Основные структурные изменения в российской экономике в 90-е гг. XX века и в начале XXI века



 

Структурная перестройка наряду с институциональными реформами является важнейшим направлением происходящей в России трансформации централизованно планируемойэкономикив социально ориентированное рыночное хозяйство.

Накопленные российской экономикой за предшествующие годы структурные деформации многочисленны и разнообразны. Они отражены, во-первых, в отраслевой структуре, в гипертрофии тяжелой промышленности и военно-промышленного комплекса, отставании производственной и социальной инфраструктуры, разбухании незавершенного строительства и др. Во-вторых, в технологической структуре производства: вследствие того, что прежняя экономика отторгала технологические инновации, значительная, если не преобладающая, часть наших предприятий имеет морально устаревшую материально-техническую базу, не позволяющую рассчитывать на успешную деятельность в условиях рынка. В-третьих, — в техническом уровне и качестве выпускаемой продукции, что было обусловлено замкнутостью советской экономики, отсутствием в ней конкуренции и других институциональных механизмов, способных блокировать выпуск и реализацию низкокачественных товаров. В-четвертых, — в размерной структуре производства — доминировании крупных и сверхкрупных предприятий при почти полном отсутствии малых. В-пятых, — в системе существовавших между предприятиями хозяйственных связей, которые устанавливались в централизованном порядке и практически без учета их влияния на издержки производства и конечные результаты деятельности.

Процессы структурной перестройки российской экономики, инициируемые в первую очередь институциональными преобразованиями, так или иначе идут по следующим направлениям.

Прежде всего происходят существенные сдвиги в отраслевой структуре общественного производства. Однако лидерами при этом становятся не те отрасли, что растут быстрее других (как при нормальном экономическом развитии), а те, в которых спад производства меньше среднего. Такого рода сдвиги, как свидетельствует мировой опыт, не отражают глубинных тенденций в развитии производительных сил и во многих случаях носят временный, обратимый характер. Именно так обстоит дело с рядом произошедших за последние годы структурных сдвигов в российской промышленности; яркий пример — рост удельного веса добывающей промышленности при снижении доли машиностроения в общем объеме промышленного производства.

Вместе с тем можно отметить и некоторые фундаментальные структурные изменения, которые представляются необратимыми. Одним из них является наблюдающийся в последние годы рост доли услуг в валовом внутреннем продукте страны, причем в 1994 г. доля услуг впервые превысила долю товаров. Особенно динамично расширяются позиции торговли и общественного питания, финансов, кредита и страхования. Другим важнейшим такого рода сдвигом следует считать резкое сокращение объемов и удельного веса в ВВП продукции военно-промышленного комплекса.

Особенностью нынешнего этапа развития экономики России является её модернизация, с которой связана необходимость в структурных изменениях. Это обстоятельство требует активной структурной политики со стороны государства. На её основе необходимо решать такие вопросы, как трансформация сбережений в инвестиции, развитие банковского сектора, выравнивание относительных цен и условий конкуренции.

Принципы, на которых должна основываться структурная политика в России:

­ государственная поддержка оказывается в относительно небольших размерах на началах софинансирования или в иных формах, предполагающих ответственность бизнеса за реализацию проектов;

­ поддерживаются продукты и фирмы, уже проявившие себя на рынке, доказавшие свою конкурентоспособность, что позволяет выявить реальные приоритеты;

­ финансовую поддержку получают только претенденты, победившие на публичных, прозрачно организованных конкурсах.

Для работы механизмов структурной политики нужны соответствующие институты и учреждения: бюджет развития, правительственный экспортно-импортный банк, агентство по страхованию инвестиций, фонд поддержки малого бизнеса.

Первостепенная задача структурной политики в России — устранение перекоса экономики на сырьевой сектор и стимулирование развития высокотехнологичных отраслей.

 

33. Разругение производственного потенциала (Тенденции деградации научно-производственного потенциала)

Несмотря на происходящее последние два года заметное оживление экономики, ее общее состояние определяется последствиями предшествующего продолжительного и резкого падения производства и инвестиций. С 1991 года уровень производства в России сократился вдвое и сегодня меньше, чем в любой из стран "семерки", вдвое меньше, чем в Индии и вчетверо меньше, чем в Китае. Наибольшие разрушения произошли в отраслях наукоемкой промышленности, инвестиционном и сельскохозяйственном машиностроении, а также в легкой промышленности и производстве промышленных товаров народного потребления, где уровень производства упал во много раз. Состояние российской экономики сегодня не лучше, а по размерам понесенных потерь производственного потенциала даже хуже, чем после Великой Отечественной войны. Простаивает более половины производственных мощностей.

Падение объемов производства пока не сопровождалось столь же масштабным выбытием основных фондов. Вместе с тем вследствие пятикратного сокращения производственных инвестиций степень износа последних превысила 50%, в том числе в промышленности достигла 55%, а доля оборудования в возрасте до 5 лет сократилась до 10%. Средний возраст оборудования составляет 18 лет и вдвое превышает соответствующий показатель в развитых странах.

В результате по оценкам специалистов Центра макроэкономического прогнозирования объем производственных мощностей в промышленности (без учета добывающих отраслей) в 1999 году составил 75% от объема 1991 года. По имеющимся данным, в разных отраслях промышленности эта величина колеблется от 55.5% в деревообрабатывающей отрасли до 84.4% - в пищевой.

В отсутствие сколько-нибудь выраженной инвестиционной и

структурной политики государства технологические сдвиги в российской экономике приобрели явно регрессивный характер и выразились в быстрой деградации ее технологической структуры. Большинство производств готовой продукции, замыкающих воспроизводственный контур пятого технологического уклада, практически свернуто. Сокращение их производства намного превышает спад производства других видов готовой продукции, произошло практически полное их вытеснение с внутреннего рынка импортными аналогами. Стремительное разрушение современного технологического уклада означает разрушение технологической основы устойчивого экономического роста, нарастание технологического отставания российской экономики.

