ЗАПАДНЫЙ ЭВОЛЮЦИОНИЗМ: ТЕОРИЯ ДАРВИНА НИ В ЧЁМ НЕ ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ СРАВНИТЕЛЬНОЙ АНАТОМИЕЙ ЧЕЛОВЕКА И АНТРОПОИДА



Нам говорят, что если любая ересь против современной науки может быть оставлена без внимания, то наше отрицание Дарвиновской теории в ее приложении к человеку будет рассматриваться, как «неискупимый грех» любую ересь против современной науки можно проигнорировать, но отрицание нами Дарвиновской теории в применении к человеку есть «неискупимый» грех. Эволюционисты тверды, как скала, настаивая на очевидном сходстве строения между человеком и обезьяной. Анатомические свидетельства, говорят они, в данном случае совершенно неоспоримы. Они схожи каждой своей костью, каждой мышцей, даже строение мозга почти одинаково.

719] {ХАНУМАН – БОГ ОБЕЗЬЯН} Но что же из того? Всё это было известно до царя Ирода, и писатели «Рамаяны», поэты, воспевавшие отвагу и доблесть Ханумана, Бога-Обезьяны, «чьи подвиги велики, а мудрость непревзойдённа», должны были знать о его анатомии и мозге не меньше любого сегодняшнего Гексли или Геккеля. Этому сходству были посвящены многочисленные тома как в древности, так и в более близкие нам времена. Поэтому ни для мира, ни для философии нет ничего нового в таких сочинениях, как «Μan and Apes» Миварта (Mivart), или в защите дарвинизма господами Фиске Фиском (Fiske) и Гексли. Но что же это за неопровержимые доказательства питекоидного антропоидного предка человека? Если теория Дарвина не верна, говорят нам, и у человека с обезьяной нет общего предка, то мы должны объяснить:

(1) Сходство в строении между ними, физическую принадлежность высшего животного мира – человека и зверя – одному типу или образцу.

(2) Наличие у человека рудиментарных органов, остатков прежних органов, атрофировавшихся за ненадобностью. Некоторые из этих органов, как утверждается, не могли иметь никакого применения, кроме как у полу-животного и полу-лесного полуживотного-полудревесного чудовища. Откуда же у человека эти «рудименты» – такие же бесполезные, как рудиментарные крылья у австралийского аптерикса киви, – червеобразный отросток слепой кишки (аппендикс), ушные мускулы,[1825] «рудиментарный хвост», с которым до сих пор иногда рождаются младенцы, и т.д.?

Так звучит боевой клич, а кудахтанье небольшой стайки среди дарвинистов громче, если это вообще возможно, чем кудахтанье самих учёных-эволюционистов!

Более того, последние – вместе со своим великим лидером Гексли и такими известными зоологами, как Романес (Romanes) и другие – защищая теорию Дарвина, в то же время первыми признают почти непреодолимые трудности на пути её окончательного обоснования. Но не менее великие учёные, такие как вышеназванные, весьма энергично отрицают это неприемлемое предположение и громогласно отвергают недопустимые преувеличения в вопросе этого предполагаемом пресловутого сходства. Достаточно заглянуть в труды Брока (Broca), Гратьоле (Gratiolet), Оуэна, Прюнер-Бея (Pruner-Bey) и, наконец, в последний большой труд де Катрефажа «Introduction à 720] L’Étude des Races Humaines, Questions Générales», чтобы увидеть ошибки эволюционистов. Можно сказать и больше: преувеличения в связи с приписываемого сомнительным сходством в строении человека и антропоморфусной антропоморфной обезьяны стали в последнее время столь грубыми и нелепыми, что даже Гексли пришлось выступить против слишком оптимистических ожиданий. Ни кто иной, как сам великий анатом призвал к порядку «меньшую братию», заявив в одной из своих статей, что разница в строении между телом человека и высшего антропоморфусного питекоида антропоида не только далеко не пустяшна и не незначительна, но напротив, весьма велика и выразительна:

Каждая кость гориллы носит признаки, по которым её можно отличить от соответствующей кости человека.[1826]

Между ныне существующими тварями нет ни единой промежуточной формы, которая могла бы заполнить разрыв между человеком и обезьяной. Игнорировать этот разрыв, добавляет он, «было бы столь же ошибочно, сколь и нелепо».

Абсурдность такого неестественного происхождения человека стала, наконец, настолько очевидной в свете всех доказательств и свидетельств при сравнении черепа питекоида антропоида с черепом человека, что де Катрефаж, не подозревая о том, прибег к нашей эзотерической теории, сказав, что скорее обезьяны могут претендовать на происхождение от человека, чем наоборот. Как доказал Гратьоле в связи с мозговыми полостями у антропоидов – у которых этот орган развивается обратно пропорционально тому, как было бы, будь соответствующие органы человека результатом развития тех же органов у обезьяны, – объём черепа, мозга и полостей человека увеличивается при его индивидуальном развитии. Его интеллект с годами растёт и развивается, а кости лица и челюсти уменьшаются и выпрямляются, всё более и более одухотворяясь. У обезьяны же происходит совершенно обратное. В молодости антропоид гораздо более смышлён и покладист, но с годами он тупеет. И поскольку его череп отступает назад скашивается и как бы уменьшается по мере его роста, то а кости лица и челюсти развиваются, и то мозг, наконец, придавливается и полностью отбрасывается назад, с каждым днём освобождая всё больше 721] {ГОРИЛЛА ОБРАЩАЕТСЯ К ЭВОЛЮЦИОНИСТУ} места для животности. Орган мысли – мозг – отступает и уменьшается, полностью побеждаемый и заменяемый мозгом органом мысли дикого зверя – челюстным аппаратом.

Таким образом, по остроумному замечанию из этого французского труда, горилла имеет все основания предъявить эволюционисту свои права на происхождение от него самого. Она может сказать ему: мы, антропоидные обезьяны, представляем собой ретроградное отклонение от человеческого типа, поэтому наше развитие и эволюция заключаются в переходе от человекообразного к животнообразному организму. Но как вы, люди, могли бы произойти от нас – как можете вы быть продолжением нашего рода? Ведь при этом ваш организм больше нашего должен был бы отличаться от человеческого и ещё больше приблизиться к животному по сравнению с нашим. В таком случае, справедливость требует от вас уступить нам своё место в природе. Вы ниже нас, если настаиваете на своей генеалогии от нашего вида, ибо строение и развитие нашего организма не позволяют нам порождать более высокоорганизованные формы, чем наша собственная.

В этом оккультная наука полностью согласна с де Катрефажем. В силу самого своего развития человек не может происходить ни от обезьяны, ни от общего с ней предка, но показывает своё происхождение от прообраза, намного превосходящего его самого. Этим прообразом является «Небесный Человек» – Дхиан-Чоханы, или так называемые Питри, выведенные в первой части этого тома. С другой стороны, питекоиды антропоиды, орангутанги, горилла и шимпанзе могут, а, по учению оккультной доктрины, действительно происходят от опустившейся до скотского состояния Четвёртой человеческой Коренной Расы. Они суть порождение человека и вымерших млекопитающих, живших в эпоху миоцена, чьи отдалённые предки сами были плодом лемурийского скотоложства. Согласно Стансам, прародители этого получеловеческого чудовища порождены грехом «не имевших ума» Рас рас середины периода существования Третьей Расы.

Если мы примем во внимание, что все формы, населяющие ныне Землю, представляют собой многочисленные видоизменения основных типов, изначально сброшенных с себя Человеком Третьего и Четвертого Кругов, то аргумент эволюционистов, настаивающих на «структурном единстве», характеризующем всех позвоночных, потеряет свою остроту. Эти основные типы были весьма немногочисленны в сравнении с множеством порождённых ими в конце концов организмов, однако общее типовое единство, всё же, сохранилось в веках. Экономика Природы не 722] санкционирует сосуществование нескольких, совершенно противоположных, «основных планов» органической эволюции на одной планете. Впрочем, сформулировав общий смысл оккультного объяснения, вывод деталей можно предоставить читательской интуиции.

Так же обстоит дело и в важном вопросе о «рудиментарных органах», обнаруженных в человеческом организме анатомами. Этот аргумент в дискуссии Дарвина и Геккеля с их европейскими оппонентами, оказался, несомненно, весьма весомым. Антропологи, отважившиеся оспаривать происхождение человека от животного предка, пришли в полное замешательство, не зная, как объяснить наличие жаберных щелей, как разрешить проблему «хвоста» и т.д. И здесь нам на помощь с необходимыми данными снова приходит оккультизм.

