Раздел II Индустриальная экономика 5 страница



Становление феодальной экономической системы в Западной Европе традиционно рассматривают на примере Королевства Франков, возникшего в Северной Галлии в 486 г. Франки — одна из конфедераций немецких племен наряду с англосаксами, лан­гобардами, вандалами, остготами и др. В IV—V вв. германцы за­воевали Западную Римскую империю и образовали несколько так называемых варварских королевств. В V—VII вв. франками правила династия Меровингов, с конца VII до середины IX в. — династия Каролингов.

Основные сведения о хозяйстве франков в эпоху раннего фео­дализма содержатся в Судебнике «Саллическая правда». Из этого документа следует, что франки были оседлыми земледельцами, сеяли зерновые культуры, применяли двуполье, использовали плуг с железным лемехом, борону, а в качестве тягловой силы — бы­ков и лошадей. Право распоряжения землей в деревне принадле­жало общине - марке. Землю франки обрабатывали индивидуаль­но, большими семьями. Общинные угодья находились в нераз­дельном пользовании крестьян, хозяйство носило натуральный характер. У франков еще не сложились классы, но уже отмечалось имущественное расслоение.

Одной из важнейших предпосылок развития феодальных отно­шений явился дуализм франкской общины. Дуализм общины — это сочетание общинного землевладения с частным крестьянским хозяйством. Уже с V—VII вв. община стала поземельной, террито­риальной, соседской, а земля все чаще превращалась в аллод. Аллод — это свободно отчуждаемая индивидуально-семейная зе­мельная собственность, т.е. частная собственность на надел об­щинной земли. Крестьяне присваивали полученные от общины наделы в частную собственность, как только для этого появлялась возможность. Расчистки и заимки лесных участков использовались чаще всего.

Появление аллода, углубляя имущественную и социальную дифференциацию франков, стало предпосылкой формирования крупной феодальной собственности.

Процессу концентрации земельной собственности, социально­му расслоению способствовало вмешательство государственной власти. Государственный земельный фонд, состоявший из сохра­нившихся поместий римских рабовладельцев, государственных земель, земель бунтовщиков, конфискованных во время многочис­ленных гражданских войн, раздавался королевской властью при­ближенным, дружинникам, церкви в форме аллода. Государствен­ный земельный фонд быстро сокращался, поэтому пришлось из­менить принципы жалования земли.

В начале VIII в. к власти пришла новая династия — Каролин- ги, сменившие Меровингов, которых за неспособность руководить государством прозвали «ленивыми». Социально-экономический подъем, совпавший со временем правления Каролингов, приня­то называть Каролингским возрождением.

Каролинги проводили реформы государственного управления и землевладения, призванные обеспечить поступление средств, необходимых для ведения многочисленных войн, расширения территории и укрепления империи.

При Карле Мартелле (715—741) в результате военной реформы крестьян отстранили от военной службы. Основой войска стала рыцарская конница. Вооружение конного рыцаря стоило дорого. Расходы на содержание войска и снаряжение рыцарей легли на плечи крестьян. Военная реформа потребовала изменений в зе­мельных пожалованиях. Была введена бенефициальная система. Бенефиций — форма земельного владения феодала, обусловлен­ная определенными обязанностями (платежи и военная служба) и сроком (обычно пожизненным). В результате стали возникать отношения вассалитета. Вассал зависел от сеньора, пожаловав­шего бенефиций, приносил ему клятву верности и исполнения службы. Сеньор, сохраняя право верховного собственника на по­жалованную землю, мог ее отобрать, если вассал нарушал дого­вор.

Военная служба становилась монополией феодалов. При раз­даче бенефициев в подданных вассалов часто превращались ранее свободные люди, населявшие эти земли, т.е. подданные короля становились зависимыми от частных лиц крестьянами.

Наивысшего подъема Франкское Королевство достигло при Карле Великом (771—814), объединившем под своей властью по­чти всю территорию Западной Европы.

При Карле Великом было восстановлено действие римского права, отремонтированы дороги, снижен уровень преступности. Основой хозяйственной организации стало каролингское, или феодальное, поместье. Принципы функционирования этих про­изводственных единиц устанавливались специальными государ­ственными актами-капитуляриями: владельцы земли отвечали за ее рачительное использование, каждое хозяйство должно было быть самодостаточным в военном и хозяйственном отношениях.

Поместное хозяйство было натуральным. Торговые связи меж­ду поместьями носили эпизодический характер, на местные рынки поступали только излишки продукции, произведенной в по­местьях, некоторые предметы первой необходимости (соль, ме­талл), а также продукты, ставшие почти предметами роскоши (вино, масло), и действительно дорогие товары (ткани, прянос­ти), доставлявшиеся в Европу восточными купцами.

