Победить коррупцию можно, лишь ее возглавив



Я перефразировал это известное выражение про мафию специально, ознакомившись с приказом № 289 от 17 апреля сего года начальника Генштаба В.Заманы по назначению на должность начальника управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью ГУ Военной службы правопорядка Вооруженных сил полковника В.Скляра (текст приказа на сайте). Я ничего не имею против подобного назначения и лично В.Скляра не знаю. Однако в 2000 году В.Скляр, будучи военкомом Старосамборского района Львовской области, уже сталкивался с правоохранительными органами, в результате чего он был осужден по статье 254 УК Украины «Злоупотребления военным должностным лицом властью или служебным положением». На современном жаргоне это вполне можно относить к коррупции. Конечно же, эта судимость полковника погашена, но закрадывается мысль: зачем Минобороны поручает борьбу с коррупцией лицу, которое имеет личный опыт участия в ней?

Может быть, именно поэтому личный состав подразделений этой упомянутой мной службы занимается борьбой с военнослужащими, торгующими пирожками в воинских частях и промышляющими частным извозом на своем личном транспорте, о чем я писал ранее. Спасибо генпрокурору, хоть он прочитал о «пирожковой» коррупции, хотя никак и не отреагировал.

Остается загадкой, почему же правоохранительные органы так нелепо отмалчиваются в подобных ситуациях. Отмалчиваются они и в случае с недавней аварийной посадкой вертолета, на борту которого находились министр обороны и начальник Генерального штаба. Не секрет, что ремонтировали этот вертолет на предприятиях концерна «Укроборонпром», да и топливо закупалось по тендерам, проведенным Минобороны…

http://gazeta.zn.ua/POLITICS/2012-y_god_degradirovaniya_vooruzhennyh_sil.html

 

«Укроборонпром». Группа отхвата

Дмитрий Менделеев 3 августа 2012, 15:50

История концерна «Укроборонпром» началась в конце декабря 2010 года, когда появилось постановление Кабинета министров № 1221, предусматривающее включение в состав государственного концерна 126 предприятий оборонно-промышленного комплекса. Казалось бы, правительство делает благое дело, собирая под одно крыло остатки того, что ранее называлось «оборонкой». Как это ни печально, но по прошествии более полутора лет с момента создания «Укроборонпрома» состояние дел в этой сфере не просто не улучшилось, а стало шокирующим.

Опоздание на реформу

О реформе ОПК в Украине заговорили с момента выхода в свет в 2002 году президентского указа относительно структурной перестройки оборонно-промышленного комплекса. Затем появились две государственные программы реформирования и развития оборонной промышленности, последняя из которых рассчитана до 2013 года.

Следует заметить, что ни один из этих документов до сих пор не реализован, и в ближайшей перспективе исполнен не будет. А посему о каких-либо реформах оборонно-промышленного комплекса могут судачить на своих заседаниях лишь члены Комитета по реформированию и развитию Вооруженных сил Украины и оборонно-промышленного комплекса под председательством В.Януковича, да и то без детального анализа, происходящего в этой сфере.

Почему-то наибольшим реформаторским шагом действующая власть считает создание государственного концерна «Укроборонпром», который наделен к тому же функцией управления объектами госсобственности в ОПК. Совершенно очевидно, что подобный подход всего лишь попытка нивелировать последствия административной реформы, в результате которой было ликвидировано Минпромполитики, осуществлявшее как раз функцию управления государственными активами в «оборонке». Хотя именно «оригинальная» промышленная политика этого ведомства и привела предприятия ОПК к кризисному состоянию.

Смена руководителей концерна в течение последнего полугодия великолепно иллюстрирует изменения подходов В.Януковича к вопросам государственной собственности.

Дмитрию Саламатину было поручено собрать все оставшиеся бесхозными предприятия под одну крышу.

Д.Перегудов во время пребывания в должности главы правления концерна ничем примечательным не запомнился, за что, скорее всего, и был уволен, а может, чего-нибудь не донес, куда нужно было.

