ПЯТАЯ РАСА И ЕЁ БОЖЕСТВЕННЫЕ НАСТАВНИКИ



47. Остатки первых двух Рас исчезают навсегда. Группы различных рас атлантов спасаются от Потопа вместе с Праотцами Пятой. 48. Начало нынешней Расы, Пятой. Первые Божественные Династии. 49. Первые проблески в истории, привязанные теперь к аллегорической хронологии Библии. Рабское следование «всемирной» истории библейской хронологии. Первые Наставники и Цивилизаторы человечества.

47. ОСТАЛОСЬ мало:[867] НЕмного ЖёЛТЫХ, НЕмного КОРИЧНЕВЫХ И ЧёРНЫХ И НЕмного КРАСНЫХ. ЛЮДИ ЛУННОГО ЦВЕТА[868] ИСЧЕЗЛИ НАВСЕГДА (a).

48. ПЯТАЯ,[869] ПРОИзошедшая ОТ СВЯЩЕННОГО РОДА праведных, ОСТАЛАСЬ. ПЕРВЫе БОЖЕСТВЕННЫе ЦАРИ УПРАВЛЯли ею…

49. …ЗМИИ, КОТОРЫЕ ВНОВЬ СПУСТИЛИСЬ И УСТАНОВИЛИ МИР С ПЯТОй,[870] УЧИЛИ И НАСТАВЛЯЛИ ЕЁ (b)…

(a) Эта шлока говорит о Пятой Расе. История начинается не с неё, но живые и постоянно повторяющиеся предания повествуют именно о ней. История – или то, что так называется, – уходит в прошлое не дальше фантастического происхождения нашей пятой подрасы якобы «несколько тысяч» лет назад. Те «немного жёлтых, немного коричневых и чёрных и немного красных», что остались, это подразделения первой подрасы Пятой Коренной Расы. А люди «лунного цвета» – то есть Первая и Вторая Расы – исчезли навсегда и бесследно, причём ещё при третьем «Потопе» Третьей, Лемурийской, 367] {«ВЕЛИКИЙ ДРАКОН» И «ЗМИИ»} Расы, того «Великого Дракона», чей хвост во мгновение ока смёл с лица Земли целые народы. Таков истинный смысл следующего стиха в Комментарии:

Великий Дракон чтит лишь Змиев Мудрости, Змиев, следы нор которых чьи норы сокрыты теперь под Треугольными Камнями.

Иначе говоря, под «пирамидами четырёх сторон света».

(b) Это объясняет то, что неоднократно упоминается в других Комментариях: Адепты, или «Мудрые» люди, Третьей, Четвёртой и Пятой Рас жили в подземных жилищах, обычно под сооружениями, напоминавшими пирамиды, а то и под настоящими пирамидами. Подобные «пирамиды» строились в «четырёх сторонах света» и никогда не были монополией лишь страны фараонов, хотя и считались исключительным достоянием Египта, пока не были обнаружены на всём протяжении обеих Америк, под и над землёй, в девственных лесах и под ними, а также в долинах и на равнинах. Хотя подлинные, геометрически точные пирамиды больше не встречаются в Европе, но многие предполагаемые пещеры раннего неолита, колоссальные треугольные пирамидальные и конические «менгиры» Морбигана и вообще Бретани, многочисленные «датские тумули (курганы)» датские «курганы» и даже «могилы великанов» в Сардинии с их неразлучными спутниками «нурагхи» представляют собой более-менее грубое подобие пирамид. Бóльшая их часть создана первыми поселенцами новорождённого материка и островов Европы, «немногих жёлтых, немногих коричневых и чёрных и немногих красных» рас, что оставались после погружения последних материков и островов Атлантиды 850’000 лет назад – кроме Платонова острова – и до пришествия великих арийских рас, а другие были построены самыми первыми переселенцами с Востока. С этим, конечно, не согласятся те, кому трудно принять возраст человечества более, чем в 57’000 лет – возраст, который был определён д-ром Даулером для скелета, найденного им на берегах Миссисипи в Новом Орлеане. Но когда-нибудь они убедятся в своей ошибке. Мы можем пренебречь глупым бахвальством жителей Аркадии, считавших себя «старше Луны» (pros1lhnoi), и жителей Аттики, утверждавших, что они существовали ещё до появления на небе Солнца, но нельзя отрицать их несомненную древность. Точно также нельзя смеяться над общемировым поверьем о наших исполинских предках. Ошибочное принятие костей мамонта и мастодонта, а один раз даже гигантской саламандры, за человеческие кости не 368] объясняет, почему из всех млекопитающих только для человека наука не желает допустить уменьшения в росте, как для все прочих животных форм, от великана Homo Diluvii до современного пяти-шестифутового существа.

Но «Змии Мудрости» хорошо сохранили свои анналы, и история человеческой эволюции начертана в Небесах так же, как она начертана на стенах подземелий. Человечество и звёзды неразрывно связаны между собой благодаря Умам, что управляют последними.

Современные знатоки символизма могут смеяться над этим, называя это «фантазией», но как пишет Станилэнд Уэйк:

Потоп в легендах некоторых народов Востока, вне всяких сомнений, [всегда] связывался не только с пирамидами, но и с созвездиями.[871]

«Древний Дракон» тождествен «Великому Потопу», говорит Проктор:

Мы знаем, что в прошлом созвездие Дракона находилось на полюсе, или вершине, небесной сферы. В звёздных храмах… Дракон был самым высоким, или управляющим, созвездием… Замечательно, как тесно эти созвездия… в последовательности и в порядке правильного восхождения соответствуют событиям, зарегистрированным в связи с [библейским] Потом.[872]

Причины этой странности замечательности, однако, хорошо объясняются в нашем труде. Это лишь показывает, что в памяти и преданиях подрас Пятой Расысмешано несколько потопов. Первый великий Потоп был астрономическим и космическим, а несколько других – земными. Однако, наш весьма сведущий друг Джералд Мэсси Масси – истинно посвящённый в тайны Британского Музея, но, всё же, лишь самопосвящённый, – настаивал на том, что затопление Атлантиды и Потоп суть лишь антропоморфизированные фантазии невежественного народа и что Атлантида это всего-навсего «астрономическая аллегория». Но великая аллегория зодиака основана на исторических событиях, а аллегория вряд ли может быть смешиваема с историей противоречить истории. Более того, смысл этой астрономической и зодиакальной аллегории известен всем, кто изучает оккультизм. Д-р Смит обнаружил истинный смысл аллегории в эпической поэме о Нимвроде Нимроде на ассирийских табличках.

[Двенадцать её песней] связаны с ежегодным прохождением Солнца через двенадцать месяцев года. Каждая табличка отвечает какому-то месяцу и ясно указывает на животные формы знаков зодиака… [одиннадцатая песнь] посвящена Риммону, Богу бурь и дождя, и соответствует одиннадцатому знаку зодиака – Водолею.[873]

369] {ПОЛОЖЕНИЕ ПОЛЮСОВ МЕНЯЛОСЬ ТРИЖДЫ} Но в древних анналах даже этому предшествует до-астрономический Космический Потоп, который получил аллегорическое и символическое выражение в вышеупомянутом зодиакальном, или Ноевом, Потопе. Но это не имеет никакого отношения к Атлантиде. Пирамиды тесно связаны и с идеей созвездия Великого Дракона, «Драконов Мудрости», или великих Посвящённых Третьей и Четвёртой Рас, и с нильскими разливами, считавшимися божественным напоминанием о великом затоплении Атлантиды. Однако, астрономические хроники всемирной истории, по утверждению, ведутся с третьей подрасы Четвёртой Коренной, или Атлантической, Расы. Когда было это? Оккультные данные показывают, что даже со времени правильного установления начала регулярных вычислений по зодиаку в Египте полюсы были трижды перемещены трижды менялись местами.

Мы ещё не раз вернёмся к этому утверждению. Символизм знаков зодиака – дающий материалистам точку опоры для их однобоких теорий и суждений – исполнен слишком глубокого значения, а влияние самих знаков на человечество слишком огромно, чтобы можно было ограничиться лишь несколькими словами о них. А пока нам нужно рассмотреть смысл 48-ой шлоки о «первых Божественных Царях», которые «вновь спустились» и руководили и наставляли нашу Пятую Расу после последнего Потопа! Последнее утверждение мы обсудим с точки зрения истории в последующих Разделах, а сейчас должны закончить рассмотрением ещё некоторых деталей в вопросе о «Змиях».

Здесь нам придётся закончить с краткими и «не отшлифованными» Комментариями на архаические Стансы, поскольку дальнейшие разъяснения требуют доказательств из древних, средневековых и современных трудов на эти темы. Все подобные свидетельства необходимо теперь собрать, сопоставить и сгруппировать так, чтобы предложить это богатство исторических подтверждений вниманию читателя. Так как невозможно переоценить многогранный смысл странного и выразительного символа (так часто поминаемого) «искусителя человека» – по ортодоксальной версии церкви, – то нам кажется целесообразным исчерпать эту тему сейчас с помощью всех доступных аргументов даже с риском повторений. Наши теологи и некоторые набожные символисты неизменно рассматривают титанов и Кабиров как неразрывно связанных с гротескной личностью «дьявола», и каждое доказательство, идущее вразрез с их теорией, до сих пор неизменно игнорировалось и отбрасывалось. Поэтому оккультисты не должны пренебрегать ничем, что может способствовать разоблачению этого клеветнического заговора. Мы предполагаем разделить вопросы, 370] поднимаемые в трёх последних стихах, на несколько групп и осветить их настолько тщательно и всесторонне, насколько позволяет место. Это позволит добавить ещё некоторые детали к совокупности свидетельств древности по наиболее оспариваемым положениям оккультизма и эзотерической доктрины, однако основная их масса будет дана во второй части этого тома, в Отдел Символики посвящённой символизму.

_____

ЗМИИ И ДРАКОНЫ В РАЗЛИЧНОМ СИМВОЛИЗМЕ

В Халдее слово «дракон» фонетически не писалось, а изображалось двумя монограммами, вероятно, со значением «чешуйчатый», по мнению востоковедов. «Это обозначение», весьма резонно замечает Г. Смит, «могло, конечно, соответствовать либо мифическому дракону, либо змею, либо рыбе». К этому мы можем добавить, что в одном из аспектов оно применимо к Макара, десятому знаку зодиака, ибо это санскритское слово обозначает неопределённое земноводное животное, обычно сопоставляемое с крокодилом, но в действительности означающее нечто другое. Фактически это указывает на то, что ассириологи, во всяком случае, не имеют достоверных данных о статусе дракона в древней Халдее. Евреи заимствовали свой символизм у халдеев, но впоследствии их точно также обобрали христиане, превратившие «чешуйчатого» в живую сущность и злую силу.

Представителя драконов, «крылатых и чешуйчатых», можно видеть в Британском Музее. На этом изображении события событий Падения, согласно тому же авторитету, по обе стороны «древа» сидят также две фигуры с поднятыми к «яблоку» руками, а за «древом» находится Дракон-Змей. Эзотерически эти две фигуры принадлежат готовым к посвящению «халдеям», а Змей символизирует Посвящающего. Ревнивые же Боги, проклинающие всех троих, олицетворяют экзотерическое невежественное непосвящённое священство. Это не очень походит на «библейское событие» в его буквальном значении, что очевидно каждому оккультисту!

«Великий Дракон чтит лишь Змиев Мудрости», – гласит Станса, подтверждая правильность нашего объяснения двух фигур и «Змея».

«Змии, которые вновь спустились… учили и наставляли» Пятую Расу. Но разве поверит современный здравомыслящий человек, что речь идёт о настоящих змеях? Так появилось грубое предположение – ныне почти аксиоматическое среди учёных – о том, что люди, писавшие в древности о различных священных драконах и змиях, были либо суеверными и легковерными, либо пытались обмануть 371] {ГНОСТИКИ НААСЕЯНЕ} ещё более невежественных людей. Но, начиная от Гомера, слово означало нечто скрытое от профана.