Из теории известно, что экономический кризис преодолевается внедрением новых технологий, создающих новые производственные возможности, освоение которых обеспечивает прорыв в повышении эффективности экономики и переход к новому этапу ее роста. 

Экономический кризис в России кардинально отличается от классического механизма обновления экономики. Спад производства в высокотехнологичных отраслях оказался намного больше среднего по промышленности. При этом темпы спада производства возрастают с повышением технического уровня отрасли. Резко снизилась инновационная активность предприятий. Существенно упали показатели общей эффективности экономики: производительность труда снизилась на треть, на эту же величину увеличилась энергоемкость производства.

Самые серьезные разрушения произошли в научно-техническом потенциале страны, который является главным источником современного экономического роста. Объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок сократился более чем в 10 раз, что повлекло за собой резкое снижение конкурентоспособности национальной экономики и утрату значительной части потенциала экономического роста. Учитывая, что на долю научно-технического прогресса приходится в современных условиях подавляющая часть прироста национального дохода, деградация научно-технического потенциала страны ведет к необратимой утрате возможностей будущего социально-экономического развития.

Таким образом, в кризисе российской экономики мы наблюдаем явную патологию, характеризующуюся хаотическим распадом экономической системы, ее деградацией и упадком.

Предотвращение катастрофического сжатия научно-производственного потенциала требует резкого наращивания инвестиционной и инновационной активности. Только для выхода в режим простого воспроизводства основного капитала объем производственных инвестиций должен быть увеличен втрое, а НИОКР - впятеро. Сделать это надо в ближайшие два - три года, поскольку вследствие запредельного износа устаревших производственных фондов ожидается их массовое выбытие - через три года на 25%, а к 2006 г. - на 50%.

Имеющиеся механизмы инвестиционной деятельности не способны решить эту задачу. Сложившаяся на сегодняшней день в России модель инвестиционной деятельности характеризуется маломощностью, неэффективностью и примитивностью. Главным инвестором являются сами производственные предприятия. Государство фактически прекратило поддерживать инвестиционные процессы и сняло с себя ответственность за развитие производства, а новые рыночные институты обеспечения расширенного воспроизводства, прежде всего банковская система и фондовый рынок, так и не сложились.

Спецификой российской банковской системы является ее дисфункциональность. Большинство российских коммерческих банков не выполняют главную функцию трансформации сбережений в производственные инвестиции. Совокупный вклад банков в финансирование инвестиций в основной капитал не превышает 5%.

Вместе с тем финансовые возможности предприятий, несущих основную нагрузку поддержания инвестиционной активности в экономике, весьма ограничены. Объем амортизационных отчислений, являющихся главным источником финансирования инвестиций, не превышает 3% к объему основных фондов.

Не велики и возможности финансирования инвестиций за счет прибыли. В настоящее время доля убыточных предприятий в промышленности и строительстве приближается к 40%, в сельском хозяйстве - более половины Неудовлетворительное финансовое состояние производственной сферы и отсутствие возможностей привлечения кредита у большей части производственных предприятий являются главными барьерами для их модернизации, повышения эффективности и объемов производства. В то же время значительная часть из простаивающих сегодня половины производственных мощностей промышленности может быть еще вовлечена в производство в случае улучшения финансового положения промышленных предприятий. Сохранившийся научно-технический потенциал позволяет восстановить и обеспечить расширенное воспроизводство ряда ключевых технологий современного и нового технологических укладов. Но время, в течение которого можно решить эти задачи, неумолимо сжимается. Оно ограничено двумя - тремя годами, в течение которых еще можно рассчитывать на реанимацию простаивающего научно-производственного потенциала в большинстве отраслей российской экономики.

Стремительная деградация научно-производственного потенциала страны предопределяет сползание российской экономики на периферию мировой экономической системы.

 

34. Деградация трудового потенциала.

Под трудовым потенциалом понимают общую численность экономически активного населения страны, обладающего необходимыми физическими, психическими и профессиональными параметрами, обеспечивающими возможность его участия в трудовой деятельности.

Из этого определения следует, что в понятие «трудовой потенциал» включаются элементы таких понятий, как «трудовые ресурсы» и «рабочая сила», т. е. люди рабочего и послерабочего возрастов, которые по своим данным (физическим, психологическим, профессиональным) могут предложить услуги на рынке труда. Таким образом, это не просто физически пригодное к трудовой деятельности население, а только та его часть, которая имеет необходимый уровень образования, профессиональную подготовку и квалификацию.

Синонимом трудового потенциала в количественном аспекте является термин экономически активное население. Под ним понимают часть населения страны, обеспечивающую предложение рабочей силы для производства товаров и услуг. В состав экономически активного населения входят занятые и безработные. Уровень экономически активного населения определяется путем деления численности экономически активного населения на его общую численность.

Можно говорить о трудовом потенциале отдельного человека, предприятия, города, области, всего общества, поскольку он представляет собой совокупность всех способностей человека трудиться.

Трудовой потенциал – это ресурсная категория; он должен включать в себя источники, средства, ресурсы труда, которые могут быть использованы для решения какой-либо задачи, достижения определенной цели, возможности отдельного лица, общества, государства в конкретной области. Таким образом, применительно к предприятию трудовой потенциал – это предельная величина возможного участия трудящихся в производстве с учетом их психофизиологических особенностей, уровня профессиональных знаний и накопленного опыта.

В советское время, с характерной для него ориентацией на экстенсивные факторы, подсчету и использованию трудовых ресурсов уделялось едва ли не самое большое внимания. В 70-е - 80-е годы считалось, что российская экономика постоянно испытывает нехватку трудовых ресурсов, большинство районов России относились к числу "трудонедостаточных". Это ощущение усиливалось в связи с особенностями динамики трудовых ресурсов. Их последнее значительное приращение в России за счет собственных источников наблюдалось в 70-е годы (табл. 11), так как в этот период входили в трудоспособный возраст многочисленные, а выходили на пенсию малочисленные поколения.

