Свидание номер шесть: Подпевая хитам



Звукозаписывающая студия на удивление была занята в субботнюю ночь. Сегодня вечером десятилетняя девочка отмечала здесь своё день рождения. Все эти смеющиеся девочки напомнили мне о тех вечеринках, которые я посещала в их возрасте. Они все были покрыты блёстками и перьями.

Бью вжался в кресло настолько сильно, насколько мог, пока листал список песен. Признаю, находиться в окружении компании визжащих девчонок не входило в мой план, когда я продумывала эту часть нашего свидания, но это было для блога. Но у меня приготовлен сюрприз для второй части нашего свидания, который он увидит, как только мы запишем наши песни.

Девчонки прошмыгнули в открытую студию. Я села в кресло, наблюдая за тем, как вокруг меня кружатся блёстки и перья.

— Ты уже выбрал песню?

— Я всё ещё просматриваю варианты самоунижения. Не могу поверить, что ты заставляешь меня снова петь! Мы можем пропустить эту часть? Почему бы тебе не записать что-нибудь, а я постою и послушаю по эту сторону стекла?

— Так совсем не весело! Спой со мной. Это же совсем как на свидании в «Совпадении любви». Я обещаю дать тебе розу, если ты споёшь.

Он положил каталог рядом с собой и опасно близко наклонился ко мне. Я почувствовала, как участилось моё сердцебиение, когда он посмотрел на меня этим глубоким, похотливым взглядом.

— Точно?

Я прикусила губу. Бью заставлял меня хотеть раздеться прямо здесь, в комнате ожидания звукозаписывающей студии.

— Да. Точно.

— Следующий! Ваша студия готова! Комната Б, — огромный мужчина появился из диспетчерской и указал в какую сторону идти.

Бью медленно пошёл в студию, позволяя мне вернуть самообладание. Я не знала, чего именно он ожидает от второй части свидания, но была уверена, что не подведу его.

— Лондон? Ты идёшь? — он остановился в дверном проёме.

— Да, — я резко встала и последовала за ним в звукозаписывающую комнату.

— Я нашёл идеальную песню для нас, — он указал на название на листе.

Мужчина по ту сторону стекла включил микрофон, чтобы можно было говорить с нами.

— Окей, я подготовил вашу песню. Вы можете порепетировать пару раз, а потом мы начнём запись. Есть вопросы?

Я надела наушники и показала оператору два больших пальца. Мы были готовы.

Бью поправил свои наушники и подмигнул мне. Я была рада, что ему весело. В первый раз мы налажали. Я старалась соответствовать высоте его голоса, а он старался не сбиваться с ритма. Петь без бэк-вокала было трудновато, но на третий раз у нас всё получилось.

— Мы закончили! Подождите в комнате ожидания, и я принесу ваш диск через пять минут, — прогремел голос в тишине студии.

Бью взял меня за руку и повёл в комнату ожидания. Он использовал каждый имеющийся шанс, чтобы прикоснуться ко мне.

— У меня есть потрясающая идея о том, что мы можем сделать с этой записью! — он выглядел восторженно.

— О чём ты?

— Мы можем залить её в наш блог вместе с нашими еженедельными постами. И прежде чем мы успеем это осознать, десять тысяч людей уже скачают её.

Этот чёртов блог. Я не хотела делиться нашей песней со всем кампусом или, как сказала профессор Гарсия, со всей страной. А ещё я до сих пор не рассказала Бью о том разговоре с нашим сумасшедшим профессором. Она отменила занятие в четверг, заявив, что подхватила простуду. Это дало мне отсрочку в пару дней, прежде чем я должна была дать ей ответ по поводу публикации нашего проекта. Я собиралась поговорить обо всей этой непростой ситуации с ним сегодня вечером, до того как он отвлечёт меня своей тактикой соблазнителя.

— Лондон? Ау? Ты будто находишься за миллион миль отсюда.

— Прости. Просто задумалась о нашем блоге.

— Мы не будем публиковать песню, если ты этого не хочешь. Я просто подумал, что это неплохая идея.

— Нет, нет. Это замечательная идея, но мне нужно поговорить с тобой о классе.

— Окей. Что случилось? Ты выглядишь такой серьёзной.

Внезапно открылась дверь, и крупный мужчина вручил диск Бью.

— Ну вот. Хорошая песня. Вы вдвоём неплохо спели, — он хлопнул Бью по плечу, а затем пригласил другую группу в студию.

— Мы можем уже уйти отсюда? Я хочу свою розу прямо сейчас, — он положил руку мне на бедро, а затем обнял за талию.

— Да, я запланировала кое-что ещё, — я улыбнулась ему. — Пойдём!

 

***

 

Я не могла поверить, как темно было на стадионе Кенана. В начале весны футбольный стадион ни для чего не использовался, но всё же я думала, что будет хоть какое-то освещение.

Мы отодвинули цепь с ворот и вошли в коридор. Было что-то жуткое в том, как тихо на стадионе ночью.

— Разве эта часть была частью свидания Виктории?— спросил Бью, шагая за мной.

Я повернулась к нему лицом.

— Это не свидания по «Совпадениям любви». Это наше свидание.

Он усмехнулся, понимая смысл моих слов.

— Иди за мной.