Какую роль отводит президент коммерсанту С.Громову тоже понятно: имущество предприятий ОПК — лакомый кусок еще не разворованной государственной собственности. Нет и тени сомнения, что теперь президентская реформа пойдет по накатанному ранее пути — тотальной распродажи имущественных комплексов, выводу из-под государственного контроля наиболее привлекательных активов.

Замечу, что примерно десяток предприятий, вошедших в «Укроборонпром» после его создания, приносят фактически 80 процентов прибыли. Именно на них сосредоточат свои усилия «приватизаторы» из президентского окружения. Но и оставшийся балласт подлежит превращению из пассивов в активы. Только способ для этого избран своеобразный — за счет средств налогоплательщиков путем погашения долгов «крепких государственных хозяйственников» из государственного бюджета. Складывается парадоксальная ситуация, когда государственные предприятия, являющиеся донорами государственного бюджета, превращаются в его реципиентов.

Пациент скорее мертв…

Первые цифры о финансово-экономическом положении предприятий оборонно-промышленного комплекса появились в проекте закона, внесенном в октябре 2011 года в Верховную Раду членом наблюдательного совета «Укроборонпрома» народным депутатом В.Забарским.

В пояснительной записке народный избранник указал, что государство должно срочно погасить более чем 1,8 млрд. гривен задолженности предприятий ОПК, из которых более одного миллиарда составляют банковские кредиты, а остальные долги это коммуналка, госбюджет, целевые и пенсионные фонды. Таким образом, на каждое предприятие концерна «Укроборонпром» припадает долг более 14 млн. гривен.

Естественно, в этой ситуации должен возникнуть вопрос об ответственности руководителей хозяйствующих субъектов государственного сектора экономики, поставивших на грань банкротства практически весь оборонно-промышленный комплекс.

В ходе доработки законопроекта В.Забарского, принятого парламентом в первом чтении, указанные цифры уменьшились и достигли отметки в полмиллиарда. Но и эти деньги для бюджета являются неподъемными.

Следует отметить, что благие помыслы В.Забарского по предотвращению банкротства предприятий ОПК весьма странным образом отразились на их финансово-экономическом положении.

Во-первых, практически все предприятия перестали вообще платить за коммунальные услуги! Так, задолженность за электроэнергию в 2010 году составляла 42,9 млн. гривен, в 2011 она достигла отметки в 53,8 млн., а за первый квартал текущего года этот показатель исчислялся уже 62,6 млн. Та же картина с оплатой за газ. Если за весь прошлый год задолженность за газ составила 49,6 миллионов, то только за первый квартал 2012 года эта сумма доходила почти до 60 миллионов. А за тепловую энергию в первом квартале текущего года долг насчитывал 25 млн., в то время как за весь 2011 год эта сумма достигала 16 млн.

Во-вторых, задолженность в первом квартале уже по заработной плате была равна 189 млн. гривен, и если эта тенденция сохранится, то к концу года общая задолженность составит 800 млн. И погашать государству придется уже совсем другие суммы, на несколько порядков превышающие те, что фигурируют в законопроекте о списании долгов предприятий «Укроборонпрома».

В-третьих, кредиторская задолженность предприятий концерна уже за первый квартал равнялась почти 6,5 млрд. гривен, что сопоставимо с суммой такой задолженности за весь 2011 год.

Вполне очевидно, что «законопроект Забарского» необходимо переименовать в «парадокс Забарского», поскольку плачевные последствия подобного благого дела вряд ли можно предотвратить, даже если вывернуть весь бюджет страны наизнанку и опустошить карманы всех налогоплательщиков.

При сохранении такого положения дел в «Укроборонпроме» слухи о его смерти до конца года не будут преувеличены.

Черная дыра «Укроборонпрома»

Приводя данные о финансово-экономических показателях предприятий концерна за 2010, 2011 годы и 1-й квартал 2012 года, я делал сие сознательно, поскольку именно эта информация свидетельствует об уровне менеджмента в ОПК действующего министра обороны Д.Саламатина, который неоднократно заявлял в средствах массовой информации о миллиардных прибылях от торговли вооружениями. Может, Дмитрий Альбертович и не знал, что в его концерне все так плохо?

