ВЫЯВЛЕНИЕ ПРАВО-ЛЕВОРУКОСТИ ПО



РАЗВИТИЮ НА ОБЕИХ РУКАХ ДВИГАТЕЛЬНЫХ КАЧЕСТВ

Уже в конце XIX — начале XX века многие авторы указывали на необходимость выявлять право- и леворукость по измерению двигательных качеств. Особенно они подчеркивали значение измерения мышечной силы обеих рук, пола­гая, что несмотря на воспитание этот показатель изменяется мало.

Действительно, как было показано выше, асимметрия по силе рук стабильно про­является во всех возрастных группах. Теми же достоинствами обладает и другой пси­хомоторный показатель — максимальная частота движений, которая у правшей боль­ше на правой руке, а у левшей — на левой.

Однако ряд авторов нашли, что и при измерении силы в 20-30 % случаев у прав­шей сила левой руки бывает больше. Поэтому они считают, что динамометрия не­пригодна для выявления правшей и левшей.

В действительности же превалирование левой руки в силе у правши — явление кратковременное и связано с колебанием силы на правой и левой руках, происходя­щем не синхронно (Е. П. Ильин, 1959). В какой-то момент сила правой руки снижа­ется, а сила левой руки возрастает, в результате показатели последней оказываются при измерении в данной попытке выше, чем первой, т. е. правша на какой-то момент становится «левшой» (рис. 17.2).

Это можно объяснить колебаниями электрической активности в двигательных областях левого и правого полушарий, так как показано (М. С. Бычков, 1953; Н. Н. Хавкина, 1960; Л. П. Павлова, К. С. Точилов, 1962), что в некоторые моменты электроактивность становится больше в правом полушарии. Если же у одного и того же человека провести многократные измерения в одном и том же обследовании, то средняя сила правой руки у правши все равно будет больше, и «случайность» левору­кости становится очевидной.

В тех же случаях, когда превалирование в силе правой руки у правши не выявля­ется и при многократных измерениях, следует искать причину этого в занятиях в те­чение многих лет определенной профессией или видом спорта, требующих большей активности левой руки, или, возможно, в перенесенном в детстве заболевании, свя­занном с поражением нервной системы.

Ряд данных показывают, что тонус напряжения мышц у правшей больше на пра­вой руке, чем на левой (А. И. Макарова, 1955; Е. П. Ильин, 1961; Ю. К. Лукащук, 1959), что согласуется с асимметрией по мышечной силе.

Максимальная частота движений кистью у правшей на правой руке больше, а вре­мя реакции и латентный период зрительно-моторных реакций меньше (Н. В. Зим-кин, 1956; Д. А. Марков и др., 1963; Е. П. Ильин, 1964).


Рис. 17.2. Схема, объясняющая возникновение временной леворукости по силе мышц

Выносливость к динамической работе и статическим усилиямпо единодушным выводам ряда авторов (В. В. Скрябин, 1956; И. М. Яблоновский, 1949; Ф. Хеллебрандт и С. Хаутц [F. Hellebrandt, S. Hautz, 1950]) одинакова на обеих руках. Объясняется это тем, что она измерялась с учетом имеющихся различий в силе и частоте движений обеих рук (например, на уровне 50 % максимальной силы как правой, так и левой руки). Если бы для той и другой руки задавалось бы одно и то же абсолютное усилие или частота движений, то результаты, очевидно, были бы другими — в пользу правой руки.

Функциональная асимметрия в целостных двигательных актах, где проявляется и координированность человека, во многом определяется сложностью их структуры. По Ф. Хеллебрандту (F. Hellebrandt, 1951), эффективность обеих рук в выполнении различных действий различна. Копирование осуществляется обеими руками практи­чески одинаково (различие — 2 % в пользу правой руки). Черчение осуществляется лучше правой рукой уже на 16 %, а прокалывание — на 19 %. Такая же операция, как пунктирование, делается правой рукой почти в два раза эффективнее (на 96 %). На­сколько степень асимметрии зависит от структуры двигательных действий, можно судить и по данным, приведенным Г. Регенером (G. Regener, 1961). Автор измерял дальность толчков и бросков мяча ватерполистами. Вычисления из его данных пока­зывают, что при толчке разница между руками составила 35 %, а при броске — 102 % (в обоих случаях в пользу правой руки у правшей). По данным Е. Г. Леви-Горинев-


ской (1937), Н. И. Белинской (1939) и А. А. Поцелуева (1951), дальность бросков раз­личных снарядов правой рукой превышает таковую левой рукой на 30—50 %, причем у мальчиков асимметрия выражена больше, чем у девочек (Н. А. Лупандина, 1949). Из даниых Р. И. Тамуриди (1947) следует, что и у мальчиков, и у девочек точность бросков правой рукой выше, чем левой, на 35 %. Таким образом, степень выраженно­сти асимметрии в целостных двигательных актах выше, чем при измерении отдель­ных двигательных качеств.

