АРХАИЧЕСКИЙ СИМВОЛИЗМ РЕЛИГИЙ МИРА



468]

Повествования Доктрины суть её покров. Простаки смотрят лишь на одеяние её – то есть, на повествования Доктрины – и большего не знают. Знающие же видят не только покров, но и то, что сокрыто под ним. «Зогар», (III, 152; Franck, 119).

Тайны Веры открываются не всем… Мудрость изречённую хранить втайне потребно. «Stromateis», (12; Климент Александрийский).

469]

АРХАИЧЕСКИЙ СИМВОЛИЗМ РЕЛИГИЙ МИРА

______

РАЗДЕЛ I

Эзотерические положения подтверждаются всеми писаниями

Необычность учений и многих доктрин, которые, с точки зрения современной науки, должны казаться нелепыми, требуют от нас дополнительных пояснений. Теории, содержащиеся в Стансах второго тома, ещё более трудны для усвоения, нежели космогонические теории из первого тома. Поэтому во второй части мы будем рассматривать вопросы теологии, а в третьей обратимся к вопросам науки, ибо наши доктрины так отличаются от идей, ныне господствующих в материализме и теологии, что оккультисты всегда должны быть готовы к отражению нападок как того, так и другого.

Никогда нелишне напомнить читателю о том, что, как показывают обильные выдержки из различных древних Писаний, наши учения стары, как мир; и что данный труд представляет собой лишь попытку передать на современном языке и в знакомой учёным и образованным читателям терминологии архаический рассказ о Первоначалах и историю, как их передают некоторые азиатские центры эзотерических знаний. Частично или целиком принимать или отбрасывать их следует на основании их собственной ценности, но лишь тщательно сравнив их с соответствующими теологическими догмами и современными научными теориями и умозаключениями.

Приходится серьёзно сомневаться, можно ли в нашем веке при всей его интеллектуальной утончённости найти у каждого западного народа хотя бы по одному 470] непосвящённому учёному или философу, способному полностью понять дух архаической философии. На это не стоит и надеяться без полного понимания этим учёным истинного смысла Альфы и Омеги восточного эзотеризма, понятий «Сат» и «Асат», столь часто встречающихся в Риг-веде «Ригведе» и в других писаниях. Космогония Риши и Архатов рискует так и остаться мёртвой буквой для рядового востоковеда без этого ключа к арийской мудрости. «Асат» это не просто отрицание Сат, и оно не означает «ещё не существующее», ибо «Сат» само по себе не есть ни «сущее», ни «бытие». Сат это непреложный, вечносущий, неизменный и предвечный Корень, от которого и в силу которого исходит всё. Но это гораздо больше, чем потенциальная сила в семени, запускающая процесс развития, или то, что теперь называют «эволюцией». Это вечное становление, которое, однако, никогда не проявляется.[1139] Сат рождается от Асат, а Асат порождается Сат – вечное движение по кругу, воистину. Но квадратура этого круга вычисляется лишь при высочайшем Посвящении на пороге Паранирваны.

Барт (Barth) записал размышления о «Ригведе», намереваясь подвергнуть её суровой критике, т.е. предполагая необычный, оригинальный взгляд на это архаическое писание. Однако, в своей критике учёный раскрыл истину, всего значения которой он так и не смог оценить. Он исходил из того, что «ни в языке, ни в мысли “Ригведы”» он не смог найти «той примитивной естественной простоты, которую склонно видеть в ней столько людей». Когда Барт писал это, то имел в виду Макса Мюллера. Знаменитый профессор Оксфордского Университета охарактеризовал все гимны Риг-веды «Ригведы» как наивные выражения религиозных чувств невинного, пасторального народа. По мнению этого учёного санскритолога, «Ведийские гимны передают идеи и мифы в самых простых и непосредственных формах». Однако, у Барта иное мнение на сей счёт.

Мнения санскритологов относительно значения и внутреннего смысла «Ригведы» столь различны и столь индивидуальны, что, куда бы они не склонялись, они будут совершенно предвзятыми. Так проф. Макс Мюллер заявляет:

Огромная дистанция между древними поэмами Индии и древнейшей литературой Греции нигде не ощущается так ясно, как при сравнении развивающихся мифов Веды с вполне развившимися и выродившимися мифами, на которых основана поэзия Гомера. Веда составляет подлинную теогонию арийских рас, тогда как теогония Гезиода Гесиода есть лишь искажённая карикатура исходного образа.

471] {ВЕДЫ НАПИСАНЫ ПОСВЯЩЁННЫМИ} Это весьма категоричное заявление и в общем, пожалуй, довольно несправедливое. Но почему бы не объяснить это? Однако, этого востоковеды не могут, ибо отвергают хронологию Тайной Доктрины и вряд ли согласятся с тем, что гимны Риг-веды «Ригведы» отделяют от теогонией Гезиода Гесиодовой «Теогонии» десятки тысяч лет. Поэтому они не могут понять, что греческие мифы это уже не первичный символический язык Посвящённых, учеников Богов-Иерофантов, древних божественных «Жертвователей», и что, искажённые расстоянием и загроможденными чрезмерным ростом человеческого невежественного воображения нагромождениями неумеренной человеческой фантазии непосвящённых, они подобны теперь искажённому отражению звёзд в бегущих волнах. Но если космогония и теогония Гезиода Гесиода это карикатура на исходный образ, то насколько же это справедливее по отношению к мифам еврейской «Книги Бытия» в глазах Тех, для кого они составляют божественное откровение, или слово Божие, не более, чем теогония Гезиода Гесиода для Гладстона.

Как говорит Барт:

Поэзия, которую она [Риг-веда «Ригведа»] заключает в себе, кажется мне, наоборот, необыкновенно утончённой и искусной, полной намёков и умолчаний, притязаний [?] на мистицизм и теософскую интуицию. Её выражения чаще напоминают выражения небольших групп посвящённых, нежели поэтический язык значительной общины большого сообщества.[1140]

Мы не остановимся перед тем, чтобы спросить критика, что может он знать о выражениях, употреблявшихся среди «посвященных», если сам он не принадлежит к такой группе; но Мы не станем спрашивать критика, что он может знать о фразеологии «посвящённых», и о том, не входит ли в такую группу и он сам, ибо в последнем случае он вряд ли употребил бы подобный язык. Но приведённые цитаты выявляют замечательное расхождение между учёными даже в отношении внешнего характера «Ригведы». Что же тогда может знать современный санскритолог о её внутреннем, или эзотерическом, смысле, кроме правильного вывода Барта о том, что это Писание было составлено Посвящёнными?

Весь наш труд написан с целью доказать эту истину. Древние Адепты разрешили великие проблемы науки, несмотря на всё нежелание современного материализма допустить это. Выдающимися умами древности были постигнуты тайны Жизни и Смерти, и если они умолчали о них и не разгласили их, то лишь потому, что эти проблемы составляли часть Сокровенных Священных Мистерий, которые тогда, как и теперь, оставались непостижимыми для огромного большинства людей. Если наши оппоненты в философии всё ещё считают подобные учения химерами, то у теософов есть все 472] основания утешаться тем, что спекуляции современных психологов – будь то серьёзные идеалисты, такие как Герберт Спенсер, или витающие в облаках псевдоидеалисты – суть ещё бóльшая химера. В самом деле, их умозаключения утверждены не на прочном основании природных реалий, а представляют собой вредные блуждающие огоньки материалистического воображения породивших их мозгов и не более того. Они отрицают, мы же утверждаем, и утверждения наши подтверждаются почти всеми Мудрецами древности. Имея основательные причины верить в оккультизм и во множество незримых Сил, мы говорим: «Certus sum, scio quod credidi»,[1141] на что наши критики отвечают: «Credat Judaeus Apella». Но ни они, ни мы не можем убедить друг друга, однако такой результат не затрагивает даже нашу малую планету. Е pur se muove!

Да и не стоит никого обращать в свою веру. Как заметил мудрый Цицерон:

Время разрушает умозаключения человека, но подтверждает суждения природы.

Будем же ждать своего часа. Между тем, не свойственно человеку молча наблюдать, как ниспровергают его Богов, будь они истинными или ложными. И поскольку уж теология и материализм объединились в низвержении старых Богов древности и стремлении исказить любое древнее философское понятие, то вполне естественно, что почитатели Древней Мудрости встают на защиту своих взглядов, пытаясь доказать, что новое оружие в арсенале как тех так и других в лучшем случае выковано из весьма старого материала.

