Свидание номер один: Раскрась город в синий



Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!  Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо. Т. А. Фостер «Влюблённость Лондон»   Оригинальноеназвание: T. A. Foster«LondonFalling», 2014 Т. А. Фостер «Влюблённость Лондон», 2017 Переводчик: АйгеримЖаксыбаева Редактор:Настя Шашок(1-9 главы) Вычитка: Екатерина Шевчук Обложка:ВрединкаТм Перевод группы: http://vk.com/fashionable_library Любое копирование и распространение ЗАПРЕЩЕНО! Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Аннотация.

 

Это последний учебный год для Лондон, и ей осталось закрыть только один предмет. Только вот она не ожидала, что её последним заданием будет влюбиться.

«Сообщество 224» имеет репутацию назначения самых уникальных проектов семестра. Когда Лондон Джеймс и Бью Андерсон записались в этот класс, они не имели ни малейшего представления о том, что им придётся провести вместе ни много ни мало весь семестр, работая над своей итоговой оценкой.

Профессор Гарсия даёт им задание провести исследование о популярном реалити-шоу «Совпадения любви» — шоу о незнакомцах, влюбляющихся друг в друга после нескольких свиданий. Лондон и Бью решили развенчать фантастическое изображение любви в этом популярном шоу. Абсолютно уверенные, что они смогут встречаться весь семестр, не влюбившись друг в друга, парочка заводит блоги и открывает сайт, где каждый сможет проследить за их экспериментом.

Но правда ли, что держаться подальше от чувств так легко, как им кажется? Упрямая и настроенная на успех Лондон обнаруживает, что,возможно, в жизни есть более важные вещи, чем оценка «отлично».

Оглавление.

Глава 1

«Мне это было необходимо, мне нужна была лишь одна оценка. На кону стояли окончание университета, моё будущее и моя жизнь — какой выбор у меня оставался? Он забудет о том, что произошло. Мы оба забудем».

 

Допечатав последнее предложение, я нажала на кнопку отправки, не уверенная, что поступаю правильно.

Но дело было сделано, и теперь мне оставалось только ждать.

 

 

Три месяца назад.

Я откинула с глаз непослушную чёлку и устроилась на сидении в центре зала для лекций. Несмотря на то, что в огромной комнате было очень холодно, я скинула тяжёлое пальто с плеч и несколько раз потёрла руки друг об друга. По крайней мере, обвязанный несколько раз вокруг шеи шарф создавал хоть какую-то иллюзию тепла.

Как это возможно, что четыре года моей жизни подошли к этому последнему семестру? Если бы этот класс мне предложили осенью, я бы взяла его, сдала на отлично и уже в декабре выпустилась. Однако, силы, что создали учебный лабиринт расписаний, предлагали курс Сообщество 224 только весной, а без него я не могла окончить обучение.

Полагаю, преимуществом такого расписания в этом семестре было дополнительное время, которое я могла использовать для театральной группы. Нине и Дереку нужна была помощь. Вообще-то им всегда нужна помощь, когда речь заходит о театральном ансамбле, к которому мы присоединились ещё на первом году обучения. Пьесы не создадут себя сами.

Студенты постепенно заполняли пустые сидения, расположение которых напоминало трибуны на стадионе, и рюкзаки заполонили небольшое пространство между проходами. В унисон, мы вытащили свои лэптопы и начали постоянный ритуал перед каждым занятием — проверка социальных сетей.

Я зашла в Фейсбук только для того, чтобы убедиться, что Нина опубликовала объявление о прослушивании для «Испорченных сердец». Быть может, во всём виновата холодная погода или весенняя хандра, но заинтересованных в пьесе было не так уж много. Для Дерека это был дебют в качестве сценариста, и мы с Ниной делали всё возможное, чтобы он прошёл успешно. Этот парень мог писать, и очень скоро об этом узнают остальные. У нас не было других идей, как пополнить ряды актёров, кроме как платить людям за пробы. Прежде чем я успела оставить комментарий, под привлекшим моё внимание постом, вспыхнул свет. Постойте, это что поднялся занавес?

— Всем добро пожаловать! — женщина, стоящая перед классом, прочистила горло и улыбнулась студентам, сидящим перед ней. — Я — профессор Гарсия, и это — Сообщество 224: Текущие проблемы телевидения и социальных сетей.

Я закрыла предыдущую вкладку и в новом документе напечатала заголовок.

— Прежде чем я перейду к тому, что я ожидаю от вас в этом семестре, я бы хотела, чтобы вы убрали это со столов, — она махнула рукой в сторону стоящих в ряд компьютеров на первом ряду.

— Да, я знаю, о чём вы думаете, — она закатила глаза, — может быть это и курс о социальных сетях, но я не хочу, чтобы вы сидели в них во время занятий. Это понятно?

Я не видела ни одной кивающей головы, но профессор Гарсия продолжала, словно весь класс поддержал её правила.

— Большинство из вас слышали, что этот курс слегка необычен, — она улыбнулась, пододвигая микрофон, закреплённый на лацкане, ближе к губам.

Класс нервно рассмеялся, соглашаясь с ней. Сообщество 224 имело репутацию самого непредсказуемого курса в департаменте связи и информации. Лист ожидания на этот курс был огромен и тот факт, что курс проходил только раз в год, не улучшал ситуацию. Может быть, теперь, когда я в списке, я смогу, наконец, понять, из-за чего вся эта шумиха.

— Я загрузила план занятий вместе со списком литературы на студенческий сайт. Однако я знаю, что вам действительно интересен лишь проект, — она подняла брови и сконцентрировалась на шепчущихся между собой студентах.

Девушка в штанах для йоги и неоновом свитере подняла руку:

— Это, правда, что у нас будет всего лишь одна оценка за весь семестр?

Профессор Гарсия улыбнулась. Я наблюдала, как разворачиваются события, словно в сценической постановке, казалось, будто профессор полностью отрепетировала свою речь.

— Ваша одноклассница в первом ряду спросила, действительно ли у вас будет всего лишь одна оценка за весь семестр, — она развернулась на каблуках своих кожаных ботинок и подошла к интерактивной доске. Профессор нажала на кнопку, и на экране вспыхнула сначала буква «D», а затем «А».

Я не могу припомнить другую ситуацию, когда слышала столько вздохов в одном классе. Я же держала свои возражения при себе.

— Прежде чем я услышу всхлипы и протесты о том, как это несправедливо, что я разрушаю ваш средний балл и бла-бла-бла, позвольте мне объяснить, как работает этот курс. Да, вы получите лишь одну оценку, но вы не будете проходить через всё это в одиночку. У каждого из вас будет партнёр, и работать над финальным проектом вы будете вместе. Каждую неделю мы будем обсуждать литературу и то, как она относится к проекту, над которым вы работаете. Я не буду давать вам тесты или просить вас писать посты для дискуссий. Каждый из вас уже студент предпоследнего или последнего курса. На этом этапе вы уже знаете, как работать в классе — вы сами решаете, что делать с той информацией, что я даю вам здесь.

Она сделала паузу и оглядела аудиторию, состоящую, как мне представлялось, из старшекурсников с широко раскрытыми глазами.

— Идите домой, прочтите нужную литературу, и на следующем занятии в четверг вы получите своё задание. Те, кому необходимо пройти этот курс, у вас есть пара недель, чтобы решить, хотите ли вы убрать его из вашего расписания, он не для всех. Увидимся через несколько дней, — профессор Гарсия помахала нам рукой и шагнула к интерактивной доске, чтобы отключить её.

Я продолжала сидеть на своём складном стуле, пока остальные студенты суетились вокруг, словно муравьи. Занятие длилось меньше десяти минут, но у меня в голове не укладывалось, что сейчас произошло. Может быть, в моём распоряжении будет гораздо больше свободного времени, чем я рассчитывала.