Меньше чем через два месяца мы будем идти по этим же самым ступеням в мантиях выпускников. Сегодня ночью я не хотела думать о том, что будет в мае. Мне хотелось просто быть с Бью.

Мы спустились вниз и прошли через ограждение, которое разделяло футбольное поле и трибуны. Я читала цифры, написанные на траве, пока мы не достигли центра. Прежде чем забрать Бью сегодня вечером, я засунула плед в свою сумку как раз для этого момента. Я вытащила его и разложила вдоль линии в пятьдесят ярдов.

— В последний раз, когда я хотела сделать это, охранник замка прогнал нас. Как думаешь, каковы шансы, что сегодня мы сможем, сидя здесь, понаблюдать за звёздами?

Бью рассмеялся, когда садился рядом со мной.

— Ты лучше справляешься с вычёркиванием пунктов из моего списка, чем я сам. Наблюдать за звёздами на стадионе Кенана?

— Это ещё не всё. Я принесла нам выпить, — я потянулась к своей сумке и вытащила две бутылки пива.

— Твоя сумка что-то вроде сумки Мэри Поппинс? Туда можно поместить всё, что угодно, — Бью поднял угол и заглянул в боковой карман.

— Нет, просто я знаю, как надо собирать вещи.

— Мы должны сказать тост, — он поднял бутылку в моём направлении. — За ночи Каролины!

Я улыбнулась и коснулась его бутылки, после чего сделала глоток.

С того места, где мы сидели, небо будто было усеяно бриллиантами. Они простирались от одного края до другого, и новолуниедавало нам отличную возможность поискать созвездия.

— А теперь, вернёмся к моей розе, — его глаза смотрели на меня весьма обольстительно.

Бью поставил свою бутылку на траву. Его глаза остановились на моих губах. С неожиданным бесстрашием, он набросился на меня, вынуждая лечь на спину. Я обняла его за шею, когда его губы коснулись моих. Мы даже не успели полюбоваться звёздами.

Он остановился, обхватив ладонями моё лицо.

— Лондон, когда ты рядом, я не могу сдерживаться. Этот проект убьёт меня, — моё тело прильнуло к нему, когда он, играючи, прикусил мою шею. — Я так хочу, чтобы он закончился, чтобы мы перестали прятаться ото всех. Я хочу прикасаться к тебе где и когда захочу.

Проект. Дерьмо. Я до сих пор не рассказала ему обо всём, что произошло.

— Бью, нам надо поговорить о проекте, — чуть слышно прошептала я.

Он обхватил мою задницу и сильнее прижал меня к своему телу.

— Просто поцелуй меня, Лондон. Мы можем поговорить позже.

Не отрывая своих губ от моих, Бью расстегнул молнию на моих джинсах и скользнул рукой между моих ног. Я застонала. Мы действительно можем поговорить позже.

 

***

 

Было уже около двух часов ночи, когда я остановилась на своей подъездной дорожке. Я прошлась по своим волосам пальцами, вытаскивая кусочки травы из длинных прядей. Посмеиваясь, я закрыла за собой входную дверь. Свет в доме как всегда был выключен, а вот телевизор был включён. Я осмотрела комнату и увидела огромное шевелящееся одеяло на диване. О, нет. Под ним кто-то был.

Я задержала дыхание и на цыпочках направилась через комнату. Может быть, если я буду идти достаточно тихо, ктобы ни был под одеялом даже не узнает, что я вернулась домой. Мне не хотелось смущать своих соседок и их гостей.

Я уже дошла до кухни, когда услышала: «Нина, здесь кто-то есть». Я быстро зашла за стену и прижалась к ней, чтобы не попасть в поле зрения. Моё сердце бешено забилось.

— Дерек, не сходи с ума. Не останавливайся! — голос Нины был низким и сиплым.

Я быстро побежала в свою комнату, услышав стон из-под одеяла. Ха. Я старалась сдерживать смех, пока осторожно открывала дверь в свою комнату. Ну, что ж, у неё наконец это получилось. Воскресный завтрак обещает быть очень интересным.


 

Глава 12

Нина не предоставила никаких красочных деталей. Почему-то она не была настолько взволнована своим достижением, к которому так стремилась четыре года. То, что они с Дереком переспали, не породило никакой магии между ними, как она думала.

— Было хорошо, но это не было пожаром с фейрверками. Ты понимаешь о чём я? — Нина до сих пор была в пижамных штанах, а её волосы были собраны в хвост.

Я посмотрела на неё поверх своей чашки чая. Конечно же, я понимала о чём она. У нас с Бью были фейрверки, и я не могла представить ничего другого.

— Мне жаль, если это было не так, как ты того хотела, Нина. Но, теперь ты знаешь, и можешь двигаться дальше.

— Двигаться дальше? Я не собираюсь сдаваться только после одной ночи. Он просто не был сосредоточен, — она откусила кусочек тоста. — Я дам ему ещё один шанс.

Мы завтракали в полдень, что было вполне нормально для нас. Я смогла уснуть только около четырёх утра. Мы с Бью переписывались до тех пор, пока мои веки больше не могли оставаться открытыми. Я даже не знала, когда Дерек покинул наш дом после ночи не такого уж жаркого секса.

— Милая, я просто не хочу, чтобы он разбил тебе сердце. Дерек не очень-то отвечал тебе взаимностью всё это время. Вокруг много других парней. Парни, которые будут счастливы встречаться и спать с тобой.