473]

РАЗДЕЛ II

Адам-Адами

Такие имена, как Адам-Адами из «Земледелия набатеев» («Nabathean Agriculture») д-ра Хвольсона (Chwolsohn), осмеянные Ренаном, мало что значат для непосвящённого. Но поскольку это сочетание встречается в труде столь огромной древности, как вышеупомянутый, то оккультисту оно говорит очень о многом. Например, о том, что Адами это многозначный символ, выбранный арийцами, как показывает корень слова, и заимствованный у них – как и многое другое – семитами и туранцы урало-алтайцами.

Адам-Адами это общее составное имя, столь же древнее, как и сама речь. По учению Тайной Доктрины, имя Ад-и было дано арийцами первой обладавшей речью человеческой расе этого Круга. Отсюда происходят Адоним и Адонай (древняя форма множественного числа слова Адон), обозначавших у евреев Иегову и Ангелов, бывших просто первыми духовными и эфирными сынами Земли и Бога Адониса, многочисленные вариации которого олицетворяли «Первого Господа». Адам это санскритское Ади-Натх, означающее также «Первый Владыка», как и Ад-Ишвара или любая приставка Ад (Первый) перед прилагательным или существительным. Объясняется это тем, что подобные истины были всеобщим достоянием. Это откровение, полученное первым человечеством ещё до библейской эпохи «одного языка и одного наречия», или речи. Позднее, благодаря личной интуиции человека, знание было расширено, а ещё позднее было сокрыто от профанации под соответствующим символизмом. На основании философских писаний Ибн Гебироля (Ibn Gebirol) автор Каббалы «Qabbalah, from the Philosophical Writings of Ibn Gabirol» показывает, что израильтяне употребляли слово Ад-онай (А Do Na Y), «Господь», вместо Ah’yeh Eh’yeh, «Я есмь», и YHVH, и добавляет, что Адонай передаётся в Библии словом «Господь», а

Более низкое имя, или Божество, в Природе, более широко обозначаемое как Элохим, передаётся словом «Бог».[1142]

474] Примерно в 1860 году востоковед Хвольсон перевёл весьма любопытный труд, представив его вечно сомневающейся и легкомысленной Европе под невинным заглавием «Земледелие набатеев». По мнению переводчика, этот архаический труд даёт полное посвящение в тайны доадамических народов на основании самых достоверных документов. Это бесценное описание, полное изложение доктрин, искусств и наук не только доисторических халдеев, но и ассирийцев и хананитов хананеев.[1143] Эти набатеяне набатеи – как полагали некоторые критики – были просто сабеянами сабеями, или же халдейскими звёздопоклонниками. Труд этот переведён с арабского языка, на который он уже был переведён с халдейского.

Вот как объясняет происхождение этих набатеев арабский историк Масуди (Masoudi):

После Потопа [?] народы расселились по разным странам. Среди них были основавшие город Вавилон набатеяне набатеи, потомки Хама, которые поселились в этой области под предводительством Нимврода Нимрода, сына Куша Хуша, бывшего сыном Хама и правнуком Ноя. Это случилось в то время, когда Нимврод Нимрод получил управление Вавилоном Вавилонией в качестве посланника Дзаххака по имени Биурасп.[1144]

Переводчик Хвольсон находит, что утверждения этого историка полностью соответствуют тому, что говорит в «Книге Бытия» Моисей, хотя у менее почтительных критиков такое соответствие может вызвать подозрения. Но мы не будем обсуждать это как не имеющее отношения к рассматриваемому вопросу. Эта старинная, давно похороненная проблема, и трудность объяснить на каком-либо логическом основании феноменальное происхождение миллионов народов, различных рас людей различных национальностей, множества цивилизованных народов и племён от трёх пар – Ноевых сыновей с их женами – за 346 послепотопных лет[1145] может быть отнесена за счет кармы лишь составлять карму автора «Книги Бытия», будь то Моисей или Ездра. Интересно, однако, что содержание рассматриваемого труда и почти все излагаемые в нём доктрины в эзотерическом прочтении тождественны сокровенным учениям.

По предположению Катремера (Quatremère), эта книга могла быть просто копией, сделанной в правление Навуходоносора II с какого-то хамитского трактата, «бесконечно более древнего». Автор же на основании внутренних и внешних данных утверждает, что её халдейский оригинал был записан с устных рассуждений и учений богатого вавилонского землевладельца по имени Ку-тами, 475] {«ЗЕМЛЕДЕЛИЕ НАБАТЕЕВ»} использовавшего в своих лекциях ещё более древние материалы. Первый арабский перевод Хвольсон относит к тринадцатому столетию до Р.Х. На первой странице этого «Откровения откровения» автор, или амануэнзис переписчик, Ку-тами заявляет, что «доктрины, здесь предлагаемые, были сначала переданы СатурномЛуне, которая поведала их своему идолу», а идол открыл их своему почитателю, писателю – Адепту, записавшему этот труд, – Ку-тами.

Подробности, данные Богом на пользу и просвещение смертных, показывают периоды неисчислимой длительности и целый ряд бесчисленных царств и династий, предшествовавших появлению на Земле Адами («красной земли»). Как и следовало ожидать, периоды эти почти взбесили поборников библейской хронологии, основанной на мёртвой букве. Первым ополчился на переводчика де Ружемон. Он упрекает его за то, что тот жертвует Моисеем ради анонимных авторов.[1146] Бероз Берос, по его словам, несмотря на крупные хронологические ошибки, находится, по крайней мере, в полном согласии с пророком в отношении первых людей, ибо он говорит об Алорусе-Адаме, Ксисуфре- Ксисутре-Ное, Беле-Нимвроде Нимроде и т.д. Поэтому, добавляет он, труд этот должен быть апокрифом и стоять в одном ряду с современными ему трудами – четвёртой «Книгой Ездры», «Книгой Еноха», «Прорицаниями Сивилл» и книгой Гермеса, – каждый из которых относится не ранее, чем ко второму и третьему векам до Р.Х. Ещё больше обрушивается на Хвольсона Эвальд (Ewald), и, наконец, Ренан в «Revue Germanique»[1147] просит его объяснить, почему его «Земледелие набатеев» не может быть подделкой какого-нибудь еврея третьего или четвёртого столетия нашей эры? Едва ли это может быть иначе, заявляет автор «Жизни Христа», если в этом фолианте по астрологии и колдовству:

В персонажах, вводимых Ку-тами, узнаются все патриархи библейских легенд, такие как Адам-Адами, Анука-Ной, его Ибрагим-Авраам и т. д.

Но это ничего не доказывает, ибо как Адам, так и другие имена, являются обобщающими. А, между тем, мы скромно заявляем, что, даже если апокриф относится к третьему веку по Р.Х., а не к тринадцатому до Р.Х., то, учитывая всё сказанное, он достаточно древен, чтобы считаться подлинным документом, удовлетворяющим требованиям самых взыскательных археологов и критиков. Даже допуская, что эта литературная реликвия была составлена «каким-нибудь евреем третьего столетия нашей эры», то что же из этого? Оставив на мгновение вопрос о достоверности его доктрин, спросим, на каком основании 476] считать его менее значительным или поучительным отражением более древних мнений по сравнению с другими религиозными трудами, которые тоже «составлены по древним текстам» или устному преданию – той же и даже более поздней эпохи? Но в таком случае, следует отбросить как «апокриф» и Коран, появившийся тремя столетиями позднее, хотя мы знаем, что, подобно Минерве, он возник непосредственно из головы арабского пророка. Нам пришлось бы пренебречь также всеми сведениями, которые можно почерпнуть из Талмуда, который в своём нынешнем виде тоже был составлен на основании более древних материалов и может быть отнесён не ранее, чем к девятому столетию нашей эры.

Эту любопытную «Библию» халдейского Адепта и различную критику на неё (в переводе Хвольсона) мы затрагиваем потому, что она имеет важное отношение к значительной части нашего труда. За исключением возражений Ренана, принципиального иконокластом иконоборца – язвительно названного Жюлем Лемэтром «Le Paganini du néant», – самый большой недостаток этого труда состоит, по-видимому, в том, что этот апокриф, по утверждению, был передан как Откровение откровение Адепту через «идола Луны», получившего его от «Сатурна». Вполне естественно, поэтому, что его называют «сказкой во всех отношениях». На это можно дать лишь один ответ: если это сказка, то не больше, чем Библия, и, если рушится одна, то за ней должна последовать и другая. Даже способ прорицания через «идола Луны» аналогичен тому, как это делалось при Давиде, Сауле и первосвященниках еврейской скинии через Терафима.