 

***

 

— Лондон! Ты уже здесь! Я не ожидала увидеть тебя, ещё, по крайней мере, час, ты как раз можешь помочь мне исправить этот кошмарный костюм.

Моя лучшая подруга, партнёр по театру и соседка по комнате была безумно рада видеть меня.

— Нина, ты не поверишь, этот курс... — я не была уверена с чего начать.

Бросив сумку на пол, я подсела к подружке на затёртый и запачканный диван в подвале театра. Нина, держа в руках разбросанные страницы сценария, пролистывала какой-то журнал. Мы с ней были частью эклектической и отчаянно независимой театральной труппы, которая писала, режиссировала, исполняла и ставила пьесы с тех пор, как мы приехали в Каролину. Мои дни и ночи были посвящены каждому слову, произнесённому на этой сцене.

— Расскажи мне, какой большой проект задумала Гарсия в этом семестре? Я не могу дождаться, чтобы услышать, что она придумала на этот раз, — пробормотала она, делая закладки в журнале.

— Я не знаю, она держит это в секрете до следующего занятия. Я удивлена, что она не преподаёт драму вместо Сообщества. Она всё запланировала так, чтобы шокировать нас на следующем уроке какой-нибудь сенсацией. Не знаю, куплюсь ли я на это.

Нина рассмеялась:

— Да, это похоже на неё. Я слышала, что однажды она заставила весь класс не пользоваться Фейсбуком или Твиттером, а ещё она заставила класс создать веб-сайт и весь семестр круглосуточно писать в нём о том, что происходит в кампусе. Я никогда не читала его, но говорят, это было впечатляюще.

— Ты серьёзно? Оба случая звучат немного чересчур, — я начала прикреплять фотографии по ходу чтения отрывков пьесы. Мне не понравились идеи ни одного из этих проектов, но для меня этот курс был лишь средством закончить обучение. — Меня это всё равно мало касается. Мне остался всего один семестр, и я свободна. Не могу дождаться того момента, когда соберу сумки и отправлюсь в Лос-Анджелес. Ты выходила наружу сегодня? Опять пошёл снег, но уже в следующем году, я в это время буду в шортах смотреть на солнечное, ясное небо. Прощай, Северная Каролина, прощай, снег и лёд. Здравствуй, Голливуд.

— Ты в курсе, что не все любят лето круглый год. Мне нравится снег, ну, иногда. Плюс, за этот год снег шёл всего несколько раз. Ты всё время говоришь об отъезде, Лондон, но я не сдамся. И у меня всё ещё есть один семестр, чтобы заставить тебя передумать.

Я рассмеялась над своей соседкой по комнате:

— Ни за что. Этого не случится. Я мечтала о жизни в Калифорнии и актёрстве с тех пор, как была маленькой девочкой. Зачем мне оставаться в Северной Каролине?

— Может быть, потому что все твои друзья и семья здесь, и ты их л-ю-ю-ю-бишь, — Нина рассмеялась, покачиваясь вперёд-назад на диване.

— Это нечестно. Да, конечно, я люблю их. Ты думаешь, я должна всё бросить и присоединиться к семейному бизнесу?

Нина пожала плечами.

— Ну, это не то, чем я хочу заниматься. Я не смогу быть актрисой здесь. Даже самые крупные труппы кампуса путешествуют по стране, они не остаются здесь. Я никогда не смогу стать актрисой в таком маленьком городке, как этот.

— Лондон, да они съедят тебя заживо в Лос-Анджелесе. Ты слишком милая для Голливудской жизни. Ты самый хороший человек из тех, кого я знаю, а хорошие люди не преуспевают в этом бизнесе.

— О-у-у... ты не говорила так на прошлой неделе, когда я без спросу надела твой белый свитер.

— Ну, ты сначала должна была спросить меня. По крайней мере, ты же собираешься написать список того, что нужно успеть, пока ты в колледже?

— Эмм... разве они не для стариков?

— Нет, смотри,— Нина вытащила свой телефон и открыла новую вкладку. — У этого парня с кампуса, Бью Андерсона, суперсмешной блог, и он только что запостил такой список для выпускников Каролины этого года.

— Дай-ка мне взглянуть на этот список, — я схватила её телефон и просмотрела блог, вслух зачитывая примеры задач, которые каждый выпускник должен сделать до окончания обучения. — Нина, в этом списке сто пунктов. Пойти на экзамен пьяным. Сходить на вечеринку красок. Отправиться в незапланированную поездку. Купить билеты на игру Дьюк. Забраться на Башню с колоколом в день выпуска. Станцевать флэш-моб в библиотеке. Устроить пикник в дендрарии. Посмотреть на звёзды со стадиона Кенана. Украсть поцелуй в библиотеке Дэвиса. Этот список смешон, и никто, на самом деле, не делает всё это.

— Да, многие делают. И я собираюсь сделать как можно больше из этого списка до того, как мы выпустимся, — она сказала это с неоспоримой уверенностью, и я поняла, что она говорит серьёзно.

— Ну, тогда дай мне знать, когда доберёшься до номера пятьдесят пять. Покормить белку в парке. Я хочу посмотреть на это!

Нина ударила меня по руке:

— У меня лабораторная через несколько минут. Кстати, насчёт лабораторной, ты не подберёшь за меня несколько костюмов, пока я на занятии? Буду очень признательна. Я больше не могу пытаться составить комплект из юбки и свитера для этой пьесы.

Я смотрела, как она подбирает свой рюкзак и шагает в сторону лестницы.

— Разве не Кэндис должна работать над этим? Она же дизайнер для «Испорченных сердец».

— Уф, я знаю, но её всё время нет поблизости, а я не хочу подвести Дерека.

— Ох, так это для Дерека? — теперь была моя очередь поддразнить её.

— Просто сделай это, Лондон. Ты же так хорошо разбираешься в комбинировании и дизайне костюмов. Пожааалуйста?

Зная, что Нине нужно бежать в класс, я как всегда в последнюю минуту сдалась её мольбам о помощи:

— Конечно. Что ещё мне остаётся делать?

Я вздохнула, впервые осознавая, что распорядиться имеющимся у меня свободным временем будет гораздо сложнее, чем я предполагала.

— Здорово! Ты лучше всех! Увидимся вечером дома?

— Окей. Мы можем взять напрокат новый фильм о зомби. Кэндис собирается прийти?

— О да, тот самый, где они пытаются найти способ выжить без поедания мозгов. Звучит мерзко, но круто. Не уверена насчёт Кэндис, она не отвечает на мои сообщения целый день. Почему бы тебе не попытаться позвонить ей? Пока, соседка! — прижимая своё пальто к груди, Нина умчалась вверх по лестнице.

Кэндис могла подождать. С тех самых пор, как мы вернулись в Чапел-Хилл с рождественских каникул, она была так занята с Пирсом, словно больше не жила с нами в одном доме. Я никак не могла понять, почему встречи с футболистом отнимают так много времени, но Кэндис утверждала, что это не похоже на скучные отношения, как у других. Пирс нуждался в ней. О да, она нужна была ему только для собственного развлечения. Возможно, мы с Ниной чересчур наговаривали на этого парня, но отношения между нами и нашей подругой в лучшем случае можно было назвать неловкими, особенно в те редкие моменты, когда она приходила домой собрать сумку или сменить одежду.

Я подавила внутренний вздох. Парни всегда были источником драмы. Если не футбольный игрок разрушит наше трио, то это будет Нина, сходящая с ума по Дереку и его гениальному писательскому мастерству. Сколько ночей мы засиживались до двух, пытаясь придумать, как Нине сказать Дереку о своих настоящих чувствах? Если он не замечает, как она восхищается каждой его блестящей идеей и вызывается волонтёром для всех его проектов, то он не достоин моей лучшей подруги. Она достойна большего, но вместо этого тратит время на парня, которого больше интересует то, что происходит на сцене, чем то, что находится у него прямо перед носом...