Она испустила долгий вздох.

— Хватит уже о Дереке. Как прошло твоё лже-свидание вчера ночью?

— О, ничего интересного.

— Да ладно, Лондон. Бью очень горяч. Как между вами ничего не может быть?

К моим щекам прильнула кровь. Я отошла к раковине, чтобы помыть свою чашку.

— Он просто мой партнёр по проекту. Окей?

— С тобой что-то не так. Почему ты не хочешь говорить о Бью?

— Потому что не о чем говорить. Я пойду поработаю над блогом, мне нужно написать о вчерашнем свидании.

Прежде чем моя подружка смогла бы завалить меня вопросами о Бью, я поспешила в свою комнату. Сделала глубокий вдох. Я должна отбросить все свои чувства к Бью и все эмоции, которые испытала во время нашего шестого свидания, и написать пост, используя теорию из класса.

 

«Воссоздание свидания под номером шесть: Виктория и её жених отправляются в звукозаписывающую студию.

Миф шоу для развенчания: Чувства могут быть спровоцированы воздействием романтического телевидения.

Согласно теории культивации, чем дольше человек наблюдает определённое поведение на телевидении, тем больше он верит в то, что окружающий мир выглядит именно так. В нашем случае, просмотр нескольких серий «Совпадений любви» должен порождать представления, что жизнь — это романтическая сказка. То есть, чем больше мы наблюдаем за шикарными свиданиями и признаниями в любви, тем больше чувств подобного рода мы должны начать испытывать сами, если шоу и вправду реально.

На нашем шестом свидании мы с Бью вместе записали песню в местной звукозаписывающей студии. За исключением знаменитого певца, мы делали всё то же самое, что делали Виктория и один из её женихов. Мы смеялись и шутили, но, в конечном счёте, свидание закончилось на той же ноте, как и началось».

Мой желудок будто скрутили в узел. Я не могла закончить пост. Знаю, что согласилась на это, но не только враньё про наше свидание беспокоило меня. Я не хотела, чтобы люди читали то, что я написала, и думали, что я ничего не чувствую к Бью.

Я должна поговорить с ним. Я посмотрела вниз на свои пижамные штаны. Так, для начала мне нужно было переодеться.

 

***

 

Я постучалась в дверь квартиры с нетипичной для моего кулака силой.

— Что? — крикнул кто-то изегососедов-геймеров.

— Это Лондон. Можно мне войти?

— Конечно, Париж. Проходи, — мне показалось это сказал тот, которого Бью называл Рассом. Я вошла в беспорядок, который они называли гостиной. У него был пульт в одной руке и кусок пиццы в другой.

— Ты не собираешься прекращать свои шутки насчёт моего имени, ведь так? — спросила я, сканирую комнату в поисках моего лже-бойфренда.

— Неа. Бью в своей комнате. Последняя дверь слева, — сказал он, не отводя глаз от экрана телевизора.

Я перешагнула через стопку одежды, которая валялась посреди комнаты. Нельзя было сказать, грязная ли эта одежда или чистая. Я тихо прошла по коридору и остановилась у комнаты Бью. Дверь была закрыта. Может быть мне стоило ему позвонить. Я никогда не появлялась вот так до этого. Хотя Расс вряд ли сложит дважды два, мне он не показался самым проницательным человеком.

Я слегка постучала в дверь, прежде чем открыть её.

Бью сидел за столом, печатая что-то.

— Что тебе, Расс? Застрял на третьем уровне?

Я рассмеялась:

— Извини, я ничего не знаю о третьем уровне.

Дверь за мной закрылась.

— Лондон? Что ты здесь делаешь? — он пересёк комнату и заключил меня в крепкие объятия, отрывая мои ноги от пола.

— Нам надо поговорить.

— Ох. Не самый лучший способ начинать разговор, — он отнёс меня к своей незаправленной постели.

— Бью, это помешало нам прошлой ночью. Я пыталась поговорить с тобой, а ты всё время меня отвлекал, — я покачала головой из стороны в сторону, чтобы он не смог поцеловать меня.

— Я отвлекал тебя? Я пришёл посмотреть на звёзды, и знаешь что, я так и не увидел ни одного созвездия.

Он начал щекотать меня до тех пор, пока я не взорвалась смехом.

— Бью, прекрати! Расс же снаружи.

— Он как зомби, если ты ещё этого не заметила. Он, наверное, даже не увидел, как ты сюда вошла. Если и стоит о ком волноваться, так это о Чипе, а он сейчас у своей девушки, — он снова тыкнул пальцем в мой живот. — А я и не знал, что ты так боишься щекотки.

У меня на глазах уже появились слёзы.

— Хорошо. Прекрати. Прекрати!

Он сел прямо, зажав ногами мои бёдра. Если он начнёт раздевать меня глазами, я знала, что забуду про свою миссию. Мне нужно было сфокусироваться на цели своего неожиданного визита, но как это сделать, когда он так шаловливо смотрит.

— Ну ладно, начинай. О чём нам надо поговорить? — он потянулся и положил руку мне на бедро.

— Ох. Я не могу говорить с тобой таким образом. Иди, сядь за стол, — я попыталась освободиться от его хватки.

— Серьёзно?

— Да, иди, — я отправила его в другую часть комнаты, чтобы снова нормально дышать.

