Основные проблемы применения административного выдворения



 

Для России наиболее характерна трудовая миграция. Основным стержнем проблемы является борьба с огромным количеством нелегальных трудовых мигрантов. Несмотря на ужесточение законодательства в 2015 году, когда были введены патенты, проверка знания русского языка, истории России и многое другое, трудовые мигранты продолжают совершать правонарушения. В основном это такие нарушения законов, как подделка документов – приглашений на въезд в страну, разрешений на работу и иных документов[41].

Как уже было неоднократно сказано выше, административное выдворение устанавливается и назначается судьей в двух формах: принудительное выдворение за пределы РФ, а также контролируемый самостоятельный выезд иностранных граждан и лиц без гражданства из РФ[42].

Лица, подлежащие принудительному выдворению, содержатся в предусмотренных законодательством специальных учреждениях. Иностранцам нельзя самовольно покидать эти места – для них ограничена свобода передвижения, они подлежат круглосуточному контролю и надзору. Однако эти ограничения не нарушают прав и свобод иностранцев, напротив - содержание в таких учреждениях основывается на принципах законности, гуманизма, уважения человеческого достоинства, личной безопасности, охраны здоровья граждан и недопущения дискриминации[43].

На современном этапе развития административного законодательства существует проблема переполненности спецучреждений. Сущность этой проблемы заключается не только в том, что у государства недостаточно средств на отправку правонарушителей домой, а также и в отсутствии нормативно закрепленного предельного срока задержания лиц в российском законодательстве. Поэтому, является целесообразным введения в  КоАП конкретный срок содержания там выдворяемых лиц. Эта необходимость во многом обусловлена и тем, что многие люди возмущены бесплатным проживанием и питанием мигрантов в специальных учреждениях за счет федерального бюджета, то есть по сути за счет налогообложения самого населения.

Вторая форма административного выдворения – предоставление правонарушителю возможности самостоятельно, но под контролем, выехать из страны в течение 15 дней после того, как судебное решение вступит в законную силу.

Самостоятельность выдворения совсем не означает, что за исполнением судебного решения никто не будет следить. Некоторые иностранцы так не считают, потому что и вовсе не знают о том, что за исполнением выдворения следят МВД и ФМС. Не получив звонка из полиции, они попросту решают, что о них «забыли» и можно не спешить на родину. Однако по истечении 15 дней, если иностранец не покинул Российскую Федерацию, он объявляется в розыск. И тогда ему грозит более суровое наказание, чем объявленное ему по приговору суда выдворение.

Иностранному лицу или лицу без гражданства, в отношении которого принято административное выдворение, запрещается въезд на территорию РФ в течение 5 лет. Многие иностранцы совсем не согласны с таким правилом. Они идут на новые правонарушения - подделка паспорта, иных документов, чтобы попасть на территорию страны значительно раньше установленного срока.

Для эффективной борьбы с существующими проблемами, в КоАП постоянно вносятся изменения и дополнения. Так, изменение КоАП РФ от 07.02.2017 значительно расширяет случаи, выдворение в которых ставится на усмотрение суда, то есть суд может как применить к нарушителю, так и не применять такое наказание, как административное выдворение[44]. К этим случаям относятся нарушение правил въезда, миграционного учета и др. С помощью такого нововведения, значительно уменьшатся случаи привлечения мигрантов к административному выдворению, а значит и сократится количество иностранцев, находящихся в спецучреждениях, что во многом благоприятствует существующим проблемам в административном законодательстве[45].

Следующая проблема, касающаяся применения административного выдворения состоит в том, что дело об административном правонарушении, совершение которого влечет, в частности, административное выдворение за пределы Российской Федерации, рассматривается в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

Как правило, такие сжатые сроки являются одной из основных причин возникновения и других проблем, например связанных с нарушением прав на защиту, собиранием и исследованием доказательств, установлением личности лица, привлекаемого к административной ответственности, его семейного положения, а также с несвоевременным предоставлением переводчика.

Лицам, участвующим в производстве по делу об административном правонарушении и не владеющим языком, на котором ведется производство по делу, обеспечивается право выступать и давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на родном языке либо на другом свободно избранном указанными лицами языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

Вместе с тем, большая часть материалов по делам об административных правонарушениях поступает из отделов МВД и УФМС без соответствующего перевода, и лицам, участвующим в производстве по таким делам, не предоставляется переводчик. Связано это прежде всего с тем, что указанными органами не заключены договоры с организациями, осуществляющими переводы и предоставляющими переводчиков[46].