Хотя, в глубине души я понимала страсть Дерека к театру, но не собиралась говорить об этом Нине. Я любила находиться на сцене больше всего на свете. Это было то место, где я чувствовала себя полностью живой и спокойной одновременно. Каждый раз, когда я выступала перед зрителями, что-то происходило, и неважно была ли я частью массовки или играла главную роль. Находиться на сцене для меня было так же естественно, как дышать.

Будучи одна в подвале, я отбросила мысли о своих друзьях и их запутанных любовных отношениях и сфокусировалась на картинах на моих коленях. Выглядело так, словно Нина проходила сцену за сценой, отбирая потенциальные костюмы для каждого акта в сценарии. Сейчас нужно было распределить костюмы между героями, чтобы определиться со стилем каждого из них, а не фокусироваться на месте действия.

Я взглянула на висящие на стене часы. Прекрасно. У меня было, по крайней мере, ещё два часа до того, как другая группа заполнит театр в подвале Мемориального Зала Грэхема. Я вставила наушники в уши, включила музыку и начала работать над стилем пьесы.

 

***

 

Одеяло снега создавало мягкое белое сияние по всему кампусу. На часах был уже шестой час, и, не считая слабого освещения уличными фонарями, было довольно темно. Я наблюдала за тем, как моё дыхание превращается в замерзшее облачко. Затянув края воротника, я подтянула пальто ближе к шее. Было чертовски холодно.

Было что-то волшебное в том, как пушистые снежинки падали с неба. Кода мне было двенадцать, я играла Клару в «Щелкунчике», и искусственный снег на сцене выглядел именно так. Протянув руку к небесам, я не смогла удержаться и потянулась вперёд, чтобы поймать хлопья снега. Я наблюдала за тем, как скопление снежинок тихо ложатся на мою ладонь. Хорошо, что рядом нет Нины, которая могла бы увидеть, как на моих губах появляется улыбка. Это место было прекрасным — настоящая ледяная снежная страна чудес.

— Берегись! — чей-то голос вмиг вспорол спокойствие тишины.

Прежде чем я успела стряхнуть секундное снежное наваждение и сделать шаг в сторону от стремительно приближающегося мотоциклиста, я упала на холодный асфальт.

— Ауч! — я потёрла место чуть ниже правого бедра, которое приняло весь удар на себя.

— О, чёрт, мне так жаль! — безумный мотоциклист спешился, прислонил свой байк к фонарному столбу и склонился ко мне. — Ты сломала что-нибудь? — он бросил взгляд на моё пальто и шарф.

— Нет, я в порядке. Просто слегка ударилась, — испуганная и смущённая, я взглянула на виновника. Неужели я была настолько поглощена снежинками, что столкнулась с проезжающим мотоциклом? Может быть, он достаточно сильно зацепил рулём своего мотоцикла мой рюкзак, что я потеряла равновесие.

С тревогой на лице он протянул мне руку:

— Это моя вина. Давай, я помогу тебе.

У меня не было никаких возражений. Он уверенно сжал мою руку, и я попыталась подняться с тротуара. Мотоциклист потянул меня вверх, помогая принять вертикальное положение, и я взяла себя в руки, чтобы не упасть снова.

— Ты уверена, что всё хорошо? — он склонил голову набок. Я заметила наушники, болтающиеся у него на шее. На нём была футболка с длинными рукавами — одежда не совсем подходящая для холодной погоды.

— Да, да. Я в порядке. Спасибо, — я проигнорировала его обеспокоенный взгляд и развернулась по направлению к автобусной остановке.

— Ух, окей. Пока.

Когда я уходила с места происшествия, мне казалось, что он наблюдает за мной. Не желая быть пойманной за подглядыванием, я подождала и обернулась только когда перешла дорогу. Я наблюдала, как он схватился за руль, перекинул одну ногу через мотоцикл и нажал на педаль.

Сквозь парад кружащих снежинок, он повернул и исчез за Мемориалом Грэхема. Я даже не успела ни отругать его за его сумасшедшую езду, ни поблагодарить за время, потраченное на помощь мне. После четырех лет избегания сумасшедших мотоциклистов, один всё же задел меня. Это должно было случиться.

Глубокий вздох опять превратился в парящее облачко, до которого, казалось, можно дотронуться. Мотоциклист был довольно милым с этими своими глубоко посаженными глазами и светло-рыжеватыми волосами. Также было сложно не заметить его руки, обтянутые футболкой. Я потрясла головой. Нет, он всего лишь случайный парень, который сначала сбил меня, а затем наблюдал, как я веду себя словно идиотка.

Воздух сотряс ни с чем несравнимый, пронзительный скрип останавливающегося автобуса. Я быстро заскочила внутрь, чтобы не застрять в кампусе ещё на целый час. Нина, наверное, уже ждёт меня с зомби и пиццей.


 

Глава 2

Профессор Гарсия перекинула конец своей шали через левое плечо и зашагала к центру аудитории, привлекая всеобщее внимание стуком каблуков.

Внезапный шум выдернул меня из тоскливых размышлений. Вся левая часть помещения от пола до потолка состояла из окон, и единственное, что мне было видно со своего места это мрачное серое небо и голые деревья, покрытые тающими сосульками. Температура в январе была около пяти градусов, из-за чего пребывание на кампусе —с моим по природе холодным телом — становилось жалким существованием.

— Всем добро пожаловать снова! Давайте начинать, — направив пульт на интерактивную доску, она включила презентацию. — Тот самый день, который вы все ждали, наконец, настал. Это были долгие несколько дней, не так ли?

Чеширская улыбка расползлась по её лицу:

— Сегодня я объявлю тему вашего финального проекта.

Окей, это всё начинало выглядеть, словно издевательство над студентами в каком-то непонятном, академически одобренном виде. Трехдневное пребывание в неведении проявилось в непонятной нервозности внизу живота. Даже я не готовилась столько перед выходом на сцену. Почему профессор Гарсия всё так драматизирует?

— Окей, ребята, вот и оно. Выпускники прошло года немного помогли мне с видео, — наш странный профессор выключила свет и быстрым нажатием пульта включила видео.

Нарастающие бормотания и перешептывания, циркулирующие вокруг меня, разом стихли, как только видео началось.

Голос молодого диктора начал вещать:

— В современном мире в телевидении преобладают реалити-шоу. Но реально ли это в настоящей жизни? Могут ли люди в действительности выжить на необитаемом острове? Гарантируют ли идеальные свидания любовь? Действительно ли жёны спортсменов ведут самую гламурную жизнь? Сможешь ли ты убедить друзей съесть тараканов за деньги?

Я поморщилась, увидев на экране тощую, загорелую женщину, подносящую горсть жутких существ к своему рту. Сцены популярных шоу мелькали на экране, сменяя друг друга. Я узнавала моменты из «Островитян», «Мировых гонок», «Сосватанных» и «Соседей» — всех шоу, на которые мне всегда не хватало времени из-за постоянных репетиций.

Музыка продолжала лихорадочно нарастать.

— Теперь настал ваш черёд доказать, существует ли есть какая-либо реальность в реалити-шоу. Является ли всё это простой схемой, чтобы привлечь зрителей и деньги, или это происходит на самом деле? В этом семестре вы будете одними из этих реалити-звёзд!

Студенты сглотнули и начали перешёптываться.

Профессор Гарсия улыбнулась и включила свет в лекционном зале.

— Ладно, ладно. Держите комментарии при себе. Вот как это работает: используя удобную компьютерную программку, я подобрала пару для каждого из вас. Каждая пара получит одно из этих реалити-шоу. Каждую неделю вы будете записывать свои отчёты, от которых будет зависеть ваша итоговая оценка. И в конце семестра вы предоставите эти выводы классу.

Она подняла взгляд к верхней части зала и изучила последний ряд студентов, которые, по-видимому, до сих пор пытались осознать данное им задание. Она хлопнула пультом по столу.

