, например, один из онкологов заметил моей матери: "Ваш рак вел себя в очень дружественной манере". Правильнее осознавать, что личность человека или способность исцеления воздействует на симптом, чем думать, что тело человека совершенно пассивно и "одержимо" симптомом. Как объяснил онколог, причина, по которой химиотерапия не помогла, была в том, что рак нашел способ "уклоняться" от лекарств. Моя мать пошутила по этому поводу: "Они говорят о клетке, как о чем-то особенном, что хитрее лабораторной крысы."

Эти типы убеждений определяют то, как мы достигаем исцеления. При ощущении умышленного вторжения внешнего и негативного намерения, например, мы чувствуем себя больными и разбитыми. Когда моя мать впервые обнаружила у себя метастазы рака груди и начала исследовать, что же она может сделать, чтобы реально помочь своему собственному исцелению, ее хирург сказал ей: "Все рассуждения о сознательно исцеляющей части - чепуха и от этого можно лишиться рассудка". Этот тип убеждений, может стать, как я называю это, "мыслительным вирусом". "Мыслительный вирус" - основа ограничивающего убеждения, которое мешает своим собственным или другим усилиям, направленным на исцеление или улучшение.

Такие "мыслительные вирусы" могут заразить мозг и нервную систему, так же как физический вирус заражает тело, или же компьютерный - компьютерную систему, приводя к беспорядку и хаосу. Для меня "мыслительные вирусы" отождествляются именно с такими вирусами. Это не законченная, связанная и органично поддерживающая огромные персональные системы и убеждения на пути к исцелению, идея. Это особая мысль или убеждение, которое может создать неразбериху или конфликт. Индивидуальные мысли и убеждения не имеют своей собственной "силы". Они оживают только в случае чьего-либо активного воздействия на них. Если человек пришёл к убеждению и направил свои действия в соответствии с особой мыслью - это означает, что он "оживил" убеждение; оно может теперь стать "самоосуществимо".

Чтобы было понятно, что я имею в виду, поясню. Моя мать прожила на двенадцать лет больше того срока, который отпустил ей доктор, потому что она не принимала некоторые его убеждения близко к сердцу. Доктор, у которого она работала, обещал при удачном положении дел примерно ещё два года жизни. Когда же он говорил со мной - речь шла о месяце или даже о неделе. Она перестала работать с доктором и прожила ещё много лет, совершенно свободной от каких-либо раковых симптомов. Через несколько лет, после того как моя мать бросила работать с доктором, он серьёзно заболел (хотя его болезнь нельзя сравнить с болезнью матери). Теперь он был ответственен за свою собственную жизнь. Позднее он убеждал жену покончить жизнь самоубийством вместе с ним или, возможно, хотел взять её с собой без согласия (ситуация трудноразрешимая). Почему? Потому что он верил, что его смерть реальна и неизбежна и не хотел "уходить неподготовленным".

Дело в том, что "мыслительный вирус" может привести к смерти так же легко, как и вирус СПИДа. Он может убить "хозяина" так же просто, как и причинить вред тем, кого этот "хозяин" заразил.

Хочу разъяснить, что говоря о докторе своей матери, я не имею в виду, что он какой-то плохой человек. Я думаю, он был хорошим врачом и честным человеком. Проблема не в нём. Проблема в "убеждении" и в "вирусе".

"Мыслительный вирус" невозможно убить, его можно только опознать и нейтрализовать от остальной системы. "Ограничивающие убеждения" и "вирусы мыслей" общаются между собой так же, как, например, тело — с физическим вирусом, компьютер - с компьютерным, т.е. путём распознавания вируса, не воспринимая его и не оставляя ему места в системе.

Я бы хотел закончить статью словами моей матери о её опыте исцеления. Далее я приведу несколько выдержек из монографий матери на пути к исцелению.

«Меня спрашивали, что я делаю, когда уже нет сил бороться. Это было в то время, когда я чувствовала себя хуже. В такие моменты я пыталась найти более лёгкий путь. Это что-то вроде старого "пучка моркови", заставляющего осла двигаться вперёд. Я думаю, это эпизоды физической слабости, но люди с серьёзными заболеваниями могут найти неисчерпаемые силы в себе, чтобы стать здоровыми. Если и есть какое-то совершенное средство - это поощрение.