Переход к рынку заострил проблемы занятости и добавил к ним новые, связанные со структурной перестройкой российской экономики и возникновением новых трудовых отношений, обусловленных разными формами собственности. В результате неизбежно высвобождение работников с предприятий в условиях перехода к рыночным отношениям и пополнение ими уже и без того многочисленной армии безработных. Однако рассматривать безработицу как явление переходного периода ошибочно. Она связана и с экономическим развитием, и с изменением потребности в рабочей силе и социальном статусе самого работника.

В 1990 г. в международном лексиконе и терминологии социальных работников появилось новое определение – индекс развития человеческого потенциала (ИЧРП), или сокращенно – индекс человеческого развития (ИЧР). Указанный индекс содержит четыре парадигмы (пример, образец) и измеряется показателями. К важнейшим парадигмам развития человеческого потенциала относятся:

продуктивность как результат эффективной деятельности, направленной на повышение дохода и экономического роста;

равенство, понимаемое как равенство возможностей в реализации способностей пользования благами;

устойчивость, позволяющая обеспечить доступ к достижению цивилизации не только нынешним, но и будущим поколениям;

расширение возможностей, предполагающее, что развитие осуществляется не только в интересах людей, но и благодаря их усилиям.

Тенденции перемен

Рост уровня безработицы в России говорит о том, что она наряду с инфляцией становится одной из основных социально-экономических проблем. В настоящее время в России сохраняется достаточно высокий общеобразовательный уровень экономически активного населения. Почти треть населения, занятого в народном хозяйстве, имеет высшее и среднее специальное образование.

Структурные изменения в профессиональном образовании и повышение его качества

Явное несоответствие масштабов, направлений и качества профессиональной подготовки кадров потребностям предприятий и организаций уже в настоящее время становится причиной снижения их конкурентоспособности. В дальнейшем по мере расширения круга высокотехнологичных отраслей и сфер деятельности при нарастании дефицита квалифицированной рабочей силы и повышении требований к ее профессионализму такого рода несоответствие может стать реальной угрозой для общего экономического равновесия. За период 1995-2003 гг. численность студентов вузов выросла почти в 2,3 раза (с 2,8 млн. до 6,4 млн. человек), тогда как на протяжении предыдущей четверти века (1970-1995 гг.) она оставалась практически на одном уровне (в пределах 2,7-3 млн. человек).

Создана гигантская вузовская сеть (более 3 тыс. образовательных учреждений!), которая постепенно превращается в закрытую, самоорганизующуюся и саморегулирующуюся систему, не вполне адекватно реагирующую на импульсы, исходящие от рынка труда. Корпоративные интересы этой системы направлены на всемерное расширение контингента обучающихся, поскольку это связано либо с увеличением бюджетного финансирования, либо с ростом объемов поступлений в форме платы за обучение. Социальный спрос молодежи на высшее образование, в свою очередь, ускоряет этот процесс, который можно оценить как ”перегрев” высшего образования.

Резко ухудшилось соотношение числа преподавателей и студентов, В результате - переполненные аудитории, неполноценные знания и нарастание разрыва в уровне подготовки между лучшими, как правило, старейшими вузами со славными традициями и вновь сформированными высшими учебными заведениями.

В России поступают в вузы до 90% выпускников средних школ (в крупнейших городах почти 100%). Однако столь существенный рост количества людей, имеющих дипломы о высшем образовании и занятых в народном хозяйстве, практически никак не помогает улучшению основных показателей социально-экономического развития страны, повышению эффективности и конкурентоспособности отечественных предприятий.

Подготовка специалистов высшей квалификации по инженерным специальностям утрачивает свою некогда доминирующую роль. Во всех экономически развитых странах главное направление – это рост потребности в специалистах в области информационных технологий. В России же нехватка программистов, системных аналитиков и системотехников, инженеров-компьютерщиков, специалистов в области телекоммуникаций, IT-менеджеров отмечается во всех регионах и практически во всех отраслях экономики. И все это происходит на фоне утечки квалифицированных российских специалистов на Запад, а из регионов - в столичные города и областные центры.

Профессиональная подготовка управленцев

Увеличение масштабов подготовки специалистов в области экономики и управления можно назвать беспрецедентным: их выпуски за 1993-2003 гг. увеличились в 4,6 раза. Их удельный вес в общей численности выпускников приблизился к 30%, превысив аналогичный показатель в развитых рыночных экономиках (25-27%). Значительная часть студентов, специализирующихся на ”экономике и управлении”, обучается в непрофильных вузах, причем нестационарно. А специалисты по менеджменту и деловому администрированию готовятся в основном в системе дополнительного образования, часто вне институциональных рамок высшей школы. Отсюда - невысокое качество их подготовки.

Про утечку мозгов!!!!

В настоящее время Россия наряду с такими странами, как Польша, ЮАР, Филиппины, Индия, Венгрия, занимает одно из ведущих мест в мире по «утечке мозгов». По существующим оценкам, примерно треть наиболее талантливых российских ученых работает за рубежом.

Международная миграция и «утечка мозгов» - явления неординарные. С одной стороны, Россия лишается основного фактора научно-технического прогресса - ученых, инженеров, уникальных специалистов и др. С другой стороны, если условия для высококвалифицированных специалистов в России изменятся к лучшему, то после работы за рубежом специалисты вернутся на родину, приобретя практический опыт работы в современных мировых научно-исследовательских центрах, смогут использовать свои знания для развития отечественного научно-технического потенциала.

 Положение молодежи!!!!