Для того, чтобы избежать подобных проблем, на практике иностранным гражданам предлагается либо написать собственноручно заявление о том, что они в услугах переводчика не нуждаются, либо переписать текст такого заявления с образца (поскольку сами они, как правило, не могут это сделать), либо подписать такой текст, написанный или напечатанный другим лицом (например, сотрудником полиции).

Однако при поступлении материалов в суд выясняется, что фактически иностранные граждане (в том числе прибывшие на территорию Российской Федерации из государств СНГ) русским языком в достаточной мере не владеют. В таких случаях при обжаловании решений районных судов в этой части вышестоящий суд обоснованно приходит к выводу о нарушении права на защиту, поскольку без услуг переводчика сам иностранный гражданин не может осуществлять свою защиту в полном объеме.

Если же суды занимают принципиальную позицию по поводу необходимости предоставления иностранным гражданам переводчика, то работники МВД и УФМС зачастую привлекают в качестве переводчиков земляков иностранных граждан, которые сами не в полной мере владеют русским языком и не могут надлежащим образом перевести официальные документы на свой родной язык. Данное обстоятельство также нередко приводит к нарушению права иностранных граждан на защиту. Кроме того, вызывает сомнение и беспристрастность таких «переводчиков». Несоблюдение права на защиту в случаях непредоставления иностранному гражданину переводчика подрывает не только судебное решение, но и авторитет Российской Федерации.

Предусмотрев такое наказание для иностранных граждан и лиц без гражданства как административное выдворение за пределы Российской Федерации, законодатель, судя по всему, не учел того, что данная категория лиц может находиться в браке с гражданами РФ, иметь детей или близких родственников, являющихся гражданами РФ либо проживающих на территории РФ. Следовательно, иностранный гражданин или лицо без гражданства, подвергшийся административному выдворению из РФ, сможет вернуться обратно не раньше, чем через пять лет[47], что, по мнению Верховного Суда РФ, является серьезным вмешательством со стороны государства в осуществление права на уважение семейной жизни.

В результате Верховный Суд РФ создал ряд прецедентов, которые позволяют не применять административное выдворение к иностранным гражданам или лицам без гражданства, которые состоят в браке с гражданами РФ или имеют несовершеннолетних детей (близких родственников), являющихся гражданами РФ либо проживающих на территории РФ.

В качестве примера можно привести Постановления Верховного Суда РФ от 16.05.2014 N 32-АД14-4, от 15.05.2014 N 31-АД14-2, от 21.04.2014 N 18-АД14-8, от 17.06.2013 N 11-АД13-8, от 20.05.2013 N 88-АД13-2[48]. В данных постановлениях, вынесенных в рамках надзорной жалобы на решения нижестоящих судов по конкретным делам, Верховный Суд РФ изменяет судебные акты, исключая назначение лицу административного наказания в виде административного выдворения за пределы РФ.

Причем на эти прецеденты можно ссылаться при рассмотрении любых совершенных иностранными гражданами или лицами без гражданства административных правонарушений, санкции которых предусматривают обязательное административное выдворение за пределы РФ. Например, нарушение режима Государственной границы РФ (ч. 2 ст. 18.1 КоАП РФ), нарушение правил въезда в РФ либо режима пребывания (проживания) в РФ (ст. 18.8 КоАП РФ), незаконное осуществление трудовой деятельности в РФ (ст. 18.10 КоАП РФ), нарушение иммиграционных правил (ст. 18.11 КоАП РФ).

Верховный Суд РФ обосновывает свою позицию тем, что применение данного наказания противоречит положению ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.)[49], согласно которой каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

При всем этом Верховный Суд РФ опирается на правовую позицию Конституционного Суда РФ, сформулированную в Постановлении от 15 июля 1999 г. N 11-П, согласно которой конституционными требованиями справедливости и соразмерности предопределяется дифференциация публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения. В развитие данной правовой позиции Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 мая 2008 г. N 8-П указал, что меры, устанавливаемые в уголовном законе в целях защиты конституционно значимых ценностей, должны определяться исходя из требования адекватности порождаемых ими последствий (в т.ч. для лица, в отношении которого они применяются) тому вреду, который причинен в результате преступного деяния, с тем чтобы обеспечивались соразмерность мер уголовного наказания совершенному преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств.