Часто общество и даже наша физиология могут посеять негативные идеи в нашем мозгу. Роберт называет это "мыслительными вирусами". Эти мысли могут иметь хорошие намерения, но и могут оказать очень нежелательное влияние на уязвимые места больного. Однако я обнаружила, что "мыслительный вирус" может быть обращён и на моё выздоровление. Например, в начале моего процесса выздоровления один из врачей сказал, что мои усилия помогают моему исцелению как "мёртвому припарка", и что я просто могу сойти с ума. Вместо того, чтобы ответить доктору на его комментарий, который мог бы стать своего рода "вирусом", я искала "позитивные намерения" в его словах. Я верю, что его намерение было честным и открытым (в его понимании), и он не хотел, чтобы я обманулась. Я тоже этого не хотела и решила, что в самом деле будет глупо не утверждать жизнь и не использовать все доступные мне выборы. Я продолжала идти своим курсом, несмотря на его слова, веря в его глубокие и искренние намерения. Интересно, что после того, как он увидел улучшение, он изменил свои убеждения, стал для меня крепкой опорой и даже посоветовал "держаться подальше от врачей". В противовес "мыслительному вирусу" мы можем научиться ожидать определённые изменения позитивного поведения и запрограммировать себя на их достижение.

Попытка найти что-либо забавное в каждом случае - также эффективный путь в поддержке позитивного отношения и изменения "мыслительного вируса ". Моя семья и я обнаружили, что даже в наиболее неприятные моменты нашей жизни есть место для радости. Очень важно научиться смеяться над собой. Мне не помогало серьёзное восприятие. Если я смогу смеяться над страхом и над собой - жизнь обогащается новой и приятной перспективой. Моя выдержка и терпение укрепляются, если я могу найти что-нибудь забавное в неприятностях, с которыми все мы сталкиваемся ежедневно.

Я не боюсь мечтать о лучшем. Свежий воздух всегда оказывал на меня хорошее влияние, как и на других. От родителей я унаследовала связь с землёй и тем, что на ней растёт. Я всегда чувствую гармонию и удовольствие в родстве с природой моего сада. Столько можно познать, наблюдая за круговоротом жизни и природными соответствиями. Моя жизнь - мой сад, а цветы, которые я собираю для своего букета - мой опыт. С каждым днём я добавляю в него новые цветы.

Любознательность — другая важная часть моего желания жить. Я люблю учиться новому, и меня очаровывают как старые, так и новые открытия. Так много знаний, которые я должна исследовать и понять, что даже для поверхностного изучения надо много-много лет.

Один мой друг, доктор, сказал, что некоторые люди, только будучи серьёзно больными, научились заботиться о себе и, в конечном итоге, стали жить лучше. С моей точки зрения, он очень наблюдателен. Много больных неизлечимыми болезнями людей говорят о ценности каждого прожитого дня и даже о новой любви к ближним. Я думаю, что с каждым днём, который я выбрала для жизни, я становилась мудрее. Я использую слово "выбор", так как чувствую, что именно он имеет самое прямое отношение к продлению жизни. Мне нравится делать каждый следующий день лучше прежнего. Иногда просто достаточно посмотреть на небо и деревья, иногда помочь кому-то. Быть "нужным" — тоже повод. Даже обмен улыбками очень важен.

Не у каждого есть такая поддержка и удача, как у меня. Но мало-помалу, шаг за шагом... И однажды, оглянувшись, можно увидеть улучшение. Каждый шаг делает жизнь более ценной и каждое достижение делает её более привилегированной. Жизнь становится более осмысленной, когда мы принимаем в ней активное участие. Мы собираем наши сокровища на дороге под названием "опыт". А неприятности и проблемы могут стать полезными уроками, нашими собственными драгоценностями».[33]


Личные качества священника,
помогающие окормляемому
обрести ответственность

Выше уже было много сказано о том, что научить человека ответственности — одна из задач пастыря. Но как практически можно вылечить человека от безответственности или увеличить меру его ответственности? Как создать отношения, которые человек может использовать для обретения ответственного отношения к собственной жизни? Бесполезен любой подход, опирающийся исключительно на передачу теоретических знаний, того, что является предметом обучения. Обучить ответственности теоретически нельзя. Такие знания могут оказаться бесплодными и ничего не меняющими. Самое большое, что они могут дать — это какое-то временное понимание: «Вот, вроде бы я понял то, что батюшка мне рассказал», которое вскоре исчезнет и человек опять опустится на дно собственной безответственности.

Не менее непродуктивным видится жесткий подход: психологическое давление, запугивание, строгие рамки контроля, унижение под видом «смирения», подавление индивидуальности в подчиненном человеке, уничтожение личностного ядра и создание ощущения полной зависимости от руководителя или наставника, ведущего к полной неспособности принимать самостоятельные решения.[34]

На самом деле изменение происходит через опыт, во взаимоотношениях с пастырем, если, конечно, он сам живет ответственно. Если священник сможет создать определенный тип отношений с другим человеком, он обнаружит в себе способность использовать эти отношения для развития собственной ответственности и для личностного роста, и это вызовет определенные изменения. Суть такого подхода в том, что чем в большей мере пастырь искренен в отношениях с духовным чадом, тем более это помогает ему в личностном росте. Это значит, что священнику нужно научиться не только внешне, но и в глубине своего собственного сердца желать позитивных изменений в жизни и душевном устроении своего духовного чада.