Особый интерес представляет анализ положения молодежи на российском рынке труда. Его необходимость обуславливается двумя важнейшими обстоятельствами: во-первых, молодые люди составляют около 35% трудоспособного населения России, во-вторых, они – будущее страны.

Снижение общего уровня жизни населения привело к сверхзанятости среди учащейся молодежи, вынужденной работать в свободное от учебы время. Возрастает также количество предложений за счет выпускников учебных заведений. Отсутствие механизма, регулирующего трудоустройство выпускников учебных заведений приводит к возникновению серьезных проблем. Особенную тревогу вызывает утрата молодежью ценности профессионализма.

Заключение

Подводя итог сказанному выше, следует отметить, что демографические ресурсы России очень ограничены, особенно относительно ее территории и природных ресурсов. В новом тысячелетии продолжится депопуляция населения, начавшаяся в 1992 г. Демографическая ситуация усугубится из-за продолжающегося старения населения.

С началом рыночных преобразований в России рынок труда претерпел значительные изменения.

Это привело к тому, что процесс адаптации экономически активного населения происходил достаточно неравномерно и болезненно. Неоднородность экономического потенциала субъектов РФ привела к усилению диспропорций в социально-экономическом развитии, что наиболее остро проявилось в социально-трудовых отношениях, включая защиту от безработицы, социальные гарантии занятому населению. Все это способствовало оттоку высококвалифицированных специалистов из России в другие страны. Неблагоприятной тенденцией демографического развития России является сокращение и старение населения страны.

Развитие кадрового потенциала страны, как одного из важнейших ресурсов государства, возможно обеспечить на основе:

• введения государственных профессиональных стандартов, соответствующих международным требованиям, создания системы сертификации и аттестации персонала;

• формирования и обеспечения систем государственного заказа на подготовку и переподготовку кадров для приоритетных и инновационных сфер деятельности;

• обеспечения качества образовательных услуг на базе усовершенствования механизма лицензирования и аккредитации образовательных организаций;

• обеспечения социальных гарантий со стороны государства;

• дальнейшего совершенствования трудового законодательства

 

 

35. Чрезмерная социальная дифференциация.

В странах с относительно высоким уровнем экономического развития при стабильных темпах экономического роста и повышении эффективности общественного производства проблема смягчения неравенства в доходах и потреблении может решаться весьма успешно. Рост объемов и нормы прибавочного продукта в каждом предыдущем периоде позволяют без особых конфликтов делить и увеличивать доходы и предпринимателей, и наемных работников, и государства.

В странах с развитой рыночной экономикой, благодаря эффективному функционированию производства в послевоенный период, отмечается тенденция к относительному равенству по некапитализированному имуществу и личному потреблению. Иначе говоря, это равенство в потребительском достатке.

Однако и в этих странах проблема социальной дифференциации обостряется в периоды экономических спадов и снижения экономической эффективности производства. В этой ситуации наемные работники теряют в доходах в большей мере, чем собственники, и различия в доходах и потреблении резко возрастают.

Социальная дифференциация в доходах и потреблении имеет страновой аспект. В экономически развитых странах тенденция к уменьшению разрыва в доходах и потреблении между классами и социальными слоями четко выражена. Средний имущий класс составляет в западных странах большинство (50-70%), причем около половины личного имущества приходится на недвижимость. Эта многочисленная группа населения играет в социально-экономическом развитии общества исключительно важную роль: она стабилизирует политическую жизнь страны, служит своеобразным гарантом демократии, оттесняет на периферию общественной жизни различные экстремистские движения и группировки; потребительские запросы этих слоев формируют рынок товаров и услуг, определяют техническое обновление производства.

В странах с относительно низким уровнем экономического развития различия между богатством и бедностью достигают огромных размеров. Наиболее заметное влияние на социально-экономическую ситуацию в настоящем оказывает прошлое, как бы ни хотелось обществу от него отказаться. В экономике же результаты прошлого воспроизводственного процесса выступают исходным для текущего и будущего.

Механизм распределения доходов состоит из трех блоков:

Первый блок составляет функциональное распределение доходов. Такое распределение возможно только при условии формирования факторных рынков, устанавливающих цены факторов производства. Важнейшую роль в структуре факторных рынков играет рынок труда.

Второй блок - это социальное перераспределение. Оно обусловлено государственным вмешательством в процесс рыночного, социально индифферентного распределения доходов и осуществляется с помощью налогового и трансфертного механизмов.

Третий блок - распределение, обусловленное деятельностью групп с особыми интересами. Такое распределение связано с двумя предыдущими типами распределения доходов в обществе. Выделение такого способа распределения доходов обусловлено его специфической (промежуточной) экономической природой.

Особенности распределения в переходной экономике определяет третий блок распределительных механизмов в силу его высокой “эффективности”. В чем же причина неэффективности такого распределения доходов?

Основной причиной этого является отсутствие конкурентных, а в некоторых случаях, например, для земли - рынков вообще. Фактическое отсутствие указанных рынков, как легальны и массовых, приводит к росту соответствующих трансакционных издержек и препятствуют свободному движению ресурсов с целью повышения эффективности их использования. Именно в нецелостности системы рынков современной российской экономики многие исследователи видят основную причину значительного спада производства, а, следовательно, и снижения доходов основной массы населения.

Причины дифференциации

Один из источников социальной напряженности в любой стране - разница в уровнях благосостояния граждан, уровне их богатства. Уровень богатства определяется двумя факторами:

1) величиной имущества всех видов, находящегося в собственности отдельных граждан;

2) величиной текущих доходов граждан.