«Земледелие набатеев» это действительно компиляция, но не апокриф, а повторение положений Тайной Доктрины в халдейской эзотерической экзотерической форме национальных символов, «маскирующих» эти положения, как маскируют их египетские книги Гермеса и индусские пураны. Труд этот был известен и в древности, и в средневековье. Маймонид неоднократно ссылается на этот халдео-арабский манускрипт, называя набатеев так же, как и исповедующих ту же религию сабеев, «звёздопоклонниками», но не замечет в искажённом слове «набатеи» мистического названия касты, посвящённой Нэбо Нáбу, Богу Тайной Мудрости, которое явно показывает, что набатеи были оккультным братством.[1148] Набатеи, которые, согласно персидскому Иезиди персидской секте 477] {НЭБО – БОГ МУДРОСТИ БОГ МУДРОСТИ НÁБУ} иезидов, пришли в Сирию из Басры, были испорченными членами этого братства. Тем не менее, даже в те позднейшие времена их религия была чисто каббалистической.[1149] Нэбо Нáбу это божество планеты Меркурий, а Меркурий это Бог Мудрости, или Гермес, или Будха, которого евреи называли Кокаб (bkk), «Господь Превышний в вышних,[1150] устремлённый». Греки же именовали его Набо (Nab9), отсюда и набатеи. Несмотря на то, что Маймонид называет их доктрины «языческой нелепицей» и их архаическую литературу «Sabaeorum foetum»,[1151] их «Земледелие набатеев», Библию Ку-тами, он ставит в первые ряды архаической литературы. Абарбанель же (Abarbanel) безмерно превозносит её. Спенсер,[1152] цитируя её, называет её «лучшим восточным трудом», добавляя, что под набатеями следует понимать сабеев, халдеев и египтян, короче, все народы, против которых Моисей устанавливал особенно суровые законы.

Нэбо Нáбу, древнейший Бог Мудрости Вавилонии и Месопотамии, был тождествен индусскому Будхе и греческому Гермесу-Меркурию. Единственную и незначительную разницу составляет лишь пол родителей. Как индийский Будха был сыном Сомы (Луны) и жены Брихаспати (Юпитера), так и Нэбо Нáбу был сыном Зарпаниту Царпаниту (Луны) и Меродаха Мардука, бывшего сначала Солнечным Богом, а затем ставшего Юпитером. Как и планета Меркурий, Нэбо Нáбу был «надсмотрщиком попечителем» среди семи Планетарных Богов. Олицетворяя Сокровенного Учения Тайную Мудрость, он был Набин набином, ясновидцем и пророком. Умирающий Моисей в Библии исчезает на горе, посвящённой Нэбо Нáбу.[1153] Это говорит о том, что он был Посвящённым и священнослужителем этого Бога под другим именем, ибо этот Бог Мудрости был великим Творящим Божеством и почитался как таковое. Ему не только поклонялись в его великолепном храме, или в Башне планет, в Борсиппе, но он почитался и моавитянами, и хананитов хананеями, и ассирийцами, и по всей Палестине. Но почему же, тогда, и не израильтянами? «Святое Святых» «вавилонского храма планет» находилось в алтаре, посвящённом Нэбо Нáбу, Богу-прорицателю Мудрости. В «Hibbert Lectures» говорится:

У древних вавилонян был посредник между людьми и богами… и Нэбо Нáбу был «провозвестником», или «пророком», ибо сообщал желания отца своего Меродаха Мардука.[1154]

Нэбо Нáбу, как и Будха, – создатель Четвёртой и Пятой Рас. Он положил начало новой расе Адептов, а Будха – Солнечно-Лунной Династии, или людям рас этого Круга. Оба они 478] Адамы соответствующих творений. Адам-Адами олицетворяет двойного Адама: прообразного Адама Кадмона, Творца, и низшего Адама, земного, у которого, по мнению сирийских каббалистов, было лишь Нефеш, «дыхание жизни», но не Живая Душа, полученная уже после его падения.

Поэтому, если Ренан упорно продолжает считать халдейские писания – или то, что от них остаётся, – апокрифами, то ни на истине, ни на фактах это никак не отражается. Другие востоковеды могут придерживаться иного мнения, но даже если бы они соглашались с ним, то это не имело бы никакого значения. Эти доктрины передают учения эзотерической философии, и этого достаточно. Те, кто ничего не понимает в символизме, могут принять это за самое обыкновенное звёздопочитание, а желающие скрыть эзотерическую истину могут даже называть это «языческой нелепостью». Выражая презрение к эзотеризму в религиях других народов, Маймонид признавал эзотеризм и символику в своей, проповедуя хранение тайны и молчание об истинном смысле слов Моисея, чем создал себе большие проблемы. В общем, доктрины халдея Ку-тами аллегорически передают религию самых ранних народов Пятой Расы.

Откуда же, тогда, такое академическое презрение к имени «Адам-Адами» у Ренана? Автору «Origins of Christianity», очевидно, ничего не известно ни об истоках языческого символизма, ни об эзотеризме, иначе он знал бы, что имя Адам-Адами было одним из всемирных символов, который даже у евреев олицетворял не одного человека, а четыре разных человечества, и это очень легко доказывается.

Каббалисты говорят о четырёх разных Адамах или о преображении четырёх последовательных Адамов, эманации от Дьюкны, или Божественного Фантома, Небесного Человека, бесплотной комбинации Нешамы, высшей Души, или Духа. У этого Адама нет, конечно, ни грубого человеческого тела, ни тела желаний. Это Прототип (Tzure) второго Адама. Они, вне всяких сомнений, олицетворяют Пять наших Рас, в чём каждый может убедиться по их описанию в Каббале. Первый это Святой, Совершенный Адам, «исчезнувшая тень» (Цари Эдема Едомские Цари), происшедший от божественного Тцелем Целема (Образа). Второй именуется Первоначальным Андрогинным Адамом будущего земного, разделившегося Адама. Третий Адам является человеком из «праха» (первым, непорочным Адамом). А четвертый это предполагаемый прародитель нашей расы – падший Адам. Посмотрите, однако, 479] {ЧЕТЫРЕ АДАМА КАББАЛЫ} замечательно ясное описание этих Адамов в Каббале Исаака Мейера «Qabbalah, from the Philosophical Writings of Ibn Gabirol» Айзека Майера. Явно из-за Царей Эдома Едомских царей он говорит лишь о четырёх Адамах, добавляя:

Четвёртый Адам… был покрыт кожей, плотью, нервами и т. д. Это отвечает сочетанию низшей Нефеш с Гуф, то есть, телу с телом. Он обладает животной способностью размножения и продолжения рода.[1155]

Это человеческая Коренная Раса.

Именно здесь современные каббалисты – введённые в заблуждение многими поколениями христианских мистиков, искажавших каббалистические свидетельства, где только могли, – расходятся в толковании с оккультистами, принимая позднейшую мысль за исходную идею. Первоначальная Каббала была совершенно метафизической и никак не касалась животного, или земного, пола. Позднейшая же Каббала задушила божественный идеал под тяжким фаллическим элементом. По словам каббалистов, Бог создал человека «Муже-женою» мужчиной и женщиной. Говорит автор Каббалы «Qabbalah, from the Philosophical Writings of Ibn Gabirol»:

У каббалистов необходимость в продолжении творения и существования называется Равновесием.[1156]

И не обладающая этим «Равновесием», связанным с Maqom (тайным «Местом»),[1157] даже Первая Раса не признаётся, как мы видели, Сынами Пятого Адама. От высшего Небесного Человека, Верхнего Адама, «Муже-жены», или Андрогина, до Адама из праха, все эти олицетворенные символы олицетворяющие символы связаны с полом и размножением. У восточных же оккультистов всё наоборот. Половые отношения они считают «кармой», затрагивающей отношения человека лишь в этом мире, находящегося под властью Иллюзии. Это то, что отбрасывается в тот момент, когда человек становится «мудрым». Они считали большой удачей, если гуру (учитель) находил у своего ученика склонность к чистой жизни Брахмачарьи. Их двойные символы были для них лишь поэтическим отображением высших сочетаний творящих космических сил. И этот идеал, словно золотым лучом, озаряет каждого идола, даже самых грубых и гротескных, в переполненных галереях тёмных храмов Индии и других стран, породивших различные культы.

Это будет показано в следующем Разделе.