Искренность в отношениях с духовным чадом включает в себя принятие человека таким, каков он есть, т.е. безоценочность. Отношения пастыря к духовному чаду могут быть только правдивые. Это очень важно. Только при создании реально значимых отношений другой человек может обрести полноту ответственности за себя и за свою жизнь в глубинах собственного «я».

И чем в большей мере пастырь принимает другого человека, чем больше пасомый ему по-человечески приятен и дорог, тем более он способен создать такие отношения, которые могут быть использованы чадом для принятия и осознания ответственности и для личностного роста.

Что имеется в виду под словом «принимает»? Принятие подразумевает под собой теплое расположение к человеку, как к имеющему безусловную личностную ценность. Ведь ценность человека не зависит ни от его нынешнего состояния, ни от проявлений его греховной природы, ни от его сегодняшнего поведения. Ценна личность сама по себе, поскольку несет в себе нетленную печать образа Божия.

Принятие означает, что конкретный обратившийся за помощью человек должен быть возлюблен пастырем, уважаем пастырем как личность, принят им как близкий, как родной. Только в случае, если духовник принимает и уважает весь спектр внутренних переживаний человека в данный момент, независимо от того, положительны эти переживания или отрицательны, противоречат личным представлениям и ценностям пастыря или нет, возможно совместное движение в сторону осознания и принятия ответственности, потому что есть фундамент: теплота и безопасность в отношениях и защищенность, проистекающая от любви и уважения.

Таким образом возникают так называемые помогающие отношения. Держатся, сохраняются они настолько, насколько у пастыря теплится внутреннее постоянное желание понимать человека. Только тогда, когда духовник понимает чувства и мысли, которые для «оценивающего» и «судящего» священника возможно покажутся такими «ужасными», такими «глупыми», сентиментальными или какими-то «истеричными», только тогда, когда он понимает их так, как понимает сам пасомый, и принимает их так же, пришедший человек чувствует в себе свободу исследовать все глубоко скрытые и укромные уголки своего внутреннего опыта.

Свобода — необходимое условие любых взаимоотношений. В данном контексте под ней подразумевается свобода совместной духовной работы по исследованию себя на уровне сознательного и неосознаваемого, в определяемом самим человеком темпе. Имея поддержку в понимающем ближнем, которым становится пастырь, человек может ополчиться против своих негативных греховных страстей с твердой уверенностью, что в случае, когда произойдет встреча с чем-то тяжелым и непереносимым в себе, у него есть на кого опереться.

Помогающие отношения формируют как бы прозрачность со стороны пастыря, при которой видны реальные чувства священника. Ни в коем случае недопустимо прикрывать внешним фасадом симпатично улыбающегося батюшки нежелание или усталость от общения. Лучше сразу признаться в своей усталости. А еще лучше — попросить у Бога душевных сил, собраться, и искренне отдать всего себя без остатка пришедшему человеку. Ведь вполне возможно, что если он не получит сейчас того импульса понимания, за которым обратился сейчас, он больше никогда не придет с той же мерой решимости и надежды.

Когда такие отношения наступят, собеседник непременно их почувствует. Безусловно принимающие отношения значимы не только в рассматриваемом контексте, но и в любых иных человеческих отношениях. Имеются все основания предположить, что именно отношения безусловного принятия другого, являются эффективной и плодотворной средой для формирования ответственной личности.

Если родитель при общении с ребенком создаст подобный душевный климат, ребенок вырастет более самоуправляемой, ответственной, адаптированной к трудностям и зрелой личностью. В той степени, в которой учитель сумеет создать подобную атмосферу, ученик станет более самообучающимся, творческим, дисциплинированным, менее беспокойным, управляемым. Если управляющий или руководитель создаст такой климат в организации, его подчиненные станут более ответственными, творческими, более способными справляться с новыми проблемами, с ними будет легче сотрудничать.

Итак, обобщим сказанное выше. Если священник сможет создать отношения, характеризующиеся искренностью и прозрачностью его истинных чувств, теплым принятием и верой в пришедшего к нему человека, созданного по образу и подобию Божию, человека, который потенциально способен достичь духовных вершин, если пастырь при этом потрудится над своей душой, постаравшись понять, что же в ней мешает безусловному принятию другого, если сам духовник освободит свое сердце от самоуверенной гордыни для того, чтобы принять духовное чадо во всей его естественности, возлюбить его, то он со временем сформируется как более целостная личность, способная жить ответственно с пользой для других и в радость другим, более самоуправляемым и более твердым в достижении избранных жизненных целей, прежде всего в духовной жизни. Такой человек будет лучше понимать и принимать других людей, будет способен успешно и спокойно справляться со своими жизненными проблемами и в конце концов научится за все происходящее в жизни брать на себя ответственность.

Все вышесказанное справедливо и независимо от того, имеются в виду отношения пастыря и духовного чада, или отношения учителя и ученика, родителей и детей, оно распространяется на все человеческие отношения.