— Я готов. Вываливай это на меня, — он похлопал себя по груди.

Находясь в комнате рядом с ним, мне казалось, что глупо бояться. Я хотела, чтобы он был ближе, сидел со мной на кровати, но профессор Гарсия не забудет про свою просьбу. Нам нужно было придумать план действий.

— Окей. В четверг, в тот день, когда ты напивался вместо того, чтобы быть на занятии, профессор Гарсия попросила меня остаться после лекции. Она сказала, что наш проект стал объектом внимания многих её коллег.

— И? — Бью крутился на стуле, пододвигаясь всё ближе к кровати.

— И, она попросила у меня разрешения на публикацию нашего исследования. Она хочет представить его на конференции в Орландо этим летом.

— Ох, — сказал он с середины комнаты. — Это не очень хорошо.

— Вот именно. Мы не можем позволить ей представлять наш поддельный проект. Всё превращаться в какой-то кошмар.

— Ну тогда, давай расскажем ей правду, — колесики его стула задели угол кровати. — Мы скажем ей, что наша гипотеза провалилась.

— Что? Ты с ума сошёл? Мы врали ей весь семестр. Мы нарушили кодекс академической честности, и она поставит нам незачёт. Я не могу провалить этот курс. Мне нужно «отлично».

Он забрался на кровать рядом со мной.

— Разве будет так плохо, если ты не получишь «отлично»? Давай просто расскажем ей, и тогда я смогу делать вот это когда захочу, — он потянулся к моему лицу, но я увернулась от поцелуя. — Я пойду на риск предстать перед судом по академической честности, только чтобы быть с тобой.

— Я не понимаю о чём ты сейчас говоришь. Не получить «отлично»? У меня же «отлично» по всем предметам. Предстать перед судом по академической честности? О Боже мой, всё становится только хуже.

Мне бы хотелось остановиться и выслушать то, что он хотел сказать мне, но паника спиралью сгущалась у меня в груди.

Выражение лица Бью сменилось с игривого на холодное и отстранённое.

— Ах да. Тебе нужно «отлично», чтобы ты смогла уехать в Лос-Анджелес. Твои мечты стать кинозвездой.

— Что это должно значить? — мне не нравился его тон, и я уже начала жалеть, что не позволила ему поцеловать себя.

Он выдохнул.

— Лондон, ты так нацелена уехать отсюда. Зачем мы вообще это делаем?

Моё сердце ухнуло вниз. Я постаралась повернуть разговор в другое русло.

— Мне нужно было спросить тебя про проект. Нам нужно дать ей ответ через два дня.

Я не собиралась возвращаться к его вопросу. Возможно, у меня получится снова отвлечь его поцелуями или разговорами о чувствах.

Он перестал тянуться ко мне.

— Ты руководила этим шоу с самого начала! Что ты хочешь, чтобы сказал? Ты не можешь иметь все сразу.

Почему он внезапно стал таким раздражённым? Я хотела, чтобы он сел поближе ко мне. И хотя нас разделяли всего несколько сантиметров, казалось, что расстояние между нами огромное как футбольный стадион.

— Бью, что происходит? Ты заставляешь меня нервничать.

Он выдохнул.

— Из этой моральной дилеммы только один выход.

Мой желудок снова сделал кувырок. Этого не может быть.

— Ты ведь не серьёзно? — я чувствовала, как в уголках моих глаз собираются слёзы.

— Давай вернёмся к тому, чтобы быть просто партнёрами по проекту. Так будет проще. Удали меня из этого уравнения. Тебе нужно будет больше беспокоиться о вранье, мы вручим ей наше реальное исследование, и ты точно получишь своё чертово «отлично». Всё выиграют от этого.

Мне казалось, будто он только что ударил меня. Нет. Нет. Нет.

— Никто не выиграет. Как ты можешь такое говорить? Это ведь не то, чего ты по-настоящему хочешь.

Комната вращалась. Мои глаза горели.

— А что ты думала произойдёт? Мы выпустимся меньше чем через два месяца. Ты уедешь в Калифорнию. Я поступлю в школу права. Давай просто покончим с этим сейчас, и ты сможешь закончить семестр морально чистой. Идёт? — его голос был холодным.

Я не могла больше слушать его. Сквозь размытую дымку я выбежала из комнаты и пробежала мимо Расса. Мне было всё равно, если он видел мои слёзы. Я не собиралась туда возвращаться.

 

***

 

— Лондон, притормози. Я тебя не понимаю. На, высморкайся, — Нина протянула мне салфетку, пока я плакала в свою подушку. — Ты хочешь, чтобы я позвонила твоей маме?

— Нет! — всхлипнула я. — Я в порядке. Просто дай мне минутку.

— Ты не в порядке. Твоё лицо опухшее и красное, и ты плачешь — явные признаки, что ты не в порядке. Ты провела здесь три дня. Что случилось?

У меня не укладывалось в голове, как могло всё так обернуться. Мне хотелось повернуть время вспять, чтобы не слышать тех слов, что сказал Бью в воскресенье, и чтобы вообще не приходить в его квартиру. Думал ли он так всё это время? В ту ночь на футбольном поле и во время весенних каникул? Неужели он и вправду считал что из-за того что я переезжаю, нам суждено расстаться? На глаза опять навернулись слёзы, и я спрятала голову под одеяло.