— Я не хочу бумажек. Вы можете писать работы на бумаге на других своих занятиях. И я хочу, чтобы вы прожили это исследование, а не просто старались ради оценки. Это понятно?

Я была абсолютно уверена, что я не единственная, кто не имеет понятия о том, что происходит. Как это может быть? Моя финальная оценка, та, которая нужна мне для выпуска, зависит от какого-то возмутительного проекта, над которым я должна работать с каким-то случайным студентом.Проекта, который будет оцениваться Профессором Сумасшедшей. Я ведь даже не смотрю реалити-шоу.

— Вы наверняка взволнованны и желаете поскорее узнать кто будет вашим партнёром на целый семестр. Пары подобраны в алфавитном порядке. Поднимите руку, когда увидите своё имя и найдите друг друга. Как только вы все разобьётесь на пары, я сообщу вам о вашем реалити-шоу. Оставшееся время занятия я дам вам на знакомство и обсуждение плана. Готовы?

Она остановилась на мгновение.

— Ох, это так увлекательно!

Студенты уставились на белый экран, ожидая появления своих имен.

Опять включилась музыка из презентации. Первое имя высветилось на экране и переместилось в левую колонку. Чак Адамс робко поднял руку и стал ждать имя своего партнёра. Весь класс наблюдал за тем как МередитКруз, широко улыбаясь, собрала свои вещи и пересела к Чаку.

У меня было неприятное ощущение, что это всё было чем-то вроде «Голодных Игр». Если подумать, профессор Гарсия отлично впишется в атмосферу Капитолия. Я ничего не могла сделать, кроме как сидеть и ждать результатов Жатвы. С кем же мне суждено провести весь семестр?

Рёв музыки привлёк моё внимание обратно к экрану. Следующим появилось имя — Бью Андерсон. Это имя звучало смутно знакомым. Прежде чем я осознала, где я его слышала, на экране появилось следующее имя — Лондон Джеймс. Делая всё возможное, чтобы перевести дыхание и выглядеть так, словно это самый обычный процесс отбора в мире, я взволнованно искала где сидит Бью, кем бы он ни был.

Осматривая ряды позади меня, я надеялась, что этот парень настроен так же серьёзно получить «отлично», как и я. Безуспешно. Я подняла руку над головой, чувствуя себя на всеобщем обозрении всё большей идиоткой, прямо как в школе во время игры в вышибалы. Где же этот парень? Я уже серьёзно раздумывала всё бросить и попросить Профессора Сумасшедшую переиграть её компьютерную игру по распределению.

Наконец я заметила протянутую руку на самом верхнем ряду, на ближайшем к двери сидении. Я посмотрела на мужскую фигуру, наполовину скрытую в тени, театрально созданной профессором Гарсией. Загадочный напарник улыбнулся и помахал мне. Чувствуя облегчение, я вернула ему жест в ответ. Однако, как только я собрала свою тетрадь и сложила её в рюкзак, готовясь перебраться на последний ряд аудитории, я остановилась. Я вспомнила, где видела эту улыбку прежде. Это был мотоциклист. Тот самый мотоциклист, что видел, как я приземляюсь задницей на тротуар.

Не желая выглядеть слишком удивлённой партнёрством, я побежала вверх по лестнице и скользнула на свободное место рядом с Бью Андерсоном, моим напарником на весь семестр.

— Ты можешь в это поверить? Невероятно, да? — он подвинул свою сумку, чтобы освободить место для моих ног.

То ли он не заметил мой подозрительный взгляд, то ли это работала моя игра в счастливого партнёра, но как он мог не узнать девушку, которую сбил на тротуар каких-то два дня назад? Я не собиралась упоминать об этом.

— Меня зовут Лондон, — я улыбнулась.

— Ага. Я видел это на экране, — Бью прислонился к спинке стула и начал жевать конец ручки. — Я Бью.

— Я видела это на экране.

Я дёрнулась, как только саркастичный ответ вырвался из моего рта. Это было вовсе не то, что я хотела сказать. Было что-то нервирующее во всей этой обстановке. Но я не была уверена, что именно вытащило наружу мою стервозную сторону: проект, дерьмовое знакомство с Бью или его очевидная амнезия.

Мой сарказм, казалось, не впечатлил его.

— Так, как ты думаешь, какое шоу мы получим? — Бью потянулся к козырьку своей кепки и перевернул его назад.

— Ох. Не имею ни малейшего представления. Надеюсь, что-нибудь хотя бы наполовину интересное. Ты всё прочитал за выходные? Статьи о том, как реалити-шоу внесли вклад в культуру хулиганства, были очень крутыми!

— Ты на самом деле читала всё это? — усмехнулся Бью. Он достал с пола пластиковый стаканчик и сделал глоток чего-то похожего на апельсиновый сок.

Я попыталась удержать своё сердце от приступа.

— Ты ничего не читал?!

— Не волнуйся. Я доберусь и до этого. Я работал над кое-чем для своего блога.

— Постой-ка! Так вот почему твоё имя показалось мне знакомым. Ты тот самый блоггер, про которого мне говорила моя соседка. Ты составил список дел, которые должен успеть сделать каждый выпускник.

— Да, это я! Ты видела мой список? — его голос дрогнул, и я подавила смешок.

— Я его прочитала. Но ты же не ожидаешь, что люди будут делать всё это? Некоторые из них безумны!

— Честно говоря, мне всё равно, будут ли другие делать их или нет. Я создал список для себя и собираюсь выполнить каждый пункт.

— Впечатляюще.

Окей, это был намеренный сарказм. Откуда во мне вся эта негативность?

Выглядело так, словно все уже нашли свои пары и теперь нервно переговаривались. Я увидела Блэр и Мэгги из моего другого класса коммуникаций, которые что-то серьёзно обсуждали. Эти двое всегда были вместе. Профессор Гарсия и её тяжелые ботинки начали свой подъём к последнему ряду.

— Давайте начинать! Ваши реалити-шоу у меня в руке, — ярко одетая женщина потрясла стопкой карточек. — Я пройдусь по местам и раздам их. Это даст вам возможность немного поболтать.

Сделав два больших шага, профессор Гарсия остановилась около нас:

— Вы двое выбираете первыми.

Она разложила карточки полукругом, и не успела я и глазом моргнуть, как Бью уже достал одну из середины. Он перевернул карточку на своей ладони и рассмеялся.

— Что там? Какое шоу?

Я выхватила у него карточку. Казалось, моё сердце сейчас выпрыгнет из груди.

Под насмешливый хохот Бью, я прочитала карточку — «Совпадения любви».

— Есть ли у вас какие-либо вопросы? — профессор Гарсия прогнала шок и трепет, кружащие вокруг нас в этот момент.

Каким-то образом мне удалось выдавить из себя один:

— Это то самое шоу про свидания, где в конце должно быть предложение руки и сердца?

— Чудесно, не правда ли? Это одно из моих самых любимых шоу, — широко раскрыв глаза, профессор Гарсия переместилась к следующей неподготовленной паре студентов.

Как же много времени она уделила нам для разговора и обсуждения темы! Я повернулась к Бью, отчаянно пытаясь найти решение.

— Думаешь, мы сможем поменяться или что-то в этом роде? Я даже никогда не смотрела это шоу, — я старалась говорить как можно тише.

— А ты думаешь, я смотрел? Я не смотрю подобную фигню. Это же шоу для девчонок.

— Откуда мне знать, что ты смотришь? Так, нам нужно это исправить.

Я подняла руку, ожидая, когда профессор Гарсия развернётся и заметит моё лихорадочное махание.

— Да? Тебе что-то нужно, Лондон? — обе её руки были на бёдрах.

— Спасибо, что подошли снова, — я тяжело сглотнула, стараясь чтобы мой голос не звучал совсем тихо, — Мой партнёр и я хотели спросить, можем ли мы поменять наше шоу? Никто из нас его не смотрел.