«Грóзны Боги в своих проявленьях» – те Боги, которых люди называют драконами. Из замечаний Элиания по поводу этих змеиных символов в его труде «De Natura Animalium» ясно, что он прекрасно понимал этот древнейший символизм. В связи с процитированным стихом Гомера он весьма резонно поясняет:

Ибо хотя дракон священ и достоин почитания, но имеет в себе нечто большее от божественного естества, о чём лучше [для других?] не знать.[874]

Символизм «дракона» семеричен, и из семи его значений мы можем дать высшее и низшее. В высшем он тождествен «Саморождённому» Логосу, индусскому Адже. У христианских гностиков-наасеян, или почитателей Змия, он был Вторым Лицом Троицы, Сыном, и символизировался созвездием Дракона.[875] Семь его «Звёзд» суть семь звёзд в руке «Альфы и Омеги» из «Апокалипсиса». А самое земное его значение соответствует «мудрым» людям.

Эта часть религиозного символизма древности очень отвлечённа и таинственна и профану может остаться непонятной. В современном мире она настолько режет уши христиан, что, несмотря на нашу пресловутую цивилизацию, она едва ли может быть воспринята иначе, чем как прямое осуждение излюбленнейшей христианской догмы. Для достойного изложения подобной темы необходимы перо и гений Мильтона, чей поэтический вымысел укоренился в церкви как Богооткровенная догма.

Но разве аллегория о драконе и его предполагаемом небесном победителе берёт начало лишь в «Откровении» Св. Иоанна? Мы отвечаем категорическое «нет». «Драконом» Св. Иоанна является Нептун, символ магии атлантов.

Чтобы читатель мог убедиться в правильности нашего «нет», мы предлагаем ему ознакомиться с символизмом змия, или дракона, в его нескольких аспектах.

_____

СИДЕРИЧЕСКИЕ И КОСМИЧЕСКИЕ СИМВОЛЫ

Каждый астроном – не говоря уже об оккультистах и астрологах – знает, что Астральный Свет, Млечный Путь, 372] путь Солнца к тропикам Рака и Козерога, а также циклы сидерического или тропического года в мистической и аллегорической терминологии Адептов иносказательно всегда назывались «Змиями».

Это и в космическом, и в метафорическом смысле. Посейдон это «Дракон» – Дракон «Чоззар Хоззар, профанами называемый Нептуном», согласно же гностикам (Peratae) согласно гностикам Peratae, «Добрый и Совершенный Змий», Мессия наасеян, который на небе символизируется созвездием Дракона.

Но мы должны различать характеры этого символа. Зороастрийский эзотеризм аналогичен эзотеризму Тайной Доктрины, и когда оккультист читает в «Вендидаде» о жалобах на «Змея», укусы которого превратили прекрасную вечную весну Айрьяна Ваэджо Арйана Вэджи в зиму, порождающую болезни и смерть наряду с умственным и психическим увяданием, он знает, что под Змеем разумеются Северный и небесный полюсы.[876] В зависимости от угла наклона двух этих осей по отношению друг к другу происходит смена времён года. Согласно экзотерическим анналам, параллельность между осями исчезла, а с ней прекратилась и вечная весна, Айрьяна Ваэджо Арйана Вэджи «на берегах прекрасной реки Дайтьи», и «арийским магам волхвам пришлось переселиться в Согдьяну Согдиану». Но эзотерическое учение утверждает, что полюс удалился от экватора и что «Страна Блаженства» Четвёртой Расы, получившей её в наследство от Третьей, превратилась в бесплодный и бедственный край. Одно это должно служить неоспоримым доказательством великой древности зороастрийских Писаний. Послепотопные неоарийцы, конечно, вряд ли могли узнать горы, на вершинах которых их праотцы собирались до Наводнения и общались с чистыми «Язатами», или небесными Духами Стихий, с кем когда-то разделяли жизнь и пищу пищу. Как показывает Экштейн:

«Вендидад», по-видимому, указывает на большое изменение в области атмосфере Центральной Средней Азии, на сильные вулканические извержения и разрушение целой горной цепи по соседству с цепью Кара-Корум.[877]

Египтяне, по Евсевию, который, как ни удивительно, написал-таки правду, символически изображали Космос в виде большого огненного круга с пересекающим его по диаметру змием с ястребиной головой.

Здесь мы видим полюс Земли в плане плоскости эклиптики со всеми огненными последствиями, обусловленными таким небесным положением: когда 373] {ДВА МИСТИЧЕСКИХ ПОЛЮСА} весь зодиак в 25’000 [нечетных с небольшим] лет должен был «покраснеть от солнечного блеска», и каждый знак должен был находиться в вертикальном положении к полярной области.[878]

Меру, обитель Богов, как уже объяснялось, находилась на Северном полюсе, тогда как Патала, Мир Дольний, лежала, как предполагалось, к югу. Так как каждый символ в эзотерической философии имеет семь ключей, то в географическом значении Меру и Патала соответствуют местностям, а в астрономическом – «двум полюсам». Последнее значение экзотерическое сектантство нередко понимало как «Гору» и «Бездну», или Небо и преисподнюю. Если мы придержемся сейчас лишь астрономического и географического значения брать лишь астрономическое и географическое значения с их нынешними соответствиями, то вполне возможно, что древние знали топографию и природу Арктики и Антарктики лучше, чем любой из современных астрономов. У них были причины, и основательные, для наименования одной из них «Горой», а другой «Бездной». Как наполовину объясняет только что цитировавшийся автор, Гелион и Акерон означали почти то же самое. «Гели-он это Солнце в своей высочайшей точке», ибо Гели-ос, или Эли-ос, означает «высочайший», а Акерон находится в 32 градусах над полюсом и в 32 градусах под ним, что предполагало, что аллегорическая река касается северного горизонта на широте 32 градусов. Обширную Выпуклость впадину, навсегда сокрытую от наших взоров и окружавшую южный полюс, первые астрономы называли бездной. В то же время они заметили некую окружность, постоянно появлявшуюся в небе над горизонтом по направлению к северному полюсу, и назвали её Горой. Поскольку Меру представляет собой высокую обитель Богов, то говорили о периодическом восхождении и нисхождении Богов. Но (астрономически) имелись в виду зодиакальные Боги, или переход изначального северного полюса Земли к небесному южному полюсу.

В ту эпоху в полдень эклиптика проходила параллельно меридиану; и часть зодиака спускалась от северного полюса к северному горизонту, пересекая восемь колец змия [восемь сидерических лет, или более 200’000 солнечных], что сравнимо с воображаемой лестницей о восьми ступенях, подымающейся от земли к полюсу, т. е., к престолу Юпитера. По этой лестнице восходили и нисходили Боги, или знаки зодиака. [Лестница Иакова и ангелы]… С тех пор, как зодиак находился по обе стороны от этой лестницы, истекло более 400’000 лет.[879]

Оригинальное объяснение, хотя и с примесью оккультной ереси. Тем не менее, оно ближе к истине, нежели многие другие, более научного и особенно теологического характера. Христианская Троица, как 374] сказано, изначально была чисто астрономической. Вот почему Рутилий сказал о тех, кто эвхемеризировал ее истолковал её эвгемерически: «Judaea gens, radix stultorum».

Но профаны, особенно, христианские фанатики, постоянно ищущие научных подтверждений для своих буквально понимаемых текстов, упрямо хотят видеть в небесном полюсе змея из «Книги Бытия», Сатану, врага рода человеческого, тогда как в действительности это космическая метафора. Оставившие Землю Боги это не только Боги, Покровители и Наставники, но и меньшие Боги – Правители знаков зодиака. Первые как реальные Сущности, давшие рождение человечеству, выпестовавшие и наставившие его в ранней юности, появляются во всех Писаниях, и в зороастрийских, и в индусских. Ормазд, или Ахура Мазда, «Владыка Мудрости», это синтез Амешаспентов Амшаспандов, или Амеша Спентов, «Бессмертных Благодетелей»,[880] «Слово», или Логос, и шесть его высших аспектов в маздеизме. Вот как описаны эти «Бессмертные Благодетели» в «Замьяд Яште»:

Амеша Спенты, блистающие, с зоркими очами, великие, помогающие… бессмертные и чистые… все семь, одушевленные единым духом семеро единодушных, говорящих одно и действующих в согласии… создатели и разрушители созданий Ахура Мазды, их создатели и опекуны, их хранители и правители.

Этих нескольких строк достаточно, чтобы выявить двойную и даже тройную суть Амешаспентов Амшаспандов, наших Дхиан-Чоханов, или «Змиев Мудрости». Они тождественны Ормазду (Ахура Мазде) и в то же время отличны от него. У христиан они также ангелы звёзд – зороастрийские звёздные Язаты, – или семь планет (включая Солнце) каждой религии.[881] Это подтверждает эпитет «блистающие, с зоркими очами». Таковы они на физическом и небесном планах. На духовном же это Божественные Силы Ахура Мазды, но на астральном, или психическом, плане, это «Строители», «Стражи», Питри, или Отцы, и первые Наставники человечества.

Когда смертные станут достаточно духовными, им не нужно будет навязывать правильное понимание древней мудрости. Люди будут тогда знать, что каждый великий мировой Реформатор, чьё имя дошло до нас, (a) был непосредственной эманацией Логоса (под каким бы именем мы не знали 375] {БОГ И АНТРОПОМОРФИЗИРОВАННАЯ ПРИРОДА} его), то есть, был воплощением сущности одного из «Семи», «Божественного Духа, который семеричен» и (b) который уже являлся в прошлых Циклах. Тогда они поймут причину некоторых вековых загадок, как исторических, так и хронологических. Например, почему они не могут установить хотя сколь-нибудь точно время появления Зороастра, которого в «Дабистане» мы находим двенадцати- и четырнадцатикратно; почему индивидуальности и число Риши и Ману так перемешаны; почему Кришна и Будда называют себя новыми воплощениями, причём Кришна отождествляет себя с Риши Нараяной, а Гаутама перечисляет целый ряд своих предыдущих рождений, и почему Кришна, будучи «самим превышним Брахмой», зовётся, тем не менее, Аншаншаватарой – только «частью части» Превышнего на Земле; почему, наконец, Озирис Осирис – Великий Бог и в то же время «земной Царь», который вновь появляется как Тот-Гермес; и почему Иисус (по-еврейски, Иешуа) из Назарета каббалистически ассоциируется с Иисусом, сыном Навина, а также с другими личностями. Согласно эзотерической доктрине, всё это объясняется тем, что каждый из них, как и многие другие, появились первыми впервые появлялись на Земле как одна из Семи Сил Логоса, индивидуализированная в виде Бога или Ангела (Вестника), а затем, смешавшись с материей, они вновь явились, поочередно, являлись уже как великие Мудрецы и Наставники, которые «учили» Пятую Расу, как прежде наставляли две предыдущих, и были Правителями из Божественных Династий. Наконец, они жертвуют собой, чтобы на благо человечества рождаются в различных обстоятельствах и в определённые критические периоды до тех пор, пока в своих последних воплощениях они действительно не станут только «частями части» на Земле, но по существу Единым Высочайшим в Природе.

Это метафизика теогонии. После индивидуализации каждая из Семи «Сил» отвечает за один из элементов творения и управляет им,[882] отсюда столько знамений в каждом символе чем и объясняется многозначность каждого символа. И только эзотерическое объяснение этих символов позволяет избежать обычной неразрешимой путаницы.