Бремена и бремя
ответственности

«Носите бремена друг друга и таким образом исполните закон Христов»,[35]призывает Апостол Павел в Послании к Галатам. Этот стих иллюстрирует нашу ответственность за других. Часто бремена слишком тяжелы, чтобы их нести в одиночку. У некоторых людей нет достаточно сил, ресурсов или знаний, чтобы нести эту тяжесть. Если же мы делаем для других то, что они действительно не могут сделать для себя сами, то мы проявляем любовь Христову в этом мире. Ведь Он спас нас, сделал для нас то, что мы не в состоянии сделать сами для себя. В этом заключается ответственность перед кем-то.

С другой стороны, в этом же Послании говорится, что каждый понесет свое бремя, у каждого есть обязанности, которые должен и может выполнить только сам человек и никто другой. Это наше личное бремя, за них, кроме нас, некому отвечать. Есть вещи, которые за нас не сделает никто. Мы должны на себя принять ответственность за определенные аспекты своей жизни, которые составляют наше бремя.

В греческом первоисточнике слова «бремена» и «бремя» пишутся по-разному. Знание этого проливает свет на то значение, которое вкладывает Священное Писание в слова Апостола. Слово, переведенное как «бремена», в первоисточнике обозначает «излишнее бремя», или такое бремя, которое своей тяжестью подминает нас под себя. Такие бремена подобны камням, способным разрушить, раздавить нас. Нельзя требовать, чтобы мы несли такой камень в одиночку, он сломает нам спину. Нам нужна помощь.

В противоположность этому греческий вариант слова «бремя» означает ряд повседневных забот. Здесь подразумеваются вещи, которые мы должны делать для себя каждый день. Бремя повседневных забот подобно рюкзаку. Рюкзак нести можно. Предполагается, что каждый из нас будет нести собственный рюкзак, т.е. справляться с возложенными на нас Богом обязанностями, разбираться в своих чувствах, налаживать отношения с людьми и корректировать свое поведение. Мы должны принять его, не взирая на то, что придется приложить определенные усилия, может быть, и немалые.


Вопросы самому себе

В конце мне хочется предложить уважаемым читателям подборку вопросов на ответственность. Это вопросы мог бы задать себе каждый, желающий узнать:

 

«Ответственный ли я человек?».

 

1. Согласен ли я с тем, что сам отвечаю перед Богом и перед собственной совестью за все мои проблемы, за все, что бы ни случилось в моей жизни?

 

2. Принимая какое-то решение, думаю ли я прежде всего о том, согласно ли принятое с волей Божией?

 

3. Не пользуюсь ли я благословением, как средством, освобождающим меня от самостоятельного душевного труда?

 

4. По каким критериям окружающие могут догадаться, что я — христианин?

Проповедь христианства проявляется прежде всего во внешнем поведении, в словах, в устроении сердца. Я ответственен за то, чтобы имя Божие из-за меня не хулилось у язычников.

 

5. Не превращаю ли я причащение Святых Христовых Таин и другие Таинства в некий «магический» обряд (чтобы «успокоиться», чтобы «не болело», чтобы «все было хорошо»)?

Подобный магизм, укладывающийся во внешне вполне православные формы, является одним из проявлений построенной «под себя» духовности, о чем говорилось выше.

 

6. В чем я черпаю душевные силы, когда мне трудно?

7. Осознаю ли я реальность собственной смерти, вечности, готовлюсь ли к ним, или же гоню от себя «плохие» мысли?

 

8. Стремлюсь ли я к общению с Богом и людьми, или же всеми способами бегу от Него и от них?

 

9. Что останется после моей кончины? В день смерти смогу ли я ответить на вопрос: «Зачем я жил»?

 

10. Насколько легко соглашаюсь быть крестным отцом или крестной матерью другому человеку?

Иногда человек легко соглашается быть крестным и при этом не осознает совершенно никакой ответственности за своих крестников. Иногда человек чрезмерно избегает ответственности и говорит, что никому крестным отцом или крестной матерью не будет, потому что это слишком ответственно. Поэтому согласие быть крестным отцом или матерью может происходить как от ответственности, так и от безответственности.

 

11. Регулярно ли я посещаю храм, регулярно ли читаю молитвенное правило, опекаю своих крестников и тех людей, которые нуждаются в моей помощи, или только под настроение?

 

12. Если мне приходится что-то терпеть, всегда ли я делаю это с благодарением?

 

13. Способен ли я принять ответственность за все конфликты, нестроения и трагедии моей собственной личной жизни?

 

14. Трудно ли мне сосредоточиться на чем-либо, и с чем это связано?

 

15. Как часто я требую излишнего, повышенного внимания к собственной персоне и зачем я это делаю?

 

15. Что руководит мною чаще: здравый смысл или мои чувства и эмоции?

 

16. Как быстро я начинаю исправлять свое поведение, осознав собственную неправоту?