— Хорошо. Если ты не расскажешь мне, что произошло, я позвоню твоим родителям. Ты меня реально пугаешь. Ты вчера пропустила занятия, а ведь ты их никогда не пропускаешь! — Нина с встревоженным лицом сидела на кровати, держа в одной руке телефон. — Трёх дней было достаточно, чтобы напугать меня. Ты больше не можешь сидеть здесь, питаясь крекерами и газировкой. Всё этоплохо скажется на твоём здоровье.

Меня ничего не волновало. Не было больше смысла держать всё в секрете.

— Мы с Бью расстались.

— Что? Ты имеешь в виду не по-настоящему расстались? Это, что, какой-то новый поворот в вашем проекте? — Нина явно была озадачена.

Я потянулась за ещё одной салфеткой.

— Нет. Это было настоящее расставание. Мы встречались всё это время.

— Что?! — на всю комнату взвизгнула Нина.

— Я хотела рассказать тебе, но не могла из-за проекта, и ещё мы договорились всё держать в секрете. Я не знаю, что наделала. Что же я натворила?

— Постой. Ты тайно встречалась с Бью Андерсоном весь семестр, и я узнаю об этом только сейчас? — она выглядела задетой.

— Мне очень жаль, Нина. Я не хотела скрывать это от тебя, но я также не хотела вовлекать тебя в этот обман. Достаточно уже того, что мы лгали всем — профессору Гарсия, однокурсникам.

Я наблюдала за тем, как моя подруга пыталась что-то вспомнить.

— Ты ведь не ездила к бабушке с дедушкой на каникулах, да?

— Нет. И мне очень стыдно, — я сделала мысленную пометку навестить бабушку с дедушкой в следующий раз.

— Уау! А ты, оказывается, авантюристка, и даже больше, чем я думала! — Нина звучала впечатлённой.

— Ты на меня не злишься?

— Если бы я могла встречаться с кем-то, кто смотрит на меня так, как он смотрит на тебя, я бы сделала это в сию же секунду. Я не злюсь.

— О чём ты говоришь?

— Я всё это время подозревала, что между вами что-то есть. Это было особенно очевидно, когда я вошла в дом, когда вы смотрели «Совпадения любви». Бью смотрел на тебя так, словно ты была единственной девушкой в мире. Это было так мило. Он явно сходил по тебе с ума, — она улыбнулась.

Я вздохнула, вспомнив то, что он сказал мне у себя в комнате.

— Он больше не сходит по мне с ума.

Я ничего не слышала от него с тог дня, когда я, вся в слезах, убежала из его квартиры.

— Что между вами произошло?

— Всё так сложно. Я всё испортила из-за своих моральных принципов. Профессор Гарсия хочет представить наше исследование на конференции. Я сказала ему, что мы не можем отдать ей фальшивое исследование. Поэтому он сказал, что мы должны сказать ей правду, но я испугалась. Потом, он предложил мне единственный возможный выход — передать ей настоящее исследование, прекратить наши отношения и вернуться к тому, чтобы быть просто партнёрами по проекту.

— Что? Он так сказал? Что он о себе возомнил? Это так тупо, — то, как Нина накинулась на Бью, заставило меня почувствовать себя лучше. — Ты попала в сложную ситуацию.

— Он отчасти прав. Я уеду через два месяца. Это должно было когда-нибудь закончиться. Он просто заранее об этом позаботился.

— Ты сама себя слышишь? Ты же его защищаешь! Защищаешь парня, который разбил тебе сердце.

— Но, Нина, ты же не знаешь всего, что он сказал. Он сказал, что он готов рискнуть всем, чтобы быть со мной. И что же я сделала? Проигнорировала его, полностью проигнорировала его слова, будто он их не говорил. Как я могла так с ним поступить? Я бы на его месте тоже с собой порвала, — я почувствовала, как по моему лицу покатились слёзы.

— Оу, он действительно очень милый. Он так и сказал?

Я кивнула, вытирая глаза салфеткой.

— Лондон, нам нужно всё исправить.

— Что ты имеешь в виду?

— Постой, сначала скажи, он тебе небезразличен? Мне нужно знать, с чем я имею дело.

Я кивнула в знак согласия. Но это и близко не стояло к тому, что я к нему чувствовала.

— Тогда, мы заставим его увидеть, что за колоссальную ошибку он совершил.

Ой-ой. Если он начала планировать что-то вроде её тактики сближения с Дереком, то это приведёт к катастрофе.

— Нина, подожди. Наверное, чуть позже я попробую позвонить и поговорить с ним. Он, наверное, испугался. Ведь именно так поступают парни, когда вдруг слишком сильно привязываются, да? Они пугаются и придумывают всякие глупые отговорки, чтобы расстаться, — это звучало вполне логично, но я не была уверена, что именно это произошло с Бью. — Уже прошло три дня, наверное, он уже остыл.

— Нет, ты, что, не читала «Космо»? Ты не можешь ему позвонить. Ты должна заставить его прийти к тебе.

У меня было нехорошее предчувствие.

— Я не хочу играть с ним в такие игры. Никаких игр. Из-за этого всё и произошло. Я старалась схитрить. Я лгала о нас с самого начала, а теперь даже нет этих «нас».