Я мило улыбнулась и посмотрела на профессора широко раскрытыми глазами, умоляя проявить понимание к нашей ситуации.

— Это же прекрасно! У вас двоих самые лучшие возможности в классе. Вы сможете начать с чистого листа и действовать беспристрастно. Откройте свой разум для возможностей, которые вас ждут.

Бью протянул карточку обратно профессору.

— Мне кажется, Лондон пытается сказать вам, что мы хотим другое шоу.

Я вжалась в спинку стула, когда увидела, как её брови переместились в верхнюю часть лба.

— Это так, Бью?

— Да, это так.

— Это не детский сад, где вы можете поменяться, если вам что-нибудь не нравится. Вы вытащили карточку. Вы либо берете её, либо не сдаёте проект.

Карточка повисла между ними. Никто не собирался сдаваться. Я выхватила её из руки Бью и вложила в свою тетрадь.

— Спасибо, профессор Гарсия. Мы справимся с этим.

Её взгляд смягчился.

— Хорошо. Я с нетерпением буду ждать вашу презентацию в конце семестра. И, Лондон, я слышала такие восторженные отзывы о тебе от своих коллег, поэтому жду от тебя чего-то необычного.

Цокая каблуками, она прошла по направлению к парочке таращившихся на нас одноклассников.

— Ты нарочно пытаешься её разозлить? — я зашипела на Бью.

— Мне всё равно, как она ко мне относится. Это тупое шоу. Мы должны иметь возможность поменять его на другое. А ты оказывается любимица учителей?

— Так мы не сможем ничего поменять, поэтому перестань всё усложнять, — я сделала глубокий вдох.— Это последний курс, который мне нужно закончить, и он для меня кое-что значит. Я не могу провалиться. И, нет, я не любимица учителей, а просто очень хороший студент.

Я положила тетрадь в рюкзак, закинула его на плечо и вышла через вращающуюся дверь в верхней части аудитории. Я не знала, как долго ещё смогу выдерживать небрежное отношение Бью. Было понятно, что его не волнует ни курс, ни наше партнёрство. Для его специальности ему, наверное, он даже не нужен. Мне придётся всё делать в одиночку.

— Лондон! Эй, постой! Куда ты идёшь? — Бью бежал за мной по пустому коридору. Двери аудиторий с обеих сторон были закрыты, и через стекло я могла видеть, как студенты что-то лихорадочно записывают в свои тетради.

Я схватилась за лямки рюкзака, пытаясь быстро придумать что-нибудь остроумное в ответ. Наверное, выглядело так, будто я вышла из себя в классе, что было странно и иррационально.

— Я подумала, что получу фору на просмотр некоторых серий «Совпадений любви».

— А, окей. Это круто, но тебе не кажется, что мы должны посмотреть несколько серий вместе? Кажется, ты злишься на меня, — он теребил козырёк своей кепки.

Я начала чувствовать себя виноватой.

— Извини, просто мне очень нужен этот курс. И если ты ненавидишь это шоу, полагаю, мне придётся делать всё самой. Я собираюсь получить «отлично» за этот проект.

Господи, я говорила как супер-ботан.

Бью вытащил телефон из заднего кармана:

— Окей, какой у тебя номер?

— Мой номер?

— Да, чтобы мы могли поговорить о шоу? — он приподнял правую бровь.

— Да, да. Мой номер — 967-1101, — я наблюдала за тем, как он забивает мой номер в список своих контактов.

Через две секунды в моей сумке зазвонил телефон.

— Это я, просто сохрани мой номер.

Стоя в холодном коридоре, я чувствовала, как тает моя неприязнь к нежеланному партнёру. Может быть, он искренне заинтересован в том, чтобы разделить обязанности в этом чёртовом проекте.

— Как только посмотришь пару серий, дай мне знать, о чём это шоу.

Мда, а, может быть, и нет.

— Ты серьёзно? Если ты думаешь, что я собираюсь делать этот проект за тебя, ты ошибаешься, Бью Андерсон.

— Уау! Я просто пошутил, — он отступил и поднял руки вверх. — А ты не очень любишь шутить, да?

Смутившись, я старалась, чтобы моё лицо не стало ярко-розового цвета, — моя мама всегда говорила, что это верный знак того, что я в чём-то неправа.

— Правильно, я знала об этом. Окей, давай просто напишем друг другу, как только оба просмотрим пару серий.

Я повернулась к двери. Мне нужно было уйти от Бью. По крайней мере, он не помнил меня с прошлой недели, и думаю, что это к лучшему. Со мной сегодня что-то было не так, и всё, что вылетало из моего рта было либо стервозным, либо глупым — и ни одно из этого не является частью моей личности. Утром я даже запнулась, когда вслух читала новую пьесу Дерека.

Я нажала на ручку двери и сделала шаг вперёд, вдыхая холодный воздух. Затем начала спускаться по ступенькам.

— Лондон, подожди!

Я повернулась к нему, скользнув подошвой по заледеневшей части. Здесь некуда было падать, только вниз. Мои руки взлетели, пытаясь ухватиться за поручень, но я приземлилась на задницу.

Бью помчался вниз и встал на колени рядом со мной.

— Эй, ты в порядке?

На этот раз на моём правом бедре точно будет синяк. Сколько побоев может выдержать одно хрупкое тело? Мой рост всего-то 1,5 метра. Кажется, что падать не так высоко, но, чёрт, когда это случается, очень больно.

Бью придержал меня под локоть, помогая сесть.

— Погоди-ка. Я знаю откуда помню тебя, — по его лицу расползалась улыбка. — Ты та девушка, что врезалась в мой мотоцикл тогда в парке.

О нет. Он вспомнил.


 

Глава 3

— Лондон, ты ведь самый грациозный человек из всех, кого я знаю. Ты же занималась балетом. Я никогда не видела, чтобы ты падала. Никогда, — Нина была занята приготовлением компресса для меня, делая его из пластикового пакета и кубиков льда.

Мне удалось дохромать до нашего одноэтажного кирпичного домика и расположить себя на диване. Я нуждалась в чём-то большем чем лёд после шоу, которое сегодня устроила.

— Я была самым грациозным человеком, которого ты знаешь. Не могу вспомнить, когда в последний раз падала. Наверно, когда училась ездить на велосипеде.

Я поморщилась, когда она приложила компресс к моей ноге.

— По крайней мере, сейчас не сезон бикини. Это будет выглядеть ужасно.

— Спасибо.

Она была права. Я уже чувствовала, как под джинсами формируется шишка размером с гусиное яйцо.

— Скажи мне, что с проектом? У меня есть немного времени прежде, чем нужно будет ехать в лабораторию.

Нина принесла из гостиной несколько подушек и обложила ими меня на диване.

Простое упоминание о Сообществе 224 заставило меня почувствовать тошноту.

— Всё ужасно. Я не знаю, что буду делать. Эта чокнутая профессорша использовала экспериментальную компьютерную программу для составления пар. Потом каждой паре было присвоено реалити-шоу, над которым придётся работать весь семестр. Мы должны доказать реально ли это шоу или это просто часть голливудской реальности, привыкшей делать шоу из своей жизни. Она сказала нам прожить это. Что бы это ни значило.

— Серьёзно? Это всё? Какое шоу досталось тебе? — глаза Нины зажглись. Она бы идеально подошла для такого задания. Она была главным фанатом Американского реалити-телевидения. И единственной причиной, по которой я вообще слышала о некоторых шоу, тоже была она.

— «Совпадения любви».

Я прикрыла уши. Писк моей соседки по громкости был эквивалентен крику банши.

— «Совпадения любви»? Я обожаю это шоу! Свидание такие романтичные и парни такие милые. Все всегда влюбляются друг в друга и потом путешествуют вместе по миру. У них есть частные самолёты и шампанское. О, тебе так повезло, что тебе выпало это шоу!