Нужны ли доказательства западному каббалисту, обычно не согласному с восточным оккультистом? Пусть он откроет «Histoire de la Magie»[883] Элифаса Леви и внимательно рассмотрит его «великий каббалистический символ» из «Зогара». Он увидит схему развития «переплетённых треугольников»: белый человек мужчина наверху и перевёрнутая чёрная женщина внизу. Её ноги проходят под вытянутыми руками 376] мужчины и продолжаются у него за плечами, а их руки соединены, образуя с каждой стороны угол. В этом символе Элифас Леви видит Бога и Природу, или Бога, «Свет», отображенный обратно перевёрнутое отражение Бога, «Света», падающее в Природу и Материю, во «Тьму». С точки зрения каббалистики и символизма он прав, но лишь поскольку это касается эмблематической космогонии. Однако, символ этот не был придуман ни им, ни каббалистами. По преданию и истории, эти две фигуры из белого и чёрного камня с незапамятных времён находились в египетских храмах – их лично видел ещё царь Камбиз Камбис. Поэтому символ этот должен был существовать уже около 2500 лет назад, и это самое малое, поскольку Камбиз Камбис, бывший сыном Великого Кира Кира Великого, наследовал престол отца в 529 году до Р.Х. Эти фигуры изображали двух Кабиров, олицетворявших противоположные полюса. Геродот[884] сообщает потомкам, что, войдя в храм Кабиров (Kabirim), Камбиз Камбис долго смеялся, увидев прямо стоявшего человека – мужчину и женщину фигуры прямо стоящего мужчины и стоящей перед ним на голове женщины. Однако это было символическое изображение «перехода изначального северного полюса земли к южному полюсу неба», как понял Маккей Макай.[885] Но они также изображали перемещение полюсов в обратную сторону смену полюсов вследствие великого наклона оси, что каждый раз сопровождалось перемещением океанов, затоплением полярных стран и подъём новых материков в экваториальных областях и наоборот. И эти Кабиры (Kabirim) были Богами «Потопа».

Это поможет нам разобраться в кажущейся безнадёжной путанице с многочисленными именами и титулами одних и тех же Богов и категорий Богов. В начале текущего столетия Фабер указал на тождественность корибантов, Куратов куретов, диоскуров, анактов, Dii Magni,[886] Idei Dactyli Идейских дактилей, ларов, пенатов, Манесов манов,[887] титанов и 377] {КЕМ БЫЛИ ЕНОХ И ДРУГИЕ?} алетов с Кабирами. Мы уже показали, что последние суть то же, что Ману, Риши и наши Дхиан-Чоханы, воплощавшиеся среди Избранных Третьей и Четвёртой Рас. Таким образом, в теогонии Кабиры-Титаны это семь Великих Богов, а космически и астрономически титаны назывались атлантами, возможно, как говорит Фабер, из-за их связи с ат-ал-ас, «божественным солнцем», и с тит, «потопом». Но если это верно, то это лишь экзотерическое толкование. Эзотерически же значение их символов зависит от конкретного имени, или титула. Семь таинственных, внушающих благоговейный ужас Великих Богов – Диоскуров,[888] божеств, окружённых тьмой оккультной природы, – у Адептов, целивших посредством металлов, становятся Idei Dactyli, или совершенными «Перстами» Идейскими дактилями, или «Перстами». Истинную этимологию имени Лары, ныне означающего «Духи»,[889] следует искать в этрусском слове lars, «проводник», «водитель». Слово «Алеты» Санхуниафон Санхонйатон переводит как «огнепоклонники», а, по мнению Фабера, оно произошло от al-orit, «Бог огня». И тот, и другой правы, ибо оба случая связывают его с Солнцем, «Высочайшим» Богом, к которому (астрономически и аллегорически) «притягиваются» Планетные Боги и которому они поклоняются. Как Лары они действительно Солнечные Божества, хотя этимология Фабера, по которой «Лар это сокращение слова Эл-Ар, означающего “солнечное божество”»,[890] не очень точна. Эти Лары – Проводники и Водители людей. Как Алеты они были семью планетами – астрономически олицетворяли семь астрономических планет, а как Лары они были мистическими Регентами этих планет, нашими Покровителями и Правителями. В экзотерическом или фаллическом культе и в космическом смысле они были Кабирами, атрибуты и двоякие свойства которых обозначались в названиях посвящённых им храмов и в именах их жрецов. Все они, однако, относились к семеричным, семи творящим и вдохновляющим группам Дхиан-Чоханов.

Сабеяне Сабеи, поклонявшиеся «Правителям семи планет», как индусы поклоняются своим Риши, считали Сета и его сына Гермеса (Еноха, или Еноса) высочайшим из Планетных Богов. Сет (Сиф) Сиф и Енос были заимствованы евреями у сабеян сабеев и затем (экзотерически) искажены ими, но их истинное значение можно до сих пор найти в «Книге Бытия».[891] Сет Сиф является 378] «Прародителем» тех ранних людей Третьей Расы, в которых воплощались Планетарные Ангелы. Сам он был Дхиан-Чоханом и относился к вдохновляющим Богам, а Енос (Hanoch, или Enoch Ханох, или Енох), или Гермес, был, как сказано, его сыном – Енос это обобщающее имя для всех древних «Ясновидцев» (Enoïchion Энойхион). Отсюда произошёл и культ. Арабский писатель Союти говорит, что самые ранние анналы называют Сетха, или Сета, основоположником сабеизма и что пирамиды, олицетворявшие планетарную систему, считались гробницами Сета и Идриса (Гермеса или Еноха),[892] куда сабеяне сабеи совершали паломничество и семь раз в день пели молитвы, стоя лицом на Север (к Горе Меру, Каф, Олимпу и т. д.).[893] Любопытные сведения о сабеянах сабеях и их книгах даёт нам и Абд Аллатиф, а также Эддин Ахмед Бен-Яхуа, писавший на 200 лет позднее. Согласно последнему, «каждая пирамида была посвящена определённой звезде» (вернее её Правителю), тогда как Абд Аллатиф уверяет нас, будто читал в древних книгах сабеян сабеев, что «одна пирамида была гробницей Агафодэмона, а другая – Гермеса»:[894]

Агафодэмон был никем иным, как Сетом, а Гермес, по мнению некоторых писателей, был его сыном,

так утверждает в «The Great Pyramid» Станилэнд Уэйк.[895]

Таким образом, тогда как в Самофракии и древнейших египетских храмах Кабиры были великими Космическими Богами – Семью и Сорока Девятью Священными Огнями, – в греческих храмах культ их в большинстве случаев принял фаллический характер и стал, поэтому, непристойным для профанов. В последнем случае, их было трое и четверо, или семь – мужской и женский принципы – египетский крест (crux ansata). Этим объясняется, почему одни писатели-классики утверждали, что их было только три, а другие называли четырёх. Это были Axieros (в его женском аспекте Деметра), Axiokersa (Персефона),[896] Axiokersos (Плутон, или Гадес), и Кадмос, или Касмилос (Гермес, но не итифаллический фаллический, упоминаемый Геродотом,[897] а Гермес из «священной 379] {ПОЛЮСА, НЕБЕСНАЯ МЕРА} легенды», которая разъяснялась лишь во время самофракийских Мистерий). Это отождествление, которое, по мнению Схолиаста схолиаста, писавшего об Аполлонии Родосском,[898] произошло по неосторожности Мнасея, на самом деле вовсе не является таковым, ибо одни лишь имена не много могут открыть.[899] Другие же, будучи столь же правы, утверждали, что есть лишь два Кабира. Эзотерически этими Кабирами были два Диоскура – Кастор и Поллукс, а экзотерически Юпитер и Вакх. Геодезически эти двое олицетворяли земные полюса, а астрономически – земной и небесный полюсы, а также физического и духовного человека. Чтобы понять аллегорию о Семеле и Юпитере и рождении Вакха от двух матерей со всеми сопутствующими обстоятельствами, её следует читать в эзотерическом ключе. Роли огня, воды, земли и т. д. во многих версиях этого события покажут, что «Отец Богов» и «веселый Бог вина» олицетворяли и два земных полюса. Теллурические, металлические, магнетические, электрические и огненные элементы – всё это суть многочисленные указания на космический и астрономический характер делювиальной трагедии потопа. В астрономии полюсы действительно представляют собой систему «небесных мер», и такими же, как ещё будет показано, являются Кабиры-Диоскуры, а также Кабиры-Титаны, которым Диодор приписывает «открытие огня»[900] и искусство обработки железа. Кроме того, Павзаний Павсаний[901] показывает, что первоначальным кабирическим божеством был Прометей Прометей изначально тоже относился к Кабирам.

Но тот факт, что астрономически Титаны-Кабирим вызывали и регулировали также смену времён года, а космически олицетворяли великие вулканические энергии – были Богами всех металлов и земных работ, – не противоречит их первоначальному божественному образу как благодетельных Существ, которые принесли свет миру и одарили человечество рассудком и разумом, что символизирует Прометей. В каждой теогонии, особенно в индусской, они в основном являются Священными Божественными Огнями – тремя, семью или сорока девятью, в зависимости от смысла аллегории. Об этом свидетельствуют их имена: в Индии они суть Агни-Путра, или Сыны Огня, а в Греции и других странах – Гении Огня под многочисленными именами. Уэлкер (Welcker), Мори (Maury) и, наконец, Дешарм показывают, что имя kabeiros означает «могучий посредством огня», от греческого слова kajw, «гореть» «жечь», «сжигать». Семитское 380] слово кабирим несёт в себе идею «мощи, могущества и величия» и отвечает греческим словам meg=loi, dunatoj, но эти слова являются позднейшими эпитетами. Боги эти почитались по всему миру, и их происхождение теряется во тьме времён. Однако, будь то во Фригии, Финикии, Троаде, Фракии, Египте, на Лемносе или Сицилии, культ их всегда был связан с огнём, а их храмы всегда строились в самых вулканических местах. Экзотерически они относились к хтоническим божествам, поэтому христианство превратило их в богов преисподней.

Воистину, это «великие, благодетельные и могущественные Боги», как называет их Кассий Гермон (Cassius Hermone).[902] В Фивах Кабиримам Кабирам (Kabirim) Кору и Деметре было посвящено святилище,[903] а в Мемфисе Кабирам был посвящён столь сокровенный храм, что на его священную территорию не допускался никто, кроме жрецов.[904] Но нельзя, в то же время, забывать о том, что «Кабиры» это обобщающее имя; что это и могучие Боги, и смертные обоих полов; что они имеют земные, небесные и космические аспекты. Тогда, как в своем позднейшем качестве правителей сидеральных и земных сил, что было чисто геологическим феноменом (как это рассматривается сейчас), который был символизирован в лице этих правителей, В своём позднейшем качестве повелителей сидерических и земных сил они символизировали чисто геологическое явление – в сегодняшнем понимании, – тогда как в незапамятные времена они были также Правителями человечества, когда, воплотившись как Цари «Божественных Династий», они дали первый импульс цивилизации и направили данный им человечеству ум на основание и совершенствование всех искусств и наук. Итак, утверждается, что Кабиры появлялись как благодетели людей и как таковые веками жили в памяти народов. Этим Кабирам, или титанам, приписывается введение букв (деванагари, или алфавит и язык Богов), законов и законодательства, архитектуры, а также различных так называемых магических и целительских способов применения трав. Гермес, Орфей, Кадмий Кадм, Асклепий – все эти полубоги и герои, которым придания приписывают открытие наук людям и в которых Бриан, Фабер, епископ Кумберлэндский и многие другие христианские писатели – слишком фанатичные для простой истины – хотели бы заставить будущее поколение видеть лишь языческие копии единственного прообраза по имени Ной, – носят обобщающие имена.

Именно Кабиры по преданию открыли великое благо земледелия через производство ржи или пшеницы , дав людям злаки. Что сделала жившая когда-то в Египте Кабира Кабирия Исида-Озирис -Осирис, то в Сицилии, по преданию, сделала Церера; все они относятся к одной категории.