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда РФ могут быть распространены и на административную ответственность.

Приводит Верховный Суд РФ в качестве аргумента Постановление Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2013 г. N 4-П[50], где признается, что устанавливаемые в законодательстве об административных правонарушениях правила применения мер административной ответственности должны не только учитывать характер правонарушения, его опасность для защищаемых законом ценностей, но и обеспечивать учет причин и условий его совершения, а также личности правонарушителя и степени его вины, гарантируя тем самым адекватность порождаемых последствий (в т.ч. для лица, привлекаемого к ответственности) тому вреду, который причинен в результате административного правонарушения, не допуская избыточного государственного принуждения и обеспечивая баланс основных прав индивида (юридического лица) и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от административных правонарушений; иное – в силу конституционного запрета дискриминации и выраженных в Конституции РФ идей справедливости и гуманизма - было бы несовместимо с принципом индивидуализации ответственности за административные правонарушения[51].

Вместе с тем анализ содержания положений ст. 8 вышеуказанной Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также постановлений Конституционного Суда РФ показывает, что в них ни слова не говорится о возможности изменения установленных законом санкций при рассмотрении правонарушений. В основном речь идет о необходимости устанавливать в законе меры ответственности, соразмерные правонарушению. Поэтому позиция Верховного Суда РФ неубедительна. Следуя такой логике, опираясь на декларативные нормы, можно по своему усмотрению применять или не применять те или иные санкции, которые закон установил как обязательные к применению.

Например, назначение лишения свободы за незаконное приобретение наркотиков (ст. 228.1 УК РФ) можно также толковать как неуважение государством личной и семейной жизни преступника, у которого на свободе остались жена, дети, нуждающиеся в уходе близкие родственники.

КоАП РФ и УК РФ в своих нормах конкретно определяют общие правила назначения наказания, и эти нормы толкуются однозначно, основываясь на принципе «за правонарушение должно назначаться то наказание, которое указано в санкции применяемой статьи».

Следует отметить, что о неукоснительном соблюдении этого принципа подчеркивается в п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих". Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что судья не вправе заменить наказание другим, более мягким, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 3.3 КоАП РФ за административное правонарушение может быть назначено лишь то административное наказание, которое указано в санкции применяемой статьи Кодекса.

Иными словами, Пленум Верховного Суда РФ не только исключает возможность неприменения указанного в санкции наказания, но даже запрещает заменять предусмотренное наказание более мягким.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Верховный Суд РФ по-разному толкует правила назначения административного наказания: в Постановлении Пленума – отступать от предусмотренных в статьях КоАП РФ санкций запрещено, в постановлениях по конкретным делам – это происходит. В результате отсутствует единообразное применение законодательства.

Представляется, что Верховному Суду РФ, согласно ч. 1 ст. 104 Конституции РФ, целесообразно выступить с законодательной инициативой, касающейся особенности применения административного выдворения за пределы РФ иностранных граждан и лиц без гражданства, которые состоят в браке с гражданами РФ, имеют детей или близких родственников, являющихся гражданами РФ либо проживающих на территории РФ[52].

Также следует отметить и затруднения, которые возникают на стадии исполнения постановлений, так в частности, если гражданин выдворен за пределы РФ, остается не исполнено наказание в виде штрафа. В отношении таких лиц из отделов судебных приставов поступают письма о невозможности исполнения, в связи с отсутствием сведений о проживании штрафников, поскольку они выдворены за пределы Российской Федерации.

Затруднения происходят и при исполнении наказания в виде самостоятельного выезда из Российской Федерации.

Изучение дел об административных правонарушениях в отношении иностранных граждан, где применено наказание в виде контролируемого административного выдворения за пределы РФ, показало, что по 4 делам отсутствуют сведения об их исполнении:

- дело № 5-2/2014 г. об административном правонарушении в отношении Ф. по ст. 18.8 ч.1.1 КоАП РФ, постановлением суда от 17.01.2014 года он подвергнут административному штрафу в размере 2000 рублей с административным выдворением за пределы РФ в форме контролируемого самостоятельного выезда.