Дело в том, что, как уже говорилось, человеческий тип представляет собой хранилище всех потенциальных органических форм и является центром их излучения. В этом постулате мы находим истинную «эволюцию» или «развёртывание» – в смысле, который никак нельзя отнести к механистической теории естественного Подбора отбора. Критикуя выводы Дарвина, сделанные на основании «рудиментов», один талантливый писатель говорит:

Разве предположение о том, что человек был создан сначала с этими рудиментарными зачатками в своём организме, ставшими полезными придатками у низших животных, в которых он выродился, менее резонно, нежели предположение о наличии этих частей, полностью развитых, действующих и практически применяемых у низших животных, от которых произошёл человек?[1827]

Вместо слов «в которых он выродился», прочтите – «прообразы, которые он сбрасывал во время своего астрального развития», и вы получите истинное эзотерическое решение. Но теперь нам нужно сформулировать более широкое обобщение.

Поскольку речь идёт о земного земном периоде текущего Четвёртого Круга, то до сброшенных человеком прототипов можно проследить лишь млекопитающих. Земноводные, птицы, пресмыкающиеся, рыбы и пр., составляют результат Третьего Круга. Их окаменелые астральные формы сохранялись в аурической оболочке Земли и были спроецированы в физическую объективность после отложения первых лаврентьевских горных пород. «Эволюция» занимается прогрессивными видоизменениями, произошедшими, как показывает палеонтология, в низших животном и растительном царствах на протяжение геологического времени. Но она не касается и по природе вещей не может касаться вопроса «дофизических типов», послуживших основой для будущих дифференциаций. Она, несомненно, 723] {ДАРВИНИСТЫ И ИХ ОППОНЕНТЫ} может классифицировать общие законы, регулирующие развитие физических организмов, и в известной мере она неплохо с этим справилась.

Вернёмся, однако, к нашей непосредственной теме. Млекопитающие, первыми из которых обнаружены сумчатые триасовых пород вторичного периода, развились из чисто астральных прародителей, современных Второй Расе. Таким образом, они появились после человека, чем и объясняется общее сходство в эмбриональных стадиях между ними и человеком, который, естественно, несёт в себе и эпитомизирует кратко отражает в своём развитии черты порождённой им группы. В этом объяснении частично используется резюме дарвинизма.

Но как объяснить наличие жаберных щелей у человеческого утробного плода, отражающих стадию развития жабр у рыбы;[1828] пульсирующий сосуд, составляющий сердце плода и соответствующий сердцу низших рыб; всю аналогию дроблением человеческого овума сегментации человеческой яйцеклетки, образования зародышевой оболочки и стадии gastrula гаструлы с соответствующими фазами у низших форм позвоночной жизни и даже у губчатых? Как объяснить разнообразие типов низшей животной жизни, которые отмечаются в цикле роста формы будущего ребёнка?… Почему в «эпитомизированной кратко отражаемой истории» утробного развития человека прослеживаются жизненные фазы рыб, чьи предки [за эоны до эпохи Первой Коренной Расы] плавали в силурийских морях, а также позднейших земноводных и пресмыкающихся?

На эти резонные вопросы мы отвечаем, что земные, животные формы Третьего Круга настолько же могли относиться в той же мере относятся к типам, сброшенным человеком Третьего Круга, что и новая импортация в сферу нашей планеты новое поступление на нашу планету – млекопитающие – к человечеству Второй Коренной Расы Четвёртого Круга. Рост человеческого эмбриона эпитомизирует кратко повторяет общий характер земной жизни не только Четвёртого, но и Третьего Круга. В этом процессе проходится весь типовой диапазон. Оккультисты, поэтому, не теряются, когда требуется «объяснить», почему дети рождаются с настоящим хвостатым добавлением хвостовым отростком или почему в один из периодов эмбрионального развития человека хвост в два раза длиннее зачаточных ног. Человек – Микрокосм Макрокосма – потенциально содержит в себе каждый орган, полезный для животной жизни, и анормальные условия нередко сказываются в странных явлениях, которые дарвинисты 724] называют «возвратом к исходному виду».[1829] Это действительно, возврат, но едва ли в том смысле, в каком понимают это современные эмпирики!

С

ДАРВИНИЗМ И ДРЕВНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА; : АНТРОПОИДЫ И ИХ ПРЕДКИ

Многие видные современные геологи и учёные оповещали общество о том, что:

Определение длительности геологических периодов не только не совершенно, но просто невозможно, так как мы не знаем причин – хотя они, несомненно, были, – которые ускоряли или задерживали процесс образования отложений.[1830]

По оценке другого столь же известного учёного (Кролль Кроулла), третичный период начался от пятнадцати до двух с половиной миллиона лет назад – по эзотерическому учению, первая цифра точнее, – по крайней мере, в этом случае нет слишком большого расхождения. Точная наука, не желая видеть в человеке «особое творение» (в чём с ней до некоторой степени согласны и тайные науки), вольна не признавать первые три, вернее две с половиной, Расы – духовную, полуастральную и получеловеческую – наших учений. Но едва ли у неё есть право на то же отношение к Третьей Расе в её последнем периоде, а также к Четвёртой и Пятой Расам, поскольку она уже подразделяет человечество на человека эпохи палеолита и человека эпохи неолита.[1831] Французские геологи помещают человека в середину миоцена (Габриэль де Мортийе Мортилье), а некоторые даже во вторичный период – де Катрефаж например. 725] {СМЕЛЫЕ ГИПОТЕЗЫ ГЕКСЛИ} Английские же учёные вообще не допускают такую древность для этого вида. Но когда-нибудь они будут знать больше. Как говорит сэр Чарльз Лайэлль Лайелл:

Если мы примем во внимание отсутствие или чрезвычайную редкость человеческих костей и произведений искусства во всех слоях, как морской воды, так и пресной формациях, образованных как морскими, так и пресными водами, и даже в тех, что образовались в непосредственной близи от земель, населённых миллионами людей, мы должны быть готовы к полному отсутствию человеческих памятников и в ледниковых формациях, в недавних, плейстоценовых или в ещё более древних. Если немногие скитальцы и бродили по покрытым ледниками землям или по изобиловавшим айсбергами морям и если кто-то из них оставил свои кости или оружие в моренах или в морских наносах, то вероятность нахождения одного из них геологами по истечение тысячелетий бесконечно мала.[1832]

Учёные стараются не делать никаких точных утверждений о древности человека, ибо в действительности и не могут сказать ничего определённого. Но тем самым они оставляют огромную свободу для более смелых гипотез. Однако, если большинство антропологов, полагает, что человек появился лишь в период послеледниковых наносов, или в так называемый четвертичный период, то те из них, кто, как эволюционисты, относят человека и обезьяну к общему предку, не отличаются большой последовательностью в своих суждениях. Гипотеза Дарвина требует на самом деле гораздо большей древности для человека, чем это даже смутно подозревают поверхностные мыслители. Это доказывается величайшими авторитетами в данном вопросе – Гексли например. Поэтому приверженцы дарвиновской эволюции в силу самого факта твёрдо держатся настолько большой древности человека, что она не слишком расходится с оценками оккультистов.[1833] Скромные тысячелетия из «Encyclopaedia Britannica» и 100’000 лет, которыми антропология вообще ограничивает возраст человечества, кажутся совершенно микроскопическими по сравнению с цифрами из смелых суждений Гексли. Правда, что он Антропология делает из первоначальной человеческой расы воистину обезьяноподобных пещерных жителей. Великий английский биолог, желая доказать происхождение человека от антропида, настаивает на том, что превращение первоначальной обезьяны 726] в человеческое существо должно было произойти миллионы лет назад. Критикуя превосходный объём неандертальского черепа, несмотря на его заявление о том, что череп этот обременен имеет «питекоидными антропоидные костные стенки», и на уверения Гранта Аллэна Аллена, что он:

Имеет большие надбровные бугры, поразительно [?] напоминающие те, что придают горилле её особенно свирепый вид,[1834]

Гексли, всё же, вынужден признать, что этот череп вновь разрушает его теорию в виду

Совершенно человеческих пропорций костей конечностей наряду с прекрасным развитием черепа из Аноки (Engis) Энгис’а.

Исходя из всего этого, нам говорят, что черепа эти

Ясно указывают, что приверженцам того или иного вида доктрины постепенного развития в последних периодах третичной системы не следует больше искать первые следы исходной группы, от которой произошёл человек. Их нужно искать в эпохе, которая отстоит от века elephas primigenius мамонта дальше, нежели последняя от нашего времени.[1835]

Таким образом, несказанная древность человека составляет для дарвиновской эволюции необходимое научное условие, ибо древнейший человек палеолита не обнаружил до сих пор никаких заметных отличий от своего нынешнего потомка. Лишь с недавнего времени современная наука стала год от года расширять пропасть, отделяющую её теперь от древней науки, которую представляли Плиний и Гиппократ. Никто из древних писателей не осмеял бы Архаические Учения о человеческих расах и животных видах, как неизменно делают современные геологи и антропологи.

