Шпионский реквизит советской разведки в виде пятирублевой монеты, изготовленной так, чтобы служить футляром для микропленки и шифровок.



Тайник открывался при помощи мелкого инструмента (или простой иголки), который вставлялся в крохотное отверстие в девятке на дате 1991, выбитой на реверсе

 

26 июня 1953 г. пятицентовик осмотрели в ФБР — снаружи он выглядел как обычный, за исключением отверстия на одной из сторон, такого крохотного, что войти туда могло лишь острие тонкой иглы, под действием которой монету можно было разнять на части. Специальный агент ФБР Роберт Лэмфер изучил монету и резонно заключил, что на территории Нью-Йорка советские нелегалы проводят тайную операцию. Однако в ФБР не смогли установить владельца монеты или расшифровать послание.[153]

Тайна оставалась нераскрытой вплоть до 1957 г., когда Хаяханен эмигрировал в Париж и сообщил, что Рудольф Иванович Абель получал зашифрованные инструкции из Москвы с помощью монеты. При последующем обыске в квартире Хаяханена был обнаружен еще один шпионский контейнер такой же конструкции, в виде финской монеты в 50 марок.

В нем тоже имелось полое пространство и малюсенькая дырочка, высверленная в буковке а в слове Tasavalta на реверсе. В том же 1957 г. Абель был обвинен в шпионаже и провел в заключении пять лет из 30, к которым был приговорен, а в 1962 г. его обменяли на летчика Гэри Пауэрса.[154]

При всем удобстве использования монет в качестве тайников их легко потерять. При ее малом размере монету легко уронить, по ошибке расплатиться ею в магазине или потерять среди другой мелочи. Подобный казус случился в начале 1950-х гг. с другим советским нелегалом Валерием Михайловичем Макаевым. Возвращаясь к месту тайной службы из отпуска в Москве, он случайно потерял швейцарскую монету, в которой помещалась микропленка с инструкциями по оперативной работе. КГБ отозвал его назад в Советский Союз, на чем карьера незадачливого шпиона и закончилась.[155] Нет никаких данных об обнаружении этой монеты, и не исключено, что она все еще находится в обращении.

Разведведомства Советского Союза и других стран Восточного блока — Польши, Чехословакии, ГДР и Венгрии — в период холодной войны широко использовали монеты в качестве микроконтейнеров. Внешняя разведка ГДР, например, производила три модификации монет-тайников, которые открывались разными способами. Каждая внешне ничем не выделялась среди других монет того же номинала, и для каждой имелся свой способ вскрытия.

Монета «с микроотверстием» открывалась при помощи специального инструмента или иглы. По дизайну она очень похожа на монеты с тайниками, использовавшиеся КГБ.

Монета «с завинчивающейся крышкой» представляла собой две половинки: внешняя, с насечкой по краю, была чуть большего размера, другая, поменьше, служившая лицевой стороной монеты, вставлялась в первую и плотно прилегала, образуя внутри полость. Снаружи это было незаметно, и единственно, что могло выдать шпионскую монету, — чуть меньший, чем стандартный, вес.[156] Чтобы открыть такую монету, ее следовало поместить на ладонь и открутить внутреннюю часть большим пальцем другой руки.

Монета «с кольцом», снаружи ничем не отличавшаяся от обыкновенных, открывалась только калиброванным специальным кольцом.[157]

В 1966 г. КГБ отправил на работу в Южную Африку майора Юрия Николаевича Логинова, по легенде канадского бизнесмена литовского происхождения. Он обжился, наладил собственный бизнес и начал готовиться к эмиграции в Соединенные Штаты. С собой у него имелась монетка, внутри которой была спрятана микропленка с его персональным кодом, перечнем частот для радиосвязи, позывными, расписанием приема радиограмм из Центра, инструкциями по проведению тайных встреч с другими агентами КГБ и краткое изложение его легенды.[158]

Мини-тайник в виде рупии был изготовлен в Москве в мастерских Оперативно-технического управления (ОТУ) КГБ.[159] Шпионскую монету собрали из двух обычных рупий, пригнанных так, что внешне монету было не отличить от обычных. Конструкция была во многом аналогична той, что в 1953 г. попала в руки ФБР, — она открывалась иголкой через маленькое отверстие, высверленное на лицевой стороне монеты возле кромки. Игла использовалась, чтобы разделить две половинки, но процесс открывания тайника требовал времени. Тайники такой конструкции как нельзя лучше подходили для целей русских разведчиков, хотя быстрого доступа, необходимого для исполнения фокусов на сцене, у них не было.

Разведслужбы других государств также практиковали изготовление монет с тайниками для хранения и передачи шифровок или информации о деталях агентурной связи. Монеты для тайных операций в основном были развинчивающегося типа, т. е. состояли из двух половинок, снабженных резьбой, которые свинчивались вместе, образуя тайник многократного использования — получив сведения в таком контейнере, агент мог в дальнейшем использовать его для обратной связи. Для тех редких случаев, когда монету-контейнер могли осмотреть более тщательно, изготовлялись «одноразовые» тайники. Внутрь помещали материалы для передачи, монету наглухо закрывали и вес монеты с заложенным внутри секретным содержимым подгоняли под вес стандартной монеты. Открыть такой тайник без специальных знаний было невозможно. Способы открывания были разные. Например, требовался небольшой нагрев монеты, скажем, в чашке с горячим чаем или кофе, чтобы растворить клей или низкоплавкий сплав, скрепляющий вместе половинки монеты.[160]

 

 

 


Дата добавления: 2018-09-22; просмотров: 42; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