— Это не игра, если это поможет ему осознать его истинные чувства. Это не уловка, Лондон. Он сходит по тебе с ума, ему просто нужно об этом напомнить.

Наконец, она начала говорить разумно.

— Даже если твой маленький план и сработает, то он всё равно не решит моей проблемы с исследованием. Наш проект фальшивый.

— Хммм... Я всё время забываю про этот дерьмовый проект, — казалось, я могла видеть, как крутятся колёсики у неё в голове. — Придумала! Я знаю, что ты можешь сделать, но тебе придётся рассказать всю правду профессору Гарсия.

— Но она завалит меня.

— Нет, она этого не сделает. Ей это понравится.

В первый раз за несколько часов, моё сердце чувствовалось чуть менее разбитым и чуть более полным надежды. Я обняла Нину.

— Спасибо. Я даже не могу представить, что за сумасшедший план у тебя в голове, но спасибо.

— Не за что. Я хочу, чтобы ты была счастлива. А теперь, иди в душ и вылезай из этой пижамы, в которой ты ходишь уже три дня. Мы должны завоевать одного парня.

Я захихикала. Судьба моих отношений была полностью в её руках.


 

Глава 13

Всё, что мне нужно было сделать, это сохранить самообладание, нормализовать дыхание и ограничить контакт глазами. Я могу это сделать. Я ведь играла Сэнди в школьной постановке «Бриолина». Выступая в образе дерзкой Сэнди, я носила облегающие штаны из лайкры и танцевала на сцене на десяти сантиметровых каблуках, пока весь театр следил за каждым моим движением. Сегодня же на мне были джинсы и хлопковая рубашка, а единственный человек, которого мне надо было впечатлить — Бью.

Он сидел на своём обычном месте. На самой последнем ряду. Я поднялась на наш ряд с противоположного конца и начала идти к своему месту, стараясь не выглядеть слишком возбуждённой из-за встречи с ним. Мы с Ниной придумали этот план вчера вечером, и это был мой единственный шанс. Бью не звонил и не писал мне с нашего расставания в субботу, а сегодня был уже четверг. Мне было стыдно из-за того, что я пропустила занятие во вторник, но моему разбитому сердцу необходимо было время.

Не могу сказать, наблюдал ли он за мной, пока я шла к нему, поскольку смотрела в телефон, перечитывая сообщения от Нины. Она была ниточкой, связывающей меня с внешним миром, и тем единственным, что заставляло меня придерживаться плана.

Я напечатала ей:

 

«Он здесь».

«Хорошо. Ты сможешь это сделать. У тебя всё получится».

Сообщение Нины заставило меня улыбнуться.

 

«Позвони мне после занятия».

Я скользнула на сидение рядом с Бью, положила рюкзак на пол и потянулась за своей тетрадью. Пеналом служил передний карман, и я его весь перекопала, пока не нашла свою любимую синюю ручку.

— Ребята! Время начинать! Недели пролетают мимо нас, а нам нужно ещё познакомиться с очень многими теориями.

Наши одногруппники понизили голоса. К этому времени мы все уже привыкли к профессору Гарсия, поэтому этап вздохов и протестов уже давно прошёл.

— Ваши проекты замечательные. Это один из лучших семестров на моей памяти. Наверное, я использую это же задание в следующем году.

Я посмотрела вверх и заметила, что наш профессор сменила свои красные ботинки на фиолетовые.

Прежде чем я успела написать число в тетради, ручка выскользнула из руки и приземлилась между ног Бью. Ты что, издеваешься надо мной?

Я попыталась улыбнуться, когда он поднял ручку из этого неудобного положения и предал её мне через подлокотник. Я протянула руку, чтобы забрать её, и наши пальцы соприкоснулись. Я не хотела, чтобы это влияло на меня таким образом, но близость к нему словно закрывала дыру, что прозябала в моей груди с того момента, когда я видела его в последний раз. Это была всего лишь секунда, но в тот момент, мне не было больно.

— Все готовы к изучению теории о социальных отношениях? Она удивительна! Сейчас мы видим реалити-звёзд направо и налево. У кого есть реалити-персонаж, который ему нравится? — смех чокнутого профессора прогремел на всю аудиторию. Он был настолько громким, что заставил меня вернуться к реальности.

Я откинула чёлку и записала название сегодняшней теории, отодвинувшись подальше от Бью. Кажется, это будет самая долгая пара в моей жизни.

 

***

 

Я исписала пять страниц. У профессора Гарсии всегда было куча примеров, когда она начинала объяснять новую тему. Также это помогало мне отвлечься от моего партнёра по проекту. Я засунула тетрадь в рюкзак, стараясь не уронить ручку снова. Сегодня мне не нужен был ещё один неловкий инцидент.

— Ты уже говорила с Гарсией? — Бью стоял около меня. Впервые за долгое время я услышала его голос. Он звучал нетерпеливо.

— Нет.

— Ты собираешься сказать ей о проекте или ты уже это сделала? — он продел руки в лямки рюкзака и повернулся к двери. Было сложно не полюбоваться на его грудь и руки в этой облегающей футболке.

— Меня не было на занятии во вторник.

Это было сложнее, чем я думала.

— Так ты собираешься сказать ей сегодня, что мы отдаём ей наше исследование?