Полагаем, что необходимо, внести изменения в санкции статей КоАП РФ предусматривающие наказание, назначаемое иностранным лицам и лицам без гражданства, в виде штрафа с административным выдворением за пределы РФ, предусмотрев применение административного выдворения в виде альтернативной меры административной ответственности.

Поскольку, как показывает практика, после того как будет исполнено дополнительное наказание - выдворение, исполнить основной вид наказания в виде штрафа не представляется возможным.

 Полагаем, что необходима разработка поправок в КоАП в  части установления, продления и приостановления сроков содержания лиц в специальных учреждениях в целях административного выдворения и депортации, а также порядка обжалования соответствующих решений.

Такой законопроект должен быть разработан во исполнение Плана законопроектной деятельности Правительства РФ на 2017 г. и в связи с принятием Постановления Конституционного Суда РФ от 23 мая 2017 г. № 14-П[53], которым положения ст. 31.7 и 31.9 КоАП РФ, не позволяющие освобождать из специальных учреждений лиц без гражданства при невозможности их административного выдворения за пределы Российской Федерации, признаны не соответствующими Конституции РФ.

Полагаем, что целесообразно внести в КоАП изменения, которые обеспечат разумный судебный контроль за сроками содержания в специальном учреждении лиц без гражданства, подлежащих принудительному выдворению. При этом необходимо  предусмотреть в КоАП РФ обязанность судей устанавливать конкретные сроки применения данной меры обеспечения (по аналогии с действующим миграционным законодательством), а также закрепить особый миграционный статус апатрида, освобожденного из спецучреждения, который позволит осуществлять контроль за ним до истечения срока давности исполнения постановления об административном выдворении.

Также, поправки в КоАП в рамках рассматриваемой темы должна учитывать правовую позиция ЕСПЧ, согласно которой содержание в специальном учреждении в целях административного выдворения должно соответствовать требованиям ст. 5 Европейской конвенции: ограничительная мера должна быть обоснованной и пропорциональной, судом должен быть в обязательном порядке установлен четкий мотивированный срок ее применения с учетом реальной возможности административного выдворения или депортации, должна предоставляться возможность обжалования законности соответствующего судебного постановления.

Полагаем, что законопроект станет  очень важен с точки зрения соблюдения основных прав и свобод иностранных граждан и лиц без гражданства, в отношении которых принято решение о принудительном административном выдворении. Отсутствие судебного контроля за исполнением данного вида административного наказания приводило к ситуациям, когда такие лица длительное время содержались в специальных учреждениях, ожидая своего выдворения.

Также полагаем, что  в документе необходимо указать перечень обстоятельств, по наступлении которых можно ставить вопрос о правомерности содержания лица в специальном учреждении, поскольку не всегда только отсутствие гражданства и, соответственно, невозможность оформления свидетельства о возращении иностранца на родину являются причинами длительного нахождения правонарушителя в специальном учреждении. Таким обстоятельством, например, может быть затягивание процесса оформления документов принимающей стороной.

Хотелось бы также обратить внимание на необходимость корректиров­ки федерального законодательства, регулирующего применение администра­тивного выдворения. В частности, ст. 34 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» определяет по­рядок административного выдворения, что по логике вещей должно быть урегулировано в гл. 32 КоАП РФ. В связи с этим предлагается из названного Федерального закона ст. 31 и 34 исключить.

Административное выдворение происходит по следующей схеме: работники ГУ МВД РФ по вопросам миграции обнаруживает нарушение пребывания иностранного гражданина в России; составляется дело о привлечении иностранного гражданина к административной ответственности; дело передается в суд; по факту решения суда гражданин покидает территорию Российской Федерации/подает апелляцию/остается жить в России.

Сроки выдворения напрямую зависят от причин выдворения: не оформление документов о временном пребывании в России грозит иностранному гражданину выдворением на срок до трех лет; если иностранец «пойман» на совершении какого-то административного нарушения единожды в течение двенадцати месяцев, то запрет на въезд в Россию может также продлиться три года; за нелегальное трудоустройство иностранных граждан могут выдворить на срок до пяти лет; если ранее гражданин уже выдворялся из страны и, вернувшись в Россию снова совершает административные проступки, следующий запрет на въезд может составлять уже десять лет.