727] {ГЕНЕАЛОГИЯ ОБЕЗЬЯН} Твёрдо уверенные в том, что Четвёртом Круге млекопитающие появлились после человека, мы предлагаем следующую диаграмму, поясняющую процесс их появления, как понимает его пишущая этот труд.

Генеалогия обезьян

Первичный астральный человек.

 

(Астральные) прообразы млекопитающих.     (Физические) Низшие млекопитающие.     Низшие человекообразные обезьяны.     Вторая Раса (астральная).     Третья Раса (полуастральная). (Разделение полов). Четвёртая Раса (физическая).   Пятая Раса.

 

Противоестественное совокупление неизменно давало потомство, так как различные млекопитающие того периода ещё недостаточно отдалились от их основного своего исходного типа[1836] – первичного астрального человека, –чтобы развить необходимый барьер. Даже сегодня медицина отмечает случаи рождения чудовищ от человеческих и животных родителей. Таким образом, это лишь вопрос степени, но не абсолютной невозможности. Так оккультизм разрешает одну из самых странных проблем, предлагаемых вниманию антрополога.

От одной крайности маятник мысли качнулся к другой, и наука, освободившись, наконец, от теологических оков, впала в противоположное заблуждение. Пытаясь дать Природе чисто материалистическое объяснение, она измыслила самую нелепую теорию всех времён – о происхождении человека от грубого и дикого антропоида. И теперь эта доктрина настолько укоренилась в той или иной форме, что окончательное её опровержение потребует воистину геркулесовых усилий. Дарвиновская антропология – это кошмар этнолога, 728] грубое порождение современного материализма, которое растёт и крепчает по мере того, как становится всё более и более очевидной несостоятельность теологической легенды о «создании сотворении» человека. Эта теория расцвела в силу странного заблуждения, согласно которому, по словам одного солидного учёного,

Все гипотезы и теории о возникновении человека можно свести к двум [эволюционной и версии эзотерической Библии]… Никакая другая гипотеза невозможна [!!].

Лучший ответ на это безосновательное утверждение даёт, однако, антропология сокровенных книг.

Анатомическое сходство человека с высшими человекообразными обезьянами, на которое так часто ссылаются дарвинисты как на свидетельство общего для обоих предка, составляет интересную проблему, правильное решение которой следует искать в эзотерическом объяснении происхождения антропоидов. Мы изложили его суть, насколько это было целесообразно, заявив, что в результате своего звероподобие скотоложства первичные, не имевшие ума, расы породили огромных человекообразных монстров – потомство человеческих и животных родителей. С течением времени и по мере уплотнения полуастральных форм в физические потомки этих тварей менялись под действием внешних условий, пока, наконец, уменьшившись в размерах, не кульминировали в низших человекообразных обезьянах миоцена. Позднейшие атланты – теперь уже с ними – повторили грех «не имевших ума», только на сей раз совершенно сознательно. Результатом их преступления и стали те обезьяны, что известны ныне как антропоиды.

Было бы полезно сравнить эту весьма простую теорию – и мы охотно предлагаем её неверующим хотя бы как гипотезу – с дарвиновской схемой, в которой столько неразрешимых трудностей, что стоит только с помощью более или менее изобретательной гипотезы преодолеть одну, как за ней тотчас возникает десять, ещё более серьёзных.

729]

РАЗДЕЛ IV

Продолжительность геологических периодов, рас, циклов и расовых циклов и древность человека

Миллионы лет канули в лету, не оставив в памяти непосвящённого иных следов происхождения человека и истории первичных рас, кроме нескольких тысячелетий западной ортодоксальной хронологии.

Всё зависит от нахождения доказательств древности рода человеческого. Если всё ещё оспариваемый человек плиоцена и даже миоцена был homo primigenius, то наука может оказаться правой (это лишь допущение), основывая свою нынешнюю антропологию – относительно времени и происхождения homo sapiens на теории Дарвина.[1837] Но после того, как человеческие скелеты будут найдены в эоценовых слоях, где не встречается никаких останков человекообразных обезьян, подтвердив тем самым появление человека раньше антропоида, дарвинистам придётся упражнять свою изобретательность в ином направлении. Более того, хорошо осведомлённые источники утверждают, что такие неоспоримые доказательства первенства человека появятся ещё в первых десятилетиях двадцатого века.

Даже теперь выдвигается много свидетельства того, что время, до сих пор определявшееся для основания городов и цивилизаций, а также для различных исторических событий, до смешного приуменьшено. Это делалось ради согласования с библейской хронологией. Известный палеонтолог Эд. Лартэ Эдуард Ларте пишет:

В «Книге Бытия» нет никаких указаний на время рождения первого человечества.

730] Но хронологи в течение пятнадцати столетий пытались согласовать библейские события со своими системами. Таким образом, время одного только «Сотворения» породило не менее ста сорока различных мнений.

Самая большая разница между различными вычислениями периода от сотворения мира до рождения Христа составляет 3194 года. За последние несколько лет археологам пришлось также приблизительно на 3000 лет отодвинуть в прошлое рождение вавилонской цивилизации. На цилиндре, заложенном в основание храма вавилонским царём Набонидом, побеждённым Киром, он пишет, что обнаружил камень основания, принадлежавший храму, построенному на том же месте Нарамсином, сыном Саргона из Аккадии Аккадского, завоевателем Вавилона. По словам Набонида, он жил за 3200 лет до него.[1838]

Как мы показали в «Разоблачённой Исиде», те, кто основывал историю на хронологии евреев – народа, не имевшего собственной хронологии и до двенадцатого столетия отвергавшего хронологию Запада, – могли только блуждать в потёмках, ибо еврейское повествование можно понять лишь с помощью каббалистического исчисления и только при наличии ключа. Совершенно фантастической назвали мы халдейскую и ассирийскую хронологию покойного Георга Смита, которую он постарался примирить с хронологией Моисея. И теперь, по крайней мере в этом отношении, ассириологи, наконец, подтвердили нашу правоту. Георг Смит относит царствование Саргона I (прообраза Моисея) в городе Аккаде приблизительно к 1600 годам до Р.Х., – вероятно, из скрытого уважения к Моисею, процветавшему, по Библии, в 1571 г. до Р.Х., – тогда как из первой из шести «Hibbert Lectures», прочитанных оксфордским проф. А. Н. Сайс'ом А. Г. Сейсом в 1887 году, мы узнаём, что:

Древние Прежние воззрения на ранние анналы Вавилона Вавилонии и его её религии значительно изменились благодаря недавним открытиям. Первую семитскую империю, как теперь считается, основал Саргон Аккадский, создавший огромную библиотеку, покровительствовавший литературе и продолживший свои завоевания через море до Кипра. Теперь установлено, что он царствовал приблизительно за 3750 лет до Р.Х… Памятники Аккада, найденные французами в Телло, должны быть ещё древнее и относятся приблизительно к 4000 гг. до Р.Х.

Иначе говоря, к четвёртому году от Сотворения мира по библейской хронологии, когда Адам был ещё в пелёнках. Возможно, что через несколько лет эта дата отодвинется ещё дальше в прошлое. Знаменитый оксфордский лектор заметил в своей работе о «Происхождении и развитии религий на примере Древнего Вавилона»,[1839] что:

731] {ВАВИЛОНСКИЕ ДАТЫ} Систематическое исследование происхождения и истории вавилонской религии было сопряжено со значительными трудностями. Почти единственным источником сведений при этом были памятники, поскольку классические и восточные писатели могли оказать весьма малую помощь. С несомненностью установлено, что вавилонское жречество намеренно связывало изучение религиозных текстов почти непреодолимыми трудностями.

Действительно, в том, что они «намеренно» спутали датировку и особенно порядок событий, нет никаких сомнений, и на то была веская причина: все их писания и анналы были эзотерическими. Вавилонские жрецы поступали точно так же, как и жрецы всех древних народов. Их записи предназначались лишь для Посвящённых и их учеников, и лишь последним давался ключ к истинному значению. Но замечания проф. Сайса Сейса обнадёживают, так как, объясняя трудность, он говорит, что, поскольку:

Ниневийская библиотека содержала в основном копии более древних вавилонских текстов, и поскольку переписчики выбирали лишь те таблички, которые были особенно интересны ассирийским завоевателям и принадлежали, принадлежавшим к сравнительно поздней эпохе, то это намного увеличило самую большую из наших трудностей, состоящую в том, что весьма часто мы так и остаёмся в неведении относительно возраста какого-либо документального свидетельства и истинной исторической ценности материалов, с которыми работаем.