 

17. Продолжаю ли я стоять на своей точке зрения в конфликтной ситуации или способен пойти на компромисс, принятие которого было бы единственной возможностью для обретения мира в сложившейся ситуации?

 

18. Способны ли, и в какой мере, другие люди поверить мне и положиться на меня?

 

19. Стараюсь ли я понимать, что переживают и чувствуют другие люди относительно меня для того, чтобы не причинять боль, быть им в радость и утешение?

 

20. Влияет ли изменение обстоятельств или изменение отношений других людей ко мне на мои супружеские (или монашеские) обеты или родительские обязанности?

 

21. Ответственно ли я отношусь к своему здоровью, не разрушаю ли его вредными привычками?

 

22. Оказываю ли я помощь членам моей семьи (моего братства, моим сотрудникам по работе), когда они в этом нуждаются или предпочитаю оправдаться собственной занятостью и усталостью?

 

23. Справляюсь ли я со своей обязанностью хозяина (хозяйки) дома?

Об этом лучше спросить супруга (супругу).

 

24. Всегда ли в нашем доме есть завтрак, обед, ужин, чистая рубашка для мужа утром и т.д.?

 

25. В радость ли мне домашние заботы, или я все это «тяну» только для того, чтобы в доме не было скандалов?

 

26. Есть ли в нашем доме семейные традиции, совместные трапезы, семейные праздники, участвуют ли в этом дети, или же мы живем под общей крышей, словно чужие люди?

 

27. Как в нашей семье тратятся общие деньги? Не расходую ли я семейный бюджет по своему усмотрению и на свои надобности?

28. Беспорядок в нашем доме — следствие чего? Временное это явление или постоянное?

 

29. Помогаю ли я своим детям осознавать свою ответственность и развиваю ли в них это чувство, то есть даю ли им соответствующие задания, развивающие чувство ответственности и возможность выбора? Или же я научаю ребенка буквальному исполнению моих, родительских предписаний, лишая его возможности сформироваться зрелым и ответственным человеком?

30. Признаю ли я за своими детьми право иметь свою личную жизнь?

 

31. Стараюсь ли я быть примером для подражания своим детям?

 

32. Будучи христианином, воспитываю ли детей своих христианами, или же считаю, что вырастут — выберут веру сами?

 

33. Учу ли своих детей любить Родину, воспитываю ли их заботниками, будущими родителями или же ориентирую их на ценности этого мира?

Глубинная ответственность не может вырасти в сердце, лишенном нравственного основания.

 

34. На что направлены мои приоритеты в заботе о детях — на их здоровье, умственное развитие, внешний вид или их душевное устроение? Будет ли для меня главной трагедией жизни, если мой ребенок не вырастет христианином?

 

35. Поддерживаю ли я регулярные сыновние (дочерние) отношения со своими родителями?

Если не поддерживаю, значит я грешу неблагодарностью, которая является плодом на дереве безответственности.

 

36. Где и как живут мои дедушки и бабушки, одинокие тети и дяди, просто наши знакомые старики? Сколько себя я отдаю им?

 

37. Не боюсь ли я открыть свою душу другому?

Другой для меня — это друг, или...

 

38. Насколько свойственны моему характеру капризы и амбициозность?

Об этом спроси у самых близких к тебе людей, тех, которые в настоящее время живут на одной с тобой жилплощади. Если же ты живешь один — у ближайшего круга знакомых людей. Только попроси их сказать об этом честно, пообещав, что не будешь закатывать истерики в ответ на их искренность. Ведь они знают, какой у тебя характер, и из опасения конфликтов могут не сказать тебе всю правду.

 

39. Насколько я осознаю то, что мое участие в жизни других людей, помощь другим людям способствует моему личностному духовному росту?

 

40. Болит ли моя душа о людях, почти потерявших образ Божий — пьяницах, бомжах, или я брезгливо отворачиваюсь от них? Как я помогаю им, когда они обращаются ко мне с просьбами?

 

41. Могу ли я говорить с людьми о моих чувствах, о своем отношении к ним, о своих желаниях, человеческих потребностях, интересах?

В большинстве случаев нежелание близких теплых отношений с другими людьми является следствием нежелания взять на себя ответственность за возникновение новых отношений. Безответственность — матерь душевного одиночества человека.

 

42. Способен ли я ответить любовью на любовь другого человека?

 

43. Могу ли я продолжать разговор в поисках взаимопонимания в решении порученного мне дела даже тогда, когда наталкиваюсь на глухое молчание и непонимание, неприятие?

 

44. Оправдываю ли я себя, когда явно понимаю, что не прав?

Самооправдание является качеством, порожденным безответственностью. Необходимо определенное мужество для того, чтобы принять на себя ответственность за случившееся и признать это открыто.

 

45. Уважаю ли я взгляды других людей на те или иные жизненные проблемы или я считаю, что самые правильные только мои?