— Да. Я собираюсь поговорить с ней, когда все выйдут из аудитории, — я посмотрела на выходящих из аудитории одногруппников. Было трудно смотреть на них, поскольку многие из них стали парами за этот семестр. Почему нам не могло выпасть что-то вроде «Лихорадки на острове» или «Логова львов»?

— Окей. Круто. Спасибо. Меня тоже не было здесь во вторник, поэтому я не знал поговорила ли ты с ней или нет.

Он начал уходить, но поскольку Нина сказала мне, что бы я ни за что не спрашивала его про наше следующее свидание по проекту, я больше ничего не сказала. Как она вообще это всё представляла? Означает ли это, что он потерял интерес к проекту? Мои глаза начало жечь, и чем дальше он удалялся, тем сильнее болела дыра в моём сердце. Это не работало. Совсем.

— Ах да, нам нужно запланировать свидание номер семь на этих выходных, не так ли? — спросил он, прежде чем коснуться дверной ручки.

— Наверное.

Я стояла к нему лицом и смотрела в эти глубокие глаза, которые почти заставили меня забыть всё, что произошло между нами.

— Ты смотрела шоу в понедельник? — спросил он.

Я слегка расслабилась. Он не собирался бросать проект.

— Смотрела. А ты?

— Да. Я тоже смотрел. Какое свидание ты хочешь попробовать? — его голос звучал мягче.

По крайней мере, мы могли поговорить о шоу.

— Выбор за тобой. Я согласна с тем, что ты выберешь. Я пойду поговорю с профессором Гарсия, — я показала через плечо на нашего профессора в ярких ковбойских сапогах.

— Точно. Окей. Я тогда напишу тебе.

Он вытащил наушники из кармана.

— Звучит хорошо. Увидимся.

Я повернулась, чтобы завладеть вниманием профессора Гарсия, прежде чем он дойдёт до двери. Я не хотела смотреть, как он уходит.

Нина гордилась бы мной. Всё прошло именно так, как она предсказывала. Я была рада, что не поддалась искушению. Если мой разговор с профессором тоже пройдёт должным образом, то мне удастся всё исправить.

Она складывала стопку папок в свой портфель.

— Лондон! Я всё хотела написать тебе, но подхватила эту чёртову простуду, и хорошо, что я покормила своих кошек, если ты понимаешь о чём я.

Я вымученно улыбнулась.

— Мне жаль, что вы заболели. Звучит ужасно.

— Скорее всего меня заразил мистер Высокий и Привлекательный, так что оно того стоило. Вы, ребятки, не единственные, кто веселится во время весенних каникул, — она рассмеялась, приложив салфетку к носу.

Неужели мой профессор только что рассказала мне, что переспала с кем-то и подхватила простуду?

— Эм. Я хотела поговорить с вами по поводу проекта. Не могли бы мы присесть на минутку?

Профессор Гарсия кивнула в сторону сидений на первом ряду.

— Ты выглядишь слегка встревоженной. Если это из-за конференции, то ни ты, ни Бью не должны ничего делать. Я всё сделаю сама.

Мои ладони начали гореть. Я встряхнула их и сделала глубокий вздох.

— Я не знаю, как вам сказать.

Я закрыла глаза и подумала о том, что у нас с Бью было, и какую оценку за это могла бы получить. Эта ложь стоила мне слишком многого. Это должно закончиться.

— Профессор, Бью не знает о том, что я сейчас собираюсь рассказать вам. Он думает, что я передам вам наше исследование.

— А ты не собираешься? Я запуталась,— она так напряглась, что ни один браслет на её запястье не шелохнулся.

Если я не скажу это сейчас, то никогда не найду в себе силы сделать это.

— Мы были вместе — Бью и я. Мы встречались нескольких недель. Я была с ним во время весенних каникул и не сказала об этом ни своим родителям, ни подругам. И когда он захотел рассказать вам о нас, я остановила его, потому что мне очень нужна хорошая оценка. Мне осталось закончить только этот курс, а мои родители не разрешат мне переехать в Лос-Анджелес, если я не получу «отлично». Но Бью порвал со мной во время ссоры, так что сейчас мы не вместе.

Профессор Гарсия сидела с потрясённым выражением лица.

— О Боже. Это не просто осознать.

— Я знаю, и мне очень жаль, что я врала вам, и всему классу, и всем тем, кто читал наш блог. Я не хотела быть с ним намеренно, это просто произошло. А сейчас между нами всё так запутано.

— Хммм... позволь мне кое о чём тебя спросить, Лондон. Если бы ты не познакомилась с Бью в этом классе, и он пригласил бы тебя на свидание, ты бы согласилась?

Я подумала о той ночи, когда он врезался в меня на своём мотоцикле.

— Нет, не согласилась бы.

— А почему?

Мне начинало казаться, будто я на приёме у психолога.

— Наверное, потому что я ничего бы не знала о нём. Мне бы казалось, что он такой же, как и все остальные парни в кампусе.

— А теперь, после того, как вы сходили на все эти свидания, ты больше не считаешь, что он такой же как все? Ты думаешь, что он особенный?

Ну, если она определяла словом «особенный» того, кто мог заставить меня растаять одним лишь взглядом, или того, кого не пугали мои вызовы спеть на сцене, или того, кто мог поднять меня одной рукой и спустить с пугающей вершины, то да, он был именно таким и даже больше.