Нина становилась всё более возбуждённой, перечисляя все эти детали.

— Остынь, всё не так прекрасно. Я не рассказала тебе о своём партнёре.

— О, кто тебе попался? Скажи мне, что он супер горячий.

— Бью Андерсон.

Я передвинула компресс на нижнюю часть бедра.

— Постой. Ты имеешь в виду тот самый парень, что написал в своём блоге про список дел?

— Да, но это ещё не всё. Он не только тот самый парень, что составил список, он ещё и тот самый мотоциклист.

— Что? Парень, что сбил тебя на прошлой неделе, Бью Андерсон, и он же является твоим партнёром в Сообществе 224?

— Что смешного? Ты смеёшься надо мной? У меня болит всё тело и ещё я в панике по поводу проекта.

— Перестань волноваться, Лондон. Но серьёзно, каковы были шансы, что тебе в пару достанется именно он?

— Всё будет не так уж плохо, да? Мне очень нужна хорошая оценка по этому классу.

А ещё мне нужна была поддержка Нины.

— Всё будет хорошо. «Совпадения любви» — моё любимое шоу. Я помогу тебе с этим. Не переживай.

Кажется, все любили это шоу.

Мне полегчало. По крайней мере, я могла рассчитывать на ужасный телевизионный вкус Нины.

— Расскажи мне лучше о том, как выглядит Бью? Я никогда его не видела.

Я задумалась о своём новообретённом партнёре. Со всей этой путаницей и театральностью в классе я не рассмотрела его как следует. Ну, кроме того, что он из тех, кто не мёрзнет. Его футболки, надетые в январе, явно выделялись. А ещё у него были хорошо накачанные руки. Я почувствовала, как тепло опять приливает к моим щекам.

— Он обычный парень.

— И это всё? — Нина подхватила свой рюкзак и направилась к двери. Она выглядела разочарованной.

— Да, я имею в виду, что он выглядит так же, как и любой другой парень в кампусе. Каштановые волосы, карие глаза. Знаешь, такие парни, что не очень заинтересованы в учёбе.

— Эх. Звучит плохо. Я думала, что кто-то, придумавший такой классный список дел, должен быть классным. Как раз для тебя, — захихикала она и схватила свой проездной билет.

Я не была уверена, почему не рассказала о его руках или тёмных глазах — они действительно стоили упоминания, но Бью Андерсон был такой же, как и другие парни, которых я встречала в других классах. Они учились в университете не для того, чтобы расширить свои академические горизонты. Не думаю, что он как-то от них отличался.

— Нет, он не классный. Прости, что разрушила твой образ блогера. Тебе лучше идти, а то опоздаешь на автобус.

— Ты уверена, что справишься сама? Я могу пропустить лабораторную, если тебе нужно чтобы я осталась и помогла тебе.

— Я в порядке. Я планирую немного вздремнуть.

Я откинулась на гору подушек на диване. Солнце до сих пор так и не вышло, а на улице было ужасно холодно. И пока обе мои соседки были вне дома, сон был прекрасным способом завершить этот нелепый день.

— Я тебе завидую. Окей, увидимся после занятий, — Нина закрыла за собой дверь.

Я устроилась на диване и натянула на плечи плед, который мы называли «Уродливым». Бабушка Кэндис подарила ей его, когда мы переехали в этот дом год назад. Мы втроём всё лето планировали декор нашего дома. Мы хотели, чтобы всё было в стиле ретро-шик, что довольно трудно, учитывая студенческий бюджет. Кэндис старалась изо всех сил изображать улыбку, открывая бабушкину посылку, которая пришла в первые недели учебы. Мы смеялись до слёз над оранжевыми и коричневыми лоскутками, сшитыми между собой розовой нитью. Мы не планировали держать его на виду в гостиной, но как-то после ночного киномарафона, я вдруг обнаружила, что он очень даже уютный и мягкий. Я до последнего защищала Уродливый Плед, и с тех пор у него есть своё место на спинке нашего дивана.

Мои глаза закрылись, а в голове всё ещё прокручивалась неловкая встреча с Бью, но вскоре я заснула.

 

***

 

Сквозь туман послеобеденного сна мне казалось, что я слышу, как где-то вдалеке звонит мой телефон. Я выскользнула из-под Уродливого Пледа и потянулась за ним, лежащим на полу возле дивана.

Проведя по экрану, приложила телефон к уху.

— Алло?

— Лондон? Я разбудил тебя?

Я не узнала мужской голос на другом конце.

— Эм. Кто это?

— Бью. Твой партнёр по проекту.

Я зажмурилась. На улице было темно, и я не имела ни малейшего представления, сколько проспала. Моя нога болела, а компресс изо льда, сделанный Ниной, превратился в пакетик с водой комнатной температуры.

— А, да. Привет, Бью. Что случилось? — я осознала, что не добавила его номер в список контактов после того, как он позвонил мне в холле.

— Я только что разговаривал со своим соседом, его девушка тоже здесь. Так вот, я рассказал им про «Совпадения Любви» и, оказывается, она большой фанат этого шоу.

Мне начинало казаться, будто я единственная девушка во всём кампусе, которая не смотрела это шоу про свидания.

— Она сказала, что сегодня по телевизору будет марафон этого шоу. Может быть, я приду к тебе, и мы посмотрим предыдущие эпизоды до начала нового сезона?

Я стряхнула сонный туман из головы.

— Хорошо. Звучит неплохо. Во сколько он начинается?

— Кажется, через час. Где ты живёшь?

— Я живу не в кампусе, всего в нескольких кварталах от Франклин-стрит.

— Круто. Напиши мне свой адрес, и я подъеду, — он отключился прежде, чем я смогла ответить.

Я сохранила его номер в свои контакты, а затем, когда начала набирать ему наш адрес, заметила три пропущенных сообщения от Нины.

 

«Дереку нужна помощь с чтением сценария. Я буду в театре допоздна, вдруг ты захочешь прийти».

Через час она прислала ещё одно.

 

«Здесь никого нет, кроме нас, так что не приходи. Может быть, это мой шанс. Надеюсь, тебе уже лучше».

Я представила, как в подвале театра Нина пытается отвлечь внимание Дерека от его одержимости пьесами и направить его на себя. Скорее всего, ей понадобится около трёх часов, чтобы набраться смелости и начать действовать.

Я быстро набрала ей ответ.

 

«Удачи. Жду не дождусь деталей».

Я подумала, что надо бы дать ей знать о незапланированной встрече с Бью. Это было не свидание, а просто домашняя работа, но я колебалась. Нина наверняка раздует из этого невесть что.

Я сложила Уродливый Плед и положила его на спинку дивана. Затем внимательно изучила комнату. Она выглядела достаточно чисто. Мы проводили больше времени в своих спальнях, а гостиную использовали только для просмотра телевизора. Кэндис была самой неаккуратной, поэтому когда она была не дома, нам было легче держать его в чистоте. Интересно, что думает Пирс о её навыках домохозяйки?

Я вскипятила воду в кастрюле и закинула туда немного спагетти. Через пятнадцать минут изысканный итальянский ужин был готов. Сидя на кухне и накручивая пасту на вилку, я просматривала на компьютере список, который составил Бью пару недель назад.

Некоторые пункты были довольно лёгкими: «Сфотографироваться с Рамзесом». Окей, этот пункт я всегда хотела сделать. Он был плюшевым талисманом колледжа.

Я прочитала пункт в самом низу списка: «Заняться сексом в библиотеке Дэвиса». Что? Кто этот парень? Он действительно составил список, который подбивает студентов заниматься этим в библиотеке кампуса — это было нелепо и мерзко. Я была права, когда сказала Нине, что он такой же, как и все остальные парни, которых я встречала.

