Доверительная атмосфера братства



Атмосфера братств, в которых возможны доверительные обсуждения тех или иных конфликтных ситуаций, наиболее эффективна для внутренней работы над своей душой каждого брата. Каждый, не боясь конфликтов и недоумений, может услышать доброжелательно высказанную правду о себе со стороны другого, точнее, увидеть себя глазами другого. При этом, если внутренняя работа в братстве поставлена правильно, то на замечания брата о неправде своего поведения тот, кому сделано замечание, не может реагировать обидой, но непременно должен выслушать и, как минимум, формально поблагодарить.

Творческая активность в таком братстве проявляется не только в работе над собой, но и в осознании ответственности за других братьев, в деятельном участии в их жизни, в способности тактично и с сопереживанием указать на ошибку и сделать замечание, что активизирует прямоту, открытость и честность отношений. Духовник может предложить братиям собираться вместе, например, по окончании общей трапезы, в присутствии всех делиться своими впечатлениями и чувствами, связанными с другими членами братства. Это, во-первых, будет способствовать душевному сближению братства, во-вторых, предупредит возникновение сплетен и «группировок» внутри братства.

У человека, который привык в своей жизни добиваться чего-либо исключительно благодаря конфликтам и скандалам, вырабатывается последовательный стереотип действий. Если такой человек в доброжелательном тоне услышит, как его действия воспринимаются со стороны, это может заставить его задуматься. Со временем он научится смотреть на себя глазами других людей, которых ранит и обижает, даже не замечая того («А что я такого сказал ему?»), узнает, какие чувства вызывает то или иное его поведение, какое мнение о нем оно формирует у других людей, за что его уважают, избегают, сторонятся, боятся, почему «не ценят» его деловые качества. И самое главное: брат узнает, как его поведение влияет на его собственное мнение о себе.

Основываясь на узнанном о себе, каждый брат формирует отношение к себе самому, выносит суждение относительно того, что же в нем самом может быть привлекательным и положительным для других людей, что может способствовать тому, чтобы стать другим людям в радость и утешение.

Конечным результатом этой работы является понимание каждым из братий того, как его видят, почему другие с ним обращаются именно так.

Проживание в братстве фокусирует и выявляет весь психологический опыт жизни человека. Это факт очевидный и неопровержимый. Пастырская практика свидетельствует о том, что многие люди, окормляемые опытными духовниками, исправившись в братстве, исправлялись и в других человеческих взаимоотношениях. Человек, достигший изменения своих отношений с другими людьми с конфликтных на более мягкие, более приемлемые, научившийся слушать других людей, несомненно, совершает движение и на своем пути к Богу, воля Которого в конечном итоге сводится к заповеди о любви. Человек, научившийся послушанию[27] и смирению[28] по отношению к духовному отцу, настоятелю, старшему по послушанию, тем самым обретает послушание и смирение пред Богом.

«Знай себя и довольно с тебя»

К сожалению, сегодня нередко можно наблюдать, как пришедшего в обитель человека научают безучастному отношению к другим людям. «Главное — выполнять свое дело, свое послушание, а все остальное, что происходит в монастыре, не должно тебя волновать». Может быть, какой-то брат, соблазнившись чем-то, хочет оставить обитель, может быть, кто-то, не добившись желаемых результатов в движении по иерархической лестнице, хочет уйти из монастыря... «Все это не должно волновать тебя!» — говорят новопришедшему.

Сформировав такое отношение к ближним, послушник начинает жить во вроде бы правильном ритме: правило, послушание, келлия. Со временем он начнет осознавать, что при этом не происходит чего-то главного, какая-то важная заповедь Божия так и остается невыполненной.

...В чем-то верной, а в чем-то принципиально неверной кажется пословица, которую по несколько раз повторяют новопришедшим: «Знай себя и довольно с тебя». Многие понимают эти слова как оправдание собственной безучастности и даже благословение на безучастность. Кто-то болеет, кто-то в скорби, кто-то в унынии, у кого-то из братий возникает реальная опасность впасть в грех пьянства, и это можно предотвратить, просто побеседовав с человеком. Но послушник теперь считает:

— Меня это не касается, тем более, мне дали установку: «Знай себя и довольно с тебя». Я пошел в келлию, у меня свое правило, я Псалтирь читаю, а то, что у кого-то проблемы — меня не касается, я закрылся и молюсь за весь мир.

Подобное «духовное неделание» — еще один пример того, как люди уходят от ответственности за обитель, за ближних своих в спокойный, безмятежный и безответственный ритм внешне религиозной жизни.

Обретение подлинно братских отношений повышает осознание своей ответственности за каждого, кто находится здесь и сейчас в отношениях с другими людьми. Ведь братия в монастыре — люди, которые обречены жить вместе не только в этой жизни, но и в Царствии Небесном.

И лишь тогда, когда каждый член братства начинает осознавать свою ответственность за всех, возникают настоящие, глубокие, серьезные и продуктивные отношения с другими людьми, которые становятся не чужими, а ближними, и с которыми человек поступает как с братьями.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 281;