Люди получают доходы в результате того, что, либо создают собственный бизнес (становятся предпринимателями), либо предоставляют находящиеся в их собственности факторы производства (свой труд, капитал или землю) в пользование другим людям или фирмам. А те используют эту собственность для производства нужных людям благ. В таком механизме формирования доходов изначально заложена возможность их неравенства. Причиной тому:

1) разная ценность принадлежащих людям факторов производства (капитал в форме компьютера, в принципе, способен принести больший доход, чем в форме лопаты);

2) разная успешность использования факторов производства (например, работник в фирме, производящей дефицитный товар, может получать более высокий заработок, чем его коллега той же квалификации, работающий в фирме, товары которой продаются с трудом);

3) разный объем принадлежащих людям факторов производства (владелец двух нефтяных скважин получает при прочих равных условиях больший доход, чем владелец одной скважины).

Безработица

Допущение безработицы, наряду с другими факторами обусловливает дополнительную необходимость в переходной экономике создания механизма перераспределения доходов. Закон РФ «О занятости населения в РФ» [18 ] с мая 1991 г. легализовал статус безработного. К числу общеэкономических причин безработицы относится:

- высокий трудосберегающий эффект новых технологий;

- непрерывная структурная перестройка;

-потребность в квалифицированных, творчески мыслящих работниках.

В переходной экономике добавляются дополнительные причины:

* чрезмерная занятость в советской экономике;

* падение производства - на 50 % в 1991-99 гг.;

* глобальная структурная перестройка;

* уменьшение степени государственного патернализма.

Занятость в России в условиях глубокого экономического кризиса сокращалась темпами, существенно уступавшими темпам снижения ВВП страны. В целом за период реформ занятость в России сократилась на 10 млн. чел. В результате экономических реформ к середине 1999 года общее количество безработных составило 10,4 млн. человек, из которых лишь 1,6 млн. человек являются официально зарегистрированными безработными.

Появление такого социального феномена, как безработица, воздействует на распределение доходов в сторону углубления дифференциации. Этому же способствует развитие предпринимательской активности населения,  которой обладают не более 10% трудоспособных.

Разница между доходами самых низкодоходных и высокодоходных групп населения (децильный коэффициент) составляла в 1993 г. 1:11, в 1995 г. -1:16, в 2003 г. 1:14,1.

Брежневский период (1964-1982 гг.) можно назвать периодом социального распада советского общества. Замедление темпов экономического роста в эти годы, снижение экономической эффективности общественного производства обусловили падение доходов и потребления населения в целом. Но при этом резко возросла социальная дифференциация на экономически и юридически нездоровой основе. Образовались социальные слои, доходы, и потребление которых возрастали на фоне общего снижения производства, доходов и потребления большинства населения. Уравнительность распространялась лишь в пределах социальной группы, внутри этой группы действовал принцип уравнения в оплате независимо от результатов в труде. Наряду с этим различия в доходах между социальными группами увеличивались и одновременно в некоторых из них дополнялись множеством льгот и привилегий.

При анализе доходов и потребления населения в период застоя необходимо обратить внимание на два обстоятельства.

Из производимого национального дохода около 2/3 изымалось государством. При такой норме прибавочного продукта можно было рассчитывать на серьезные преобразования в социальном обслуживании. Но в связи с постоянно падающим уровнем компетентности, государственной заинтересованности и ответственности на всех уровнях управления централизованно мобилизованный прибавочный продукт "уходил" в экономически и социально неоправданные стройки, невостребованные проекты, тайные и явные войны, обогащение верхних эшелонов власти.

Доходы номенклатурного и приравненного к нему класса, в отличие от богатых слоев западных стран, не были связаны с процессом производства и накопления капитала, а определялись должностью, властью, доступом к спецраспределителям, высококачественным товарам и услугам.

Следует, однако, признать, что богатые социальные слои составляли к концу брежневского периода незначительное меньшинство. В подавляющем большинстве советское общество 80-х годов - это общество неимущих. Имущественная пирамида конца брежневского периода имела следующий вид: богатые - 2,3% всех семей (жизнь по потребностям); среднеобеспеченные - 11,2% семей (половина которых достигла благополучия на ниве товарного дефицита); бедные - 86,5% семей.

Рыночные реформы внесли существенные изменения в социальную структуру российского общества, доходы и потребление различных социальных групп.

Государственное высвобождение цен в январе 1992 г., открытие внутреннего рынка для зарубежных производителей вызвало многократное повышение цен на потребительские товары, обесценило валюту и денежные сбережения населения; жизненный уровень 80% семей снизился более чем в 10 раз, отбросив их за черту бедности. Лишь 2% населения России "выиграло" за счет рыночных преобразований, образовав слой сверхбогатых даже по меркам экономически развитых стран Запада.

Новое в социальной структуре российского общества - появление слоя "открытых" миллионеров, афиширующих свои сверхвысокие доходы. Социальная дифференциация вызывает резко негативное отношение к власти и "новым русским".

Финансовый кризис августа 1998 г. имел неоднозначные последствия для социально-экономического развития России. Прежде всего обесценение рубля и рост потребительских цен привели к двух - трехразовому снижению покупательной способности большинства населения страны. Вместе с тем с повышением курса доллара образовались определенные условия для развития отечественного производства, однако его подъем наталкивается на низкий платежеспособный спрос.

Иначе говоря, современная Россия находится в ситуации "порочного круга": рост производства сдерживается ограниченным платежеспособным спросом, а рост платежеспособного спроса - неработающей экономикой. Этот "порочный круг" может быть разорван лишь развитием отечественного производства, снижением безработицы, увеличением на основе роста производства доходов всего населения.

 

 

36. Незрелость рыночных институтов

Для после кризисного восстановления российской экономики характерна все более заметная роль крупных отечественных компаний, получивших название интегрированных бизнес-групп (ИБГ). Слабость рыночных и государственных институтов, исторически сложившаяся структура экономики, состоящая преимущественно из крупных хозяйственных единиц, привели в России к образованию диверсифицированных конгломератов. Аналогичные тенденции характерны сегодня и для других стран с возникающими рынками: Индии, Чили, Бразилии, Малайзии. Такая самодостаточность была характерна для крупных конгломератов США в первые десятилетия ХХ века, западноевропейских компаний - в 50-е, японских - в 50-60-е годы, южнокорейских - сегодня.

