Кто может заключать контракты, или стороны контракта



 

Как уже отмечалось выше, контракт — это соглашение, кото­рое заключается между двумя и более лицами. Неудивительно, что обычный взгляд не идет дальше повседневных представлений. Поэтому первое, что приходит в голову, когда употребляется тер­мин "лицо, которое может заключать контракты", — это человек вообще, любой человек. Однако юридически это необязательно. В праве одно лицо может отличаться от другого. Порой же эти раз­личия весьма существенны. Они могут приводить даже к тому, что какой-то человек не будет рассматриваться как "лицо".

В самом деле право своими корнями уходит в далекое прошлое, а в нем, как и сегодня, частные лица представляли весьма разно­образную картину. Под этот термин подпадают мужчины, замуж­ние и одинокие женщины, совершеннолетние и несовершенно­летние, душевнобольные, лица, лишенные свободы за совершение преступлений, и лица, действующие в состоянии опьянения, и т.д. Раньше закон к ним относился по-разному, и юридическое равен­ство не достигало современного уровня всеобщности.

Однако важно другое. Очевидно, что далеко не все люди в рав­ной мере должны быть наделены правом заключать контракты. Правовая политика государства как раз и состоит в том, чтобы ус­танавливать разные требования применительно к разным обстоя­тельствам. Естественно, речь идет не об ограничении прав, а об обязанностях государства и суда.

Частные лица, конечно, могут заключать любые соглашения, какие только им заблагорассудится. Однако принудительным ис­полнением с привлечением авторитета суда будут обеспечены толь­ко те из них, которые относятся к контрактам. Для наличия конт­ракта прежде всего необходимо наличие сторон, способных с точ­ки зрения права заключить такое соглашение. Но стороной в кон­тракте может быть не всякий желающий его заключить. Есть лю­ди, которые не могут заключать контракты. Так, согласно нормам общего права, замужняя женщина не может заключать контракты. Одинокие незамужние взрослые женщины и вдовы могут, а замуж­ние — нет. Объясняется это тем, что в общем праве жена всегда рассматривалась как единое целое со своим мужем. Муж как глава семьи юридически отвечал за всю деловую активность семьи.

Лицо, осужденное судом за совершение фелонии, полностью теряло свои гражданские права, включая и право заключать кон­тракты от собственного имени. Другое положение норм общего права: лица, находившиеся практически в любой стадии опьяне­ния, не лишались права заключать контракты. Удивительно, но это так, и трудно однозначно объяснить такое положение. Воз­можно, оно должно рассматриваться как следствие глубоко уко­ренившегося в обществе мнения: пьяные сами виноваты, что ока­зались в таком положении, и поэтому сами должны нести ответ­ственность за все, что из этого произойдет. Однако вполне воз­можно и другое объяснение. В те далекие времена, когда форми­ровались эти правовые нормы, пьянство было распространенным явлением, поэтому никому и в голову не приходило, что состоя­ние опьянения может приводить к утрате правовой способности.

Кроме того, нормы общего права раннего периода признава­ли, что лица с отставанием в психическом развитии и заболевшие душевной болезнью, а также глубокие старики не могли отдавать полного отчета в своих действиях. Поэтому им также отказыва­лось в праве на заключение контрактов.

Остаются подростки. Для общего права это лица, не достигшие 21 года. Здесь правило долгое время оставалось таким: если кто-то имеет дело с подростком и даже не подозревает об этом, то счита­ется, что он действует на свой страх и риск. Подросток может за­ключать контракты со взрослыми, а взрослые могут заключать контракты с подростками. Однако только для взрослых последст­вия заключения контракта являются юридически обязательными.

В течение всего времени, которое отделяет такого подростка от совершеннолетия, и даже в течение некоторого времени после до­стижения совершеннолетия подросток может получить все свои деньги назад, вернув, конечно, то, что он получил перед этим в результате сделки. Даже в том случае, если подросток уже успел полностью использовать данную вещь и теперь практически она стала бесполезной, взрослый обязан вернуть ему деньги.

Семнадцатилетний Тимоти Лайт, энергичный молодой пред­приниматель, заключает контракт с неким Р. Броадботтомом на покупку у него "на корню" урожая слив в саду. По условиям кон­тракта оплата должна была быть произведена в течение десяти дней после окончания сбора урожая. Как и договаривались, Ти­моти с друзьями собрали сливы, отвезли их на рынок и продали, получив хорошие деньги. Тимоти расплатился со своими друзья­ми, а остальные деньги они потратили на отдых и удовольствия. Броадботтом подает иск в суд о взыскании причитающейся ему суммы по контракту, заключенному с Тимоти Лайтом. В суде Ти­моти заявляет, что он не несет ответственности в силу своего не­совершеннолетнего возраста. Броадботтом проигрывает дело. Хо­тя, конечно, его надо бы поздравить с тем, что не остался без де­ревьев в своем саду.

Прошло время. Накануне биржевого кризиса 1929 г. в США некий несовершеннолетний молодой человек, начавший дело с небольшой суммы наличности, которой он в то время располагал, в один день заключил множество сделок, дешево скупив большое количество акций. При этом он задолжал крупную сумму денег своему брокеру. Однако затем цены пошли резко вверх и акции, которые он приобрел, стали практически бесценными.

Когда брокер привлек подростка к суду, тот заявил, что он не­совершеннолетний и, пользуясь своим правом, расторгает все контракты на приобретение акций и предлагает вернуть все ранее приобретенные им акции их бывшим владельцам. Суд решил, что пришло время изменить норму права. В суде подросток дело про­играл, так как суд признал, что он был компетентным и знающим инвестором. На этом основании принцип старого обычного пра­ва, защищавший подростков от взрослых, которые могли вос­пользоваться преимуществами возраста, когда вели дела с несо­вершеннолетними, был пересмотрен. Так была введена в обиход новая норма права. Это пример того, как развивается современ­ное англо-американское право.

Основополагающие и принципиальные положения современ­ного английского общего права установлены давно. Однако вре­мя от времени жизнь ставит вопрос о признании исключений из правил. Эти исключения вправе признавать только суд. Со време­нем число таких исключений растет. Иногда масса исключений становится столь весомой, что это неизбежно приводит к весьма серьезной эрозии основного принципа. Он меняется. Изменяется и норма права.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 132;