То, что змеи всегда символизировали мудрость и осторожность, 381] {ДРАКОН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ И БОЖЕСТВЕННЫЙ} отражено в кадуцее Меркурия, который един с Тотом, Богом мудрости, Гермесом и пр. Но лишь в нечистом воображении непосвящённых символистов две змеи, обвивающие жезл, превращаются в фаллический символ Юпитера и других Богов, принимающих образ змеев с целью прельщения Богинь. Змий всегда был символом Адепта и его бессмертных сил и божественного знания. Меркурий, в своём психо-помпезном аспекте, ведущий и направляющий своим кадуцеем души мёртвых в Гадес и с его помощью даже возвращающий им жизнь, представляет собой простую и совершенно прозрачную аллегорию. В нём отражены две стороны тайной мудрости: белая и чёрная магия. Аллегория показывает, что олицетворение этой мудрости ведёт душу после смерти и способно наделять жизнью то, что мертво, – очень глубокая метафора, если вдуматься в её смысл. Все народы древности, за одним исключением, уважали этот символ. Исключение же составляют христиане, которые предпочли забыть о «медном змее» Моисея и даже о косвенном признании самим Иисусом великой мудрости и осторожности «змия»: «Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби».[905] Китайцы, один из самых древних народов Пятой Расы, сделали змия символом своих императоров как выродившихся преемников «Змиев», или Посвящённых, правивших ранними расами Пятого Человечества. Императорский трон называется «Местом Дракона», и драконами расшиты официальные одежды императора. Более того, афоризмы в древнейших китайских книгах ясно говорят, что дракон есть и человеческое, и божественное Существо. Называя «Жёлтого Дракона» главой остальных драконов, Дуань-йинь-ту говорит:

Неизмеримы мудрость и добродетель его… он не бывает на людях и не живёт в скопищах ( [он аскет) ]… Он странствует по просторам выше неба. Он приходит и уходит, следуя велению ( [Карма) ]. В надлежащее время, если царит совершенство, он выявляется, если нет, остаётся ( [незримым) ].

А Лю-Лан приписывает Конфуцию такие слова:

Дракон питается чистой (водой) [Мудрости] и забавляется в прозрачной (воде) [Жизни].[906]

_____

НАШИ БОЖЕСТВЕННЫЕ НАСТАВНИКИ

Атлантида и Флегийский остров это не единственные свидетельства, оставшиеся от Потопа. Предания и сказания об острове или материке есть и в Китае, где он называется Ма-ли-га-си-ма, что Кемфер (Kaempfer) и Фабер, по каким-то таинственным фонетическим соображениям, пишут как 382] «Мауригасима». Подобное предание излагается в работе Кемфера «Japan»:[907] из-за порочности исполинов их остров опускается на дно океана, и только царь Peiru-un, китайский Ной, спасается со своей семьёй, предупреждённый Богами через двух идолов. Потомки этого благочестивого царя и населили Китай. Китайские предания упоминают о Царях Божественных Династий не реже преданий остальных народов.

В то же время нет ни одного древнего фрагмента, который не отражал бы верование в многогранную и даже многородовую эволюцию человека – духовную, психическую, умственную и физическую, – какая и описывается в нашем труде. Давайте рассмотрим несколько подобных утверждений.

Все предания показывают, что наши расы произошли от Божественных Рас, как бы последние не назывались. Эти сказания нигде не расходятся, говорят ли они об индусских Риши, или Питри; о китайских Чин-нан Чим-нанг и Чжан-ги – «Божественном Человеке» и Полубогах; об аккадийских Дингир и Мул-лил – Творящем Боге и «Богах Царства Теней»; о египетских Исиде-Озирисе -Осирисе и Тоте; о еврейских Элохим; или о Мáнко Кáпак и его перуанском потомстве. Каждый народ имеет либо семь или десять Риши-Ману и Праджапати; либо семь и десять Ки-и; либо десять и семь Амешаспентов[908] (экзотерически шесть); либо десять и семь халдейских Аннедоти; либо десять и семь Сфирот и т. д. Все они произошли от первоначальных Дхиан-Чоханов эзотерической доктрины, или от «Строителей» из Станс первого тома. От Ману, Тота-Гермеса, Оаннеса-Дагона и Идриса-Еноха до Платонова Панодора – все они говорят нам о семи Божественных Династиях, о семи делениях Земли в Лемурии и семи в Атлантиде; о семи изначальных и двойственных Богах, которые спускаются из своей небесной обители[909] и царствуют на Земле, уча человечество астрономии, архитектуре и всем остальным дошедшим до нас наукам. Сначала эти Существа появляются как Боги и Создатели, а затем они сливаются с нарождающимся человеком, чтобы появиться, наконец, как «Божественные Цари и Правители». Но постепенно об этом было забыто. Как показывает Basnage, по признанию самих египтян, наука стала процветать в их стране только со времени Исиды-Озириса Осириса, которых они продолжали почитать, как Богов, «хотя они появились как цари в человеческом виде». И он добавляет о Божественном Андрогине:

383] {ГЕРМЕС В АСТРОНОМИИ И НЕ ТОЛЬКО} Говорят, что этот царь [Исида-Озирис -Осирис] построил в Египте города, остановил разлив Нила, ввёл земледелие, виноградарство, музыку, астрономию и геометрию.

Когда в своей «Historia Anteislamitica»[910] Абул Феда (Abul Feda) называет основателями «языка сабеян сабеев» Сета и Идриса (Еноха), то под «языком» он имеет в виду астрономию. В «Melelwa Nahil»[911] Гермес назван учеником Агафодэмона. В другом же рассказе[912] Агафодэмон упоминается как «Царь Египта». «Celepas Geraldinus» даёт нам несколько любопытных преданий о Енохе, называемом «Божественным Исполином». В своей «Книге о различных названиях Нила» историк Ахмед Бен Юсуф Элтифас сообщает нам о веровании семитских арабов, согласно которому Сетх, позднее ставший египетским Тифоном, Сетом, был одним из Семи библейских Ангелов, или Патриархов, а затем стал смертным сыном Адама, после чего передал дар пророчества и астрономическую науку Иареду, который передал это своему сыну Еноху. Но Енох (Idris), «автор тридцати книг», был «сабеянин сабеем по происхождению», то есть, относился к Саба, «Воинству»:

Основав церемонии и ритуалы первичного культа, он отправился на восток, где построил сто сорок городов, самым незначительным из которых был Эдесса, а затем вернулся в Египет, где стал царём.[913]

Таким образом, он тождествен Гермесу. Гермесов, однако, было пять, но лучше сказать один, который появился являлся, как некоторые Ману и Риши, в различных личностях. В «Burham i Kati» он упомянут как Хормиг – одно из названий планеты Меркурий, или Будха, и ему же вместе с Тотом была посвящена среда.[914] Гермеса восточной традиции почитали Phineatæ. Утверждается, что после смерти Аргуса он бежал в Египет и цивилизовал его под именем Тота.[915] Но в любом из этих образов ему неизменно приписывается перевод всех наук из латентного состояния в активное, что значит, что он первым учил магии в Египте и Греции ещё до эпохи Великой Греции, когда греки даже не были эллинами.

Не только «отец истории» Геродот говорит нам о предшествовавших правлению смертных удивительных Династиях Богов, преемниками которых были полубоги, герои и, наконец, люди, но 384] и целый ряд классических авторов. Диодор, Эратосфен, Платон, Манефо Манефон и др. повторяют то же и никогда не отступают от данного порядка.

Как показывает Крейцер:

Воистину, мудрость опускается в низшие сферы из звёздных сфер, где живут боги света… В системе древних жрецов [Иерофантов и Адептов] всё сущее без исключения, Боги, Гении, Души [Манес маны], весь мир совместно развивается в пространстве и продолжительности. Символом этой величественной иерархии духов можно считать пирамиду.[916]

Современные историки – особенно французские академики, подобные Ренану, – приложили больше стараний для скрытия истины, игнорируя древние анналы Божественных Царей, чем это совместимо с понятием честности. Но противиться признанию этого неприятного ему факта у Ренана было не больше оснований, чем у Эратосфена (260 г. до Р.Х.), которому пришлось-таки признать эту истину. За это через 2000 лет коллеги с большим презрением относятся к великому астроному. Манефо Манефон становится для них «суеверным жрецом, рождённым и воспитанным в среде других лживых священнослужителей Гелиополиса». Как справедливо замечает демонолог де Мирвилль:

Все эти историки и священнослужители, столь правдивые, когда повторяют истории о человеческих царях и людях, становятся вдруг крайне подозрительными, когда доходят до их богов.

Но существует синхроническая хронологическая таблица из Абидоса, которая, благодаря гению Шамполлиона Шампольона, оправдала теперь веру подтвердила добросовестность египетских жрецов (особенно Манефо Манефона) и Птолемея в туринском папирусе, самом замечательном из всех. По словам египтолога де Руже:

Поражённый Шамполлион Шампольон обнаружил, что у него перед глазами остатки списка Династий, включающего самые далёкие мифические времена, то есть Царства царствование Богов и героев… С первых же слов этого любопытного папируса мы приходим к выводу, что даже в такой глубокой древности, как эпоха Рамзеса Рамсеса, эти мифические и героические предания были в точности такими, как передал их нам Манефо Манефон. В качестве египетских Царей в них фигурируют Боги Себ, Озирис Осирис, Сет, Гор, Тот-Гермес и Богиня Ма, причём царствование каждого из них исчисляется долгими веками.[917]

Помимо Не считая того, что эти синхронические хронологические таблицы были бессовестно искажены Евсевием, они никогда не преступали за пределы времени уходили дальше Манефо Манефона. Хронология Божественных Царей и Династий, как и хронология 385] {О ЧЁМ ПОВЕДАЛИ ГЕРОДОТУ ЖРЕЦЫ} человечества, всегда находилась у жрецов и хранилась в тайне от невежественных масс.

Хотя, по утверждению, материк Африка появился раньше Европы, он поднялся позже Лемурии и даже ранней Атлантиды. Вся область нынешнего Египта и пустынь была некогда морским дном, что стало известно, во-первых, благодаря Геродоту, Страбону, Плинию и другим и, во-вторых, благодаря геологии. Абиссиния же была когда-то островом, а Дельта дельта Нила была первой страной, занятой переселенцами-первопроходцами, пришедшими со своими Богами с северо-востока.

Когда это было? История не даёт ответа на этот вопрос. К счастью, об этих фактах свидетельствует дендерский зодиак, планисфера на потолке одного из древнейших египетских храмов. Нашёлся и Эдип, разгадавший знаки этого зодиака с его тремя таинственными Девами между Львом и Весами и подтвердивший правдивость жрецов, поведавших Геродоту о том, что, согласно учению их Посвящённых, (a) полюса Земли и эклиптики прежде совпадали и (b) что с тех пор, как они начали вести наблюдения за зодиаком, полюсы уже трижды находились в плоскости эклиптики.

Байи (Bailly) не мог найти слов, чтобы выразить своё удивление такой тождественности всех подобных преданий о Божественных Расах, и восклицает:

Что, наконец, означают все эти царствования индусских Дэвов и [персидских] Пери, или царствования из китайских легенд; эти Тянь-хуан, или властители неба, совершенно отличные от Ди-хуан, или властителей земли, и Жэнь-хуан, властителей людей. Отличия между ними полностью отвечают отличиям в перечислении греками и египтянами своих Династий Богов, полубогов и смертных.[918]

Как говорит Панодор:

На протяжение этих тысячелетий [до Потопа] продолжалось царствование Семи Богов, что правят миром. Именно в тот период эти благодетели человечества спускались на Землю и учили людей вычислять ход Солнца и Луны по двенадцати знакам эклиптики.[919]

Приблизительно за пятьсот лет до нашей эры египетские жрецы показывали Геродоту статуи своих человеческих царей и первосвященников-Пиромисов[920] – архипророков, или храмовых Маха-Чоханов, – рождавшихся друг от друга без участия женщины и царствовавших до Менеса, их первого человеческого царя. Это было триста сорок пять огромных деревянных колоссов, говорит он, и у каждого было имя, история и анналы. Жрецы также уверяли Геродота – 386] если только в этом конкретном случае самый правдивый историк, «отец истории», не будет теперь обвинён в измышлениях, – что ни один историк никогда не поймёт и не опишет правление этих сверхчеловеческих Царей, не изучив историю трёх Династий, предшествовавших человеческой: Династий Богов, полубогов и героев, или исполинов.[921] Эти «три» Династии суть Три Расы.