Отсюда следует, что дальнейшие открытия могут вновь показать необходимость отодвинуть вавилонские даты, причём настолько дальше 4000 лет до Р.Х., что в глазах каждого почитателя Библии они станут докосмическими.

Насколько больше могла бы знать палеонтология, если бы не уничтожение миллионов трудов! Мы говорим об александрийской библиотеке, которая уничтожалась трижды: Юлием Цезарем в 48-году до Р.Х., в 390 г. по Р.Х. и, наконец, в 640 году по Р.Х. военачальником халифа Омара. Но что это в сравнении с трудами и анналами, уничтоженными в библиотеках атлантов, которые, как утверждается, писались на выделанных кожах гигантских допотопных чудовищ! Или в сравнении с бесчисленными китайскими книгами, уничтоженными по приказу основателя императорской династии Тзин Цинь, Тзин Ши Хоанг-ти Цинь Ши-хуанди в 213 г. до Р.Х! Глиняные таблички императорской вавилонской библиотеки и бесценные сокровища китайских коллекций, конечно, никак не могли содержать таких сведений, какие могла бы дать невежественному миру одна из этих «кож» Атлантиды кож «Атлантиды».

Но даже со своими крайне скудными данными наука всё-таки увидела необходимость отодвинуть в прошлое почти каждую вавилонскую 732] дату и сделала это весьма щедро. От проф. Сайса Сейса мы узнаём, что даже архаические статуи из Телло в Нижнем Вавилоне Нижней Вавилонии, неожиданно отнесены к эпохе четвёртой египетской династии.[1840] К сожалению, династии и пирамиды разделяют участь геологических периодов: их датировка произвольна и зависит от прихоти соответствующих учёных. Утверждается, что археологи знают теперь, что означенные статуи сделаны из зелёного диорита, который добывается лишь на Синайском полуострове, и

По своему стилю и пропорциям они отвечают таким же диоритовым статуям строителей пирамид третьей и четвёртой египетских династий… Кроме того, единственно возможный период для занятия вавилонянами каменоломен Синая это время, недалёкое от завершения эпохи строительства пирамид. И только так можно понять, каким образом название Синай могло произойти от имени Син, принадлежавшего примитивному лунному богу Вавилонии.

Весьма логично, но какое же время определяется для этих династий? Санхуниафон и синхронические таблицы Манефо Хронологические таблицы Санхонйатона и Манефона – или то, что от них осталось после того, как они прошли через руки святого Евсевия, – отвергнуты, и мы по-прежнему должны довольствоваться четырьмя или пятью тысячелетиями до Р.Х., столь щедро отводимыми Египту. Но, во всяком случае, одно достижение, всё-таки, есть. Наконец-то, на Земле существует город, которому отводится хотя бы 6000 лет, и это открытый геологами Эриду. По мнению проф. Сайса Сейса, опять же:

Теперь они также могут установить время заиливания верхнего конца Персидского залива, на что ушло от 5000 до 6000 лет с того периода, когда Эриду, находящийся ныне в двадцати пяти милях от воды, был морским портом при устье Евфрата и центром вавилонской торговли с Южной Аравией и Индией. Более того, новая хронология определяет время длительного ряда затмений, отмеченных в большом астрономическом труде под названием «Observations of Bel». Мы также можем понять теперь иначе ставящее в тупик изменение положения перемещение точки весеннего равноденствия, происшедшее с тех пор, как наши нынешние знаки зодиака получили наименования от древнейших вавилонских астрономов. Когда был составлен аккадский календарь и поименованы аккадские месяцы, Солнце во время весеннего равноденствия находилось не как сейчас в Рыбах и даже не в Овне, а в Тельце. Поскольку значение прецессии предварения равноденствия известно, то можно вычислить, что в Тельце Солнце во время весеннего равноденствия находилось приблизительно около 4700 лет с 4700 года до Р.Х., что даёт нам неоспоримые астрономические границы датировки.[1841]

Во избежание недоразумений сразу же скажем, что для обозначения эпох и периодов мы пользуемся делением сэра Ч. Лайэлля Лайелла, а когда мы говорим но 733] {ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ГИПОТЕЗЫ} говорим о вторичной и третичной системах, об эоцене, миоцене и плиоцене, лишь для лучшего понимания приводимых нами сведений. Поскольку чёткая продолжительность этих эпох и периодов до сих пор не утверждена, ибо в разное время одному и тому же периоду (третичному) приписывалось то два с половиной миллиона, то пятнадцать миллионов лет, и поскольку нет, по-видимому, двух геологов или натуралистов, согласных в этом, то для эзотерического учения совершенно безразлично во вторичной или в третичной системе появился человек. Если третичной системе можно отвести даже пятнадцать миллионов лет – прекрасно, ибо оккультное учение, ревниво охраняя точные данные о сроках Первой и Второй Коренных Рас и двух третей Третьей, дает чёткие сведения лишь об одном – о возрасте человечества Вайвасвата Ману.[1842]

Так же ясно можно сказать, что первые признаки погружения Материка Четвёртой Расы, на котором она жила и погибла, обнаружились в так называемом эоцене, но окончательно он исчез в период миоцена, кроме малого острова, упоминаемого Платоном. Теперь эти сведения необходимо сверить с научными данными.

А

СОВРЕМЕННЫЕ НАУЧНЫЕ ГИПОТЕЗЫ О ВОЗРАСТЕ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ, О ЖИВОТНОЙ ЭВОЛЮЦИИ И ЧЕЛОВЕКЕ

Можем ли мы заглянуть в труды специалистов? Труд «World-Life: Comparative Geology» проф. Уинчеля даёт нам любопытные сведения. Здесь мы встречаем противника теории туманности небулярной теории, со всей силой обрушивающего молот своего своей odium theologicum[1843] на совершенно противоречивые гипотезы великих научных светил о сидерических и космических явлениях, основанных на их собственных взглядах на земные периоды. «Физики и натуралисты со слишком богатым воображением» не уютно чувствуют себя и предстают в довольно жалком виде под ливнем собственных гипотетических расчётов, поставленных бок о бок. Вот что он пишет:

Сэр Уилльям Томсон, исходя из наблюдений принципов охлаждения, заключает, что с того времени, как температура Земли опустилась до отметки, достаточной для поддержания растительной жизни, могло пройти не более 10,000 10 миллионов лет ( [в другом месте он говорит о 100’000’000) ].[1844] Гельмгольц подсчитывает, что для конденсации исходной туманности до нынешних 734] размеров Солнца хватило бы 20 миллионов лет. Проф. Ньюкомб требует лишь 10 миллионов для достижения температуры в 212° F.[1845] Кролль Кроулл определяет 70 миллионов лет для рассеивания тепла…[1846] У Бишофа для падения температуры Земли с 2000° до 200° сентигр С получается 350 миллионов лет. Рид, основывая свою оценку на наблюдениях за скоростью сносов эрозии, настаивает на 500 миллионах лет от начала образования осадочных пород в Европе.[1847] Лайэлл рискует предложить на грубую оценку в 240 миллионов лет. Дарвин полагал, что для постулируемых его теорией органических трансформаций необходимо 300 миллионов лет, а Гексли готов требовать 1000 миллионов [!!]… Некоторые биологи… словно зажмурив глаза, бросаются одним прыжком в бездну миллионов лет, которые им не легче представить себе, чем бесконечность.[1848]

Затем он даёт более точные, по его мнению, геологические цифры; мы ограничимся лишь несколькими.

По сэру Уилльяму Томсону, «кора нашей планеты затвердела 80’000’000 лет назад». Вычисления же профессора Хаугтона Хотона в связи с минимальным временем, истекшим после начала подъёма Европы и Азии, дают три предположительных периода для трёх различных, возможных видов подъёма, длительность которых разнится от скромной цифры в 640’730 лет через 4’170’000 лет до огромного числа в 27’491’000 лет!!!

Этого достаточно, как можно видеть, чтобы подтвердить наши утверждения о четырёх Материках и даже браминские цифры.

Дальнейшие расчёты, детали которых читатель найдёт в труде проф. Уинчеля,[1849] приводят Хаугтона Хаутона к приблизительной оценке осадочного века нашего земного шара возраста осадочных пород планеты в 11’700’000 лет. Автор находит эти цифры слишком малыми и увеличивает их в дальнейшем до 37’000’000 лет.

В одном из трудов Кролля Кроулла «время, истекшее от начала третичной эпохи», равно 2’500’000 лет,[1850] но, согласно дальнейшему изменению в его воззрении по другой же его оценке, только с начала эоцена прошло 15’000’000 лет,[1851] а поскольку это первый из трёх Третичных периодов периодов третичной системы, то изучающий в недоумении теряется между двумя с половиной и пятнадцатью миллионами лет. Но если придерживаться первого умеренного числа,[1852] то весь период затвердевания коры нашей планеты будет равняться 131,600,000 лет кора планеты затвердела 131’600’000 лет назад.