А пока можно добавить, что у гностиков второй Адам тоже исходит из Первичного Человека, Офита Адамаса, 480] «по образу которого он создан», а третий от этого второго – Андрогина. Последний же символизируется шестой и седьмой парами двуполых Эонов, Амфаин-Ессумен (}AmfaJn }Essoum2n), и Вананин-Ламертаде (O8ananJn Lamert=de) – Отцом-Матерью Отцом и Матерью.[1158] Четвёртый Адам, или Раса, олицетворяется приапическим чудовищем уродливым Приапом. Последний – после-христианская фантазия фантазия уже христианского периода – представляет собой изуродованную копию дохристианского гностического символа «Благого», или «Того, кто творил до существования чего-либо», Небесного Приапа, рождённого Венерой от Вакха, когда тот вернулся из своего путешествия в Индию, ибо Венера и Вакх суть позднейшие копии Адити и Духа. Хотя более поздний Приап и един с Агафодэмоном, гностическим Спасителем, и даже с Абракасасом Абраксасом, он уже символизирует не абстрактные творческие Силы, а четырёх Адамов, или четыре Расы, а Пятая олицетворяется на гностических Драгоценностях геммах пятью ветвями, срезанными с Древа Жизни, на котором стоит старец. Число коренных Рас писалось в древнегреческих храмах семью гласными, пять из которых заключались в рамку на стене панели в залах Посвящения в Адитуме святая святых. У египтян они символизировались рукой с пятью расставленными пальцами, – причём пятый, или мизинец, изображался лишь наполовину, – а также и пять «N» – иероглифы заменяли эту букву также пятью иероглифами, соответствовавшими букве «Н». А в римских храмах они обозначались пятью гласными А Е I О V. В средние века этот архаический символ был принят Домом Габсбургов, как мотто – Sic transit gloria! как геральдическая надпись. Sic transit gloria![1159]

481]

РАЗДЕЛ III

"Святое Святых". Его профанация

Sanctum Sanctorum древних, называемое также Святое Святых, – специальная ниша в западной стороне храма, закрытая с трёх сторон белыми глухими стенами и лишь с одним проёмом, или дверью, за завесой, – было у всех народов древности.

Мы хотим показать огромную разницу между тайным значением этого символического места в эзотеризме язычников и его значением в эзотеризме позднейших евреев, хотя изначально его символизм был одинаков у всех древних рас и народов. Язычники помещали в Адитуме Святое Святых саркофаг, или гробницу (taphos), с Солнечным Богом, которому был посвящён храм и которого как пантеисты они глубоко чтили. Эзотерически он символизировал у них воскрешение воскресение – космическое, солнечное, или суточное, и человеческое. Он охватывал широкое протяжение Воскресение включало в себя широкий диапазон периодических и точных (во времени) Манвантар, или очередных пробуждений Космоса, Земли и человека к новым существованиям. Самым поэтическим и одновременно грандиозным символом подобных Циклов в Небесах было Солнце, а на Земле – человек в своих воплощениях. Евреи – чей реализм, если судить по мёртвой букве, при Моисее был такими же практическим и грубым, как и сейчас,[1160] – завершили свою национальную левитскую политику при разрыве с Богами соседей-язычников, экзотерически хитроумно провозгласив своё Святое Святых самым торжественным символом своего монотеизма, тогда как эзотерически они видели в нём лишь всемирный фаллический символ. Каббалисты знали лишь Эйн-Соф и «Богов» Мистерий, тогда как в левитском Святое Святых не было ни гробницы, ни Бога, но лишь «Священный» Ковчег Завета как их «Святое Святых».

482] Но, когда будет прояснён эзотерический смысл Святое Святых, непосвящённому будет легче понять, почему Давид плясал, «обнажившись» перед Ковчегом Завета и так старался показаться грешным желая уничижиться во имя «Господа» своего и униженным стать ещё ничтожнее в глазах своих.[1161]

Ковчег представляет собой ладьеобразную Аргху «Мистерий». Паркхёрст, прекрасно пространно пишущий о нём в своём греческом словаре и ни единым словом не обмолвившийся о нём в своём Еврейском Лексиконе, объясняет это так:

Arché (}Arc/) в этом смысле соответствует еврейскому разит, или мудрости… слову, означающему символ женского порождающего начала, «Арг или Арка, в котором, как предполагалось, зародыш всей Природы плавает, или оплодотворяется вынашивается, в великой бездне в течение периода, сменяющего каждый цикл проявления мира.

Совершенно верно, и еврейский Ковчег Завета имел именно такое значение с одним только дополнением: вместо прекрасного и целомудренного саркофага (символизирующего Чрево Природы и Воскресение), как мы видим это в Sanctum Sanctorum язычников, они придали своему Ковчегу Завета ещё более натуралистический вид, установив на его крышке двух Херувимов лицом друг у другу. Их простёртые крылья образуют совершенное Йони (как это видно теперь в Индии). Кроме того, значение этого символа порождения ещё больше подчеркивается четырьмя мистическими буквами имени Иеговы – IHVH (hwhy).Jod Йод (y) означает здесь membrum virile; Нé Хэй (h) – чрево; Vau Вав (w) крючок, или загиб, или гвоздь, и снова Нé Хэй (h), которое также означает «отверстие». Всё вместе даёт совершенную эмблему, или символ, двуполости, или I (е) Н (о) V (а) Н, символ мужского и женского начал.

Возможно также, что когда будет понято истинное значение служения и звания Кадеш Кадешим, «святые непорочные», или «посвящённые Храму Господню», то «Святое Святых» этих «непорочных» окажется далеко не столь возвышенным.

Jacchus Иакх, опять же, тождествен Iао Иао, или Иегове, и Ваал, или Адон, как и Вакх, был фаллическим Богом.

«Кто взойдёт на гору ( [высокое место) ] Господню?» – вопрошает праведный Царь Давид, – «Кто станет на место его Кадушу (d#dq)?».[1162] В одном смысле кадеш может означать «озарять посвящать», «освящать», и даже «посвящать давать посвящение» или «отделять». Но оно же означает и отправление сладострастных ритуалов, культ Венеры. Истинное толкование слова кадеш прямо указано во «Второзаконии», 23:17; у Осии, 4:14; в «Книге Бытия», 38:15–22. Обязанности библейских «святых непорочных» кадешим были тождественны обязанностям баядерок в позднейших индийских пагодах. Еврейские кадешим, или галли, жили 483] {ЗНАЧЕНИЕ ХОРОВОДА} «при доме Господнем, где женщины ткали одежды» для статуи Венеры-Астарты.[1163]

Пляска Давида вокруг Ковчега была «круговой», которая, как говорят, была установлена амазонками для Мистерий. Таков был хоровод дочерей Силомских,[1164] так же как и прыжки пророков Ваала.[1165] Этот танец был особенностью сабейского культа, ибо символизировал движение планет вокруг Солнца. Он, несомненно, характеризовался вакхическим исступлением и исполнялся под аккомпанемент систров. Весьма выразительны также укоры Мелхолы[1166] и ответы Царя.[1167]

Ковчег, в котором хранятся зародыши всех живых тварей, необходимых, чтобы вновь населить Землю, изображает переживание символизирует неуничтожимость жизни и превосходство Духа над Материей в борьбе противоположных сил Природы. В астротеософской диаграмме Западного Ритуала Ковчег соответствует пупу и помещается с левой стороны, со стороны женщины (Луны), одним из символов которой служит левый столб в Храме Соломона – Боаз Вооз. Пуповина Пуп (через плаценту) связан с вместилищем, в котором оплодотворяются эмбрионы расы. Ковчег это священный аргха индусов, откуда ясно видна его связь с Ноевым ковчегом, поскольку мы знаем, что аргха представлял собой продолговатый сосуд и употреблялся верховными жрецами в качестве жертвенной чаши в культе Исиды, Астарты и Венеры-Афродиты, которые были Богинями порождающих сил Природы, или Материи и, следовательно, символически олицетворяли Ковчег, содержащий зародыши всего живого.[1168]

Ошибочно принимать современные каббалистические труды и раввинские толкования «Зогара» за подлинные каббалистические знания древности![1169] Как при Фридрихе фон Шеллинге (Frederick von Schelling), так и сейчас Каббала, доступная теперь и Европе, и Америке, не содержит в себе ничего, кроме:

484] Руин и фрагментов, сильно искажённых остатков той первоначальной системы, что является ключом ко всем религиозным системам.[1170]

Халдейская Каббала была тождественна древнейшей системе. Позднейшие толкования А самые последние изложения «Зогара» принадлежат к синагоге первых столетий, то есть, Торы (или Закона), догматической и непримиримой.