Земли поместья обрабатывались зависимыми крестьянами, де­лившимися на три основные категории:

• колоны — лично-свободные, но находившиеся в поземельной зависимости;

• рабы-сервы — поземельно и лично зависимые;

• литы — занимавшие промежуточное положение между свобод­ными и рабами, находившиеся под патронатом какого-либо феодала и имеющие надел в наследуемом пользовании.

В середине IX в. все крестьяне превратились из собственни­ков в держателей земельных участков. Из свободных крестьян- общинников они становились феодально-зависимыми в соответ­ствии с установленными государством принципами: нет земли без сеньора и каждый свободный франк должен найти себе се­ньора.

Укрепление феодального поместья решало многие проблемы. Так, проблемы воспроизводства рабочей силы, развития производ­ства, совершенствования техники переносились в сферу кресть­янского хозяйства. Расходы на управление хозяйством сводились к организации производства лишь добавочной продукции. Госу­дарству проще было собирать налоги с крупных хозяйств.

Подъем Каролингской империи был неразрывно связан с все­общей, иногда насильственной христианизацией, особенно на за­воеванных территориях. Карл Великий обязал всех землевладель­цев отдавать '/|0 часть валового продукта в пользу церкви. Мона­стыри превратились в крупные церковные поместья, где трудом зависимых крестьян возделывалась пашня, разводился скот, пти­ца. Каждый монастырь имел ремесленные мастерские. Часть про­дукции, полученной в качестве церковной десятины, разрешалось продавать. В раннее Средневековье монастыри становятся цент­ром притяжения для разоряющихся ремесленников и крестьян, хранителей материальных и духовных ценностей, практических знаний.

Аккумулировав огромные богатства (до 50% всех сельскохозяй­ственных угодий, 10% валового дохода всех немонастырских кре­стьян империи), монастыри стали крупнейшими ростовщиками.

Они предоставляли крестьянам натуральные ссуды (семенами, скотом, орудиями труда), а феодалам — денежные.

В IX в. бенефиции превращались в лены или феоды, представ­лявшие собой условное пожалование вассалу, которое передава­лось по наследству. Военная служба оставалась главным услови­ем владения феодом. Ленная система — это развитая форма фео­дального землевладения, на ее основе складывались вассалитет, феодальная иерархия знати.

Все условия, которые способствовали образованию крупного землевладения (феодальные междоусобицы и войны против других племен) обусловили утрату свободы крестьянами-общинниками.

Крестьянин, разоренный войной или неурожаем, не найдя за­щиты ни у общины, ни у королевской власти, вынужден был ис­кать покровительства сильных и богатых людей. Получая от них земельный участок, он терял свободу и превращался в зависимо­го или крепостного человека. В свою очередь, крупный землевла­делец обеспечивал собственное хозяйство рабочими руками зави­симых от него людей, плативших за землю и помощь работой (бар­щина) и продуктами (оброк).

При низком уровне развития производительных сил того вре­мени требовалось много земли и рабочих рук, чтобы обеспечить достаточное количество продуктов сельского хозяйства. Господ­ствующий класс был заинтересован не в захвате земли у кресть­ян, а в достаточном количестве рабочих рук. Захват земли феода­лом состоял в том, что аллодист терял свое право собственности на эту землю и превращался в держателя на феодальном праве, т.е. становился обязанным платить за нее ренту и нести повинно­сти, устанавливавшиеся либо по обычаю, либо по соглашению. Эта перемена в его положении и составляла содержание понятия вер­ховной собственности феодала на определенную округу.

Захваты феодалами общинной земли и крестьянских наделов приобрели с начала IX в. массовый характер. Феодалы всеми воз­можными способами доводили крестьян до разорения, заставляя либо продать, либо передать землю крупному землевладельцу.

Наиболее распространенной формой установления зависимо­сти бедняка от крупного землевладельца была практика его пере­вода в разряд так называемых прекариев4. Прекарий — это услов­ное земельное держание, которое крупный земельный собственник передавал либо во временное, либо в пожизненное держание безземельному или малоземельному крестьянину с обязательством последнего нести в пользу собственника повинности и оброки.

4 В переводе с латинского прекарий — «переданное по просьбе». 44

 

Существовало три вида прекариев:

• когда держатель получал всю землю от собственника;

• когда крестьянин отдавал собственную землю крупному зем­левладельцу и получал ее же обратно, но уже не как свою, а как уступленную ему землевладельцем за обязательство несения барщины и оброков, при этом землевладелец покровительство­вал крестьянину и оказывал ему необходимую помощь в слу­чае нужды;

• отдавая землю, держатель получал больше земли.

Система прекариев предполагала зависимость отдельных кре­стьян от феодалов, причем форма и степень зависимости устанав­ливались индивидуально.