Особенно интересными выглядят показатели характеризующие прибыльность предприятий «Укроборонпрома». К примеру, в 2010 году без участия
Д.Саламатина общая прибыль предприятий, впоследствии включенных в концерн, составила около 668 млн. гривен. В 2011 году под его руководством снизилась до 533 млн., а по данным первого квартала нынешнего года добирала всего лишь 95 млн. гривен. Даже если случится чудо, то вряд ли до конца этого года удастся достигнуть прошлогодних показателей.

Небезынтересны цифры, характеризующие убыточность предприятий ОПК.

Если в 2010 году общие убытки оборонных предприятий насчитывали 316 млн. гривен, то уже под руководством Д.Саламатина в 2011 году цифры показывали около 435 млн. гривен. За первый квартал 2012 года «достижения» концерна уже приблизились к 166 млн. гривен. При этом количество убыточных предприятий увеличилось с 45 в 2010 году до 62 по итогам первого квартала текущего года.

Зато рост средней заработной платы на предприятиях ОПК совершенно очевиден. С 2010 года этот показатель подрос на 500 гривен, хотя при постоянном росте долгов по выплатам заработной платы и колоссальном оттоке квалифицированных кадров из отрасли это выглядит профанацией.

Не надо быть экспертом, чтобы понять: в подобной финансово-экономической ситуации в черной дыре «Укроборонпрома» исчезнут любые вливания бюджетных средств.

Премьер, что дышло…

Еще один закон с подачи народного депутата В.Забарского был принят Верховной Радой и подписан президентом в июне 2012 года. Он касался нераспространения закона «О проведении государственных закупок» на закупки товаров, работ и услуг, которые проводятся предприятиями оборонно-промышленного комплекса.

Очередное благое дело депутата не поддержали ни Минфин, ни Минэкономразвития. Мало того, данные ведомства даже после принятия парламентом этого закона, рекомендовали наложить на него вето. Позиция министерств понятна — из-под контроля государства выводятся серьезные финансовые и материальные ресурсы, исчезает открытость и прозрачность процедур закупок, устраняется добросовестная конкуренция среди участников, не говоря уже об экономии и эффективности использования бюджетных средств.

Как поговаривают в Кабинете министров, эксперты положили на стол Н.Азарову два документа с диаметрально противоположными выкладками. Один — одностраничный документ с рекомендацией президенту применить к закону право вето и вернуть его в парламент.

Второй же документ, на трех страницах, описывал особенности создания и производства вооружений, военной и специальной техники и содержал вывод о необходимости подписания указанного закона главой державы.

Какими соображениями руководствовался премьер-министр, рекомендуя президенту все же подписать упомянутый закон, остается только догадываться.

Более детальный анализ деятельности предприятий концерна свидетельствует о том, что общие показатели производства зависят отнюдь не от производства вооружений и военной техники, а от выпуска гражданской продукции. Соответственно, и говорить, что отмена публичных торгов на закупку вооружений и материалов военного назначения для предприятий оборонно-промышленного комплекса позитивно скажется на производстве вооружений, преждевременно и нелогично.

В качестве яркого примера приведу госпредприятие Научно-производственный комплекс газотурбостроения «Зоря-Машпроект». Объемы производства его продукции составляют более 30% показателей всех предприятий «Укроборонпрома». Пожалуй, это единственное предприятие концерна, которое нарастило за последний период объемы производства.

Аналогичная ситуация возникает и с предприятиями авиа- и судостроения, которые даже в выполнении оборонного заказа не задействованы, и с оборонно-промышленным комплексом в большинстве своем связаны лишь нахождением в перечне, утвержденном закрытым распоряжением Кабинета министров в 2008 году. Как говорят очевидцы, в этот перечень попасть разве что ленивый не стремился. А теперь это распоряжение имеет совсем другое значение. Попал в число предприятий ОПК — плюешь на все тендеры и торги, даже если выпускаешь кастрюли и чайники!

Вряд ли автор этого закона посчитал, какие потери понесет бюджет, выводя из-под действия закона о госзакупках целую отрасль национальной экономики, прикрываясь при этом заботой об обеспечении национальной безопасности и обороны. Ибо именно эти аргументы стали для премьер-министра основой для рекомендаций президенту по поводу подписания упомянутого закона.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 248;