В переводе на язык эзотерической доктрины, эти три Династии являются также Династиями Дэвов, Кимпурушей и данавов и Даитьев дайтьев, – иначе говоря, Богов, небесных Духов исполинов, или титанов. «Счастливы рождающиеся как люди в Бхаратаварше даже из состояния Богов!» – восклицают сами воплощённые Боги в Третьей Коренной Расе. Бхаратой обычно называют Индию, но в данном случае она символизирует Избранную Страну того времени, считавшуюся лучшей частью Джамбу-двипы как в основном страну активных (духовных) трудов, страну Посвящения и Божественного Знания.[922]

Можно ли отказать в великой интуиции Крейцеру, если, почти не знакомый с индусскими, арийскими индоарийскими философиями, едва известными в его время, он писал:

Мы, современные европейцы, удивляемся, слыша о Духах Солнца, Луны и т. д. Но мы вновь повторяем, что со своим природным здравым смыслом и прямыми суждениями древние народы, абсолютно чуждые нашим совершенно материалистическим идеям механики и физических наук… не могли видеть в звёздах и планетах только светящиеся массы или непрозрачные тела, вращающиеся в небесном пространстве и управляемые лишь законами притяжения и отталкивания. Они видели в них живые тела, одушевляемые духами, и видели то же во всех царствах природы… Эта доктрина о духах, столь последовательная и отвечающая природе, из которой она была почерпнута, составляла величественное и удивительное представление, в котором переплетались физический, моральный и политический аспекты.[923]

Только такое представление и может привести человека к правильному выводу о своём происхождении и о возникновении всего сущего во Вселенной – Небесного и земного, которые он соединяет как живое звено. Без 387] {ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ «ДУХИ»?} подобного психологического звена и осознания его наличия невозможен прогресс ни одной науки, и область знания будет ограничена лишь анализом физической материи.

Оккультисты верят в «духов», ибо чувствуют – а некоторые и видят – их повсюду вокруг себя.[924] Материалисты же в них не верят. Они живут на этой Земле, подобно некоторым тварям в мире насекомых и даже рыб, которые живут в окружении мириад представителей их же собственного вида, не видя и даже не ощущая их.[925]

Первым мудрецом из классических писателей, который пространно говорит о Божественных Династиях, является Платон, соотносящий их с обширном материком, названным им Атлантидой. Также и Но Байи не был ни первым, ни последним, кто поверил в это. Его теорию предварил и предвосхитил отец Кирхер, учёный иезуит, который в своём труде «Œdipus Ægyptiacus» пишет:

Признаться, я долго считал всё это [Династии и Атлантиду] лишь выдумками (meras nugas),[926] пока, лучше изучив восточные языки, не пришёл к убеждению, что все эти легенды, в конце концов, должны быть лишь развитием великой истины.[927]

Как показывает де Ружемон, фригийские и малоазиатские жрецы в «Меропе» Теопомпий Теопомпа рассказывают то же, что рассказывали Солону об истории и участи Атлантиды жрецы Саиса. По описанию Теопомпия Теопомпа, это был огромный и один удивительный материк, где располагались две страны, населённые двумя расами – 388] расой воинственной и расой религиозной и созерцательной.[928] Теопомпий У Теопомпа они символизируются двумя городами.[929] Город «Благочестия» «Город» благочестивых постоянно посещался Богами, а город «воинствующих» в «городе» воинствующих жили различные существа, неуязвимые для железа, смертельное ранение которым можно было нанести лишь камнем или деревом.[930] Де Ружемон считает это вымыслом Теопомпия Теопомпа и даже видит обман (supercherie) в утверждениях саисских жрецов. Демонологам это показалось нелогичным. Де Мирвилль высказался об этом иронически:

Обман, основанный на убеждении, рождённом верой всей древности, предположение, давшее, однако, своё имя всей целой горной цепи (Атлас) и с высочайшей топографической точностью определившее место (поместив эту землю недалеко от Кадикса Кадиса и от Пролива Калпа), предположение, которое за 2000 лет до Христофора Колумба пророчески объявило о существовании великой заокеанской земли, которая расположена за этой Атлантидой и куда «можно попасть», как утверждается, «не через острова Благословенных, а через острова Добрых Духов» e8daim3nia (наши острова Счастья) – воистину, подобное предположение не может быть ничем иным, как мировой химерой![931]

«Химера» это или действительность, но нет никаких сомнений в том, что жрецы всего мира знали об этом из одного и того же источника – всемирного предания о третьем великом Материке, погибшем около 850’000 лет назад,[932] материке, где жили две различных расы, различных физически и особенно морально. Обе они были глубоко сведущи в изначальной мудрости и тайнах природы и в процессе своего развития и эволюции вели борьбу, основанную на взаимном антагонизме. Если всё это лишь «вымысел», то откуда же учения на эту тему даже у китайцев? Разве не засвидетельствовано у них существования в отдалённейшую эпоху Священного Священного Острова за пределами Солнца, Tcheou, за которым находились страны Бессмертных Людей?[933] Разве не сохранилось у них поверие в то, что остатки этих Бессмертных Людей – спасшиеся при гибели почерневшего от греха Священного Острова – нашли пристанище в великой пустыне Гоби, где пребывают и посейчас, невидимые ни для кого и недоступные благодаря защите целых воинств Духов?

Совершенно неверующий Буланже пишет:

389] {ИДЕЯ ЗЛА У ПЛАТОНА} Если прислушаться к преданиям, то перед правлением царей они помещают царствование героев и полубогов, а перед ними чудесное царствование Богов всех легенд Золотого Века о Золотом Веке… Удивительно, что столь интересные анналы отбрасываются почти всеми историками. Тем не менее, отражённые в них идеи когда-то имели общемировое распространение и почитались всеми народами. Многие почитают их до сих пор, полагая их в основу своей повседневной жизни. Не стоило бы спешить с осуждением подобных взглядов… У древних, оставивших нам эти предания, которые мы теперь отвергаем из-за непонимания, должны были быть основания для веры в них, основания, которые давала им бóльшая близость к первым эпохам и которых нет у нас в силу отделяющего нас от них времени… В четвёртой книге своих «Законов» Платон говорит, что задолго до построения первых городов Сатурн установил на Земле некую форму правления, при которой человек был очень счастлив. Так как он имеет в виду Золотой Век, или царствование Богов, воспеваемое в древних легендах… то рассмотрим его представления об этой счастливой эпохе, а также причину, побудившую его ввести эту легенду в трактат о политике. Согласно Платону, чтобы составить точное и ясное представление о царском достоинстве царской власти, её начале и возможностях, следует обратиться к первым принципам истории и предания преданиям. В древние времена, говорит он, на небе и на земле произошли великие перемены, одним из результатов которых стало существующее положение вещей ( [карма) ]. Наши предания сообщают нам о многих чудесах, о переменах в обращении Солнца, в царстве о правлении Сатурна и в о тысячах других вещей, запечатлённых в человеческой памяти. Но ничего не слышно ни о зле, вызвавшем эти перевороты, ни о зле, сразу же последовавшем за ними. Однако… принцип этого Зла необходимо рассмотреть, чтобы судить о царском достоинстве и начале мощи правлении и о происхождении власти.[934]

По всей вероятности, Платон видит это зло в тождественности, или единосущности, природы управляющих и управляемых, так как, по его утверждению, задолго до того, как человек начал строить свои города в Золотом Веке, на Земле царило лишь счастье, ибо не было нужды. Почему? Потому что Сатурн не давал никому из смертных власти над себе подобными, зная, что человек не способен управлять человеком так, чтобы вследствие его прихотей и тщеславия во всём мире не воцарилась несправедливость. Во избежание этого Бог поступил так же, как поступаем мы сами со стадами своего скота. Мы не ставим во главу стада быка или барана, но даём им водителя, пастуха, то есть существо совершенно отличного от них и превосходящего их вида. Так сделал и Сатурн. Он любил человечество и поставил во главе его не смертных царей или правителей, а «Духов и гениев (dajmone~) божественной природы, превосходящей человеческую».

Таким образом, первым Пастырем и Водителем людей был Сам Бог (Логос, Синтез Воинства), возглавлявший Гениев. 390] Когда же такое управлением миром прекратилось и Боги удалились, часть человечества пожрали ужасные звери. Впоследствии среди людей, оставленных лишь с собственными силами и усердием, появились стали последовательно появляться Открыватели,[935] давая им огонь, злаки и вино, и благодарное человечество обоготворило их.[936]

И человечество было право, ибо первой тайной природы, первым и главным свойством материи, открывшемся человеку, стал огонь, возникающий при трении.

Как гласят Комментарии:

На благо тех, кем они управляли, «Владыки Мудрости» принесли из других Лок ( [сфер) ] неизвестные дотоле на Земле фрукты и злаки.

Далее:

Самые первые изобретения [?] человечества являются и самыми замечательными из когда-либо сделанных им… Первое употребление огня и открытие способов его получения; приручение животных; и, главное, процессы выведения первых злаков из диких трав [?] – по изобретательности и значению все эти открытия несравнимы ни с какими последующими открытиями. Все они неизвестны истории, теряясь в свете блистающей зари.[937]

Наше гордое поколение подвергнет эти слова сомнению и отвергнет их. Но если нам скажут, что нет неизвестных на Земле фруктов и злаков, то мы можем напомнить читателю о том, что никто до сих пор не находил пшеницу в диком состоянии, ибо она не является продуктом Земли. Все остальные злаки были прослежены до их изначальных форм в различных видах диких трав, но, несмотря на все усилия, ботаникам так и не удалось найти исходный вид пшеницы. Будем, поэтому, помнить о том, что египетские жрецы считали этот злак священным. Пшеницу оставляли даже возле мумий, и через тысячи лет её находят в их саркофагах. Вспомните пшеницу высотой в семь локтей, которую собирают слуги Гора на полях Анру Иару.[938]

391] {ПШЕНИЦА ДАНА БОГАМИ СВЫШЕ} Египетская Исида говорит:

Я царица этих мест. Я первая открыла смертным тайну пшеницы и ржи. Я та, что восходит в созвездии Пса… Радуйся, о, Египет! Ты, вскормивший меня.[939]

Сириус именовался звездой Пса. Он был звездой Меркурия, или Будха, называемого великим Наставником человечества.

В соответствии с китайской «И-цзин», земледелие возникло благодаря «наставлениям, данным людям небесными гениями».

Горе, горе тем, кто ничего не знает, ничего не замечает и ничего не увидит. Все они слепы,[940] ибо не ведают о том, что мир наполнен различными незримыми созданиями, роящимися даже в самых священных местах.[941]

«Сыны Бога» существовали и существуют. От индусских Брахмапутр и Манасапутр, Сынов Брахмы и Умом рождённых Сыновей, до Бне Алейм еврейской Библии, вера тысячелетий и всемирное предание заставляют рассудок уступить пред такой очевидностью. Какое значение имеет так называемая «независимая критика» или «внутреннее доказательство» – основанные обычно на пристрастиях конкретных критиков – перед лицом общемирового свидетельства, которое оставалось неизменным на всём протяжение исторических циклов? Прочтите, например, в эзотерическом ключе шестую главу «Книги Бытия», которая повторяет утверждения Тайной Доктрины, хотя слегка изменяя её форму и выводя другое заключение, которое расходится даже с «Зогаром»:

В то время были на Земле исполины, а также после того, как сыны Бога [Бне Алейм] стали входить к дочерям человеческим и те стали рождать им детей, которые стали сильными, издревле славными людьми [или исполинами].[942]

Что означает «а также после того, как», если не существование исполинов на Земле раньше, то есть до безгрешных Сынов Третьей Расы, а также после того, как другие Сыны Божии, более низкой природы, начали половые сочетания положили начало половым отношениям на Земле – как поступил Дакша, увидев, что его Манасапутры не хотят населять Землю. А далее в главе следует огромный разрыв между стихами 4-ым и 5-ым, ибо, конечно, не из-за порочности «людей сильных… издревле славных» «сильных, издревле славных людей» – в числе которых был и Нимврод Нимрод, 392] «мощный ловец перед Господом» «сильный зверолов пред Господом», – мог «Бог убедиться, что беззаконие людей было велико» Бог решил, «что велико развращение человеков», и не из-за строителей Вавилонской башни, ибо её начали строить после Потопа, но из-за потомства исполинов, породивших monstra quaedam de genere giganteo,[943] чудовищ, от которых произошли низшие человеческие расы, представленные ныне на Земле немногими жалкими и вымирающими племенами и огромными антропоидными обезьянами.