«Царская камера» пирамиды Хеопса это египетское «Святое Святых». В Посвятительных Мистериях кандидат, олицетворявший Солнечного Бога, опускался в саркофаг, символизируя проникновение животворного луча в плодоносное чрево Природы. Выходя из него на следующее утро, он символизировал воскресение Жизни после перемены, называемой Смертью. В великих Мистериях его образная «смерть» длилась два дня, и на третье утро он вставал вместе с восходом Солнца после последней ночи самых суровых испытаний. Кандидат играл роль Солнца – все-оживляющего светила, которое «воскресает» каждое утро, чтобы вдохнуть жизнь во всё сущее, – а саркофаг символизировал женское начало. Так было в Египте. Форма и облик вместилища менялись в каждой стране, но оно оставалось сосудом, символическим «navis», или носителем в форме ладьи, и «символическим «хранилищем» зародышей, или зародыша, жизни». А в Индии это «Золотая» Корова», через которую должен пройти кандидат в брамины, желающий стать дви-джей, «дважды-рождённым». Греческая же аргха имела форму лунного серпа и символизировала Царицу Небес – Диану, или Луну. То была Великая Матерь всего сущего, а Отцом было Солнце. Евреи до и после превращения ими Иеговы в Бога мужского пола поклонялись Асторет, что заставило Исаию произнести: «Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа моя»[1171] – явно несправедливые слова с его стороны. Значение празднества Асторет и новолуния (серпа аргхи) как народный культ одной из форм народного культа было не хуже, чем скрытое значение Луны вообще, которая, как хорошо известно, каббалистически была непосредственно связана с Иеговой и посвящена ему, с той только разницей, однако, что один аспект Луны, так же как и звезды Венеры, был женским, а другой мужским Асторет была женским аспектом Луны, как и звезды Венеры, а Иегова мужским.

Солнце (Отец), Луна (Матерь) и Меркурий-Тот (Сын) составляли самую раннюю Троицу египтян, которую олицетворяли у них Озирисе Осирис, Исиде Исида и Тот (Гермес). В гностическом Евангелии «Pistis Sophia», семь великих Богов, разделённых на две Триады и высочайшего Бога (Солнце), являются низшими Троичными Силами суть три низших Начала (Tridun=mei~), силы которых 485] {ХРИСТИАНСКИЙ СИМВОЛИЗМ} пребывают соответственно в Марсе, Меркурии и Венере; и Высшая Триада – три «Невидимых Бога», пребывающие на Луне, Юпитере и Сатурне.[1172]

Доказательства здесь не требуются. В одном из своих значений Асторет была безличным символом Природы, Кораблём Жизни, несущим через беспредельный Небесный Океан зародыши всего сущего. Когда же она не отождествлялась с Венерой, подобно всем другим Небесным Царицам, которым совершались жертвоприношения из лепёшек и булок, Асторет становилась отражением халдейской «Нуах, Вселенской Матери» (Noah, Ной, женского начала, которую рассматривали, как связанную с понятием Ковчега Ноем женского пола, который отождествлялся с Ковчегом), а также женской Триады – Аны, Белиты и Давкины, совокупно называемых «Превышней Богиней, Владычицей Нижней Бездны, Матерью Богов, Царицей Земли и Царицей Плодородия». Белита, или Тамту[1173] (Море), Матерь Града Эрех (великой халдейской столицы великого халдейского некрополя), превратилась позднее в Еву. Ныне же это Дева Мария римско-католической церкви, которая изображается на полумесяце, а иногда, для разнообразия, и на земном шаре полной Луне. Корабль, или ладьеобразная форма полумесяца, сочетающая в себе все обычные символы Кораблей жизни, таких как Ноев ковчег, Йони индусов и Ковчег Завета, представляет собой женский символ Вселенской «Матери Богов» и теперь встречается в каждой церкви под христианским символом в виде корабля имеет теперь свой христианский символизм в «нефе» каждой церкви (от navis).[1174] Navis, Heбесный Корабль, оплодотворяется Духом Жизни – мужским Богом, или, по удачному выражению в «Apocalypse» Кинили Кени´ли – Святым Духом. В западном религиозном символизме полумесяц был мужским, а полная Луна женским аспектом этого вселенского Духа. Мистическое слово АЛМ, которое пророк Магомед поставил в начале многих глав Корана, говорит о ней ней как об ALM Алм, Непорочной Небесной Деве.[1175] И – поскольку возвышенное всегда искажается до нелепого – именно от корня ALM Алм следует выводить слово Алмех, означающее египетских танцовщиц. Эти «девственницы» того же порядка, что и баядерки в Индии и (девушки) кадешим, «святые непорочные» еврейских храмов – посвящённые Иегове, представляющему оба пола, – священные обязанности которых в израильских храмах были тождественны обязанностям баядерок.

Евстафий заявляет, что ИО (IΩ) на диалекте аргиян аргосском диалекте – значит 486] «Луна», и это же слово было одним из имён Луны в Египте. Яблонский говорит:

IΩ, Ioh, Ægyptiis Lunam significat neque habent illi, in communi sermonis usu, aliud nomen quo Lunam designent praeter IO.

Столб и Круг (IO), которые, по Пифагору, дают совершенное число, содержащееся в Квадрате Тетраде,[1176] стало позднее, преимущественно, фаллическим числом превратились позднее преимущественно в фаллическое число – главным образом, у евреев, у которых оно означает Иегову мужского и женского начала двуполого Иегову. Вот как объясняет это один учёный:

На Розеттском камне Улеманна слово мут (mooth) (как и у Зейффарта),[1177] название Луны (moon), обозначает цикл времени, отсюда и а, значит, лунный месяц, согласно иероглифу  в сочетании с определяющими  и , которые передаются коптскими I О Н или I А Н. Еврейское слово ywh также может быть употреблено как I О Н, ибо буква vau вав (w) употреблялась вместо и как о и вместо, и как у, также заменяла v или w и как в. Так было до Массоры, в которой употребление точки (.) давало масоретской огласовки, где с помощью точки (ֹ) получалось O = o, U = у, w = v или w в. Исследовав первоначальные источники, я пришёл к заключению, что великая различительная функция божественного имени Иеговы заключалась в обозначении влияния Луны как причины зарождения, так же, как она определяла точное исчисление и в его точном значении, соответствующем длительности лунного года при естественном измерении дней, в чём вам предстоит полностью убедиться… это самое слово происходит из гораздо более древнего источника: коптов, вернее, от древних египтян коптских времён.[1178]

Это тем более замечательно, если египтология сравнит эти данные с тем малым, что известно о фиванской Триаде – Амоне, Мут и их сыне Хонсу. При объединении эта Триада соотносилась с Луной как с их общим символом. При разъединении же лунным Богом становился Хонсу, которого смешивали при этом с Тотом и Пта. Его Матерь Мут – чьё имя означает, между прочим, «Мать», а не Луну, бывшую лишь её символом, – зовётся «Небесной Царицей», «Девой» и т. д., поскольку она является аспектом Изиды Исиды, Хатор и прочих Богинь-Матерей. Она была не столько супругой, сколько матерью Амона, одно из характерных имён которого – «супруг своей матери». Эта Триада представлена в Булакском музее Каира в виде статуэтки бога-мумии с тремя различными скипетрами в руке и с лунным диском на голове. Характерная прическа волос Характерный локон отражает намерение представить его как Бога-ребёнка или «Солнце» в Триаде. Он был Богом судеб в Фивах и имеет два аспекта: (1) Хонсу, Лунный Бог и Владыка Фив, Ноферхотеп Неферхотеп, «пребывающий в абсолютном покое», и (2) «Khonsu p. iri-sokhru», или «Хонсу, вершаший Судьбу». Первый 487] {БОГ ИАО} задумывал и уготовлял события для рождённых под его порождающим влиянием, второй проводил их в жизнь.[1179] В силу теогонических превращений Амон становится Гором, Гором-Амоном. На статуэтке Саитского саисского периода Мут-Исида кормит его грудью.[1180] Хонсу же в этой преображённой Триаде становится Тотом Лунным, «совершающим спасение». Лоб его увенчан головой ибиса, украшенной лунным диском и диадемой, называемой Ио-теф (10-теф).[1181]

Все эти символы, несомненно, отражены в (некоторые считают их тождественными) Yave, или библейском Иегове. Это станет ясно всякому, кто прочтет «The Source of Measures» или «The Hebrew-Egyptian Mystery», и поймёт её несомненно ясные неоспоримые, ясные и математические доказательства тождественности эзотерических основ, или системы, использовавшейся при построении Великой Пирамиды, архитектурных измерений Храма Соломона (не важно, миф он или реальность), Ноева ковчега и Ковчега Завета. Если чему-то в мире и суждено положить конец спору о том, строили ли свою теогонию и религию древние и позднейшие послевавилонские евреи – особенно первые – на том же основании, что и все язычники, то это будет рассматриваемый нами труд.