Это вопрос на самом деле о том, умею ли я строить ответственные отношения с другими людьми, которые невозможны без уважения взглядов и ценностей человека.

 

46. Принимаю ли я во внимание благополучие других людей, когда принимаю или претворяю в жизнь какие-то свои решения?

 

47. Как конкретно я проявляю благодарность по отношению к тем людям, которые способствовали, способствуют моему духовному и личностному росту — учителям, родителям, духовным наставникам?

Неблагодарность — одно из проявлений безответственности.

 

48. Осознаю ли я ответственность за всех, кого приручил?

 

50. Почему я иногда (или нередко) опаздываю?

 

51. Часто ли я кого-то о чем-то прошу?

Прошу ли? Может быть, требую? Или ставлю человека в такое положение, что ему просто неудобно или невозможно отказать? Или не прошу вообще никогда, боясь зависимости от других?

 

52. Требую ли я от других людей исполнения данных мне обещаний?

Это черта характера по преимуществу свойственна людям, которые необязательны в отношении собственных обещаний.

 

53. Принимаю ли я подарки, и с каким расположением сердца? Считаю ли, что обязан отдариваться?

 

54. Чем я жертвую для ближнего? Или же я только желаю и жду жертвы от него?

 

55. Кто виноват в том, что я до сих пор не решил свои домашние проблемы (не починил кран на кухне, не начал регулярно посещать храм, исполнять свое молитвенное правило, не приступил к проверке домашнего задания у детей, нет времени в воскресный день с ними погулять, не могу отлипнуть от телевизора, начать читать святоотеческие книги)?

 

56. В какой мере я пытаюсь работать над своими греховными привычками, преодолевать их?

 

57. Как часто я поступаю по принципу: “Если нельзя, но очень хочется, то можно“?

 

58. Насколько ответственно я отношусь к своему рабочему времени или ко времени, отведенному на послушание (если живу в монастыре), которое отводится мне на конкретный день?

Ответственность и целеустремленность, как уже упоминалось — это ветви, находящиеся на древе человеческой совести. Ответственный человек — это всегда человек совестливый. А человек совестливый относится по совести к тому, что окружает его и что происходит с ним и в нем.

 

59. Насколько часто я забываю то, что мне поручается?

Наша забывчивость обычно следствие того, что мы безответственно относимся к тем просьбам, пожеланиям, распоряжениям, которые нам даются, находя что-то свое (что мы, если и забываем, то гораздо реже) более важным.

 

60. Насколько я готов целеустремленно заниматься теми делами, которые предлагает мне жизнь?

Иногда — это дела по уборке дома, иногда производственные дела. Человек безответственный делами развлекается. Он пытается превратить жизнь в сплошной праздник. Это в значительной мере сказывается на результатах.

 

61. Насколько добросовестно я выполняю порученное мне дело и всегда ли отношусь к работе с должным старанием? Переделываю ли я свою работу, если вижу в ней брак, или считаю, что и так сойдет?

 

62. Как соотносятся друг с другом мои увлечения и мои обязанности?

Именно в силу вполне безответственной установки относительно того, что обязанности — это нудная тягомотина, от которой надо поскорее отделаться, чтобы взяться за «любимое дело», рождается любимая дочь безответственности — халтура.

 

63. Способен ли я, делать неприметное, тяжелое дело на благо других (в семье, монастыре), не ожидая за это похвалы и благодарности?

 

64. Как часто я откладываю на завтра то, что можно сделать сегодня?

 

65. Есть ли у каждой моей вещи свое постоянное место? Как часто я теряю вещи в своем доме и даже в своем кармане или сумке? Много ли у меня лишних вещей и как я избавляюсь от них?

Кто-то из старцев последнего времени сказал, что наш ближний — это зеркало, в котором — наше отражение. Именно поэтому добрый человек видит всех добрыми, гордому кажется, что все только и пытаются задеть его самолюбие, злой видит всех агрессивными, унылому кажется, что и сама природа унывает... безответственный в этом тексте узнал очень многих людей... почти всех, кроме себя.

 

66. Осознаю ли я, что полезное не всегда должно быть приятным?

67. Тружусь ли я, когда это необходимо, но кажется, что «нет больше сил», или тотчас, почувствовав легкое недомогание, отправляю себя, любимого, на больничный?

 

68. Не заводил ли я собак, кошек, других животных, но затем, когда они переставали быть живой игрушкой и требовали заботы, просто выбрасывал их на улицу?

 

69. Стремлюсь ли я сделать мир вокруг меня добрее и прекрасней или же я привык только пользоваться окружающими меня дарами Божиими и человеческим теплом?

 

70. Каялся ли я в своей безответственности на исповеди?

К сожалению, от православных людей очень редко приходится слышать покаяние в том, что «я безответственно отношусь к своему рабочему времени на работе, безответственно отношусь к своим обязанностям мужа, жены и родителя, безответственно транжирю время на пустое вместо того, чтобы заниматься своим духовным ростом и своими текущими жизненными обязанностями». А без этого осознания — как двигаться дальше?