  Закон не требует обязательного обсуж­дения с этим лицом или обязательного предложения ему услуг защитника. Представляется, что введение такого правила в КоАП РФ способствовало бы повышению уровня защищенности прав лица, в отношении которого ведется В связи с этим мы предлагаем в протоколе об административном задержании и в протоколе об административном правонарушении в обязательном порядке делать от­метку не только о предложении услуг переводчика, но и о предложении ус­луг защитника.

На современном этапе развития административного законодательства существует проблема переполненности спецучреждений. Сущность этой проблемы заключается не только в том, что у государства недостаточно средств на отправку правонарушителей домой, а также и в отсутствии нормативно закрепленного предельного срока задержания лиц в российском законодательстве. Поэтому является целесообразным нужным ввести в КоАП конкретный срок содержания там выдворяемых лиц. А именно, полагаем, что необходима разработка поправок в КоАП в части установления, продления и приостановления сроков содержания лиц в специальных учреждениях в целях административного выдворения и депортации, а также порядка обжалования соответствующих решений. Такой законопроект должен быть разработан во исполнение Плана законопроектной деятельности Правительства РФ на 2017 г. и в связи с принятием Постановления Конституционного Суда РФ от 23 мая 2017 г. № 14-П[54], которым положения ст. 31.7 и 31.9 КоАП РФ, не позволяющие освобождать из специальных учреждений лиц без гражданства при невозможности их административного выдворения за пределы Российской Федерации, признаны не соответствующими Конституции РФ.

Полагаем, что целесообразно внести в КоАП изменения, которые обеспечат разумный судебный контроль за сроками содержания в специальном учреждении лиц без гражданства, подлежащих принудительному выдворению. При этом необходимо предусмотреть в КоАП РФ обязанность судей устанавливать конкретные сроки применения данной меры обеспечения (по аналогии с действующим миграционным законодательством), а также закрепить особый миграционный статус апатрида, освобожденного из спецучреждения, который позволит осуществлять контроль за ним до истечения срока давности исполнения постановления об административном выдворении.

Целесообразно внести изменения в санкции статей КоАП РФ предусматривающие наказание, назначаемое иностранным лицам и лицам без гражданства, в виде штрафа с административным выдворением за пределы РФ, предусмотрев применение административного выдворения в виде альтернативной меры административной ответственности.

По нашему мнению, в ч. 2 ст. 27.5 КоАП РФ не полностью отражены цели административного задержания иностранных граждан и лиц без гражданства. Отсутствуют какие либо специальные указания и в ст. 2.6 КоАП РФ. В связи с этим предлагается дополнить ч. 2 ст. 27.3 КоАП РФ абзацем следующего содержания: «Об административном задержании иностранного гражданина или ли­ца без гражданства по его требованию безотлагательно информируется кон­сульское учреждение или дипломатическое представительство иностранного государства гражданской принадлежности (подданства) или постоянного проживания данного лица. В случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, такая информация об административном задержании иностранного гражданина направляется в обязательном поряд­ке».

Также в качестве одной из насущных проблем является выдворение апатридов, то есть лиц, не имеющих никакого гражданства. Так, в 2017 году Конституционный суд РФ начал разбирательство по делу 45-летнего Ноэ Мсхиладзе. Уроженец Грузии уже 16 месяцев находится фактически в заключении: есть решение российского суда о его административном выдворении, но нет страны, которая готова его принять. Мсхиладзе - апатрид, лицо без гражданства. Ноэ родился в стране, которой больше нет, - в СССР, а с 1991 года живет на территории России. Он был женат, прописан в Санкт-Петербурге с супругой и родной сестрой. Паспорт гражданина СССР утратил во время пребывания в местах не столь отдаленных: Мсхиладзе несколько раз был осужден, в том числе по статье 228 УК РФ, а гражданство РФ не получал. В 2014 году власти приняли решение о депортации из страны, для чего поместили мужчину в Центр временного содержания. Однако грузинская сторона принимать своего уроженца отказалась. Решение о депортации было отменено в связи с невозможностью исполнения, и Мсхиладзе был освобожден.