— Да, определённо. Я думаю, что он самый замечательный человек из всех, кого я встречала.

Также он был тем, перед кем я не стеснялась валять дурака.

— Тогда получается, мы должны сделать изменения в вашем проекте, — он улыбнулась той самой кошачьей улыбкой, которая появлялась у неё, когда она придумывала план. — Сколько серий вам с Бью осталось повторить?

— Кажется, нам осталось около четырёх свиданий.

— Давай заключим с тобой сделку, Лондон. Наверное, я уже говорила тебе об этом, поэтому ты знаешь, что я большой фанат «Совпадений любви». Никогда не пропускаю новых серий.

О, Боже. Они бы составили идеальную пару с Ниной.

— Правила шоу таковы, что участница не может раскрыть своих истинных чувств кому-либо из потенциальных женихов. Что если вы с Бью сходите на оставшиеся четыре свидания, но ты не будешь говорить ему о своих чувствах и посмотришь, сможет ли магия свиданий вернуть его к тебе?

Я надеялась, что она именно это и скажет. Я улыбнулась.

— Так он не узнает, что я пытаюсь вернуть его, но я продолжу вести блог, как и прежде?

— Да. Правда теперь тебе придётся делать двойную работу, так как мне нужно, чтобы ты записывала свои настоящие чувства и свои наблюдения по каждому свиданию. А ещё я хочу, чтобы ты поехала со мной в Орландо для презентации проекта.

Я не ожидала такого пункта в нашей сделке. В голове всплыл устрашающий образ моей пьяной профессорши в одном из ночных клубов Орландо.

— Наверное, это меньшее, что я могу сделать, после того, как провалила проект.

— Лондон, он не провален. Он изменился. Сердцу не прикажешь. Кто я такая, чтобы мешать истинной любви? Ох, это будет так интересно! Это даже лучше вашей первоначальной идеи! — она хлопнула в ладоши.

— Спасибо, профессор Гарсия. На этот раз я всё сделаю правильно.

Я не могла поверить, что она так просто приняла это. «Совпадения любви» действовало на своих фанатов словно наркотик.

— Только не говори Бью. Я думаю, он сам вернётся к тебе. Удачи, дорогая, — она подхватила свой портфель и начала подниматься по лестнице.

 

***

 

Я вышла из здания Мэннинга, готовая завоевать весь мир. Гарсия со всем согласилась, и я избежала скандала, связанного с донесением в университетский суд по академической честности.

В заднем кармане завибрировал телефон, и я вытащила его, чтобы прочитать сообщение.

 

«Субботнее свидание: Шоу в «Кошачьей колыбели».

Бью начал планировать наше следующее свидание. Да. «День становится всё лучше и лучше», — подумала я, набирая ему ответ.

 

«Хорошая идея».

Хит и Виктория на вертолёте улетели на отделённый остров, чтобы насладиться частным концертом. «Кошачья колыбель» совсем не походила на остров, но это было закрытое место для концертов.

Так, никакого флирта, пока я придерживалась плана Нины. Я не могла дождаться, чтобы позвонить ей и рассказать обо всём, что произошло с Бью. Возможно, пропуск занятия во вторник был как-то связан с его списком дел, но мне хотелось думать, что это было из-за нас.

 

***

 

Наше седьмое свидание больше было похоже на первое. Бью написал мне и сказал, что встретит меня у входа в «Кошачью колыбель», где будет проходить концерт какой-то группы. Прежде чем выйти из дома, я ещё раз посмотрела на себя в зеркало. После сегодняшнего вечера у нас останется только три свидания.

Бью вёл себя так, словно кто-то нажал в нём на переключатель. Он превратился из горячего и нежного бойфренда, который не мог держать руки подальше от меня, в отстранённого и холодного одноклассника, вынужденного проводить последние учебные дни в обществе своего партнёра по проекту. Но он не мог так долго притворяться. Не может быть, чтобы время, что мы провели вместе, не значило для него то же, что для меня. В голове пронеслись воспоминания о весенних каникулах. Я точно знала о чём говорила Нина, когда сказала, что Бью смотрел на меня, как никто другой. Всё это было в его глазах, по крайней мере, раньше.

— Ты выглядишь замечательно, Лондон. Перестань так много волноваться, — Нина выглянула из-за угла.

— Детка, он тебя просто съест, — позади неё появилась Кэндис. Я и не знала, что она дома. — Эта юбка очень красивая.

— Какие же вы обе милые! — я поправила волосы. — Что ты делаешь дома, Кэндис?

— Я пришла поздороваться. Пирс проводит вечер с парнями, — она прикусила нижнюю губу.

Я не хотела лезть в их отношения, поэтому просто пересекла комнату, чтобы обнять её.

— Я рада, что ты здесь. Я буду не слишком поздно. Кажется, концерт начнётся в девять, так что я вернусь домой пораньше. Как насчёт ночи кино?

Нина улыбнулась позади Кэндис.

— Точно. Кино про зомби?

— Конечно. Сегодня я не хочу никаких романтических комедий.

— Помни: будь с ним близка, но не слишком. Улыбайся, но не всё время. И не поскользнись, не упади и всё такое, — сегодня Нина была щедра на советы.

— Да, мамочка.

Я закатила глаза и схватила с кровати куртку. Готова я или нет, но пришло время встретиться с Бью.

 

***

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 65; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