На возражения протестантских и католических богословов мы просто предложим им дословно прочесть их же собственный текст. Процитированный нами стих всегда составлял дилемму не только для учёных вообще и для исследующих Библию в частности, но и для духовенства. Как говорит о. Перонн (Péronne):

Либо они (Бне Алейм) были добрыми ангелами, но как, в таком случае, они могли так пасть? Либо же они были дурными (ангелами), но в таком случае они не могли называться Бне Алейм, или Сынами Бога.[944]

Объяснить эту библейскую загадку – «истинного смысла которой ни один автор так и не понял», по откровенному признанию Фурмонта,[945] – может лишь оккультная доктрина: Западу с помощью «Зогара», Востоку с помощью «Книги Дзиан». Что говорит об этом «Книга Дзиан», мы уже видели, в «Зогаре» же сказано, что Бне Алеймами обычно именовались Малахим, благие Вестники, а также Ишины, ангелы более низкой ступени.[946]

В пользу демонологов можно добавить, что их Сатана, «Противник», в «Книге Иова» назван в числе «сынов» Божиих, или Бне Алейм, которые приходят предстать пред отцом своим.[947] Но об этом в дальнейшем.

В «Зогаре» сказано, что Ишины, прекрасные Бне Алейм, были не виновны, но смешались со смертными людьми, ибо для того и были посланы на землю.[948] В другом месте та же книга относит этих Бне Алейм к десятому подразделению «Престолов».[949] Там также объясняется, что теперь, когда люди перестали видеть Ишинов – «Людей-духов», viri spirituales,[950] – они помогают магам создавать с помощью своей науки гомункулов, которые не есть «малорослые люди», но «люди меньшие (более низкой степени), чем люди». И те, и другие являются в форме, которой обладали тогда Ишины: в газообразной и разрежённой, а главой их является Азазель.

393] {ТАЙНА АЗАЗЕЛЯ} Но Азазель, которого церковная догма упрямо ассоциирует с Сатаной, не имеет с ним ничего общего. Азазель это тайна, как объясняется в другом месте, и так это выражено маймонидами и как говорит Моисей Маймонид:

Рассказ об Азазеле несёт в себе непроницаемую тайну.[951]

Так оно и есть, по словам ватиканского библиотекаря Ланци (Lanci), которого мы уже цитировали и кто должен знать это:

Под пером учёных-библеологов это почитаемое божественное имя (nome divino e venerabile) превратилось в дьявола, пустыню, гору и козла.[952]

Нелепо, поэтому, производить это имя, как делает Спенсер, от «азал» (отделённый) и «Эл» (Бог), т.е. «отделённый от Бога» – дьявол. В «Зогаре» Азазель является скорее «священной жертвой», нежели «действительным противником Иеговы», как хотел бы того Спенсер.[953]

Писатели-фанатики нагромоздили вокруг этого «Воинства» непомерное количество злостных измышлений и фантазий в то время, как Азазель и его «Воинство» суть лишь еврейские «Прометеи» и именно в таком плане и должны рассматриваться. Согласно «Зогару», Ишины были прикованы к горе в пустыне. Это аллегория, подразумевающая, что эти «Духи» прикованы к Земле в цикле воплощений. Азазель, или Азазиэль, – один из предводителей Ангелов-«нарушителей» в «Книге Еноха», которые, спустившись на Ардис, вершину горы Армона Ермон, поклялись в верности друг другу. Согласно рассказу, Азазиэль научил людей изготовлению мечей, ножей, щитов и зеркал (?), чтобы видеть позади себя, то есть «магических зеркал»; Амазарак Амезарак стал наставником всех волшебников и знахарей-травников; Амерс научил людей магии; Баркаял Баракал – астрологии; Акибил Акибеел – распознанию знамений; Тамиел Тамел – астрономии; и Азарадель Асрадел – движению Луны.[954] «Эти семеро были первыми наставниками четвёртого человека» (т.е., Четвёртой Расы). Но почему каждая аллегория всегда понимается лишь в смысле её мёртвой буквы?

Это символическая передача великой борьбы между Божественной Мудростью, Ноусом Нусом, и её земным отражением, Психеей, или между Духом и душой, на Небе и на Земле. На Небе – потому что божественная Монада добровольно изгнала себя оттуда, спустившись на низший план, чтобы, воплотившись, преобразить бренное животное в бессмертного Бога. Как говорит нам Элифас Леви:

394] Ангелы стремятся стать людьми, ибо совершенный Человек, Богочеловек, превосходит даже ангелов.

А на Земле – потому что, спускаясь, Дух сейчас же оказывается в оковах Материи.

Как ни странно, но оккультное учение меняет порядок этих ролей на обратный: антропоморфный Архангел христиан и Богоподобный человек индусов олицетворяют в данном случае материю, а дракон, или Змий, соответствует Духу. Ключ к этой тайне даёт оккультный символизм, тогда как символизм теологический ещё больше затемняет её. Первый объясняет многие библейские и даже новозаветные изречения, которые до сих пор оставались непонятными, второй же из-за своей догмы о Сатане и его восстании умалил природу и суть своего якобы беспредельного и абсолютно совершенного Бога и породил величайшее зло и проклятие Земли – веру в личного дьявола. Теперь эта тайна частично раскрывается. Ключ к её метафизическому толкованию возращён, тогда как теологическое толкование превращает Богов и Архангелов в символы догматических религий, основанных на мёртвой букве, и в мятежников против чистых истин Духа, обнажённых и не прикрашенных измышлениями.

Множество намёков на это разбросано в «Разоблачённой Исиде» и ещё больше упоминаний этой тайны можно найти в этих томах. Давайте раз и навсегда разъясним этот вопрос. Тот, кого священство всех догматических религий, особенно христианских, клеймит как Сатану, врага Бога, в действительности является высочайшим божественным Духом – Оккультной Мудростью на Земле, – которая, естественно, антагонистична каждой преходящей, мирской иллюзии, включая и догматичные и церковные религии. Поэтому нетерпимая и ханжеская латинская римско-католическая церковь, жестокая ко всем, кто не желает быть её рабом, церковь, называющая себя «невестой» Христовой и в то же время наместницей Петра, которого справедливо порицал Учитель, сказав: «Отойди от меня, Сатана»; и церковь протестантская, которая, называя себя христианской, как это ни парадоксально, заменяет Новый Завет древним законом Моисея, открыто отвергнутым Христом, – обе эти Церкви борются с божественной Истиной, отвергая Дракона эзотерической и божественной Мудрости и клевеща на него. Предавая анафеме гностического Солнечного Кнуфа, Агафодэмона-Христа, или теософского Змия Вечности или даже змея «Книги бытия», они движимы тем же духом тёмного фанатизма, что двигал и фарисеями, проклинавшими Иисуса такими словами: «Не правду ли мы говорим… что бес в тебе?»[955]

395] {ОПЬЯНЁННЫЙ ИНДРА} Прочтите об Индре (Вайю) в «Ригведе», преимущественно оккультном труде арийцев, и сравните это с тем, что сказано о нём в пуранах, представляющих собой экзотерические писания, намеренно скрывающие смысл истинной религии мудрости. Индра в «Ригведе» – это величайший и высочайший из Богов, и принятие им напитка из сомы аллегорически указывает на его высоко-духовное естество. В пуранах же Индра становится распутником и настоящим пьяницей, опьяняющим себя соком сомы в обыденном земном понимании. Он победитель всех «врагов Бога», Богов» – дайтьев, Нагов (Змиев), Асуров, всех Богов-Змеев и самого Вритры, Космического Змея. Индра это Св. Михаил индусского пантеона – глава божественных воителей. В результате экзотерической трактовки библейский Сатана, один из «Сынов Божиих»,[956] становится дьяволом и драконом в его адском, злобном смысле. Но в Каббале[957] Самаэль, которые и есть Сатана, тождествен Св. Михаилу, Победителю Дракона. Как же так, если сказано, что Тцелем (Изображение) Целем (Образ) равно отражает и Михаила, и Самаэля, которые суть одно? Согласно учению, оба исходят от Руах (Духа), Нешамы (Души) и Нефеш (Жизни). В халдейской «Книге чисел» Самаэль это сокрытая (оккультная) Мудрость, а Михаил – высшая земная мудрость, и оба исходят из общего источника, но расходятся по исхождении из Мировой Души, которая на Земле становится Махатом, интеллектуальным пониманием, или Манасом, местонахождением интеллекта. Они расходятся, потому что один (Михаил) получает воздействие от Нешамы, а другой (Самаэль) остаётся вне воздействия. Это положение было искажено в духе церковного догматизма, который, не вынося независимого Духа, не поддающегося влиянию внешней формы, а, значит, и догмы, превратил Самаэля-Сатану – самого мудрого и высокого Духа – в Противника как своего антропоморфного Бога, так и чувственного физического человека, в Дьявола!

_____

ПРОИСХОЖДЕНИЕ МИФА О САТАНЕ

Давайте ещё глубже рассмотрим этот плод святоотеческой фантазии и постараемся найти его прообраз у язычников. Происхождение нового Сатанинского мифа мифа о Сатане проследить не сложно. Отзвуки предания о Драконе и Солнце можно найти во всех частях света, как в цивилизованных, так и в полуварварских странах. Он возник из пересуд профанов в связи с тайнами Посвящений о тайных Посвящениях, но имел некогда общемировое распространение в связи с мировым культом Солнца. Когда-то весь 396] мир был покрыт храмами Солнца и Дракона, но теперь этот культ сохраняется в основном в Китае и буддийских странах.

Повсюду Бела неизменно связывали с Драконом, и также неизменно офитский жрец носил имя своего Бога.[958]

Ища его западное происхождение среди религий прошлого, следует обратиться к Египту. Офиты приняли свои ритуалы от Гермеса Трисмегиста, но солнечный культ с его Солнечными Богами попал в страну фараонов из Индии. В Богах Стоунхенджа мы узнаём дельфийских и вавилонских божеств, а в них – Дэвов ведийских народов. Бэл Бел и дракон, Аполлон и Пифон, Кришна и Калия, Озирис Осирис и Тифон – всё это одно и то же под разными именами, последние из которых Михаил и красный дракон и Св. Георгий и его дракон. Так как Михаил «подобен Богу» или является его земным «Двойником» и одним из Элохим, Ангелом-воителем, то он представляет собой просто видоизменение Иеговы. Какое бы космическое и астрономическое событие ни лежало в основе первой аллегории о «войне на небе», её земные истоки следует искать в храмах Посвящения и в архаических святилищах криптах. Это доказывается тем, что (a) жрецы принимают имена Богов, которым служат; тем, что (b) в древности «Драконы» повсюду символизировали бессмертие и мудрость, тайное знание и Вечность; и тем, что (с) Иерофанты Египта, Вавилона и Индии обычно называли себя «Сынами Дракона» и «Змиями», что подтверждает учения Тайной Доктрины.

В Египте и Халдее было множество катакомб, и некоторые из них огромной протяжённости. Самыми известными из них были подземные святилища Фив и Мемфиса. Первые, начинаясь на западной стороне Нила и простирались по направлению к Ливанской пустыне западном берегу Нила, тянулись в направлении Ливийской пустыни и были известны как катакомбы, или проходы, Змиев. Именно здесь совершались Священные Мистерии Kyklos Anagkês, «Цикла Неизбежности», более известного как «Круг Необходимости», неумолимый приговор для каждой души после телесной смерти и после суда над ней в Аменти.

В книге де Бурбурга (De Bourbourg) мексиканский полубог Вотан в рассказе о своём путешествии описывает подземный ход, который кончается у основания небес, добавляя, что 397] {ТАЙНА ДРАКОНА} проход называется Змеиной норой, «un agujero de colubra», и что его допустили туда, потому что он сам «Змий», или «Сын Змиев».[959]

Воистину, весьма выразительный рассказ, ибо описанная им «Змеиная нора» аналогична вышеописанным древнеегипетским криптам. Кроме того, как египетские, так и вавилонские Иерофанты во время Мистерий обычно называли себя «Сынами Бога-Змия» или «Сынами Дракона».