735] {РАЗНОГЛАСИЯ МАТЕРИАЛИСТОВ} Так как последний ледниковый период продолжался от 80,000 до 240,000 240’000 до 80’000 лет назад (мнение проф. Кролля Кроулла), то человек должен был появиться на Земле от 100’000 до 120’000 лет назад. Но, как утверждает проф. Уинчель, говоря о древности средиземной Расы средиземноморской расы:

Принято считать, что она появилась к концу таяния материковых ледников. Впрочем, это не имеет отношения к древности чёрной и коричневой рас, поскольку есть немало доказательств их существования в более южных областях значительно раньше ледникового периода.[1853]

В качестве примера геологической точности и согласованности «точности» и «согласованности» можно добавить также следующие числа. Три авторитета – чл. ГО[1854] Т. Бель Белт, член КО Роберт Хэнт Хант и чл. КО Дж. Кролль Кроулл – определяя время, прошедшее после ледникового периода, дают цифры, имеющие между собой почти невероятную разницу:

Бельт ............................... 20’000 лет.

Хэнт Хант.......................... 80’000 лет.

Кролль Кроулл.............................................. 240’000 лет .[1855]

И нет ничего удивительного, что, по признанию Пенджелли:

как сейчас, так, вероятно, и никогда не будет возможно хотя бы приблизительно свести геологическое время к годам и даже к тысячелетиям.

Мудрый совет оккультистов господам геологам: им следует взять на вооружение пример осторожных масонов. Поскольку хронология, по их словам, не может измерить эру творения, то их «Antient and Primitive Rite» берёт 000’000’000 как максимальное приближение к действительности.

Те же неопределённость, противоречия и разногласия царят и во всех других вопросах.

В практическом применении авторитет учёных в связи с происхождением человека также оказывается обольщением и западнёй. В Британской Ассоциации много антидарвинистов, и естественный Подбор отбор потихоньку теряет почву. Казавшаяся одно время спасением, удержавшим учёных теоретиков от окончательного интеллектуального падения в бездну бесплодного теоретизирования, сейчас эта теория начинает внушать сомнения. Даже Гексли проявляет признаки шатания и полагает, что «естественный отбор это не единственный фактор».

Мы очень подозреваем, что время от времени она [Природа] совершает значительные скачки в смысле видоизменений, и эти прыжки мутации создают некоторые разрывы, по-видимому, существующие которые несомненны в цепи известных форм.[1856]

736] А вот что говорит Ч. Р. Бри, рассматривая роковые проблемы пробелы в теории Дарвина:

Следует снова напомнить, что должно было бы быть очень много промежуточных форм… По мнению Ст. Георга Джорджа Миварта, эволюционные изменения могут происходить быстрее, чем принято считать. Но Дарвин мужественно держится своего мнения и вновь говорит нам: «natura non facit saltum».[1857]

В этом оккультисты единодушны с Дарвином.

Эзотерическое учение полностью подтверждает представление о неспешности и величии движения Природы. Все «планетарные импульсы» периодичны. Однако, несмотря на правильность во второстепенных деталях, дарвиновская теория согласуется с оккультизмом не больше, чем с Уоллесом, который в своей книге «Contributions to the Theory of Natural Selection», довольно убедительно показывает, что для создания физического человека требуется нечто большее, чем естественный подбор отбор.

Давайте, между тем, рассмотрим научные научные возражения на эту научную же теорию и увидим, что они собой представляют:

Так Ст. Георг Джордж Миварт утверждает:

25’000’000 лет для отложения слоёв до верхнесилурийского включительно – это скромное число. Следовательно, если вся эволюционная работа этого периода образования отложений составляет лишь сотую часть всей работы, то на полное развитие всего животного царства до нынешнего состояния потребуется 2’500’000’000 (два миллиарда пятьсот миллионов) лет. Однако, даже четверть этого срока далеко выходит за рамки того времени, которое физика и астрономия готовы отвести на завершение этого процесса.

Наконец, есть трудность с объяснением причины немногочисленности ископаемых организмов в древнейших слоях – если жизнь тогда действительно была такой изобильной и разнообразной, какой должна была быть по теории Дарвина. Сам Дарвин признаёт, что «пока это необъяснимо»; и это можно выдвинуть как веский аргумент против изложенных в его книге взглядов.

Таким образом, мы видим удивительное (но совершенно необъяснимое принципами Дарвина) отсутствие отмечающих малейшие изменения переходных форм. Все наиболее отличные от других группы – летучие мыши, птеродактили, черепахи, ихтиозавры, бесхвостые (amoura) и др. – появляются на сцене одновременно. Даже такое животное, как лошадь, генеалогия которого сохранилась, пожалуй, лучше всего, не даёт убедительных доказательств об особом происхождении, своего происхождения именно в силу значительных и случайных разновидностей видоизменений. Другие же формы, такие как лабиринтодонты и трилобиты, поначалу, казалось, демонстрируют постепенные изменения, но в ходе дальнейших исследований выяснилось, что это отнюдь не так… Все эти трудности можно устранить, если признать, что новые формы животной жизни всех степеней сложности появляются время от времени сравнительно внезапно, развиваясь по законам, зависящим частично от внешних, частично от внутренних условий, подобно кристаллам (и, может быть, согласно последним исследованиям, и низшим формам жизни), которые строятся по внутренним законам их составного составляющего их вещества и в гармонии и соответствии со всеми условиями и влияниями окружающей среды.[1858]

737] {ПЛАНЕТАРНЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ ИМПУЛЬСЫ} «Внутренние законы их составного составляющего их вещества». Это мудрые слова, а допущение возможности есть проявление осторожности. Но как вообще можно признать эти внутренние законы, отвергая оккультное учение? Как пишет один из наших друзей, обращая наше внимание на приведённые рассуждения:

Другими словами, необходимо признать доктрину Планетарного Жизненного Импульса. Иначе, почему все виды сейчас шаблонны и почему даже выведенные человеком породы голубей и многих других животных, будучи снова предоставлены самим себе, возвращаются к своему исходному типу?

Но, чтобы ещё больше не усложнять существующую неразбериху, учение о Планетарных Жизненных Импульсах должно быть ясно изложено и также ясно понято. Все эти трудности исчезнут, подобно тому, как исчезают в свете восходящего Солнца ночные тени, если принять следующие эзотерические аксиомы:

(a) Существование и огромная древность нашей Планетарной Цепи.

(b) Семь Кругов.

(c) Деление человечества (помимо чисто антропологического) на семь отличных Коренных Рас, из которых нынешнее европейское человечество является Пятой.

(d) Древность человека в этом (Четвёртом) Круге и; наконец,

(e) так как как эти Расы развиваются из бесплотности в материальность, а затем вновь в относительную физическую плотность ткани разряжённость, так с каждой новой Коренной Расой изменяются и все живые, (так называемые) органические виды животных и растительности.

Принятие этих положений, пусть даже среди других гипотез, которые по рассмотрении, несомненно, оказались бы не менее нелепыми – поскольку «нелепыми» считаются в настоящее время оккультные теории, – разрешило бы все трудности. Наука, безусловно, должна попытаться сделать это и быть более логичной, нежели сейчас, ибо едва ли она может поддерживать теорию о происхождении человека от антропоидного предка, в то же время отказывая такому человеку в сколь-нибудь приемлемой древности! Поскольку уж Гексли говорит об «огромном интеллектуальном разрыве между обезьяной и человеком», о «необъятной пропасти между ними»[1859] и признаёт необходимость для науки увеличить период для такого медленного и постепенного развития человека на Земле, то все согласные с ним учёные должны, по крайней мере, сойтись хотя бы на приблизительных цифрах и прийти к согласию относительно вероятной длительности 738] плиоцена, миоцена и эоцена, о которых столько говорится, но ничего определённого неизвестно, – даже если они не отваживаются идти дальше. Но нет, кажется, и двух учёных, согласных между собой. Длительность каждого периода, по-видимому, является тайной и тернием в боку геологов. Как было показано чуть выше, они не в состоянии согласовать свои выводы даже в вопросе сравнительно недавних геологических формаций. Таким образом, нельзя доверять их цифрам, когда они дают их Ни на какие их цифры, поэтому, полагаться нельзя, потому что у них это либо миллионы, либо лишь тысячи лет!