Крестьянское поселение могло сразу попасть в зависимость, если деревня входила в состав бенефиция. Король, жалуя бенефи­ций и требуя за него несение военной службы, передавал бенефи­циарию доходы от жителей территории, что при натуральном хо­зяйстве было единственным способом вознаграждения за службу. Жители становились людьми, зависимыми от бенефициария, если раньше не попали в зависимость. С превращением бенефиция в феод зависимость жителей от землевладельца укрепилась, стала постоянной. В этот период существовало натуральное хозяйство, т.е. простое воспроизводство всех условий хозяйствования, когда ре­месленный труд соединен и подчинен труду земледельческому, фе­одальная рента взимается в натуральной форме, экономические свя­зи с территориями за пределами вотчины осуществляются редко.

Результатом роста крупного землевладения было постепенное сосредоточение в руках крупных землевладельцев судебных, ад­министративных, фискальных функций и функций военного ру­ководства. Эти функции получили свое юридическое оформление в виде иммунитетов5, которые подтверждались грамотой. Имму- нитетные права землевладельца включали в себя: судебную власть над подвластным населением; исполнение функций государя на своей территории; право на сбор всех фискальных сумм (налоги, штрафы и др.).

 

5 Иммунитет — привилегия, защищающая сеньоров и их земли от вмеша­тельства короля и его представителей в дела феода.

 

Основой хозяйственной организации франкского общества в VIII—IX вв. стала феодальная вотчина - сеньория, которая имела различные размеры. Земля сеньории состояла из двух частей: зем­ли, находившейся в хозяйстве самого феодала (домена), и крес­тьянских наделов (держаний). Земля домена составляла, как пра­вило, не более '/3 всех крестьянских держаний. В состав домена входили главным образом не пахотные земли, а леса, пустоши, болота и пр. При низком уровне производительных сил необхо­димый труд, или труд, затрачиваемый на воспроизводство рабо­чей силы непосредственного производителя и его семьи и других условий производства, поглощал большую часть трудового време­ни крестьянина и прибавочный труд не мог быть большим, а сле­довательно, сфера его приложения, т.е. барская запашка, не мог­ла быть велика.

Феодал не мог получить дохода от своей земли иначе, как пу­тем передачи этой земли небольшими наделами в руки крестьян. Поступление феодальной ренты зависело от благосостояния кре­стьянского хозяйства и крестьянской общины. Следствием этого была относительная экономическая независимость и отдельного крестьянского хозяйства, и крестьянской общины в целом от хо­зяйства феодальной вотчины. Более того, вотчина предполагала существование общины-марки как организации (корпорации) про­изводителей. Производство в общине составляло основу производ­ства в вотчине. Лежавшие чересполосно с крестьянскими надела­ми домениальные земли при двуполье и трехполье входили соот­ветствующими клиньями в земли деревни-общины. Они подлежали принудительному севообороту наравне с крестьянской землей. Фе­одал не вмешивался в хозяйственные решения общины.

Производственный процесс совершался при помощи индиви­дуальных орудий труда, само производство оставалось мелким независимо от величины вотчины. Прогресс в сельском хозяйстве выражался в увеличении культурной площади путем мелиорации, расчистки лесных массивов, которые обрабатывались неизменны­ми орудиями труда. В условиях господства мелкого, малоэффек­тивного производства получение прибавочного продукта от эко­номически самостоятельного хозяина возможно только с помощью внеэкономического принуждения, и личная зависимость являет­ся в этом случае средством такого принуждения.

В средние века различали три вида подчинения крестьянина сеньору — личное, поземельное и судебное. Крепостной в Западной Европе — это человек, зависящий от одного и того же сеньо­ра сразу в трех отношениях. Своими корнями личная зависимость уходит в античное рабство. Раб, посаженный на землю, оставался сервом. Он не имел права передавать по наследству надел, не уплатив сеньору особого взноса; выплачивал «поголовный налог»; все прочие повинности не были фиксированными и взимались по воле сеньора.

Поземельная зависимость вытекала из факта принадлежности крестьянского надела сеньору. Земля надела составляла часть вот­чины, в силу чего крестьянин должен был нести разнообразные повинности пропорционально размерам надела и сообразно обы­чаям, которые были закреплены традицией и перечислены в ка­дастрах вотчины.

Судебная зависимость крестьянина вытекала из иммунитетных прав сеньора. Теперь население должно было судиться в суде им- муниста, а все судебные штрафы, равно как и те повинности, ко­торые раньше шли королю, теперь выплачивались в его пользу.

В результате развития вассалитета структура господствующего класса феодального общества представляла собой иерархическую лестницу. Каждый крупный землевладелец считался вассалом ко­роля, и каждый феодал мог иметь вассалов путем уступки тому или другому лицу части своей земли с ее населением в качестве фео­да. Крупный феодал, передавая бенефиций или феод вассалу, пе­редавал ему и феодальную ренту (или часть ее) с населением фе­ода, которое таким образом ставилось в зависимость от нового сеньора, не теряя зависимости и от вышестоящего.