«Ассирийский жрец», – говорит Моверс (Movers), – «всегда носил имя своего Бога». Змиями называли себя и кельто-британские друиды. «Я Змий, я Друид», – восклицали они. Египетский Карнак является братом-близнецом Карнака бретонского, причём последний Карнак означает «Гора Змия». Весь земной шар когда-то покрывали драконтии – храмы посвящённые дракону только потому, что он символизировал Солнце, которое, в свою очередь, символизировало Высочайшего Бога – финикийского Элона, или Элиона, которого Авраам признавал как Эл Элиона.[960] Они звались не только Змиями, но и «Строителями» или «Зодчими», ибо столь величественны и грандиозны были их храмы и монументы, что даже сейчас их превращенные в прах, песчаные останки разрушенные остатки, по словам Талиезина (Taliesin), «поражают современных инженеров своими математическими расчётами».[961]

Де Бурбург намекает, что глáвы по имени Вотан, Куэтзо-Кохуатл или Змеиное Божество Мексики Кецалькоатль, или мексиканское божество в виде змея, являются потомками Хама и Ханаана. «Я есмь Хивим», – говорят они. «Как Хивим я отношусь к великому роду Дракона (Змия). Я сам Змий, ибо я Хивим».[962]

Кроме того, одним из значений «войны на Небе» показана та страшная борьба, что предстояла каждому кандидату в Адепты – борьба между им самим и его (магически) олицетворёнными страстями, в которой просветлённый Внутренний Человек должен был либо преодолеть их, либо пасть. В первом случае он становился «Победителем дракона» как удачно прошедший все испытания и «Сыном Змия» и самим Змием, сбросившим старую кожу и возродившимся в новом новом теле, став Сыном Мудрости и Бессмертия в Вечности.

398] Сиф,[963] считающийся предком израильтян, есть лишь еврейское видоизменение Гермеса, Бога Мудрости, называемого также Тотом, Татом, Сетхом, Сетом и Сатаной. Он также и Тифон и Апопис Апоп, Дракон, пронзённый Гором, поскольку Тифона называли и Сетом. Он – лишь темная сторона тёмная сторона своего брата Озириса Осириса, как Ангра Майнью Ангро-Майнью является чёрной тенью Ахура Мазды. В земном приложении все эти аллегории были связаны с испытаниями для достижения статуса Адепта и прохождения Посвящения. А астрономически они связываются с солнечными и лунными затмениями, мифическое объяснение которым и по сей день даётся в Индии и на Цейлоне, где каждый может изучить аллегорические сказания и предания, совершенно не изменившиеся за многие тысячелетия.

Одним из дайтьев мифологически является Раху. Это великан, полубог, нижняя часть тела которого кончается драконьим, или змеиным, хвостом. Ему удалось отпить немного Амриты, Воды Бессмертия, созданной Богами при Пахтаньи Океана, и стать бессмертным. Это заметили Солнце и Луна и донесли на него Вишну, который перенёс его в звёздные сферы. Верхняя часть его тела соответствует голове Дракона, а нижняя (Кету) хвосту, и обе составляют восходящий и нисходящий узлы. С тех пор в отместку Солнцу и Луне Раху иногда проглатывает их. Но этот сюжет имеет ещё одно мистическое значение: Раху, голова Дракона, играл важную роль в Мистериях Солнечного (Викарттана) Посвящения, когда кандидат вступал в последнюю битву с Драконом.

Пещеры Риши, обители Теирезиев Тиресиев[964] и греческих ясновидцев, вырубались так же, как и пещеры Нагов – индусских Царей-Змиев, обитавших в подземных скалистых скальных пещерах. От Шеши, тысячеглавого Змия, на котором покоится Вишну, и до Пифона, прорицающего дракона-змия, всё указывает на тайный смысл мифа. В Индии это отражено в самых ранних пуранах. Дети Сураса суть могучие «Драконы». «Драконы» Сураса из Вишну Пураны «Вишну-пураны» в Вайю Пуране «Ваю-пуране» заменены данавами, потомками детьми Дану и мудреца Кашьяпы. А поскольку данавы были великанами, или титанами, сражавшимися с Богами, то говорится об их тождественности «Драконам» и «Змиям» Мудрости.

Нам остаётся только сравнить аллегории о Солнечных Богах всех стран, чтобы убедиться в их полном соответствии. Чем оккультнее аллегорический символ, тем более согласуется с ним соответствующий 399] {АГНИ – БОГ ОГНЯ} ему символ экзотерических систем. И если из трёх систем, внешне значительно отличающихся друг от друга –архаической арийской, древнегреческой и современной христианской, – выбрать наугад нескольких Солнечных Богов и драконов, то мы увидим в них копии друг друга.

Возьмём, к примеру, индусского Агни, Бога Огня, Индру, Бога тверди небесной, и Карттикею; греческого Аполлона; и Михаила, «Ангела Солнца», первого среди Эонов, называемого гностиками «Спасителем», и последовательно рассмотрим их.

(1) Агни, Бог Огня, назван в Риг-веде «Ригведе» Вайшванарой. Но Вайшванара один из данавов, демон-великан,[965] чьи дочери, Пулома и Калака, являются матерями бесчисленных данавов (30 миллионов) от Кашьяпы,[966] и живут в Хираньяпуре, «золотом граде, парящем в воздухе».[967] Поэтому Индра как сын Кашьяпы является в некотором роде пасынком этих двух дочерей. Кашьяпа же, в этом смысле, тождествен Агни, Богу Огня, или Солнцу (Кашьяпа-Адитья). В эту же группу входит и Сканда, или Карттикея, Бог Войны, астрономически – шестиликая планета Марс, Кумара, или девственный Юноша, рождённый от Агни[968] для того, чтобы убить Тараку, демона-данаву, внука Кашьяпы от его сына Хираньякши.[969] Тарака достиг столь необычайной степени йогического аскетизма, что это устрашило Богов, не желавших иметь такого могучего соперника.[970] Индра, светлый Бог Небесной Тверди, убивает Вритру, или Ахи, демонического Змия. За этот подвиг он назван Вритра-ханом, что значит «Победитель Вритры». Он также предводительствует воинствами Дэвов (Ангелов, или Богов) в борьбе с другими Богами, восставшими против Брахмы, за что получает прозвище Джишну, «Водитель небесного воинства». Те же титулы носит и Карттикея. За поражение данава Тараки он 400] прозван Тарака-джит, «Победитель Тараки»,[971] Кумара-Гуха, «таинственный девственный Юноша», Сиддхасена, «Глава Сиддхов» и Шакти-дхара», «Копьеносец».

(2) А теперь возьмём греческого Солнечного Бога Аполлона и, сравнив мистические сказания о нём с тем, что говорится об Индре, Карттикее и даже о Кашьяпе-Адитье, а также о Михаиле (как об небесной ангельской форме Иеговы), «Ангеле Солнца», который «подобен» Богу и «един с Богом», посмотрим, нет ли между ними тождества. Позднейшие искусные толкования в духе монотеизма, хотя и возведённые в не подлежащие сомнению церковные догмы, ничего не доказывают, кроме разве злоупотребления человеческим авторитетом и властью.

Аполлон это Гелиос, Солнце, Феб-Аполлон, «Свет Жизни и Мира»,[972] восходящий из Златокрылой Чаши (Солнца), следовательно, главным образом, это Солнечный Бог. Только родившись, он требует лук, чтобы убить Пифона, демона-дракона, который преследовал его мать ещё до его рождения[973] и которого ему надлежало уничтожить по божественному долгу – подобно Карттикее, родившемуся, чтобы убить Тараку, слишком святого и мудрого демона. Аполлон рождён на небесном острове Астерия – «острове золотой звезды», «на земле, парящей в воздухе», соответствующем индусскому золотому Хираньяпуре. Он зовётся Пуре Чистым (Ágn3~) Agnus Dei,[974] индусский Агни, как полагает д-р Кинили Кени´ли, и в изначальном мифе свободен «от всякой чувственной любви».[975] Поэтому он Кумара, как Карттикея и как был Индра в ранних описаниях его жизни. Кроме того, Пифон, «Красный Дракон», связывает Аполлона с Михаилом, который сражается с апокалиптическим драконом, преследующим роженицу, как Пифон преследует мать Аполлона. Неужели тождественность не очевидна? Если бы Гладстон, гордящийся своей греческой учёностью и пониманием 401] {МЕРОДАХ- МАРДУК-МИХАИЛ} духа гомеровских аллегорий, имел хотя бы отдалённое представление об эзотерическом смысле «Илиады» и «Одиссеи», он бы лучше понимал «Откровение» Св. Иоанна и даже Пятикнижие, ибо путь к Библии лежит через Гермеса, Бэла Бела и Гомера, как путь к ним самим пролегает через индусские и халдейские религиозные символы.

(3) Это архаическое сказание повторяется в XII-ой главе «Откровения» Св. Иоанна, и, вне всяких сомнений, заимствовано из вавилонских легенд, хотя само вавилонское сказание уходит корнями в аллегории арийцев. Чтобы выявить источник этой главы «Апокалипсиса», достаточно фрагмента, истолкованного покойным Георгом Смитом. Вот что говорит этот выдающийся ассириолог.

Наш… фрагмент относится к сотворению человечества, называемого Адамом [человеком], как в Библии. Он создан совершенным… но затем он соединяется с драконом бездны, животным Тиамата Тиамат, духом Хаоса, и оскорбляет своего бога, который проклинает его и обрушивает на его голову всё зло и беды человечества.[976]

За этим следует война между драконом и силами зла, или хаоса, с одной стороны, и богами – с другой.

Для Богов куётся оружие,[977] и Меродах Мардук [Архангел Михаил в «Откровении»] ведёт небесное воинство на битву с драконом. Война, описываемая в таком духе, кончается, конечно, торжеством принципов добра.[978]

Последнее, земное значение этой Войны Богов с Силами Бездны соответствует также борьбе между арийскими Адептами нарождавшейся Пятой Расы и колдунами Атлантиды, демонами Бездны, островитянами, окружёнными водой и погибшими при потопе.

Как уже сказано, символы «дракона» и «Войны на Небе» многозначны: одна аллегория объединяет религиозные, астрономические и геологические события. Но эти символы имели и космологический смысл. В Индии одна из версий рассказа о Драконе повествует о сражениях Индры с Вритрой. В Ведах этот Ахи-Вритра упоминается как дракон демон засухи, 402] страшный жаркий ветер, с которым Индра ведёт постоянную войну. С помощью своего грома и молний этот Бог заставляет Ахи-Вритру дождём излиться на Землю и убивает его. Поэтому Индра именуется Вритра-хан, или «Победителем Вритры», как Михаил зовётся Победителем вообще и «Победителем дракона» в частности. Таким образом, в этом конкретном смысле, оба «Врага» суть «древний дракон», низвергнутый в недра земные.

Амешаспенты Амшаспенды в «Авесте» представляют собой воинство, предводитель которого подобен Михаилу, и, судя по рассказу «Вендидада», это воинство, по-видимому, тождественно Небесным Легионам. Так в XIX-ом фаргарде Ахура Мазда велит Заратустре «вызвать Амеша Спентов, правящих семью каршварами[979] Земли».[980] Семь каршваров одинаково означают и семь Сфер нашей Цепи, и семь планет, и семь Небес и т.д., в зависимости от того, о каком мире идёт речь: о физическом, надземном или о звёздном. В том же фаргарде Заратустра, призывая их на борьбу с Ангра Маинью Ангро-Майнью и его воинством, обращается к ним со следующими словами: «Я взываю к семи светлым Сравах, их сынам и воинствам».[981] «Сравах» – слово «неизвестного смысла», по признанию востоковедов, – это высший оккультный аспект тех же Амешаспентов Амшаспендов. Сравах – Ноумены феноменальных Амешаспентов Амшаспендов, души, или Духи этих проявленных Сил, а «их сыны и воинства» суть Планетарные Ангелы и их небесные воинства звёзд и созвездий. Титул «Амешаспент Амшаспанд» является экзотерическим и употребляется лишь в земных сочетаниях и в связи с земными событиями. Заратустра постоянно обращается к Ахура Мазде как к «творцу материального Мира». Ормазд есть отец нашей Земли (Спента Армаити Армайти), которая олицетворяется как «прекрасная дочь Ахура Мазды».[982] Он также создатель Древа (оккультного и духовного знания и мудрости), ставшего прообразом мистической и таинственной баресмы баросмы. Но оккультное имя светлого Бога никогда не произносилось вне храма.