Если у большинства исследователей превалирование правой руки у правшей и левой руки — у левшей по силе и скоростным показателям сомнений не вызывает, то в отношении точности движений по пространственным и силовым параметрам тако­го единодушия не наблюдается.

17.3.   ВЫЯВЛЕНИЕ ПРАВО-ЛЕВОРУ КОСТИ ПО ТОЧНОСТНЫМ ХАРАКТЕРИСТИКАМ (ПРОПРИОРЕЦЕПЦИИ)

Точность движений обеих рук в пространстве. Вфизиологической и психологической литературе утвердилось мнение, что пространственная точность движений правой рукой выше, чем левой (Е. Делабарре [Е. Delabarre, 1891J; Д. Я. Бог­данова, 1962 и др.). Однако имеются и другие данные. Например, Г. М. Гагаева (1959) нашла, что если для обеих рук задавать для воспроизведения одинаковые амплиту­ды, то точнее бывает то правая рука, то левая.

Причина этих противоречий была выяснена в следующем эксперименте (Е. П. Иль­ин, 1966а). Вначале испытуемые сами выбирали такую амплитуду движений (на ки-нематометре Жуковского), которая им нравилась. Затем им задавались для воспро­изведения малая (20 угловых градусов) и большая (75 угловых градусов) амплиту­ды. Произвольно выбранные испытуемыми амплитуды занимали промежуточное положение между малой и большой амплитудами и воспроизводились точнее всего. Поэтому их следует считать оптимальными.

Оказалось, что при всех заданных протяженностях движений воспроизведенные правой рукой амплитуды были большими, чем воспроизведенные левой рукой (рис. 17.3). Но поскольку при воспроизведении малой амплитуды наблюдались пе­реводы, то большая ошибка воспроизведения была на правой руке. При воспроизве­дении большой амплитуды наблюдались недоводы, поэтому ошибка воспроизведе­ния была теперь больше на левой руке. При оптимальной амплитуде ошибки на той и другой руке были примерно одинаковыми с той разницей, что на правой руке ошибки были со знаком плюс, а на левой руке — со знаком минус.

Следовательно, асимметрия в точности воспроизведения амплитуд правой и ле­вой рукой возникает из-за разных условий для той и другой руки, создаваемых экспе­риментатором: задаваемая амплитуда в одном случае ставит в более «привилегиро­ванное» положение правую руку, а в другом случае — левую.

Факт одинаковой точности воспроизведения оптимальных для каждой руки па­раметров движений был подтвержден и в отношении мышечных усилий (Е. П. Иль­ин, 1964). Испытуемые на ручном динамометре нажимали с такой силой, какая им нравилась (т. е. оптимальной), после чего воспроизводили это усилие, не глядя на шкалу динамометра. Оказалось, что на правой руке оптимальное усилие больше, чем


Рис. 17.3.Возникновение право- и левосторонней сенсорной асимметрии Вертикальные линии — заданные для воспроизведения амплитуды движений. Белые столбики — вос­произведение амплитуды левой рукой, заштрихованные столбики — воспроизведение правой рукой

на левой, а ошибка воспроизведения была одинаковой (7,3 % и 7,7 % — у взрослых и 9,4 % и 9,6 % — у старшеклассников).

Асимметрия в определении веса предметов.Еще в 1834 году Е. Вебер (Е. Weber, 1905) обратил внимание на то, что масса предмета кажется больше, если он находит­ся в левой руке, и что эта рука более искусна в определении предмета, чем правая. Однако в последующем в литературе опубликованы противоречивые данные. И. Бир-флит (I. Bierfliet, 1897) считал, что лучше оценивает вес правая рука, а Й. Бауэр (J. Bauer, 1911) отдавал предпочтение левой руке. Однако методические погрешно­сти при проведении ими экспериментов не дают основание считать, что истина у од­ного из них.

И. Бирфлит у 78 правшей и 22 левшей нагружал неведущую руку стандартным весом (от 500 до 2000 г), по которому происходило сравнение веса на другой, ведущей руке, ко­торая нагружалась до тех пор, пока по ощущению вес не становился равным на обеих ру­ках. Во всех случаях равным признавался вес, меньший на правой руке у правшей и на левой руке — у левшей. Это еще не говорит о том, какая рука точнее определяет вес. Пока Бирфлиту удалось узнать, насколько ошибается в оценке веса ведущая рука. Насколько же ошибается неведущая рука осталось невыясненным, так как для этого нужно было сде­лать следующую серию: стандартный вес дать в ведущую руку, а нагружать для выравни­вания ощущения равного веса неведущую руку.