Нелишне будет напомнить читателю и сказанное об ИАО в «Разоблачённой Исиде»:

Ни одно божество не демонстрирует такого этимологического разнообразия, как Iaho, и ни одно имя не имеет столько произношений. Лишь с масоретическими точками помощью масоретской огласовки позднейшим раввинам удалось добиться чтения «Иегова» как «Адонай» – или Господь. Филон Библский пишет его греческими буквами IEUW–IEVO. Теодорет сообщает, что самаритяне произносили его как Iabé (Яхва), а евреи иудеи – Яхо (Yaho), что даёт, как мы показали, I–Ah–O. А по утверждению Диодора, «евреи говорят, будто Моисей называл Бога ИАО». Мы же на основании самой Библии утверждаем, что Моисей до своего посвящения тестем своим Иофором вообще не знал слова Iaho.[1182]

Это получает подтверждение в частном письме одного очень знающего каббалиста. В первом томе у нас говорится о том,[1183] что экзотерически Брама (бесполый) Брахман как бесполый Брахма, весьма легкомысленно и часто путаемый востоковедами 488] с Брахмой (мужского пола), именуется иногда Кала-хансой, «Лебедем в Вечности», при чем; и о том, что эзотерически Ахам-са означает «Я (есмь) Он». «Со-хам» эквивалентно Сах – «он», и Ахам – «Я». Это мистическая анаграмма и пермутацией метатеза. Это также «четырёхликий» Брахма, Чатур-мукхам (Совершенный Куб), образующийся внутри и от Беспредельного Круга. Объясняется и смысл 1, 3, 5 и 77 = 14 как эзотерическая Иерархия Дхиан-Чоханов. Вот как комментирует это упомянутый корреспондент:

По-моему, не может быть никаких сомнений в том, что 1, 3, 5 и дважды 7 означают именно 13514, что в приложении к кругу может читаться как 31415 (или как величина число p), особенно, если рассматривать их в сочетании с символическими знаками на Сакр’,[1184] «Чакре», или на круге Вишну.

Позвольте мне слегка развить ваше описание. Вы говорите: «Единый из Яйца, «Шесть и Пять[1185] дают число 1065, значение Первородного». Если это так, то 1065 это знаменитое имя Иеговы, Jve или Jave, или Юпитера, а, заменив в нём h на n, или h на n, получаем ywn, или латинское слово Jun или Juno (Юнона), основу китайской загадки головоломки, ключ, служащий для измерения чисел ключевые числовые значения слова Sni (Синай) и Иеговы, сходящего на эту гору, числа которого (1065) показывают лишь употребление нашей пропорции составляют наше соотношение 113 к 355, ибо 1065 = 355 x 3, что есть окружность диаметра отношение длины окружности к диаметру 113 × 3 = 339. Таким образом, рождённый первым Брахма-Праджапати (или любой Демиург) указывает на употребление отношения окружности, как измерения, заимствованного от Чакра числовые значения элементов круга Чакры (или Вишну), и, как сказано выше, Божественное Проявление принимает форму получает форму от Жизни и Первородного.

Но вот вам весьма странное обстоятельство: в проходе, ведущем в царскую камеру, размеры поверхности Великой Ступени и Большой Галереи длина Большой Галереи, включая поверхность Великой Ступени,[1186] до самого верха указанной Галереи, по весьма тщательным измерениям Пиацци Смита, равна 339 дюймам. Примем это за радиус и опишем окружность с центром в точке а. Диаметр её будет 339 × 2 = 678. Это соответствует числам в выражении «и ворон», в «Голубь и ворона», в сценах или картинах Ноева Потопа, в сценах, или картинах, Ноева Потопа, где участвуют голубь и ворон, (радиус взят с тем, чтобы показать деление на две части, (каждая из которых равна 1065), ибо 113 (человек) x 6 = 678, а диаметр окружности в 1065 x 2 – что указывает на космического человека на этом высоком уровне, или ступени, при входе в Царскую камеру (Святое Святых) – или чрево. Высота этого прохода такова, что при входе в него человек должен согнуться. Но рост прямостоящего человека равен 113, а согнувшегося –  = 56'5 56,5 или 5'65 5,65 × 10 (hwhy), или Иеговы. То есть, он олицетворяет Иегову[1187] 489] {ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА «SACRAMENT»} как входящего в Святое Святых. Но в еврейском эзотеризме Иегова соотносился главным образом с деторождением и т. д., потому что числа его имени составляли длительность лунного года, цикл времени которого – . В связи с этим циклом – который в силу его фактора 7 (семь), столь точно совпадавшего с периодами зарождения жизненности и нарастания –  фигурирующего в нём числа 7 (семь) точно отвечал периодам первого движения,[1188] укрепления и созревания – Иегова считался причиной зарождающего действия, за что его почитали и возносили ему моления.

Это открытие ещё больше связывает Иегову со всеми другими Творящими и Зарождающими Богами, Солнечными и Лунными, особенно с «Царём» Сомой», индусским Deus Lunus,[1189] Луной, вследствие эзотерического влияния этой планеты в оккультизме. Однако, этому есть подтверждения и в самих еврейских писаниях. В своём «More Nevochim» (или «Руководитель Недоумевающего Путеводителе колеблющихся» – воистину!) Маймонид говорит о двух аспектах Адама: о человеке, как все, рождённом от мужчины и женщины, и о пророке Луны. Почему это так, становится теперь очевидным и требует объяснения.

Как предполагаемый великий «Прародитель Человеческой Расы Рода Человеческого» Адам как Адам Кадмон создан по образу и подобию Божию, следовательно, он – приапический образ по образу Божию, следовательно, по фаллическому образу. Еврейские слова сакр’ и н’кабва дословно означают лингам (фаллос) и йони (Cteïs), хотя в Библии они переведены как «мужчина и женщина».[1190] Как там сказано: «И сотворил Бог “человека по образу своему,” по образу Божию сотворил его; муже-женою мужчину и женщину сотворил их» – андрогинного Адама Кадмона. Но это каббалистическое имя не относится ни к живому человеку, ни даже к человеческому или божественному Существу, но означает два пола или органы размножения, называемые по-еврейски с обычной прямотой, главным образом, библейского языка Сакр’ и Н’кабва.[1191] эти два потому и являются образом Вот эти-то два и есть тот образ, под которым являлся обычно своему избранному народу «Господь Бог». Истинность этого утверждения неопровержимо доказывается почти всеми знатоками символизма и еврейскими учеными гебраистами и подтверждается Каббалой. Потому в одном из своих значений Адам является Иеговой. Это объясняет другое общее предание Востока, упоминаемое в «Notes and Observations upon several Passages in Scripture» Грегори (Gregorie)[1192] и приводится в «Phallicism» Харгрэйва Дженнингса.

Повелел Бог Адаму, чтобы его мёртвое тело оставалось на земле точно до срока предания его… в сердце земли священнослужителем Всевышнего Бога…

490] Поэтому

Ежедневно молился Ной в Ковчеге перед «Телом Адама»[1193],

или перед фаллосом в Ковчеге, или в том же Святое Святых. Каббалист, привыкший к бесконечным пермутациям метатезам библейских имён при их численно нумерологическом и символическом толковании, поймёт смысл сказанного.

Два слова, из которых состоит имя Иеговы, содержат исходную идею муже-женственного начала как источника зарождения двуполости как причины рождения, ибо буква y означала membrum virile, а слово HovahЕву. Поэтому… совершенный как начало измерений принимает и форму начала рождения, в виде гермафродита дающую рождение форму, становясь гермафродитом. Отсюда фаллическое употребление фаллический смысл формы.[1194]

Кроме того, тот же автор нумерологически и геометрически показывает, что (a) Аретс Арец – «земля», Адам – «человек» и H-adam-h взаимно сопоставляются имеют общее происхождение и олицетворяются в Библии одной формой, так же, как и египетский, и еврейский Марс, египетского и еврейского Марса, Бога размножения,[1195] и что (b) Иегова или Jah, есть Noah,[1196] ибо Иегова есть Ной и по-еврейски будет hny, или по-английски буквально Инч (дюйм).