Установление вассалитета приобретало характер распределения феодальной ренты между различными слоями феодалов, а с дру­гой стороны, ставило непосредственных производителей в зави­симость от многих сеньоров, причем зависимость от каждого из них выражалась в обязанности уплаты определенного вида повин­ностей и платежей. Поскольку условия хозяйствования не изме­нялись в течение долгого времени, феодальный держатель и его потомки несли в пользу сеньора одни и те же повинности иногда на протяжении столетий. Сам размер и характер повинностей ста­новился обычаем. Эти повинности рассматривались и крестьяна­ми, и сеньорами как законные, а отступление от них — как нару­шение обычая. Подобная неизменность порождала еще одно ха­рактерное для феодализма явление - превращение определенных отношений между людьми, в данном случае отношений между се­ньором и его держателем, в юридическое качество самого держа­ния. За наделом, отданным крепостному, закреплялись все повин­ности, свойственные сервскому держанию. Они сохранялись тог­да, когда земля переходила, например, лично свободному человеку. И наоборот, крепостной мог иметь свободное держание. Эти отношения еще больше усложнились с развитием товарно-де­нежных отношений, когда земля и отдельные повинности фео­дально-зависимых людей стали объектом купли-продажи.

В 843 г. Каролингская империя распалась на Западно-Франк­ское королевство, предшественник Франции, Восточно-Франк­ское, положившее начало Германии, и Среднюю Францию, вклю­чавшую Италию и области вдоль Рейна и Роны. Распад огромно­го и могущественного государства являлся свидетельством завершения процесса феодализации франкского общества. Любая страна в Европе в средние века представляла собой систему вот­чин, каждая из которых была, по сути, «суверенным» государ­ством. Феодальная раздробленность — важнейший признак сфор­мировавшейся феодальной системы. Таким образом, происходи­ла феодализация - превращение аллода в держание; исчезновение свободных общинников и превращение их в зависимых или кре­постных держателей; образование феодальной собственности на землю и возникновение господствующего класса феодалов, землевладельцев-воинов.

 

3.1. Развитие феодальной экономики Западной Европы в XI-XV вв.

Аграрная экономика. Определяющим фактором развития эко­номики Западной Европы в XI—XIII вв. было окончательное утверждение феодального поместья в качестве главной организу­ющей основы общества. В X в. владельцы крупных поместий (гер­цоги, графы) «осели» на своих землях, поскольку в этом регионе установился временный мир (завершились великие завоеватель­ные походы). Воины давали клятву защищать Божий мир: крес­тьян, купцов, детей, женщин, домашних животных. На смену их ратным подвигам, приносившим военную добычу, приходила хо­зяйственная деятельность, направленная на извлечение как мож­но большего дохода с земельных владений. Поэтому крупные зем­левладельцы стремились сосредоточить в своих руках всю полно­ту власти на принадлежащих им землях.

В XI—XIII вв. вся территория Западной Европы представляла череду величественных неприступных замков, владельцы которых с помощью средне- и мелкопоместных дворян (баронов и рыца­рей) осуществляли организацию близлежащей местности и живу­щего на ней населения, состоявшего преимущественно из крес­тьян. Владельцы поместий осуществляли на своих территориях функции государственной власти: судебную (символом всевлас­тия сеньора были тюрьмы и виселицы, «украшавшие» въезды в замки), фискальную (сбор податей), политическую (военные от­ряды).

Хозяйственное управление заключалось в решении проблемы, «что» и «для кого» производить. Землевладельцы, исходя из сооб­ражений престижа, показателями которого в мирное время были каменные замки и церкви, их внешнее украшение, внутреннее убранство, дорогая и красивая одежда, посуда, качественная и разнообразная пища и пр., определяли виды и размеры различных повинностей и платежей, которыми облагались зависимые крес­тьяне. Главными среди них были поземельные повинности (от­работки) и платежи (определенная доля урожая), т.е. отработоч­ная и натуральная ренты.

Львиная часть дохода, получаемая с поместья, направлялась на удовлетворение престижных потребностей. Инвестиции составля­ли только 6—10%. В основном эти средства расходовались на при­обретение тяжелых колесных плугов, прессов для изготовления вина, масла, печей для хлеба и т.п.; на строительство мельниц, дорог, мостов, рынков, ярмарок. Крестьяне обязаны были пользо­ваться этими объектами за определенную плату. Даже в сельской таверне подавались вино и пиво, с которых взимался сбор в пользу владельцев земли. Эта система, позволявшая феодалам извлекать дополнительный доход, называлась баналитетной системой.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 210; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