Сказанное можно подкрепить их собственными признаниями, краткий обзор которых приводится в этом «Своде наук» под названием «Encyclopedia Britannica», дающем усреднённую точку зрения на геологические и антропологические загадки. Этот труд снимает и предлагает все сливки самых авторитетных мнений. Тем не менее мы видим в нём отказ давать какую-либо определённую хронологию даже таким сравнительно поздним эпохам, как неолит, хотя, как ни странно, время начала некоторых геологических периодов всё же устанавливается там – во всяком случае, для тех немногих, длительность которых едва ли можно сократить ещё больше без риска непосредственного конфликта с известными фактами.

Итак, в обширной Энциклопедии суммировано, что:

Прошло сто миллионов лет… после отвердения нашей Земли и появления на ней первых форм жизни.[1860]

Но пытаться обратить современных геологов и этнологов, по-видимому, так же безнадёжно, как пытаться показать натуралистам-дарвинистам их ошибки. Об Арийской Коренной Расе и её происхождении наука знает не больше, чем о жителях других планет. За исключением Фламмариона, да редких мистиков среди астрономов, в большинстве случаев сама возможность обитаемости других планет отрицается. Однако, учёные самых ранних рас Арийской группы были такими великими адептами астрономии, что о расах Марса и Венеры знали, по-видимому, гораздо больше, нежели современный антрополог знает о расах ранних стадий нашей Земли.

Давайте ненадолго оставим современную науку и обратимся к древнему знанию. Как утверждают древнейшие учёные, все такие катаклизмы – от подъёма океанов, потопов и 739] {О МИРАХ ИНЫХ ПОМИМО НАШЕГО} смены материков до циклонов и ураганов, землетрясений и вулканических извержений, приливов и даже необычности погоды и кажущегося смещения времён года, которые приводят в недоумение всех европейских и американских метеорологов в этом году, – всё определяется Луной и планетами. Да что там, даже скромные созвездия, на которые мы не обращаем внимания, оказывают огромнейшее влияние на метеорологические и космические изменения вокруг Земли и на ней самой. Так уделим же минуту внимания нашим сидерическим деспотам, правителям земного шара и его населения. Современная наука отрицает любое подобное влияние, архаическая же утверждает его. Посмотрим, что говорит по этому поводу каждая из них.

В

О ПЛАНЕТАРНЫХ ЦЕПЯХ И ИХ МНОЖЕСТВЕННОСТИ

Знали ли древние помимо собственного и о других Мирах? Какими доказательствами располагают оккультисты, чтобы говорить, что каждое небесное тело представляет собой Цепь Семи Миров, из которых видим лишь один, и что в этих мирах живут, жили или будут жить люди, так же как и на каждой видимой звезде или планете? Что имеют они в виду под «моральным и физическим влиянием» звёздных Миров на наш земной шар?

Нам часто задают эти вопросы, и они требуют всестороннего освещения. На два первых запроса ответ таков: На первый вопрос мы отвечаем, что верим в это на основании первого закона природы – единства в многообразии, и на основании второго – закона аналогии: «как вверху, так и внизу». Навсегда ушло время, когда наши набожные предки считали Землю центром Вселенной, а церковь и её надменные служители могли настаивать на кощунственности предположения об обитаемости иных миров. Адам и Ева, змей и первородный грех, за которыми следовало Искупление через Кровь, слишком долго стояли на пути к прогрессу, принося всемирную истину в жертву безумному высокомерию маленьких людишек, каковыми являемся мы.

Далее, какие у нас доказательства? Для непосвящённых не существует иных доказательств, кроме рассуждений и логических заключений. Для оккультистов же, которые верят в знание, приобретённое неисчислимыми поколениями Ясновидцев и Посвящённых, вполне достаточно сведений из сокровенных книг. Широкая публика, однако, нуждается в доказательствах иного рода. Некоторые каббалисты и даже некоторые восточные оккультисты, не найдя общего свидетельства на этот счёт, которое давали бы все мистические книги разных народов, колеблются перед принятием этого учения. Но даже такое «общее свидетельство» мы собираемся представить. А пока мы можем подойти к предмету 740] в общем и посмотреть, так ли уж абсурдно верть в него, как пытаются представить это некоторые учёные и прочие Никодимы. Думая о множественности обитаемых «Миров», мы бессознательно, быть может, представляем их себе подобными нашему собственному миру и населёнными существами, более или менее похожими на нас. При этом мы просто следуем естественному инстинкту. В самом деле, если ограничиваться историей жизни лишь нашей планеты, то наши размышления нельзя назвать бесполезными, и мы можем спросить себя с надеждой, что вопрос наш, по крайней мере, не лишён смысла: что это за «Миры», о которых говорят все древние писания человечества? Но откуда нам знать, (a) что за существа населяют миры вообще; и (b) не оказывают ли правители более высоких планет, чем наша, такое же влияние на нашу Землю сознательно, какое и мы с течением времени можем оказывать, скажем, бессознательно мы в конечном счёте, может быть, оказываем, скажем, на малые планеты (или астероиды) бессознательно, деля нашу Землю на части, проводя каналы и тем самым полностью меняя наши климаты. Подобно жене Цезаря, планетоиды, конечно, остаются вне наших подозрений – они слишком далеки и т. д. Однако, веря в эзотерическую астрономию, мы не так уж уверены в этом.

Но, когда, выводя свои домыслы и догадки за пределы нашей Планетарной Цепи, мы пытаемся выйти за границы Солнечной системы, то просто уподобляемся самонадеянным глупцам. Поскольку мы видим, как с самой бережной экономией Природа использует на Земле каждую незначительную и негодную мелочь в своих чудесных превращениях и при этом никогда не повторяется, то – согласно древней герметической аксиоме «как вверху, так и внизу» – мы можем справедливо заключить, что во всех её бесконечных системах нет другой планеты, настолько похожей на Землю, чтобы обычное человеческое мышление могло представить себе, как она выглядит и что на себе несёт.[1861]

Действительно, романы, во всех, так называемых, научных вымыслах вся так называемая научная фантастика и спиритические «откровения» с Луны, звёзд и планет дают нам лишь новые комбинации, или вариации, обычных для нас людей и вещей, страстей и форм жизни, несмотря на то, что природа и жизнь на других планетах нашей Солнечной системы совершенно отличны от земных. Виновником такого заблуждения был, главным образом, Сведенборг!

741] {СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ} Но и это ещё не всё. Обычный человек никогда не испытывал никаких иных состояний сознания, помимо того, к которому привязывают его физические чувства. Люди видят сны, но спят слишком глубоким сном, чтобы сновидения могли запечатлеться в физическом мозгу. Тем не менее, сознание должно присутствовать и в этих состояниях. Как же, тогда, мы можем надеяться, пока не изучены эти тайны, на близость к истине наших предположений о природе сфер, которые в силу экономии Природы должны относится к состояниям сознания, совершенно отличным от всего, что человек знает здесь?

И это так в буквальном смысле. Ибо даже великие Адепты (посвящённые, конечно), несмотря на то, что они подготовленные Ясновидцы, могут претендовать на полное знание природы и внешнего вида лишь тех планет с их обитателями, что входят в нашу Солнечной систему. Они знают, что обитаемы почти все планетные миры, но даже в духе им доступны миры лишь нашей Системы. Они также знают, как трудно даже для них достичь полной гармонии с планами сознания внутри нашей Системы в силу огромного отличия от состояний сознания, доступных на нашей Планетарной Сфере – от тех, например, что присущи Сферам нашей же Цепи на трёх планах, превосходящих наш земной план. Такое знание и способность общения они приобрели, научившись проникать на планы сознания, недоступные восприятию обычных людей. Но даже если бы они передали своё знание миру, он не стал бы мудрее, ибо людям не достаёт того опыта иных видов восприятия, без которого невозможно понять передаваемое.

Тем не менее, факт остаётся фактом, и большинство планет, как и звёзд, за пределами нашей Солнечной системы обитаемы, что признают даже сами учёные. В это верили Лаплас и Гершель, хотя мудро воздерживались от необоснованных суждений. Такой же вывод делается и известным французским астрономом К. Фламмарионом на основании целого ряда научных соображений. Его доводы строго научны и производят впечатление даже на материалистический ум, который остался бы равнодушным к следующим мыслям известного физика сэра Дэвида Брустера:

Эти «бесплодные духи», или «грубые души», как называют их поэты, которые смогли поверить, что Земля это единственное населённое тело во Вселенной, без труда представили бы себе и Землю без обитателей. Более того, если бы подобные умы ознакомились с выводами геологии, они решили 742] бы, что Земля оставалась необитаемой мириады лет. И здесь мы приходим к немыслимому заключению, что в течение этих мириадов лет в бескрайнем царстве Вселенского Владыки не было ни одного мыслящего создания и что до появления простейших во всём беспредельном пространстве не было ни растений, ни животных.[1862]

Кроме того, Фламмарион показывает, что все условия жизни – даже как знаем её мы – существуют, по крайней мере, на некоторых планетах, и отмечает, что там эти условия должны должны быть гораздо более благоприятными, чем на нашей Земле.