Определились два основных ограничения экономической модели, которая сложилась в России на рубеже веков. Отвлекаясь от деталей, скажем, что таких ограничений два: институциональное и структурное.

Система государственных и рыночных институтов стабилизировалась в некотором относительно устойчивом состоянии, которое можно определить как стационарно переходное. Это означает, что многие неформальные, полутеневые отношения, которые были важнейшим адаптационным ресурсом, смягчавшим шоки переходного кризиса, приобрели устойчивый характер. Формальные институты все еще не действуют в автоматическом режиме. В результате с одной стороны происходит сегментация рынков, а с другой - сужение временного горизонта принимаемых хозяйственных решений.

Другими словами, экономические взаимосвязи возможны между предприятиями, включенными в те или иные сети доверительных отношений. Интегрированные бизнес-группы представляют собой один из типов таких сетей. В России рынки отличаются острым недостатком информации, как у продавцов, так и у покупателей, вследствие непрозрачности и неопределенности форм собственности, а также неразвитости коммуникационной инфраструктуры. Число независимых организаций, обеспечивающих потребителей надежной информацией, незначительно, а эффективность государственных организаций в этой сфере чрезвычайно низка. Наконец, не удовлетворительно функционирует арбитражный механизм компенсации потерь, возникающих в случае невыполнения контрактов. В этих условиях, в рамках диверсифицированных бизнес-групп удается снизить трансакционные издержки хозяйственных взаимодействий до приемлемого уровня.

Структурные ограничения вытекают из сохраняющегося значительного нерыночного сектора и нашего одностороннего включения в мировую экономику. Сегодня наша экспортная квота составляет 42% (по текущему обменному курсу) и является одной из самых высоких в Европе. Преодоление структурной ловушки также возможно в результате эволюции ИБГ от энерго-сырьевых товаров в сторону секторов с повышающейся степенью обработки и соответственно растущей добавленной стоимостью. В последнее время этот процесс приобрел заметную динамику.

В силу исторических обстоятельств в России сформировались два ведущих агента модернизации. Это государство, инициировавшее экономическую реформу, и крупный бизнес, возникший в ее ходе. Выход из институциональной и структурной ловушек возможен через согласование их интересов.

В России многоотраслевые группы оказались единственными институциональными структурами, пережившими острый финансово-экономический кризис августа 1998 г. В то же время, скажем, банковская система еще не до конца преодолела его последствия.

Важным обстоятельством развития ИБГ в России стало то, что их отделения и предприятия расположены в различных регионах страны, причем процесс региональной экспансии нарастает. Рациональной реакцией региональных элит будет стремление к диверсификации крупных игроков на своих территориях. Хотя пока, к сожалению, в большом количестве регионов доминирующая стратегия этих элит - противодействие приходу крупного российского бизнеса в регионы в случае, если он не имеет "местного" происхождения. Еще более опасная тенденция состоит в том, что часто новый этап борьбы за собственность разгорается после очередных выборах, когда происходит смена первых лиц региона. Почти сразу после своего избрания новые руководители начинают предпринимать усилия по вытеснению из регионов компаний, пришедших при прежнем руководстве и продвижению "своих" компаний. При этом используется ресурс властных полномочий региональных властей. Поэтому интересы ИБГ объективно направлены на укрепление единого экономического пространства и унификацию законодательной среды. Эти интересы способствуют повышению управляемости и устойчивости экономики, преодолению хозяйственной основы сепаратизма.

Несколько слов о возможных контурах государственной политики в отношении крупного бизнеса. При желании ее можно называть промышленной, но точнее было бы назвать политикой конкурентоспособности. Такое название имеет точную и проверяемую цель. Так или иначе, признание крупного бизнеса в качестве важнейшего субъекта национальной модернизации и глобальной конкурентоспособности - необходимое звено экономической стратегии. Прежде всего, по нашему мнению, целесообразно в отношении каждой ИБГ стимулировать процесс определения "ядра бизнеса", ограничив сферу деятельности 3-5 секторами, вокруг которых будут развиваться основные структуры ИБГ. Процесс развития ИБГ должен происходить в рамках совместных решений представителей государства и бизнеса. В этом, по моему мнению, состоит стратегическая задача обмена потенциальной эффективности на историческое время, упущенное в ХХ веке.

Устойчивые партнерские отношения государства и бизнеса являются необходимым условием нормализации социальной организации общества. В России, к сожалению, они пока воспринимаются как одна из множества проблем, лежащих на периферии государственного строительства. Взаимоотношения двух ветвей власти, отношения с регионами и федерализм, формирование системы политических партий имеют все еще более высокий приоритет, чем отношения с бизнесом. Именно государству принадлежит последнее слово. Именно оно определит, какими станут взаимоотношения и будут ли они партнерскими. Представляется, что сегодня российский бизнес уже в гораздо большей степени готов к переходу на партнерские отношения. Важное условие перехода к таким отношениям - не только зрелость потенциального партнера, но и изменение парадигмы его восприятия как исключительно ценного общественного института рыночной демократии.

В течение более трех лет после кризиса 1998 г. не видно заметных успехов в проведении банковской реформы. Банковская система отличается низкой капитализацией. Банки являются в настоящее время нетто- кредиторами нерезидентов. В рейтинг FT-100 крупнейших компаний Восточной Европы 2001 года входят 13 банков, из которых 7 польских и только один российский - Сбербанк. Причем по размеру рыночной капитализации наш "гигант" опустился в этом списке с 35-го (в 2000 г.) на 48-е место и среди всех банков Восточной Европы занимает предпоследнее место, уступая 6 польским, 2 чешским, а также венгерскому, эстонскому и хорватскому банкам. Негосударственные пенсионные фонды, по многочисленным экспертным оценкам, смогут выполнять функцию финансовых посредников не ранее чем через 7-8 лет. Роль страхового бизнеса, как потенциального инвестора в обозримом будущем также весьма сомнительна.