Представители органов власти, принимавшие участие в заседании КС, в целом оказались единодушны: ситуация ненормальная, человека нельзя лишать свободы, если он не совершил преступления. В то же время нельзя подарить человеку российский паспорт только потому, что ему некуда деваться. Полагаем, что необходимо законодательно проработать статус и условия пребывания в стране апатридов. Это может быть документ наподобие вида на жительство, а также обязанность отмечаться в миграционной службе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, проведенное исследования позволяет сформулировать следующие выводы:

Институт прав и свобод человека и гражданина занимает центральное место в Конституции РФ, конституциях и уставах субъектов РФ. При этом определение конституционно-правового статуса личности в учредительных актах субъектов РФ обусловлено не только основами конституционного строя РФ, но и федеративным устройством государства. В этой связи Конституция РФ, исходя из принципов федеративного устройства государства, разграничила предметы ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в сфере прав и свобод граждан. В соответствии со статьей 71 Конституции РФ регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, гражданство в Российской Федерации, регулирование и защита прав национальных меньшинств отнесено к ведению Российской Федерации. Статья 72 Конституции РФ к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации отнесла защиту прав и свобод человека и гражданина, защиту прав национальных меньшинств. Поэтому пределами в закреплении института прав и свобод человека и гражданина в учредительных актах субъектов РФ являются положения о правах и свободах, составляющие одну из основ конституционного строя Российской Федерации и конституционное разграничение предметов ведения Российской Федерации и предметов ведения субъектов Российской Федерации. Российская Федерация граничит с восемнадцатью странами, и этот показатель является рекордным.

В России восемьдесят пять субъектов, тридцать восемь из которых граничат с иностранными государствами, в которых далеко не всегда стабильная внутренняя обстановка. События, происходящие в сопредельных государствах, не могут не оказывать влияния на миграционную политику Российской Федерации. Значительное усиление в последние годы внешней миграции, рост миграционных потоков вынуждают правительство страны принимать превентивные меры, направленные на недопущение роста негативных последствий происходящих изменений, обострения криминогенной обстановки в ряде приграничных регионов.

Административное выдворение иностранных граждан и лиц без гражданства – это мера административного принуждения, применяемая в одностороннем порядке к специальным субъектам административно-правовых отношений – иностранным гражданам и лицам без гражданства, незаконно находящимся на территории Российской Федерации в определенном процессуальном порядке специально уполномоченными государственными органами в целях предотвращения угрозы государственной безопасности и общественному порядку, защиты прав и законных интересов граждан и предотвращения нарушения российского законодательства, устанавливающего порядок пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации

Данная мера административного наказания устанавливается в отношении иностранных граждан или лиц без гражданства и назначается судьей, а в случае совершения иностранным гражданином или лицом без гражданства административного правонарушения при въезде в Российскую Федерацию – соответствующими должностными лицами; административное выдворение как вид административной ответственности может применяться к иностранным гражданам и лицам без гражданства, находящимся только на законном основании на территории России.

Депортацией считается принудительный выезд иностранца из России в другое государство. Такой инструмент используют, когда иностранный гость утрачивает законное право на проживание в РФ. Мигрантов заставляют добровольно или принудительно под конвоем покинуть пределы страны. Депортация не считается наказанием за преступление, это, скорее, государственный метод воздействия на человека[55]. Чтобы депортировать иностранца достаточно выполнения только одного условия: отсутствуют легальные основания для проживания в России.Выдворение не имеет отношения к депортации, так как последняя по своей природе не представляет собой меру административной ответственности и реализуется исключительно принудительным путем. Решение о депортации принимается не судом, а территориальным органом ГУ МВД РФ по вопросам миграции России.

Основные отличия юридического плана выдворения от депортации: депортация иностранных граждан из России – инструмент государственного воздействия, выдворение – вид наказания; выдворение происходит на основании судебного решения, которому предшествует рассмотрение дела об административном правонарушении. Решение о депортации принимает руководитель ФМС (с апреля 2016 года — ГУВМ МВД), для вынесения которого достаточно только одного основания — у иностранца нет права находиться в России; решение о депортации исполняется в течение 5 дней, постановление о выдворении — с момента вступления его в законную силу; обжалование в суде возможно в разные сроки. Для решения о депортации дается 3 месяца с момента, когда мигранту стало о нем известно, для выдворения — в течение 10 дней с даты получения.

Учитывая сложившуюся судебную практику и положения ч. 1 ст. 4.1 КоАП РФ, в процессе назначения административного наказания физическому лицу судом должно учитываться также и личность правонарушителя.