Й. Бауэр давал одинаковый вес для каждой руки и опрашивал испытуемых, как они оценивают оба веса. В большинстве случаев (около 60 %) большим признавался вес на левой руке. Сходные данные получил Б. И. Хачапуридзе (1957). Это и естественно, ведь левая рука слабее правой. Но и эти исследования не могли дать ответа на вопрос — какая рука обладает большей чувствительностью.

Более адекватная постановка эксперимента была у Ф. Хазельхофа и X. Вирсмы (F. На-zelhoff, H.Wiersma, 1923). Они давали оценивать одни и те же веса (9 г и 15 г) каждой ру­кой. Левой рукой эти веса различались чаще (на 14 %), чем правой, из чего можно заклю­чить, что левая рука обладает более высокой дифференциальной чувствительностью, чем правая. Однако различие в числе таких случаев слишком малое, чтобы об этом можно было говорить с уверенностью.


При изучении этого вопроса я (Е. П. Ильин, 1964) исходил из того, что для определе­ния равенства или неравенства в развитии проприорецепции на обеих руках нужно ори­ентироваться не на то, какой рукой вес переоценивается, а какой недооценивается, а на­сколько ошибается испытуемый при оценке той и другой рукой в случаях, когда одинако­вый субъективно вес был фактически на обеих руках неравным. При этом стандартный вес сначала давался на одну руку, а потом — на другую. Выравниваемый вес в одних слу­чаях был меньше стандартного, в других случаях больше стандартного, а в третьих случа­ях — одинаковым. Такие вариации затрудняли угадывание веса, заставляли испытуемых тщательно анализировать свои мышечные ощущения. В то же время на результаты опыта 'Эти вариации не повлияли. Веса предъявлялись малые (30 г), средние (100 г) и большие (300 г).

При малом весе его переоценка происходила на обеих руках, но чаще на правой. Зато на левой руке было больше точных оценок и недооценок. При среднем весе количество переоценок на правой руке было несколько большим, чем недооценок, а на левой руке уже резко перевешивали случаи, когда вес недооценивался. При весе в 300 г на обеих руках преобладали случаи недооценки веса, причем на левой руке их было больше.

Важно отметить, что независимо от величины оцениваемого груза фактический вес на правой руке всегда оказывался большим на правой руке, чем на левой. Поэтому, посколь­ку при весе 30 г преобладали переоценки, величина ошибки при оценке малого веса была больше на правой руке (что согласуется с данными Ф. Хазельхофа и X. Вирсмы), а по­скольку при большом весе преобладали недооценки, большая ошибка была уже на левой руке. При среднем весе точность оценивания была почти одинаковой на обеих руках (рис. 17.4).

Следовательно, выявляемая асимметрия в оценке веса обусловливается не лучшим или худшим развитием проприорецепции на одной из рук, а асимметрией в силе рук (во всех сериях вес на правой руке при субъективном равенстве его на обеих руках был большим, чем на левой руке приблизительно на 10 %, т. е. именно на ту величину, которая характеризует преимущество в силе сгибателей кисти правой руки). В зависи­мости от оцениваемого веса, его удаленности от оптимального соотношения в точно­сти оценивания обеими руками меняются. Так, при малых весах в более выгодном положении (ближе к оптимуму) оказывается левая рука, а при больших весах — правая рука. Это объясняет различие в данных, полученных вышеприведенными авторами: они задавали для оценивания разные веса (одни — большие, другие — малые).

Тактильная чувствительность и осязание.Ряд исследователей склонны считать, что тактильная чувствительность и осязание у правшей лучше развиты на левой руке. Хазельхоф и Вирсма изучали, одну или две точки определяют испытуемые при при-

Рис. 17.4.Схема различий в характере оценки веса правой и левой рукой в зависимости от величины стандартного груза

А — оценка малого веса, Б — среднего веса, В — большого веса. Прерывистая линия— уровень веса стан­дартного груза, по сравнению с которым происходит оценка веса на другой руке. Незаштрихованные столбики— данные оценки веса правой рукой, заштрихованные— левой рукой


косновении к коже ножек циркуля. По их данным, при всех расстояниях между нож­ками циркуля чаще точнее были ответы в отношении левой руки.

Е. А. Милерян и В. Г. Ткаченко (1961) измеряли пространственный порог в раз­личных точках руки. В среднем порог различения был меньше на левой руке, однако в трех точках из восьми при повторных обследованиях асимметрия по знаку меня­лась на противоположную.