Капитализация всего фондового рынка России находится на уровне рыночной стоимости одной корпорации из середины списка Fortune-500. Биржевой оборот охватывает лишь 38% общего оборота акций.

Таким образом, в ближайшие годы единственным институтом, способным осуществлять заметные инвестиции, будут оставаться крупные ИБГ. На основании мирового опыта, можно сделать заключение, что, несмотря на относительно быстрое развитие институциональной среды, ее адекватное функционирование возможно не ранее, чем через 15-30 лет.

38. Сопоставление развития российской и мировой экономики в 1990-е гг. и в начале 21в.

Произошедший в 1991 г. распад СССР и переход РФ от социалистической экономики к рыночной привели к затяжным кризисным тенденциям во всех сферах экономики. Россия унаследовала внешнеэкономические связи от бывшего СССР. Доля России в мировой экономике существенно сократилась. Если в 1985 г. Россия производила почти 4% мирового ВВП и занимала по этому показателю 6-ое место в мире вслед за США, Японией, Китаем, Германией и Францией. То в 1995 г. Россия произвела уже менее 2% мирового ВВП и оказалась уже на 11-м месте, пропустив впереди себя еще Индию, Италию, Великобританию, Бразилию, Индонезию. Удельный вес России в мировом промышленном производстве не превышает 4% — это 5-я позиция в мире. По уровню производительности труда в промышленности (годовая выработка на одного занятого) наша страна занимает 64-ю, а в сельском хозяйстве — 77-ю ступень в мировой классификации. Структура экспорта носит преимущественно сырьевой характер, на ее территории находятся значительные запасы разнообразных видов полезных ископаемых – это нефть, газ, руды металлов, алмазы и др. По оценкам, проведенным специалистами, Россия обладает природными ресурсами на сумму 10,2 трлн долл.

Экономическая ситуация в нашей стране стала значительно хуже, чем в бывшем СССР. Но вопрос о сравнении экономических показателей России и США, России и других стран с повестки дня не снят. Более того, он приобретает особую актуальность в связи с экономическими реформами, системной трансформацией России, ее предстоящим вхождением в мировой рынок. Ведь чтобы верно оценить перспективу, надо хорошо знать настоящее. Пока же Россия нуждается в помощи Запада, но и относительно выделения этой помощи важно знать, каковы экономическая мощь и уровень экономического развития России в сравнении со странами Запада уже сейчас.

Стоит отметить место России в современном мире. Объявленный суверенитет и провозглашенная независимость новой России после развала СССР ознаменовали выход на мировую арену нового субъекта не только политических, но и экономических отношений.

Российская Федерация в 1990 г. занимала 61 % в чистом материальном продукте (произведенном национальном доходе) и 59% в использованном национальном доходе бывшего СССР. Последнее соотношение переносим на показатель ВВП, который так же, как и соответствующий показатель национального дохода, рассчитывается по использованию, но при этом включает сферу услуг и амортизацию.

Соотношение ВВП России и некоторых стран мира в 1996 г., выраженный в % к США были следующие: Китай 49,6; Япония 39,1; Германия 23,3, а Россия делила 9 место вместе с Канадой - 8,9%.

Процессы вывоза капитала, организации предприятий с иностранными инвестициями, свободных экономических зон находятся на начальной стадии. Только около 1/4 российской экономики вовлечено в мирохозяйственные связи.

Но, тем не менее, Россия обладает рядом специфических черт и преимуществ, позволяющих надеяться на занятие Россией более удачного положения: огромные сырьевые богатства; квалифицированная и сравнительно дешевая рабочая сила; большие масштабы накопленных основных фондов; мощный научно-технический потенциал.

Однако наша страна обладает и рядом слабых черт: отсутствие полноценной системы финансовой, организационной, информационной поддержки экспортеров; нерациональная структура экспорта и импорта; спад производства, непродуманная конверсия ВПК; изношенность и моральное устаревание основных фондов.

Таким образом, можно сказать, что для преодоления разрыва, отделяющего РФ от мировых лидеров, и сокращения времени перехода к рыночной экономике, интеграции в систему мирохозяйственных связей необходимо:

 1) установление стабильного политического режима;

2)  развитие и совершенствование рыночного механизма хозяйствования;

3)  всемерное привлечение и эффективное использование иностранных инвестиций путем создания благоприятно го инвестиционного климата;

4)  стимулирование экономического развития по пути НТП;

     На решение вышеназванных проблем и направлена начатая в 1991 г. экономическая реформа, составной частью которой является реформа внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Преобразование ВЭД в ходе реформ включает в себя отмену государственной монополии внешней торговли; постепенную замену административных (нетарифных) методов государственного регулирования внешнеэкономических связей тарифными; формирование современной структуры стимулирования, кредитования и страхования экспорта; обеспечение конвертируемости национальной валюты; создание благоприятных условий для притока иностранных инвестиций в российскую экономику. Одной из главных целей реформы ВЭД является постепенный переход к экономике открытого типа.

Рассмотренные конкурентные преимущества и слабости российской экономики определяют содержание, тенденции, проблемы всех без исключения форм международных экономических отношений РФ. Пережив глубокий кризис в первые годы после распада СССР и разрушения традиционных хозяйственных связей между его бывшими республиками, внешняя торговля РФ на сегодня превратилась в единственную растущую сферу российской экономики.