Административное выдворение происходит по следующей схеме: работники ГУ МВД РФ по вопросам миграции обнаруживает нарушение пребывания иностранного гражданина в России; составляется дело о привлечении иностранного гражданина к административной ответственности; дело передается в суд; по факту решения суда гражданин покидает территорию Российской Федерации/подает апелляцию/остается жить в России.

Сроки выдворения напрямую зависят от причин выдворения: не оформление документов о временном пребывании в России грозит иностранному гражданину выдворением на срок до трех лет; если иностранец «пойман» на совершении какого-то административного нарушения единожды в течение двенадцати месяцев, то запрет на въезд в Россию может также продлиться три года; за нелегальное трудоустройство иностранных граждан могут выдворить на срок до пяти лет; если ранее гражданин уже выдворялся из страны и, вернувшись в Россию снова совершает административные проступки, следующий запрет на въезд может составлять уже десять лет[56].

  Закон не требует обязательного обсуж­дения с этим лицом или обязательного предложения ему услуг защитника. Представляется, что введение такого правила в КоАП РФ способствовало бы повышению уровня защищенности прав лица, в отношении которого ведется В связи с этим мы предлагаем в протоколе об административном задержании и в протоколе об административном правонарушении в обязательном порядке делать от­метку не только о предложении услуг переводчика, но и о предложении ус­луг защитника.

На современном этапе развития административного законодательства существует проблема переполненности спецучреждений. Сущность этой проблемы заключается не только в том, что у государства недостаточно средств на отправку правонарушителей домой, а также и в отсутствии нормативно закрепленного предельного срока задержания лиц в российском законодательстве. Поэтому является целесообразным нужным ввести в КоАП конкретный срок содержания там выдворяемых лиц. А именно, полагаем, что необходима разработка поправок в КоАП в части установления, продления и приостановления сроков содержания лиц в специальных учреждениях в целях административного выдворения и депортации, а также порядка обжалования соответствующих решений. Такой законопроект должен быть разработан во исполнение Плана законопроектной деятельности Правительства РФ на 2017 г. и в связи с принятием Постановления Конституционного Суда РФ от 23 мая 2017 г. № 14-П[57], которым положения ст. 31.7 и 31.9 КоАП РФ, не позволяющие освобождать из специальных учреждений лиц без гражданства при невозможности их административного выдворения за пределы Российской Федерации, признаны не соответствующими Конституции РФ.

Полагаем, что целесообразно внести в КоАП изменения, которые обеспечат разумный судебный контроль за сроками содержания в специальном учреждении лиц без гражданства, подлежащих принудительному выдворению. При этом необходимо предусмотреть в КоАП РФ обязанность судей устанавливать конкретные сроки применения данной меры обеспечения (по аналогии с действующим миграционным законодательством), а также закрепить особый миграционный статус апатрида, освобожденного из спецучреждения, который позволит осуществлять контроль за ним до истечения срока давности исполнения постановления об административном выдворении.

Целесообразно внести изменения в санкции статей КоАП РФ предусматривающие наказание, назначаемое иностранным лицам и лицам без гражданства, в виде штрафа с административным выдворением за пределы РФ, предусмотрев применение административного выдворения в виде альтернативной меры административной ответственности.

По нашему мнению, в ч. 2 ст. 27.5 КоАП РФ не полностью отражены цели административного задержания иностранных граждан и лиц без гражданства. Отсутствуют какие либо специальные указания и в ст. 2.6 КоАП РФ. В связи с этим предлагается дополнить ч. 2 ст. 27.3 КоАП РФ абзацем следующего содержания: «Об административном задержании иностранного гражданина или ли­ца без гражданства по его требованию безотлагательно информируется кон­сульское учреждение или дипломатическое представительство иностранного государства гражданской принадлежности (подданства) или постоянного проживания данного лица. В случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, такая информация об административном задержании иностранного гражданина направляется в обязательном поряд­ке».

Также в качестве одной из насущных проблем является выдворение апатридов, то есть лиц, не имеющих никакого гражданства. Полагаем, что необходимо законодательно проработать статус и условия пребывания в стране апатридов. Это может быть документ наподобие вида на жительство, а также обязанность отмечаться в миграционной службе.

 


Дата добавления: 2019-07-17; просмотров: 889; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!