Дорогой мой читатель!

Я благодарен тебе за то, что ты все-таки дочитал эту книгу до конца.

Если предложенные размышления заставили тебя задуматься о значении ответственности в человеческой жизни, я буду считать свою задачу исполненной.

Если ты, воодушевившись предложенными идеями, переосмыслишь свое отношение к Богу, к ближним, к самому себе и поручаемым тебе делам, не сомневаюсь, что окружающие вскоре заметят в тебе значительные перемены. Ты и сам заметишь перемены в отношениях других людей к тебе, если перед Богом глубинно осознаешь ответственность за свою жизнь, обретешь решимость не халтурить, будешь стараться контролировать свои эмоции, страсти, настроения, воспитывать свои желания.

Поскольку впечатления от прочитанного еще свежи, начни использовать полученные знания об ответственности прямо сегодня, используй их каждый день, при любой возможности. Сегодня, и завтра, и послезавтра, и в течение месяца, а затем и года к любому маленькому или большому поручаемому делу отнесись не так как вчера.

Попробуй творчески переосмыслить все «скучные и нудные» жизненные требования, те маленькие повседневные дела, серые и незаметные, которые так не хочется делать, от которых так хочется убежать. Если к таким «совершенно скучным вещам» как мытье посуды, уборка в доме, стирка белья сегодня ты отнесешься более ответственно, то уже завтра ощутишь в них большую глубину, большую радость жизни и что-то неизъяснимое и необычное, о чем не хочется говорить для того, чтобы не потерять...

Тебе откроется и радостное осознание того, куда и как двигаться дальше. Ты с большей легкостью устремишься к жизни благодатной, к жизни, исполненной смысла и духовной радости, произрастающей из ответственного отношения к тем бесконечным «надо», «могу» и «хочу», которые выдвигает сам факт нашего появление в этом прекрасном Богозданном мире.

В добрый путь!


Послесловие

Если, желая оправдать себя, я объясняю свои беды злым роком, то я подчиняю себя злому року. Если я приписываю их измене, то я подчиняю их измене. Но если я принимаю всю ответственность на себя, я тем самым отстаиваю свои человеческие возможности. Я могу повлиять на судьбу того, от чего я неотделим. Я — составная часть общности людей.

Антуан де Сент-Экзюпери


Литература:

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Изд. Московской Патриархии, 1988 г.

Требник, часть 1. Издание Московской Патриархии, 1988 г.

Сочинения епископа Игнатия Брянчанинова. Аскетические опыты, т. 1.

И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. М., «Рагогъ», 1993 г.

Ю. Алешина. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. НФ Класс, 1999 г.

В. Клайн. Воспитание с любовью и логикой. Издание ЦОЦ, 1995 г.

К. Роджерс. Становление человека. Изд. Группа Прогресс, 1998 г.

К. Сельченок. Словарь житейских проблем. Минск, 1999 г.

Г. Сартан. Тренинг самостоятельности у детей. "ТЦ Сфера", М., 1999 г.

И. Ялом. Экзистенциальная психотерапия. НФ Класс, 1998 г.

Вестник современной практической психологии, № 5, 1999 г.


[1] Иеромонах Илларион (Алфеев). Православное Богословие на рубеже столетий, стр. 374.

[2] Архимандрит Софроний (Сахаров). О молитве, стр. 101.

[3] 3 Царств, 19; 12.

[4] Протоиерей Владимир Воробьев. Покаяние, исповедь, духовное руководство, стр. 43.

[5] И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта, «Рагогъ», 1993 г., стр. 55.

[6] Психология от греч. «психе» — душа, «логос» — слово; психотерапия от «психе» — душа, «терапос» — забота.

[7] И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. М., «Рагогъ», стр. 56.

[8] Фил. 4, 13.

[9] О научении ребенка умению делать правильный выбор подробно рассказано в книге священника Анатолия Гармаева «Психопатический круг в семье» в главе «Родительские Правила».

[10] «Но Страшный Суд не есть ли встреча с Богом?», — произнес один поэт.

[11] И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. М., «Рагогъ», стр. 56.

[12] Называемое на языке психологии «компульсивное».

[13] На самом деле ничего подобного здесь не происходит. Под послушанием многие подразумевают чувство защищенности, осознание того, что духовник о тебе заботится, предположение, что если ты не помолишься, то духовник это сделает за тебя и т.п. Но стоит духовнику начать указывать на подлинные грехи и недостатки человека, поднимется буря возмущения, обиды, негодования...

[14] Ин. 15, 12

[15] Предвижу ропот возмущенных мам и пап! Дорогие родители! Сказанное имеет смысл в определенных контекстах. Родительская мудрость, желающая блага ребенку, подскажет вам, как благоразумнее поступить в вашей ситуации. Но если все же вы решите, что лучше «спасать», бежать на помощь, посмотрите на ситуацию в контексте этого предостережения.