Я продолжала читать список: «Устроить ночной пикник в парке». Окей, это звучало немного романтично.

Я убрала со стола, очистила тарелку, и когда укладывала её в посудомоечную машину, раздался дверной звонок.

Я открыла тяжёлую деревянную дверь. Бью стоял на пороге в свете одной-единственной лампочки.

— Привет. Можно войти?

— Ах, да. Конечно. Проходи.

Он скользнул мимо меня, держа руки в передних карманах джинсов. На нём была футболка символического цвета нашего колледжа — светло-голубого.

— Отличное место. У тебя есть соседи?

— Спасибо. Да, двое. Но они сейчас не дома. Хочешь чего-нибудь выпить?

Бью устроился в центре дивана, прислонившись к Уродливому Пледу. Я подавила желание потянуться и отобрать моё одеяло для объятий.

— Да. У тебя есть пиво?

Я не имела ни малейшего понятия, было ли у нас пиво. Мой список покупок обычно состоял из сока, пасты и хлопьев. Я вспомнила, что Кэндис как-то покупала пару бутылок для Пирса, на всякий случай, если он когда-нибудь заглянет к нам в дом. Я порылась среди контейнеров с китайской едой и уже начавшими желтеть листьями салата. Вот оно. Упаковка из шести высоких коричневых бутылок. Я вытащила одну для своего гостя, но прежде чем закрыть холодильник, вытащила ещё одну.

Я протянула ему бутылку и наблюдала, как он приложил горлышко к краю кофейного столика, а затем ударил по крышке левой рукой. Он бросил крышку на середину стола и отхлебнул.

— Спасибо.

— Пожалуйста.

Я попыталась повторить всё то же, что только что сделал Бью. Подставив бутылку к краю стола, я ударила левой рукой по крышке. Вместо того, чтобы открыть её, я отправила бутылку на пол, создавая лужу пузырчатой жидкости. Ну, теперь он, наверное, догадался, что я никогда прежде не открывала бутылку пива.

— Чёрт, — пробормотала я себе под нос и бросилась на кухню, чтобы взять пару бумажных полотенец. После я начала оттирать липкую жидкость.

— Вот здесь. Давай, я помогу. Кажется, у тебя сегодня сложный день, — Бью забрал полотенца из моих рук. — Твоё первое пиво?

— Как ты догадался?

— Ты расположила бутылку на столе так, будто готовишься к операции, — он рассмеялся. — Такая концентрация!

Я выхватила комок капающего беспорядка из его рук:

— Спасибо. Я сейчас вернусь.

Моя многоразовая бутылка для воды стояла на стойке рядом с раковиной. Я подставила её к крану и стала ждать, пока она до конца наполнится водой. Пиво вышло из списка дел на сегодняшний вечер. Кроме того, моим голосовым связкам лучше оставаться увлажнёнными.

Когда я вернулась в гостиную, Бью уже переключил телевизор на нужный канал. Сделав глоток воды, я села в кресло напротив него и бросила взгляд на Уродливый Плед.

— Скоро начнётся.

Я наблюдала за тем, как на экране появляются парящие лепестки роз и свечи. Ещё до того, как шоу началось, я сделала вывод — шоу точно не было реальным.

Красивый голубоглазый мужчина в серебристом костюме начал говорить:

— Добро пожаловать! Я ваш ведущий МитчХендерсон. В сегодняшнем выпуске «Совпадений любви» для нашего холостяка Тоби осталось всего три участницы: Роксанна, Джулия и Виктория. Но кого же он выберет? Сможет ли он принять прошлое Джулии? Находится ли здесь Роксанна по правильным причинам? Узнайте сегодня в драматическом эпизоде «Совпадений любви».

Затем по экрану замелькала нарезка из свиданий.

Я увидела, как Бью сделал ещё один глоток и закатил глаза.

Сразу после того, как закончились вступительные фрагменты, шоу началось со свидания холостяка с одной из участниц. Он шёл вдоль береговой линии какого-то тропического острова и смотрел на волны, пока девушка каталась на гидроцикле, визжа и смеясь. Эти двое просто пожирали друг друга глазами на берегу, и, мне показалось, что Тоби мог бы снять бикини с девушки прямо там. Я поморщилась, когда их ласки стали отчаяннее. После нескольких секунд, они, наконец, запрыгнули на гидроциклы и помчались к яхте, где провели целый день, кормя друг друга виноградом, купаясь с дельфинами и распивая шампанское.

Бью поставил пустую бутылку на стол.

— Не против, если я возьму ещё одну?

Шоу прервалось на рекламную паузу, но это даже хорошо, поскольку мне тоже нужен был перерыв от чересчур приторного контента.

— Конечно. Посмотри в задней части холодильника.

Он пошёл на кухню, а я тем временем обдумывала варианты для нашего проекта. Я пока посмотрела только первые пятнадцать минут шоу, но уже могла сказать, что оно не может быть реальным. Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь вёл себя в реальной жизни так, как те двое.

Бью открыл пиво как раз в тот момент, когда началось свидание номер два. На этот раз Тоби стоял на краю утёса с видом на водопады, когда одна из девушек подъехала к нему на лошади. Она спешилась и бросилась в его объятия, сбрасывая снаряжение и всё остальное. Постойте, он только что засунул свой язык ей в глотку? Он проделывал то же самое вчера с Викторией. Ужаснувшись, я наблюдала за тем, как он надел на девушку снаряжение и привязал её к себе так, чтобы они вместе смогли спуститься вниз по склону. Бедняжка была вся в слезах, но бравый холостяк заверил её, что если они пройдут через это, их отношения смогут пережить всё остальное. Мне захотелось спросить, смогут ли их отношения справиться с Викторией и Роксанной.

Когда до конца шоу осталось всего двадцать минут,Тоби на кабриолете поехал на свидание с третьей девушкой. Роксанна прыгала и хлопала в ладоши, когда услышала урчание двигателя, а потом перегнулась через дверь, чтобы оказаться в его объятиях. Короткий сарафан, что был на ней, задрался, и я была уверена, что его рука была под её юбкой. Я смотрела прямо, стараясь не встречаться взглядом с Бью. Тоби и Роксанна провели день на поле в окружении диких цветов, имея при себе самую идеально упакованную корзину для пикника из всех, что я видела. Роксанна даже сплела им одинаковые браслеты из цветов. Я подавилась, когда Тоби пообещал ей хранить его вечно и положил его в свой нагрудный карман.

В финальной части шоу все три девушки стояли рядом друг с другом, держась за руки. Тоби вошёл в освещённую комнату с хмурым выражением лица. Он обменялся рукопожатием с голубоглазым Митчем и коротко поздоровался со своим трио. Затем он должен был раздать розы двум девушкам — тем, которые проходят дальше после свидания. Джулия не прошла дальше, а Виктория и Роксанна обнялись, зная, что они вдвоём дошли до финала гонки по завоеванию сердца Тоби.

— Окей. Не думаю, что смогу осилить ещё одну серию сегодня вечером. Сколько их всего? — я посмотрела на Бью.

— Кажется, ещё две. Но я знаю, что он выберет Роксанну.

— Роксанна? Но у них же было худшее свидание на поле с цветами. Я не увидела между ними никакой искры.

Бью засмеялся:

— Для того, кто никогда не смотрел это шоу, ты чересчур увлеклась.

— Нет, не увлеклась. Просто мы только что посмотрели серию, и я ничего не увидела между ними. Кроме того, откуда ты знаешь, что в конце он выберет Роксанну?

— Девушка моего соседа рассказала. В следующем сезоне, который начнётся на следующей неделе, главной героиней будет Виктория, она будет выбирать себе пару.

— Ох.

Я не имела ни малейшего понятия о правилах этого шоу и после просмотра одной серии я запуталась ещё больше. Нина должна помочь мне с этим.

— У тебя есть какие-нибудь идеи для нашего проекта? Мы должны доказать реально ли шоу или нет, использую при этом различные теории.