Таким образом, вышесказанное дает ключ к рассматриваемым преданиям. Ной, божественное превращение, предполагаемый Спаситель Человечества, несущий в своём Ковчеге, или Аргхе (Луне), зародыши всего живого, молится перед «Телом Адама», которое является изображением представляет собой образ Творца и само по себе является Создателем. Поэтому Адам зовётся «Пророком Луны», Аргхи, или «Святое Святых», знака Yod буквы Йод (y). Это указывает также на происхождение еврейского народного поверия о лике Моисея на Луне – т. е., о лунных пятнах, ибо Моисей и Иегова, как было показано, составляют такую же каббалистическую пермутациями метатезу. Автор «The Soarce of Measures» говорит:

С Моисеем и его трудами связано одно слишком важное обстоятельство, чтобы обойти его молчанием. Поручая ему его миссию, Господь принял могущественное имя – Я есмь то, что Я есмь.[1197] По-еврейски это пишется как

hyh)-r#)-hyh),

что представляет собой различные варианты чтения hwhy. А Имя Моисей пишется h#m и равно

345.

Добавим числовые значения новой формы имени Иегова (Jehovah) 21 + 501 + 21 = 543, или при обратном чтении 345, и увидим, что одну из форм Иеговы в этой комбинации составляет имя Моисея. 21 ÷ 2 = 105 или в обратном порядке 501, так что asher или что, или «то» во фразе «Я есмь то, что Я есмь» лишь указывает на значение 21 или  • , очень важное число в измерениях пирамид и т. д.[1198]

491] {Я ЕСМЬ ТО, ЧТО Я ЕСМЬ} Для некаббалистов особо поясним, что еврейское «Я есмь то, что Я есмь» имеет следующие значения:

Âhiyé Asher Âhiyé
 h   y   h   ) 5 10 5 1   r     #   ) 200 300 1 h   y   h   ) 5 10 5 1

Прибавьте Сложим числа каждого слова и получим:

hyh) r#) hyh)
21 501 21

Это относится к процессу нисхождения в Огне на Вершину для создания человека и т. д. и объясняется лишь как проверка и использование чисел гор, ибо с одной стороны мы получаем 10 + 5 + 6 = 21 вниз к середине 501, а с другой стороны 6 + 5 + 10 = 21.[1199]

Каббалистическое и раввинское «Святое Святых» оказывается, таким образом, международным символом и всеобщим достоянием. И не евреи были его основоположниками. Но полупосвящённые левиты, смотревшие на него слишком натуралистически, наделили этот символ значением, которое и по сей день он едва ли имеет у других народов и которое изначально абсолютно не предполагалось истинными каббалистами. Лингам и Йони среднего современного индуса, на первый взгляд, конечно, не лучше раввинского «Святого Святых», – но и не хуже, и это отыгрывает дополнительное очко у христианских очернителей религиозных философий Азии. Ведь судить об относительной ценности подобных религиозных мифов следует по духу положений, скрытых в символизме веры и философии. И кто может сказать, что, рассматриваемая со всех сторон, эта так называемая «Мудрость» в приложении к потребностям и благу лишь одного малого народа не развилась у него в своего рода национальную этику? Пророки показывают нам образ жизни избранного, но «крепковыйного» «жестоковыйного»[1200] народа до, во время и после Моисея. Когда-то евреи обладали религией Мудрости и пользовались её всемирным языком и символами, что доказывается тем же эзотеризмом «Святого Святых», по сей день существующим в Индии. Эзотеризм этот, как сказано выше, заключался и до сих пор заключается в прохождении через «Золотую» Корову в том же согбенном положении, которого требовала галерея пирамиды, что в еврейском эзотеризме отождествляло человека с Иеговой. Разница же лишь в духе толкования. У индусов, как и у древних египтян, оно было совершенно метафизическим и психологическим, а 492] у евреев натуралистическим и физиологическим. Оно указывало на первое половое разделение человечества – Ева рождает Каина-Иегову, как показано в «The Source of Measures»; на завершение кульминацию земного физиологического союза и зачатия зачатие, чему посвящена аллегория о пролитии Каином крови Авеля, ибо Habel (Авель) есть женское начало; и на процесс деторождения, получивший начало в Третьей Расе, или с третьим сыном Адама, Сифом. Начиная от Еноха, сына Сифа, человечество стало называть себя Иеговой, или Jah-hovah, мужским Jod и Havah, или Евой, то есть, существами мужского и женского пола.[1201] Таким образом, разница заключается в религиозном и этическом чувстве, но оба символа тождественны. У полностью посвящённых иудейских танаимов внутренний смысл символа был, несомненно, столь священен в своей отвлечённости, как и у древнеарийских двиджа. Культ «Бога в Ковчеге» начинается лишь со времени Давида, и на протяжение тысячелетий тысячи лет израильтяне не знали фаллического Иеговы. Теперь же неоднократно редактировавшаяся древняя Каббала несёт на себе печать этого понятия.

Древние арийцы скрывали под этим символом грандиозный, возвышенный и поэтический смысл, несмотря на то, что теперь теперь это не подтверждается его внешней формой. Ритуал прохождения через Святое Святых – символизируемое теперь коровой, а изначально храмом Хиранья-гарбха, Блистающего Яйца, символизирующего Вселенскую Абстрактную Природу, – означал духовное зачатие и рождение, вернее, новое рождение индивида и его возрождение полное обновление. Нагибаясь при входе в Sanctum Sanctorum, человек выражал готовность пройти через чрево Матери Природы, или готовность физического существа вновь стать первоначальным Духовным Существом, Человеком до его рождения внутриутробным Человеком. У семитов согбенный человек означал падение Духа в Материю, и это падение и уничижение кульминировали у них низведением Божества до уровня человека. У арийцев этот символ означал отделение Духа от Материи, его возвращение к своему Источнику и погружение в него, а у семитов – сочетание Духовного Человека с Материальной Женской Природой, причём физиологическое значение преобладало над психологическим и чисто-нематериальным. Арийские взгляды на символизм были взглядами всего языческого мира, семитские же толкования происходили в основном от малого племени, которому принадлежали, отражая его национальные черты и недостатки, и посейчас характеризующие многих евреев – грубый натурализм, себялюбие и чувственность. Через своего отца Иакова они заключили договор 493] {КТО ТАКИЕ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЕВРЕИ} со своим племенным божеством, превознесшим себя над всеми остальными, и получили от него завет о том, что потомство Иакова будет, «как песок земной». С тех пор это божество не могло иметь лучшего олицетворения, нежели символ размножения, а также число и числа.

Карлейлю принадлежат мудрые слова об этих двух народах. Для индуса-арийца индоарийца – представителя наиболее склонного к метафизике и духовности народа на Земле – религия, по его словам, всегда была:

Вечной путеводной звездой, которая сияет на небе тем ярче, чем темнее становится ночь вокруг него на Земле.

Религия индуса отрывает его от земли, поэтому по своему внутреннему смыслу символ коровы даже теперь является одним из величайших и самых философских. А к «Учителям» и «Владыкам» Европейских Правительств, израилитам, европейских авторитетов, израильтянам, слова Карлейля подходят ещё лучше: для них

Религия есть чувство, мудрое благоразумное и осторожное, основанное на простом расчёте, –

и так было изначально. Взвалив на себя это бремя, христианские народы чувствуют себя обязанными защищать и поэтизировать эту религию в ущерб всем остальным.

Но не так было у древних народов. Проход в царскую камеру и саркофаг в ней означали у них возрождение – но не зарождение. Это был самый торжественный символ, истинное Святое Святых, где создавались Бессмертные Иерофанты и «Сыны Божии», но никак не смертные люди, сыны плоти и похоти, как теперь, согласно скрытому смыслу семитского каббалиста. Разница в воззрениях двух рас легко объяснима. Индус-ариец Индоариец относится к старейшей Расе, сейчас, на Земле старейшим из ныне существующих на Земле рас, а еврей-семит к позднейшей самым последним. Возраст первого около миллиона лет, второй же составляет малую подрасу, возрастом не более 8000 лет.[1202]

Но фаллический культ развивался лишь с постепенной утратой ключей к внутреннему значению религиозного символизма, а когда-то верования израильтян были столь же чистыми, как и у арийцев. Но теперь иудаизм, построенный исключительно на фаллическом культе, стал одной из позднейших 494] религий в Азии, а теологически религией ненависти и злобы ко всему и всем вне её. Настоящую веру иудеев показывает Филон Иудей. Священные Писания, говорит он, предписывают нам, что мы должны делать, веля нам ненавидеть язычников с их законами и установлениями. Правда, они открыто отвергали культ Ваала или Вакха, однако тайно следовали худшим его сторонам. Великие символы Природы оказались наиболее профанированы именно у евреев талмудистского толка. У них, как стало ясно благодаря открытию ключа к правильному чтению Библии, геометрия, пятая Божественная Наука – «пятая» из семи ключей ко всемирному эзотерическому языку и символизму, – была осквернена и использовалась для сокрытия самых земных и грубо сексуальных мистерий, унижавших Божество и религию.