Таким образом, и научное рассуждение, и наблюдаемые факты, согласуются с утверждениями ясновидца и с голосом в сердце человека, говорящим о том, что жизнь – сознательная, мыслящая жизнь – помимо нашего должна существовать и в других мирах.

Но за эту границу обычные способности человека не могут вывести его. Авторы множества романов и рассказов, как чисто фантастических, так и демонстрирующих научные знания, пытались представить себе и описать жизнь на других планетах. Но все они как один дают лишь искажённую копию драмы окружающей нас жизни. Они, по мнению Вольтера, или люди нашей собственной расы Это либо такие же, как мы, люди под микроскопом, как у Вольтера, или же, согласно де Бержераку, либо изящная игра воображения и сатиры, как у де Бержерака. Но по существу новый мир неизменно оказывается нашим собственным. Эта тенденция настолько сильна, что без должной подготовки её жертвой становятся даже великие, прирождённые, хотя и не посвящённые, ясновидцы, – Сведенборг например, который дошёл до того, что нарядил жителей Меркурия, которых встречал в духовном мире, в одежды, подобные европейским.

Вот что говорит об этой тенденции Фламмарион:

В глазах писавших на эту тему авторов Земля является, по-видимому, прообразом Вселенной, а земной человек прототипом небесных жителей. Напротив, гораздо вероятнее, что поскольку природа на разных планетах существенным образом отличается и так же широко отличаются среда и условия существования, силы, управляющие созданием существ, и субстанции, которые вошли в их взаимное строение входящие в состав каждой планеты, то из этого следует, что наш вид существования ни в коем случае нельзя считать подходящим для других миров. Писавшие на данную тему не смогли вырваться из-под влияния земных представлений и впали в заблуждение.[1863]

743] {МИРЫ, УПОМИНАЕМЫЕ В «БИБЛИИ»} Но Фламмарион впадает именно в ту ошибку, которую сам же и осуждает здесь, ибо молча принимает условия земной жизни за стандарт, определяющий степень обитаемости других Планет пригодность других Планет для обитания «другими человечествами».

Давайте, однако, оставим эти бесполезные и пустые рассуждения, которые, хотя как будто бы и наполняют наши сердца горением восторга и расширяют наш умственный и духовный кругозор, но, в действительности, вызывают лишь искусственную стимуляцию нездоровое возбуждение и заставляют нас всё больше и больше забывать о собственном неведении не только относительно мира, в котором мы живём, но и о заключённой в нас бесконечности.

Поэтому, встречая в библиях человечества упоминание «иных миров», мы можем смело заключить, что речь идёт не только об иных состояниях нашей Планетарной Цепи и Земли, но и о других обитаемых небесных телах – звёздах и планетах, но без каких бы то ни было спекуляций о них. Вся древность верила во Вселенскую Жизнь вселенский характер Жизни. Но ни один истинно посвящённый Ясновидец ни одного из цивилизованных народов никогда не учил, что о жизни на других звёздах можно судить по стандарту жизни на Земле. Обычно под «Землями» и «Мирами» подразумеваются (a) «возрождения» нашей Планетарной Сферы после каждой Манвантары и долгого периода Обскурации и (b) периодические, полные смещениям изменения земной поверхности, когда материки исчезают, уступая место океанам, а океаны и моря смещаются в неистовстве и откатываются к полюсам, освобождая пространство новым материкам.

Мы можем начать с Библии – самого молодого из мировых писаний. В «Екклесиасте» мы читаем следующие слова Царя-Посвящённого:

Род проходит и род приходит, а земля пребывает во веки.... что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.[1864]

Нелегко увидеть в этих словах связь с последовательными катаклизмами, сметающими человеческие Расы, или, обращая взор ещё дальше в прошлое, с различными переходными состояниями Земли в процессе её образования. Но если нам скажут, что это относится лишь к нашему миру в его нынешнем виде, тогда мы направим читателя к словам Св. Павла из Нового Завета о Сыне (проявленном Могуществе), которого Бог поставил наследником всего, «через которого и миры сотворил» (во множественном числе).[1865] Этим «Могуществом» является Хокма Хохма – Мудрость и Слово. 744] Нам, вероятно, скажут, что под словом «миры» подразумевались звёзды, небесные тела и пр. Но, помимо того, что невежественные издателям редакторы Посланий не знали «звёзды» как «миры», хотя об этом и должен был знать Св. Павел как Посвящённый, «Мастер-Строитель», мы можем также привести слова на сей счёт известного теолога кардинала Уайзмана. Рассматривая в своём труде (I, 309) неопределённый шестидневный период – мы бы сказали, «слишком определённый» шестидневный период – сотворения и 6000 лет, он сознаётся, что мы никогда не поймём смысла этого утверждения Св. Павла, если либо не предположим, что здесь намекается на период между первым и вторым стихами 1-ой главы «Книги Бытия», а, значит, и на те первичные перевороты, т. е., разрушения и возрождения мира, о которых говорится в 1-ой главе «Екклесиаста»; либо, как делают многие другие, не примем буквально место из Евр.1, где сказано о создании «миров» – во множественном числе. Весьма странно, говорит он, что все космогонии сходятся на одной и той же идее и хранят предание о ряде первых переворотов, во время которых разрушался, а затем обновлялся мир.

Если бы кардинал изучил «Зогар», его сомнения сменились бы уверенностью. В «Идра Сута Зута» сказано:

Известно о древних мирах, которые исчезали, едва появившись; о мирах с формой и без формы, называемых Искрами, ибо были они, как искры, разлетающиеся из-под молота кузнеца во все стороны. Одни из них были мирами первичными, которые не могли существовать долго, ибо «Ветхий Деньми» – да будет свято имя его – ещё не облёкся в форму свою,[1866] работник не стал ещё «Небесным человеком».[1867]

В Мидраш’е мидраше, написанном задолго до Каббалы Симеона Бен Иохай Шимона бен Йохая, равви Абаху объясняет:

Святый, да будет благословенно имя его, до этого мира последовательно создавал и разрушал различные другие миры…[1868] Это относится и к первым Расам [«Цари Эдома Едомским царям»], и к разрушенным мирам.[1869]

«Разрушение» означает здесь то, что мы называем «обскурацией». Это становится очевидно благодаря дальнейшему объяснению:

Но, когда говорится, что они [миры] исчезали, имеется в виду лишь то, что у них [их человечеств] не было настоящей формы, пока не появилась человеческая [наша] 745] {ЦАРИ ЭДОМА ЕДОМСКИЕ} форма, которая заключает в себе всё сущее и несёт в себе все формы…[1870] это не означает смерть, но лишь отмечает понижение их статуса [статуса активных миров].[1871]

Поэтому слово «разрушение» в связи с мирами имеет много значений, которые ясно объясняются в нескольких комментариях на «Зогар» и в каббалистических трактатах. Как сказано в другом месте, это означает разрушение не только многих миров, закончивших свой жизненный путь, но и нескольких исчезнувших континентов, а также их опускание и изменение географического положения.

О таинственных «царях Эдома Едома» иногда говорят как о разрушенных «Мирах», но это лишь уловка. Цари, царствовавшие в Эдоме Едоме ещё до царствования царей израильских, или «цари Эдомитов Идумеев», никак не могли символизировать «первичные миры», но лишь «попытки создания людей» на этой Планетарной Сфере – доадамические Расы, о которых говорит «Зогар» и которых мы обозначаем как Первую Коренную Расу. Ибо, перечисляя шесть Земель (шесть «Членов» Микропросопуса), седьмую (нашу Землю), как сказано, не включили в их число, когда были созданы шесть (шесть Сфер над нашей Сферой в Земной Цепи), поэтому семь первых царей Эдома Едома не вошли в «Книгу Бытия». По закону аналогии и пермутации метатезы в халдейской «Книге Чисел», а также в книгах «Знания» и «Мудрости», «семь первичных миров» означают также «семь первичных» рас» (подрас Первой Коренной Расы Теней), а цари Эдома Едома суть сыновья «Исаака, отца Эдомитов Исава, отца Идумеев»,[1872] т. е., Исаак Исав в Библии олицетворяет промежуточную расу между Четвёртой и Пятой, атлантами и арийцами. «Два племени во чреве твоём»,[1873] сказал Господь Ревекке, и Исаак был красен и волосат космат. 25-ая глава «Книги Бытия» в стихах 24–34 передаёт аллегорическую историю рождения Пятой Расы: .

«Сифра ди-Цениута» гласит:

И умерли цари древних времён, и не видели больше вождей [венцов] их.