В развитии внешней торговли РФ можно выделить три периода:

•    1992—1993 гг., характеризующиеся обшей тенденцией сокращения товарооборота;

•    1994—1996 гг., отмеченные стабилизацией и постепенным увеличением масштабов внешнеторговой деятельности;

•    1997—1998 гг., для которых вновь характерно сокращение товарооборота

Несмотря на то, что внешнеэкономическая сфера РФ является наиболее растущей сферой экономики страны, современный внешнеторговый оборот до сих пор ниже уровня 1990 г. - 183 млрд долл. и составляет менее 10% от уровня США, 14% от уровня Германии, 19% от уровня Японии.

Если рассматривать положение России в мировой табели то она переместилась с 10-го места в 1990 г. примерно на 17 или 18-е в 1996 г., пропустив далеко вперед большинство стран ЮВА. Соответственно удельный вес России в международной торговле снизился до 1,3% против 2,6% в 1990 г.

Ситуация в экспортном секторе России характеризуется рядом четко обозначенных тенденций как в товарной структуре, так и в географической направленности.

В целом в товарную структуру экспорта нашей страны входит 4 тысячи различных видов отечественной продукции. В качестве современных тенденций в товарном экспорте рФ необходимо выделить следующие:

1. ярко выраженная топливно-сырьевая направленность ( в 1996 г. на долю ТЭК (нефть, газ, уголь, лес и др.) приходилось 46,4% всего российского экспорта, в 1995 г. — 39,5%.)

2. За счет неблагоприятной конъюнктуры мировых рынков цветных металлов доля экспорта цветных и черных металлов сократилась до 22% в 1996 г. по сравнению с 22,5% в 1995 г. Тем не менее продукция черной и цветной металлургии остается важной статьей российского экспорта.

3.  Произошло также сокращение поставок на экспорт продукции химической и нефтехимической промышленности, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности.

5.  Международная специализация России на полуфабрикатах, произведенных в отраслях, оказывающих наибольшее отрицательное влияние на состояние окружающей среды (металлургическая, химическая и нефтехимическая, целлюлозно-бумажная), существенно ухудшила экологический фон внешней торговли.

6.  Устойчиво снижается доля машин, оборудования, транспортных средств: 8,1% в 1996 г. против 8,3% в 1995 г.

7.  После распада в 1991 г. СССР Россия не только не смогла занять новые ниши на мировом рынке, но и утратила значительную часть рынков, что в первую очередь относится к рынкам военной техники и вооружений.

Ситуация в импортном секторе РФ также характеризуется рядом особенностей. В товарной структуре российского импорта отмечены следующие тенденции.

1. Основными статьями являются машины и оборудование (37,4% в 1996 г.), продовольственные товары (24,7%), продукция химической и нефтехимической промышленности (15,7%), черной и цветной металлургии (5%), товары массового спроса (одежда, обувь и т.д. — 4,4%) и прочее.

2.  Импортируемые машины и оборудование предназначены для текстильной (68%), швейной (73%), кожевенной, обувной и меховой (81%) промышленности. Необходимость импорта данных товаров обусловлена отсутствием производства оборудования для большинства гражданских отраслей экономики, что порождает потребность в нерациональном импорте.

3.  Происходит переориентация на ввоз на российский рынок более дешевых товаров более низкого качества, ненашедших спроса в промышленно развитых странах.

Таким образом, и в импортном секторе нужна долгосрочная государственная стратегия регулирования внутреннего рынка, направленная на его защиту с помощью га-рифных и нетарифных ограничений.

Но главная опасность для России таится не в спаде производства и даже не в инфляции, а в отсутствии сильной политической власти, в неприкрытой борьбе оппозиции за власть. На данный момент времени отставание России составляет, как минимум, уже 60 лет. И это неудивительно в связи с тем, что страна переживает один из самых драматических периодов во всей своей более чем 1000-летней истории. Закончился почти 75-летний период коммунистического тоталитарного режима, связанный с отменой частной собственности, хозяйственной многоукладности нормального рынка и конкуренции, а в политической области — демократии. Начался период реальных, хотя и противоречивых реформ, направленных на отказ от государственного распределения продукции, централизованного планирования, началось воссоздание нормальной смешанной рыночной системы с реальной трудовой мотивацией, конкуренцией и демократией. Но пока страна несет огромные потери и нуждается в эффективной помощи.

Но нельзя сбрасывать со счетов внутренние благоприятные для России факторы, как образованное население и рабочая сила, наличие разветвленной инфраструктуры научно-технического прогресса, исследовательских институтов, лабораторий, больших производственных мощностей, которые используются пока только лишь наполовину, богатейшие природные ресурсы, огромный отложенный спрос — рыночный потенциал наличие уже в значительной мере сформировавшихся кадров молодых бизнесменов, управленцев и, конечно, мощные финансово-промышленные группы в энергетике, ВПК и металлургии – все это дает возможность в закреплении нашей страны на Мировой рынке, но в будущем...

В настоящее время ВНП России составляет менее 9% от уровня США, что гораздо ниже чем в бывшем СССР. Все это говорит о серьезном ослаблении позиций нашей страны в мировой экономике. По этому показателю страна занимает лишь 11-е место в мире. В Европе позиции России также ослабли. ВНП России составляет около 1/4 от ВНП Германии и занимает 5-е место в Европе. Несмотря на внутренние трудности и противоречия, Россия

все же идет по пути реальных рыночных реформ и в рамках СНГ является их лидером. По сравнению со странами ЦВЕ и Балтии Россия, однако, идет позади.

При размышлениях о будущем месте России в Европе и мире необходимо исходить из изменившейся геополитической ситуации и наличия как сильных, так и слабых сторон у нашей страны и общества. В перспективе до 2015 г. Россия, скорее всего, использует благоприятный сценарий прогноза ее экономического развития, в соответствии с которым среднегодовые темпы прироста ее ВНП составят не менее 5%, и хорошо продвинется на пути к цивилизованному рынку.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 850;