Нам говорят, что то же произошло с нашим Брахмой-Праджапати, Озирисом Осирисом и всеми остальными Богами-Создателями. Совершенно верно, если судить об их ритуалах экзотерически и внешне, но ничего подобного, если открыть их внутренний смысл, как мы видим. Индусский лингам – вне всяких сомнений – тождествен со «Столбом» «памятнику» Иакова,[1203] разница же, как сказано, состоит, по-видимому, в том, что эзотерическое значение Лингама было слишком священным и метафизическим, чтобы раскрывать его непосвящённым и толпе. Поэтому толпу оставили с её собственными суждениями о его внешней форме. В своей надменной исключительности и удовлетворённости своим знанием арийский иерофант и брамин не стали бы скрывать утруждать себя сокрытием его изначальной наготы под хитроумными баснями. Раввинам же, истолковавшим символ в соответствии с собственными наклонностями, пришлось скрыть слишком ясный символ его исходное значение. При этом они достигли двух целей: не выдали своей тайны и вознесли себя в своём предполагаемом мнимом монотеизме над язычниками, которых их Закон велел им ненавидеть,[1204] и это величие веление теперь охотно принято и христианами, несмотря на позднейшую заповедь – «Любите друг друга». В Индии и Египте то же «Святое Святых» символизировалось и символизируется священными лотосами – лотос растёт в воде, что есть двойной женский символ, – носителями собственного 495] {ИЕГОВА ЗАМЕНЯЮЩИЙ} семени и корня всего сущего. Вирадж и Гор суть два мужских символа, и оба эманируются Андрогинной Природой, – один Брахмой и его женским аспектом Вакх Вач, другой Озириса и Изиды Осирисом и Исидой, – но никогда не Единым Бесконечным Богом. Но в иудео-христианских системах это не так. Лотос, содержащий Брахму, Вселенную, растёт из Пупа Вишну, Центральной Точки в Водах Беспредельного Пространства, а Гор выходит из лотоса Небесного Нила, но Библия умаляет все эти абстрактные пантеистические представления, превращая их в земные конкретности. Так и хочется сказать, что в эзотеризме они грубее и еще более антропоморфичны, нежели в своем экзотерическом изложении её эзотеризме они грубее и ещё более антропоморфны, нежели в своём экзотерическом виде. Возьмём, к примеру, тот же символ, хотя бы в христианстве – лилии в руке Архангела Гавриила.[1205] В индуизме «Святая Святых» есть вселенская абстракция, dramatis personae которой суть Беспредельный Дух и Природа. В христианском же иудаизме это личный Бог вне этой Природы и человеческое чрево – Ева, Сара и т. д., то есть антропоморфное фаллическое Божество и его подобие человек.

Из этого делается вывод, что Библия предполагает одну из двух гипотез: либо за символическим заместителем, Иеговой, стоял Неведомый и Непознаваемый Бог, каббалистический Эйн-Соф, либо иудеи с самого начала были ничем не лучше современных индийских почитателей Лингама[1206] в его буквальном значении. Мы придерживаемся первой гипотезы и утверждаем, что тайно, или эзотерически, иудеи исповедовали тот же пантеизм, которым теперь попрекают философов веданты. Иегова представлял собой замену в экзотерической, национальной вере и не имел значения или реальности в глазах просвещённого священства и философов – саддукеев, самой утончённой и сведущей из всех израильских сект, наглядно свидетельствующей об этом своим презрительным неприятием никакой иной веры, кроме Закона. Ибо, как могли те, кто разработал ту поразительную схему, что известна теперь как Библия, или их преемники, знавшие, как и все каббалисты, что всё это лишь «ширма» для народа, – как могли они, спрашиваем мы, почитать такой фаллический символ и число, каким, несомненно, явлен Иегова в каббалистических трудах? Как мог человек, достойный звания философа и знающий истинное, тайное значение их «Столба памятника Иакова», их Bethels Вефилей, помазанных фаллосов, на которые возливался елей, и их «Медного Змея», почитать столь грубый символ, совершать перед ним богослужение и видеть в нём «Завет» 496] Самого Господа?! Пусть читатель обратится к «Gemara Sanhedrim» и судит сам. Как показывают многие писатели и грубо утверждается в «Phallicism» Харгрэйва Дженнингса:

Из еврейских анналов мы знаем, что Ковчег содержал каменную скрижаль. И если можно доказать, что камень этот был фаллическим и, тем не менее, тождественным священному имени Jehovah или Yehovah (Иеговы), которое на иврите без точек огласовки пишется четырьмя буквами как J-E-V-E, или J-H-V-H («Н» означает лишь придыхание и соответствует «Е»); у нас остаётся две буквы: I и V (или в одной из форм «U»); то, поставив I в U I вместо U, мы получим «Святая Святых». У нас также есть Лингам, Йони и Аргха индусов, Ишвара (Ishvara) Исварра [Ишвара], или «Превышний Господь». И здесь перед нами вся тайна его мистического и небесного значения, подтверждаемая в себе самой, будучи тождественной тождественностью Линиони Лингйони [?] Ковчега Завета.[1207]

Сегодняшние библейские евреи ведут начало не от Моисея, а от Давида, – даже допуская тождественность подлинных древних писаний Моисея с позднейшими переделками. А до того времени их национальность теряется в тумане доисторической тьмы, с которой мы теперь приподнимаем покров, насколько нам позволяет место. Лишь в Ветхом Завете до вавилонского пленения самый снисходительный критик может признать приблизительное отражение истинных воззрений времён Моисея. Даже столь фанатичные христиане и почитатели Иеговы, как преподобный Хорн, вынуждены признать многочисленные изменения и поправки позднейших составителей «Книги Господней» («Book of God») после её нахождения Hilkiah'ом Хелкией[1208] и после того, как

В результате добавления к первичным,или старейшим, документам получилось Пятикнижие.

Из самой библейской хронологии вытекает, что Элохические тексты тексты Элохиста были заново написаны через 500 лет после Моисея, а Иеговические Яхвиста – через 800. Поэтому утверждается, что божество, олицетворяемое органом размножения, в его форме столба, и символом двуполого органа в числовом значении букв его имени – Yod Йод, y, или «фаллос», и Хэй, h, «отверстие», или «чрево», согласно каббалистическому авторитету, – относится к гораздо более позднему времени, нежели символы – Элохим, и заимствовано из экзотерических ритуалов язычников. Получается, что Иегова равнозначен Лингаму и Йони, встречаемым на каждом перекрёстке в Индии.

Как Иао из Мистерий был отличен от Иеговы, так позднейшие Иао и Абраксас, или Абрасакс, некоторых гностических сект был тождественен еврейскому Богу, который отвечал египетскому Гору. 497] {КЕМ БЫЛ АБРАКСАС} Это неопровержимо подтверждается как «языческими», так и «христианскими» гностическими драгоценностях геммами. В коллекции таких драгоценностей гемм, принадлежащей г. Маттер, есть изображение «Гора»,

Восседающего на лотосе с надписью ABRASAX IAW (Абрасакс Иао) – обращение, совершенно эквивалентное столь часто встречающемуся на современных языческих геммах EIS ZEUS SARAPI (Eis Zeus Sarapi). Поэтому переводить это следует только как «Абраксас есть Единый Иегова».[1209]

Но кем был Абраксас? Тот же автор показывает:

Численное Числовое, или каббалистическое, значение имени Абраксас непосредственно указывает на персидский титул бога «Мифры», Правителя года, который с самых ранних времён почитался под именем Иао.[1210]

Таким образом, в одном аспекте он был Солнцем, в другом Луной, или Гением Луны, тем зарождающим Божеством, к которому гностики обращались с такими словами: «Ты, берегущий Тайны Отца и Сына, освещающий ночь, стоящий на второй ступени, первый владыка Смерти».

Лишь в своём качестве Гения Луны – которая в древней Космогонии была родительницей нашей Земли – Иегова мог когда-либо считаться Создателем нашего земного шара нашей Планетарной Сферы и его её Неба, небесной тверди.

Среднему фанатичному ханже, однако, знание всего этого ничего не докажет. Миссионеры не прекратят своих злобных нападок на религии Индии, а христиане со своей обычной благосклонною улыбкою удовлетворения улыбкой удовлетворённого невежества будут читать до нелепости несправедливые слова Коулриджа:

Весьма достоин наблюдения тот факт Невозможно молчать о том, что Богодухновенные писания христиан отличаются от всех прочих книг, претендующих на вдохновенность, от Писаний браминов и даже от Корана, частыми и убедительными утверждениями истины [!!].

498]

РАЗДЕЛ IV


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 400; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