Самаэль, или Сатана, змей-искуситель «Книги Бытия» и один из мятежных Ангелов, – это имя «Красного Дракона». Это 403] {СОЛНЕЧНЫЕ БОГИ – ТВОРЯЩИЕ СИЛЫ} Ангел Смерти, ибо в Талмуде сказано, что «Ангел Смерти и Сатана суть одно и то же». Его убивает Михаил и ещё раз убивает Св. Георгий, тоже являющимся Победителем Дракона. Но обратите внимание на все эти превращения. Самаэль тождествен самуму, жаркому ветру пустыни, или, как Вритра, – ведийскому демону засухи. «Самумом называется Атабутос» или – Diabolos, дьявол».

Тифона, или дракона Апопис Апопа – Обвинителя из «Книги мёртвых» – побеждает Гор, пронзая главу своего противника когтем копьём. Тифон это также всеразрушающий пустынный ветер, мятежная стихия, сеющая повсюду хаос. Как Сет он – ночная тьма, убийца Озириса Осириса, олицетворяющего дневной свет и Солнце. Археология показывает тождественность Гора и Анубиса,[983] чьё изваяние в латах и с копьём, как у Михаила и Св. Георгия, было обнаружено на одном египетском памятнике. Анубис также изображается поражающим Дракона с змеиными головой и хвостом.[984]

Итак, космологически все Драконы и Змеи, поражаемые своими «Победителями», по происхождению своему являются буйными, беспорядочными началами в Хаосе, которые упорядочиваются Солнечными Богами, или Творческими Творческими Силами. В «Книге мёртвых» эти начала именуются «Сынами Восстания Мятежа».[985]

В эту ночь притеснитель, убийца Озириса Осириса, иначе называемый Змеем-обольстителем… созывает Сынов Восстания в воздухе, и когда они собираются на востоке Небес, разражается Война на Небе и во всем Мире.[986]

Тот же миф повторяется в скандинавских Эддах в «войне» Азов асов с гримтурзами, или великанами мороза хримтурсами, или инеистыми великанами, и Асатора с Иотунами ётунами, Змиями и Драконами, и «волком», который выступает из «Мрака». «Злые духи»,[987] которые вначале просто олицетворяли Хаос, были впоследствии обожествлены суеверной чернью и, наконец, получили гражданские права у считающих себя самыми цивилизованными и образованными расами этой планеты со времени её сотворения и вошли в христианскую догму. Как утверждает Георг Смит:

Принципы [Духи] зла, олицетворения Хаоса [в Халдее и Ассирии, а также в Египте, как видим],… противятся этим изменениям и начинают войну с Луной, старшим сыном Бэла Бела, склонив на свою сторону Солнце, Венеру и воздушного бога Вула.[988]

404] Это лишь ещё одна версия индусской «Войны на Небе» между Сомой-Луной и Богами. И так как Индра соответствует воздушному Вулу, то ясно, что это космологическая космогоническая и астрономическая аллегория, почерпнутая из древнейшей Теологии теогонии, которая раскрывалась в Мистериях и в которую она была вплетена.

Лучше всего истинное значение дракона, змия, козла и символов всех тех сил, что теперь называются злыми, просматривается в религиозных доктринах гностиков, ибо именно в их учениях раскрывается эзотерическая суть еврейского заместителя Эйн-Софа, истинное значение которого было скрыто раввинами, тогда как христиане, за малым исключением, ничего не знали о нём. Вряд ли Иисус из Назарета советовал бы своим апостолам быть мудрыми, как змии, если бы змеи символизировали Дух Зла лукавого. Точно так же и офиты, образованные египетские гностики «Братства Змия», не чтили бы в своих ритуалах живую змею как символ Мудрости, божественной Софии, и как олицетворение Абсолютного Добра, а не абсолютного зла, будь пресмыкающиеся это пресмыкающееся так тесно связано с Сатаной. Даже как простой офидиан обычная змея он был двойственным символом, а как дракон, он символизировал ничто иное, как великую Мудрость Проявленного Бога. Draco volans, «летающий дракон» ранних живописцев, может быть преувеличенным изображением реального, но вымершего допотопного животного. Последователи оккультных учений знают, что такие твари, как летающие драконы, действительно существовали когда-то как птеродактили и что эти гигантские крылатые ящеры стали прообразом Моисеева Серафа и его медного змия.[989] Вначале евреи сами поклонялись этому идолу, но после религиозных реформ Езекии пустились в другую крайность и назвали этот символ Великого, или Высшего, Бога каждого народа дьяволом, а собственного узурпатора – «Единым Богом».[990]

Имя Сатана, по-еврейски Сатан – «Противник» (от слова 405] {КТО СОЗДАЛ ЖЕНЩИНУ} шатана«восставать» «враждебный, антагонистический», «преследовать»), по праву принадлежит первому и самому жестокому «Противнику» всех других Богов – Иегове, но не Змию, который говорил лишь сочувственные и мудрые слова и, в худшем случае, даже по догме, являющемуся «Противником» лишь людей. Эта догма, основанная на третьей главе «Книги Бытия», нелогична, несправедлива и парадоксальна. Кто первым создал этого исконного и с того времени всемирного искусителя человека – женщину? Конечно, не Змий, но сам «Господь Бог», сказавший: «Нехорошо быть человеку одному», и, создав женщину, «привёл её к человеку».[991] Если последовавшую затем досадную неприятность сочли и до сих пор считают «первородным грехом», то, поистине, это должно дать весьма слабое представление о божественном предвидении это говорит лишь о весьма слабой прозорливости Творца. Для первого Адама из первой главы было бы гораздо лучше оставаться либо «муже-женщиной мужчиной и женщиной», либо совсем «одним». Ясно, что истинной причиной всего злоключения, «провокатором», явился сам Господь Бог, а Змий есть лишь прообраз Азазеля, «козла отпущения за грех ( [Бога) ] Израиля», бедный Трагос трагос,[992] расплачивающийся за промахи своего Владыки и Создателя. Это написано, конечно, лишь для тех, кто принимает события «Книги Бытия», открывающие драму человечества, буквально. Те же, кто читает их эзотерически, не нуждаются в фантастических гипотезах и спекуляциях, ибо знают знают, как понимать их символизм, и не заблуждаются.

Не будем сейчас касаться абстрактного смысла мистического и многозначного имени Иеговы, независимого от Божества, неправомерно обозначаемого этим именем. Это раввинская «ширма», за которой кроется тайна, оберегаемая ими с десятикратной осторожностью после того, как христиане отобрали у них это Имя Бога, бывшее их собственностью.[993] Однако теперь мы хотим сказать, что в первых четырёх главах «Книги Бытия» под именем «Бог», «Господь Бог» и «Господь» выступает не одна и та же Сущность, и, конечно, это не Иегова. Существует три различных класса, или группы, Элохим, в Каббале называемых Сфирот. Иегова появляется лишь в 4-ой главе «Книги Бытия», в первом стихе которой он назван Каином, а в последнем превращается в человечество – 406] мужчину и женщину, Jah-veh.[994] Змей же это не Сатана, а светлый Ангел, один из Элохим, облачённый в сияние и славу, который – обещав женщине, что вкусив запретный плод, «не умрёте», сдержал своё обещание и сделал человека бессмертным в его нетленной природе. Это Иао из Мистерий, глава андрогинных Творцов человека. Третья глава повествует (эзотерически) о снятии покрова неведения, скрывавшего восприятие Ангельского Человека, созданного по образу «бескостных» Богов, и об открытии его сознания для его истинной природы. Она показывает Светлого Ангела (Люцифера) как дающего Бессмертие и Просветление. Истинное же Падение в физическое размножение и материю следует искать в главе IV-ой. В ней Иегова-Каин, мужская половина Адама, двойного человека, отделившись от Евы, создаёт в ней Авеля, первую женщину по природе,[995] и проливает девственную кровь. Поскольку Каин тождествен Иегове, что следует из правильного прочтения первого стиха четвёртой главы «Книги Бытия» оригинального еврейского текста и из раввинского учения, утверждающего, что «Кин (Каин) Злой был сыном Евы от Самаэля, Дьявола, занявшего место Адама»,[996] а также из слов Талмуда о том, что «злой Дух, Сатана, и Самаэль, ангел Смерти, суть одно и то же»,[997] – становится ясно, что Иегова (человечество, или Jah-hovah) и Сатана (значит, и Змей-искуситель) тождественны во всех деталях. Нет ни Дьявола, ни Зла помимо созданных человеком. Зло составляет необходимость для проявленной вселенной и одно из её оснований. Оно необходимо для прогресса и для эволюции, как ночь необходима для дня, и смерть для жизни – чтобы человек мог жить вечно.

Метафизически Сатана олицетворяет обратную, или полярную, противоположность всего сущего в Природе.[998] Аллегорически это «Противник», «Убийца» и великий Враг всего, ибо всё во Вселенной имеет две стороны – две стороны одной медали. Но в таком случае свет, добро, красоту и т.д. можно назвать 407] {ИЕГОВА-ОФИОМОРФОС} Сатаной с таким же основанием, что и Дьявола, поскольку они противники тьмы, зла и безобразия. Это позволяет луче понять философию и логические основания некоторых раннехристианских сект, названных еретическими и мерзкими на все времена. Становится понятной и причина вырождения секты эти сект сатанистов, хранивших свои учения втайне и преданных анафеме без малейшей надежды на оправдание в будущем. Та же причина привела к вырождению каинитов и даже искариотов (Иуды), ибо истинная суть вероломного апостола так и не была представлена суду человечества.

Это раскрывает и положения гностических сект. Каждая из этих сект была основана Посвящённым, а основу их учений составляло точное знание символизма каждого народа. Понятно теперь, почему Богом Моисея большинство из них считало Ильда-баофа Илда-ваофа и смотрело на него как на гордого, честолюбивого и нечистого Духа, унизивший свою мощь который злоупотребил своей властью, узурпировав место Высшего Бога, хотя был не лучше, а в некоторых отношениях и хуже своего брата Элохима. Элохим же этот олицетворяет всеобъемлющего проявленного Бога лишь в своей совокупности – совокупности Ваятелей первых дифференциаций первичной Космической Субстанции при сотворении феноменальной Вселенной. Поэтому Иегову гностики именовали Создателем единого с ним Офиоморфоса, Змия, Сатаны, или Зла.[999] У них Иурбо и Адонай были именами Иао-Иеговы, который являет собой эманацию Ильда-баофа Илда-ваофа.[1000] В их терминологии это равносильно ещё более туманным словам раввинов о том, что «Каин был порождением Самаэля, или Сатаны».

Падшие Ангелы всех древних систем суть аллегорические прообразы падших падших людей, а эзотерически они и есть эти самые люди. Так от часа сотворения Элохим стали Бени-Элохим, Сынами Бога, в число которых, по семитским преданиям, входит и Сатана. Согласно Бюрнуфу, война на Небе между Фрэтаона Траэтаоной и Ажи-Дахакой, Змеем-разрушителем, кончается на Земле борьбой благочестивых людей с силами Зла, «иранцев с арийскими браминами Индии». А конфликт Богов с Асурами повторяется в Великой Войне – Махабхарате. В позднейшей из всех религий, христианстве, воюющие стороны, Боги и демоны, противники обоих станов, превращены ныне в Драконов и дьяволов,[1001] 408] чтобы связать олицетворение Зла со змеем «Книги Бытия» – только для обоснования новой догмы.

_____


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 328; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