[16] Один из последних случаев из пастырской практики. Юноша двадцати лет, постоянно упрекаемый своими родителями тем, что он сидит у них на шее, да еще и постоянно приводит в дом свою подругу, с которой не спешит вступать в юридически оформленный брак, после очередного конфликта уходит из дому, оставляя записку. Родители-«спасатели» кидаются на поиски, чтобы немедленно вернуть сына под крышу отчего дома! Но у молодого человека хватило благоразумия не оставить координаты своего местопребывания. Через полтора месяца он нанес визит своим родителям, прежде всего попросив прощения за все нанесенные им огорчения, затем сообщив, что снимает квартиру, в которой живет со своей подругой, устроился на работу, чтобы самому зарабатывать себе на жизнь.

Представляете, чем бы все закончилось, если бы родителям удалось разыскать его и вернуть домой? Тем, что все вернулось бы на круги своя. В этом случае понятия об ответственности у родителей оказалось значительно меньшими, чем у сына, решившего самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности.

[17] Я специально обращаю внимания на авторов последнего времени, тех, которые ближе всех к нашим жизненным реалиям.

[18] Из недавней беседы с одним знакомым священником: «На днях ко мне за советом приехала женщина, регент одного из московских храмов. Смущенно улыбаясь, она рассказала мне свою историю. Несмотря на то, что разрешение ее вопроса казалось, на первый взгляд, довольно несложным, слово пастырского совета как-то не давалось мне, а говорить от ума не хотелось. Я честно признался ей в том, что не знаю, что ей и посоветовать... Когда мы уже закончили беседу, она, как бы между прочим, поведала, что за пять лет своей жизни в Церкви успела разочароваться в четырех духовниках. Согласись я на ее уговоры, мне была бы уготована участь пятого».

[19] Самый недавний случай. Безотказный парень, отличный семьянин, образцовый сын и внук, ответственный и ценимый начальством работник оказался на грани нервного срыва. Многочисленные родственники, дяди, тети, племянники, бабушки и дедушки, пользуясь его безотказностью, все больше и больше нагружали его просьбами о помощи в решении собственных бытовых проблем. Желая оставаться «хорошим родственником», он продолжал выполнять их просьбы и требования, полагая, что «если не он, то кто же?» В результате человек оказался на грани отчаяния, срыва и разочарования в жизни. Весь мир оказался окрашенным в мрачные тона. Причина такого состояния была осознана и принята как таковая не сразу: неумение сказать «нет», желание «быть хорошим», переоценка собственных сил. Но с каким трудом преодолевалось убеждение о том, что все дело не в его желании быть для всех хорошим, а в их постоянных требованиях помощи и заботы.

[20] Кстати, для безответственного человека характерно то, что он хорошо помнит все, сказанное по отношению к нему другими людьми, и обязывает их относиться к сказанным ими словам ответственно. Ему знакомо слово «ответственность». Но по отношению к другим, а не к себе.

[21] Знакомый психотерапевт рассказывал о своей работе с пациенткой, заболевшей раком. Одной из существенных составляющих, спровоцировавших ее заболевание был многолетний страх заболеть этой болезнью. Другими словами, она представляла себя заболевшей раком, накладывала на эту «картинку» свой страх и таким образом постепенно шла к тому результату, который получила до своего прихода к доктору. Наши убеждения чрезвычайно сильно влияют на наше душевное устроение и даже физическое состояние.

[22] Нередко приходилось слышать, как на предложение духовника стать более уступчивым, мягким, послушным некоторые не в меру ревностные люди отвечают отказом «участвовать этом в человекоугодии». Причина подобной псевдодуховной ревности одна: нежелание что-то менять в себе, ведь это означает признать неправоту своей жизненной позиции, а это для человека гордого непростая задача.

[23] «Пастырская помощь душевнобольным». Изд. «Свет Православия», 1999 г.

[24] Б. Кейд. В. Хэнлон. Краткосрочная психотерапия. Изд. НАПП, 1998 г.

[25] Для краткости я буду употреблять «братия», «братство», подразумевая также «сестер» и сестричество».

[26] В психологии эта проблема называется сиблинговым соперничеством.

[27] Послушание — от «вслушиваться», «слушать».

[28] Смирение — от «мир», «мирность».

[29] Работа по преодолению алкогольной зависимости — труд многолетний, требующий определенных усилий как со стороны врачей, так и со стороны выздоравливающих людей, желающих освободиться от зависимости. На труд по каждому из Шагов требуется по несколько месяцев, а то и лет... Отрадно наблюдать, что именно Двенадцатишаговая Программа, ориентированная на духовный рост и духовные ценности, приобретает сегодня все больший охват. Приведем здесь эти Шаги:


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 268;