В «Зогаре» сказано:

Глава народа, который не был создан в начале по подобию Белого Главы; его народ не происходит от этой Формы… прежде чем он [Белый Глава, Пятая Раса или Древнейший из Древних] не утвердился в своей [собственной или 746] нынешней] форме… все Миры были уничтожены. Поэтому написано: царствовал в Эдоме Едоме Бела, сын Веоров [Быт.36. «Миры» означают здесь Расы]. И он [тот или иной царь Эдома Едома] умер, и другой царствовал вместо него.

Никто из каббалистов, рассматривавших до сих пор символизм и аллегории этих «царей Эдома Едомских», похоже, не заметил в них больше одного аспекта. Однако, это не только «Миры, которые были уничтожены», или «Цари, которые умерли», но и то и другое и гораздо больше, о чём за недостатком места мы не можем здесь говорить. Поэтому, оставив мистические притчи «Зогара», вернёмся к реальным фактам материалистической науки. Но сначала укажем некоторых из длительного ряда великих мыслителей, веривших во множественность обитаемых миров вообще и в миры, предшествовавшие нашему, в частности. Среди них великие математики Лейбниц и Бернуйи Бернулли, сам сэр Исаак Ньютон, как следует из его «0ptics» «Оптики», натуралист Бюуффон, скептик Кондилльяк, Байи, Лаватер, Бернардин де Сен-Пьер и как противоположность двум последним – подозреваемым, однако, в мистицизме – Дидеро Дидро и большинство из писателей «Encyclopedia». За ними следует основатель современной философии Кант, поэты-философы Гёте, Краузе, Шеллинг, и многие астрономы – от Бодэ, Фергюссона и Гершеля до Лаланда и Лапласа со множеством их последователей более близких к нам лет.

Воистину блистательный перечень уважаемых имён, но ещё убедительнее этих имён в пользу существования жизни и даже организованной жизни на других планетах свидетельствуют данные физической астрономии. Так, при анализе четырёх метеоритов, упавших недавно в Алэ (Alais)[Егоров Ге2] во Франции, на Мысе Доброй Надежды, в Венгрии и снова во Франции, был обнаружен графит, вид угля модификация углерода, который, как известно, неизменно связан с органической жизнью на Земле. То, что наличие угля углерода не есть результат воздействия земной атмосферы, доказывается тем, что уголь углерод заключался в самой сердцевине метеорита. А в метеорите, упавшем в 1857 году в Аргёйль (Argueil) на юге Франции, были обнаружены вода и торф, который всегда образуется при разложении растительных веществ.

Более того, изучая астрономические аспекты других планет, несложно показать, что некоторые из них гораздо лучше нашей Земли приспособлены для развития на них жизни и разума, даже с учётом привычных людям условий. На Юпитере, например, времена года меняются не в тех широких пределах, 747] {О ЧЁМ ГОВОРИТ НАМ ФЛАММАРИОН} как у нас, а почти неуловимо, причём длительность их в двенадцать раз превышает земную. Благодаря наклону оси Юпитера смена времён года на нём почти исключительно зависит от эксцентричности эксцентриситета его орбиты и потому происходит медленно и регулярно. Нам скажут, что никакая жизнь на Юпитере невозможна, так как он находится в раскалённом состоянии. Но не все астрономы согласны с этим. Фламмарион, например, говорит то же, что и мы, а уж он-то должен знать.

Венера же, напротив, менее приспособлена для такой человеческой жизни, как на Земле, ибо времена года на ней более резки, а перепады температуры более внезапны. Любопытно, однако, что на четырёх внутренних планетах – Меркурии, Венере, Земле и Марсе – продолжительность дня почти одинакова.

Меркурий получает в семь раз больше солнечного тепла и света, чем Земля, и как утверждает астрономия, окутан весьма плотной атмосферой. А поскольку мы видим, что жизнь на Земле становится более активной пропорционально количеству солнечного тепла и света, то более, чем вероятно, что её интенсивность на Меркурии во много-много раз превышает интенсивность земной.

Как и Меркурий, Венера и Марс имеют весьма плотную атмосферу, и, по крайней мере, на взгляд земного астронома, снега, покрывающие их полюса, облака, скрывающие их поверхность, географическая конфигурация морей и континентов, смена времён года и климат очень похожи. Но подобные факты и вытекающие из них соображения говорят лишь о возможности существования на этих планетах человеческой жизни в том виде, как она известна на Земле. Возможность же существования на этих планетах некоторых известных нам форм жизни уже давно и неоднократно доказана, и потому совершенно бессмысленно подробно говорить о физиологии и т. д. их гипотетических обитателей, если читатель в конце концов может прийти лишь к мысленному развитию уже знакомого ему окружения. Лучше, поэтому, удовольствоваться тремя заключениями, которые столь часто цитируемый нами Фламмарион формулирует как строгие и точные выводы, вытекающие из известных фактов и законов Природы науки.

1. Различные силы, действовавшие в начале эволюции, породили большое разнообразие созданий органического и неорганического царств нескольких миров.

2. Строение одушевлённых существ с самого начала соответствовало формам и организмам, обусловленным физиологическим состоянием каждого населённого небесного тела.

748]

3. Человечества других миров отличаются от нашего как внутренним строением, так и внешним физическим типом.

Наконец, читатель, сомневающийся в обоснованности этих заключений как противоречащих Библии, может обратиться к приложению из сочинения К. Фламмариона, где этот вопрос рассматривается подробно, ибо в таком труде, как наш, нет никакой необходимости указывать на логическую несостоятельность отрицания церковным духовенством множественности миров на основании авторитета Библии.

В этой связи можно напомнить времена, когда в своём горячем усердии молодая церковь воспротивилась доктрине о шарообразности Земли, полагая, что народы противоположного полушария оказались бы за границей спасения. Можно также вспомнить, как много времени понадобилось нарождающейся науке, чтобы опровергнуть представление о плотном небосклоне, по бороздам которого движутся звёзды единственно для назидания земного человечества.

Теория о вращении Земли встретила такое неприятие – вплоть до мученичества её авторов, – потому что не только лишала нашу планету её величественного центрального положения в пространстве, но и произвела ужасное потрясение в представлениях о Вознесении, ибо понятия «верха» и «низа» оказались совершенно относительными, что весьма усложнило вопрос о точном местонахождении Неба![1874]

По лучшим современным расчётам, в самые сильные телескопы можно увидеть не менее 500’000’000 звёзд различной величины. Расстояния же между ними не поддаются определению. Так неужели же наша микроскопическая Земля – «песчинка на берегу беспредельного океана» – есть единственное средоточие разумной жизни? Наше Солнце, которое в 1’300’000 превосходит по величине нашу планету, становится ничтожным карликом рядом с таким гигантским солнцем, как Сириус, который в свою очередь превращается в карлика в сравнении с другими светилами беспредельного Пространства. Эгоцентрическое представление о Иегове как о хранителе небольшого и незаметного полу-номадического полукочевого племени, может быть приемлемым только вкупе с представлением, ограничивающим сознательное существование нашей микроскопической планетой. Причинами для принятия такого представления, без сомнения, послужили: (a) незнание ранними христианами астрономии наряду с переоценкой значения человека – примитивная форма себялюбия; и (b) опасение, что принятие гипотезы о 749] {НАУКА И ОККУЛЬТИЗМ ВСЁ-ТАКИ МОГУТ ПРИЙТИ К СОГЛАСИЮ} миллионах других населённых планет вызовет сокрушительное возражение: «Значит, для каждого из миров было своё Откровение?» – с вытекающим из него представлением о вечном «обходе», который как бы совершает Сын Божий. К счастью, теперь не нужно тратить время и энергию на доказательство возможности существования таких миров, поскольку она признаётся всеми мыслящими людьми. Нам остаётся только показать, что если будет доказано существование иных миров помимо нашего, населённых человечествами, совершенно отличными как друг от друга, так и от нас – как утверждают оккультные науки, – то будет наполовину доказана и эволюция предшествующих Рас. Ибо, где тот физик или геолог, который готов отрицать, что за миллионы лет своего существования Земля неоднократно изменялась; и что со сменой её «кожи», как это называется в оккультизме, на ней всякий раз появлялось новое человечество, приспособленное к изменившимся атмосферным и климатическим условиям? А если так, то почему до нынешней Пятой, Адамической, Коренной Расы не могли существовать и процветать предшествовавшие нам четыре совершенно отличных друг от друга человечества?

Однако, прежде чем закончить нашу дискуссию, нам нужно лучше рассмотреть так называемую органическую эволюцию. Давайте изучим вопрос и посмотрим, неужели же совсем невозможно согласовать наши оккультные данные и хронологию – хотя бы до некоторой степени – с данными науки.

С


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 341; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