Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 229 страница



 

4. Подпольщицы: коллективный портрет

 

Организованное социал-демократической партией „венское пролетарское движение» было ориентировано на борьбу с фе­ минизмом и воспитание классового сознания у женщин. Пере­ ход партии от отрицания к действию можно проследить по ее тактике и символике - от антифеминистских кампаний и пар­ тийных совещаний перед Всероссийским женским съездом в 1905-1908 гг. до празднования Женского дня и создания журна­ ла «Работница» в 1912-1914 гг. Рядовыми членами движения были работницы, а руководили им практически одни интелли­ гентки. Вне рамок этого небольшого движения существовало сообщество женщин-радикалок, которые в основной своей мас­ се ничего не знали о специальной работе, проводимой соци­ ал-демократами среди женщин, - или же относились к ней вра­ ждебно. Несмотря на то, что иногда позиции этих двух групп совпадали, в основе своей они были различными. В численном отношении собственно радикалки превосходили марксистское женское движение, а если учитывать эсерок, анархисток и соци-ал-демократок, то радикальное крыло было еще и шире, чем марксистское. Более того, радикальные традиции, методы при­ влечения сторонников и сам этос, уходивший корнями в 1860-е гг., имели русское происхождение в отличие от недавно привне­ сенного извне марксистского учения о женщинах. Действитель­ но именно эта черта женского движения в России (женский ра­ дикализм или «общее дело») резко отличала его от аналогичных

 

Альбицкий П. Христианство и социализм. Н. Новгород, 1907. С. 63-73; Кузь­ мин С. Женщина в освещении социал-демократов. СПб., 1907. С. 5; О его реакци­онных политических взглядах см.: Кузьмин С. Народ и власть. СПб., 1907.


 

369


европейских государствах, пролетарские женские движения которых не шли ни в какое сравнение с огромным количеством русских женщин, проводивших значительную часть жизни в подполье.

 

Новое поколение радикалок по ряду характеристик отлича­ лось от своих предшественниц-народниц. Оно было гораздо более многочисленным, но насколько -трудно сказать, частич­ но из-за проблемы в определении понятия «революционерка». Множество людей достаточно вольно применяли это понятие к себе, власти же охотно наделяли их этим эпитетом. В такой не­ разберихе было весьма трудно разграничить «истинных» рево­ люционерок и представительниц более широкого левого крыла демократической интеллигенции. Однако даже такое более уз­ кое определение, как «женщина, вовлеченная в антиправитель­ ственную деятельность, стремившаяся к свержению прави­ тельства и признававшая насильственные методы борьбы» - подходит и к социал-демократкам, и к эсеркам, и к анархист­ кам, численно превосходившим своих предшественниц-попу-листок. Поскольку в рассматриваемый период революционное движение приобрело, так сказать, национальный характер, то соответственно расширился его географический и этнический охват. Положение революционерок 1905 г. на социальной лест­ нице было немного ниже положения их предшественниц 1870-х гг.; новое поколение состояло из большего числа жен­ щин из западных пограничных областей России, большего ко­ личества евреек, представительниц «среднего класса», а также тонкой прослойки работниц и влившихся в ряды городского пролетариата крестьянок1. Ниже дается описание двух групп радикалок, по ряду признаков отличавшихся друг от друга: по­ следовательниц традиции народников, которые влились в~дви-жения эсеров и анархистов, и профессиональных социал-демо-краток.


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 142; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!