Б. Г. Ананьев (1960) связывает факт левосторонней асимметрии в отношении пас­сивного осязания с тем, что в процессе трудовой деятельности при культурно-исто­рическом развитии человечества произошло разделение функций между руками. Ле­вая рука преимущественно специализировалась на манипуляциях с предметом тру­да, а правая — на манипуляциях с орудием труда. Левая рука, удерживавшая предмет и передвигавшая его при обработке, под влиянием трения между предметом и кож­ной поверхностью развилась для пассивного осязания, а вместе с тем и для активно­го, лучше, чем правая, для которой кожно-механическая сигнализация имела лишь второстепенное значение.

Однако наряду с фактами, которые подтверждают эту теорию, имеется немало исследований, показывающих отсутствие асимметрии по тактильной чувствительно­сти и осязанию.

Еще С. Д. Костюрин (1883) привел данные, из которых следует, что тактильная чув­ствительность кожи одинаковая на обеих сторонах тела. X. Грисбах (Н. Griesbach,1919) на большом контингенте обследованных (251 человек) путем многократных обследований в течение дня измерял с помощью эстезиометра порог пространственного различения на обеих руках. В 110 случаях порог был одинаков на обеих руках, в 79 — больше справа, в 60 случаях — больше слева. Отсутствие превалирования одной из рук по чувствительно­сти обнаружилось и по средним для всех обследованных величинам пространственного порога. X. Грисбах такие же данные получил и на левшах. Он отмечает, что у отдельных лиц и в отдельных группах знак асимметрии мог изменяться от одного измерения к друго­му, что говорит о колеблемости чувствительности, а не о том, что одна рука имеет преиму­щество перед другой.

Данные об отсутствии доминирования одной из рук по тактильной чувствитель­ности у правшей можно найти в работах В. М. Бехтерева и Г. Е. Шумкова (1925), М. Циглераи др. (М. Zigleretal., 1934), К. К. Сергеева (1962), ау левшей — в работах Г. Флейшхакера (G. Fleischhacker, 1947), Б. Досужкова (В. Dosuzkov, 1961) и др.

По мнению некоторых физиологов, тактильная асимметрия того или иного знака может возникать при повороте головы в ту или иную сторону за счет шейных тони­ческих рефлексов, на что исследователи, изучающие асимметрию тактильной чув­ствительности, внимания не обращают.

Точность осязаниянаиболее отчетливо проявляется у слепых при чтении ими книг с выпуклыми буквами. Неудивительно, что основными объектами изучения асиммет­рии осязания явились именно слепые. При этом показателями лучшего развития этой функции на одной из рук служили правильность определения букв и быстрота чте­ния. Ряд авторов нашли, что осязание лучше развито на левой руке у большинства слепых. Однако П. Фертч (P. Fertch, 1947) и Г. С. Трегубова (1954) считают, что име­ется как право- так и левостороннее превалирование, а также равенство обеих рук в точности осязания. Г. С. Трегубова полагает, что это зависит от пространственной структуры предмета.

Другие авторы изучали этот вопрос на экспериментальных моделях. И в этом слу­чае данные не совпали. Б. Г. Ананьев (1960), Б. Ф. Ломов (1954) и ряд других иссле-


дователей нашли, что по точности и быстроте восприятия предметов ведущей у боль­шинства обследованных была левая рука. А французские психологи К. Монфре, Г. Тардье и К. Тардье (С. Monfraix, G. Tardieu, С. Tardieu,1959) у детей до девяти лет не нашли различий между руками при ощупывании предметов, другие авторы не вы­явили различий и у взрослых.

Таким образом, этот разнобой данных скорее всего можно связать с условиями эксперимента (размером дававшихся для оценки предметов, конфигурацией их и т. д.). К такому заключению приводят данные ряда авторов. Так, Р. А. Харитонов (1961) выявлял у детей порог различения минимального расстояния между двумя предмета­ми. Полученные им данные свидетельствуют о большей точности правой руки. Однако степень выраженности асимметрии зависела от величины расстояния: чем оно было больше, тем большим было преимущество правой руки. Характерно, что при расстоя­нии 2 см порог пространственного различения был одинаковым на обеих руках.

Итак, рассмотрение различных показателей проприорецепции (пространственных, силовых, осязания) в принципе дает основание сделать следующие выводы.

1. Нет оснований говорить о том, что проприорецептивные функции лучше развиты на какой-либо одной руке.

2. Разноречивые данные о том, что проприорецептивная точность выше на одной из рук (то на правой, то на левой), объясняются величинами задававшихся парамет­ров, их удаленностью от оптимальных значений этих параметров. При небольших величинах точнее бывает левая рука, при больших — правая рука. Но эти разли­чия не свидетельствуют о доминировании проприорецептивных центров в одном из полушарий, а связаны с доминированием двигательных центров левого полу­шария и большей силой правой руки — у правшей.

ВЫЯВЛЕНИЕ ПРАВО-ЛЕВОРУКОСТИ


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 255;