Это шоу не может быть реальным. Как это возможно, что Тоби встречался со всеми тремя этими девушками, а затем в конце сделал одной из них предложение? Шоу обязано быть фальшью. Люди не влюбляются друг в друга таким образом.

— Это фальшь. Не может быть по-другому, — я была уверена. — Я вижу, когда люди играют на камеру. Я пробыла на сцене достаточно долго, чтобы понять, что эти люди не испытывают друг к другу настоящих чувств.

— Согласен. Но как нам это доказать?

— Послушай, возможно, это покажется сумасшествием, — я не могла поверить, что говорю это. — Ты помнишь, как профессор Гарсия сказала нам прожить шоу? Что если мы начнём встречаться?

— Что? — Бью резко выпрямился.

— Не по-настоящему встречаться, а так, как они делают это в шоу. Мы попробуем устроить такие же свидания, как у них, и мы докажем, что невозможно заставить людей чувствовать что-то друг к другу, просто помещая их в различные романтические ситуации. Так как мы оба считаем, что это нереально, мы начнём с одной и той же страницы.

— Да. Да, это может сработать. Мы будем копировать их свидания каждую неделю.

— Мы добавим пару теорий. А ещё, мы можем начать вести об этом блог! Это будет нашим компонентом социальных сетей. Я буду писать о свиданиях с точки зрения девушки, а ты — парня. Это идеально.

— Я в деле!

— Отлично. По рукам.

— Ага, — Бью поднёс свою бутылку к моей, и мы стукнулись ими.

Я улыбнулась. Я уже сейчас могла видеть «отлично» по Сообществу 224 в своём аттестате.


 

Глава 4

Мы с Бью посмотрели первые две серии нового сезона «Совпадения любви», и сегодня вечером должно было состояться наше первое лже-свидание. Мы договорились пойти в винный бар, а затем в гончарную мастерскую.

Виктория, новая главная героиня «Совпадения любви», уже побывала на огромном количестве свиданий со своим гаремом женихов. Большинство свиданий были вне нашей досягаемости, например такие, как петь на сцене с BonJovi или выступать в качестве дублёров в кино. Мы смотрели серии, ожидая свидания, которое было бы возможным, учитывая наш студенческий бюджет.

До встречи с Бью оставалось ещё двадцать минут. Я стояла перед зеркалом, рассматривая свой наряд: узкие джинсы, кожаные ботинки и облегающий свитер. У меня ушло всего несколько лишних минут на подкручивание волос так, чтобы локоны каскадом струились по плечам.

— Уау! Ты только посмотри на себя, — присвистнула Нина, становясь позади меня.

— Это просто лже-свидание. Не радуйся слишком сильно.

— Ты выглядишь очень даже горячо для ненастоящего свидания. Куда вы собираетесь пойти?

— В винный бар, а затем в гончарную мастерскую. Я же не выгляжу слишком нарядно? Я не хочу выглядеть чересчур разодетой.

Я принялась одёргивать свитер, который, казалось, облегал мою фигуру, куда больше чем я того хотела.

— Ты выглядишь потрясающе! Ему понравится, — подмигнула Нина.

— Мне всё равно понравится ему или нет. Мы партнёры. Это не настоящее свидание. Ты ведь знаешь это, да?

Моя соседка выпятила нижнюю губу:

— Я ведь могу помечтать, так ведь? Ты не ходила на свидания с прошлого семестра, Лондон. Почему бы тебе не попробовать снова?

Я и без напоминаний Нины не забывала, как закончились мои последние отношения. Я выбирала пьесы и репетиции вместо походов в кино и вечеринок. Мне казалось, что встречаться с кем-то, кто также увлечён театром будет идеально, но он не понимал меня. Для него актёрство было просто университетским хобби.

— Меня полностью устраивает моя личная жизнь. Я уезжаю в Калифорнию через пару месяцев. Даже нет смысла начинать встречаться с кем-нибудь сейчас. К тому же, Бью Андерсон совсем не подходящий человек.

— Что с ним не так?

Я прошлась руками по волосам, придавая им дополнительный объём, прежде чем залить их лаком.

— Я не говорила что с ним что-то не так. В нём нет ничего примечательного. Он просто обычный парень.

— Эм. Окей, раз ты так говоришь. Но не все художники или актёры. В этом мире есть интересные парни, которые не занимаются театром. Почему бы тебе не начать с ним встречаться?

Я бросила на Нину даже-не-начинай взгляд.

— Я поняла. Ты не хочешь ни с кем встречаться прямо сейчас. Даже с парнями из театра. Кстати, говоря о парнях из театра, я пойду, позвоню Дереку, может ему нужна помощь с постановкой.

Я подумала о том, чтобы сказать своей подруге бросить эти попытки. Дерек не отвечал на её намёки, а только пользовался её готовностью помочь в период его художественного кризиса. Мне он нравился, но ему пора бы уже заканчивать так относиться к ней.

— Лондон, ты это слышала? — Нина слезла с моей кровати и двинулась в сторону приглушённого звука.

Я последовала за ней в гостиную. Кэндис стояла в центре комнаты, прижав ладони к лицу.

— Кэндис, что случилось? Ты в порядке? — спросила я свою безумную соседку. Затем мы сгрудились около неё.

Рыдая в свои ладони, мне показалось, что она сказала что-то про расставание.

— Милая, мы тебя не понимаем. Иди сюда, присядь, — я подвела её к дивану. — Что случилось?

— Он сказал, что всё кончено, что он не видит, куда приведут наши отношения, — она вытерла нос своим рукавом. — Как он не может видеть будущего со мной? О чём он вообще говорит?

Я положила её голову себе на плечо, благодарная, что мой свитер был чёрного цвета.

— Пирс сам не понимает, о чём говорит. Всё с тобой будет в порядке. Ты очень скоро его забудешь.

— Но я не хочу его забывать, — прорыдала Кэндис в моё плечо.

—Тихо-тихо. Всё будет хорошо. Сейчас мы достанем мороженое и устроим девичник. Правда, Нина?

— Но у тебя же свидание. Ты опоздаешь на встречу с Бью. Я останусь с Кэндис, а ты иди.

Кэндис оживилась:

— Свидание? Лондон, как я могла не знать, что ты идёшь на свидание? Ах да, наверное, потому что я здесь не появлялась. Я провела последние пару недель у Пирса. Хорошая подруга знала бы, что у тебя сегодня свидание.

Она снова начала плакать.

— Это не свидание. Это проект по Сообществу. Я могу его отменить. Ты намного важнее.

— Я была просто ужасной соседкой и ужасной подругой. Я даже не знаю, что происходит в ваших жизнях. Я не выполнила свою часть работы для пьесы, — она шмыгнула носом. — Как вы вообще меня терпели? Пирс не может. Вы можете поверить, что он так и сказал мне? Он не может меня терпеть.

Нина протянула ей салфетку и пригладила её светлые волосы.

— Кэндис, мы так совсем не думаем. Мы тебя любим и знаем, что ты всегда будешь рядом, если понадобится.

Я пошла в свою комнату в поисках телефона. Если я напишу Бью сейчас, то успею перехватить его до того, как он доберётся до бара.

В последний раз мы проводили время вместе дома без посторонних задолго до Рождества. Кэндис должно быть чувствует себя паршиво, но мы с Ниной поможем ей пережить это. Они с Пирсом были вместе не достаточно долго, чтобы она погрязла в нём. Девичник именно то, что нужно, чтобы поставить всё на свои места.

Я зашла обратно в гостиную.

— Почему бы нам не приготовить сандей или брауни?

Я остановилась. В нашей гостиной возвышался мускулистый атлет, обнимая мою заплаканную соседку. Нина по-прежнему сидела на диване, выглядя настолько же глупо, насколько я себя чувствовала.

— Привет, Пирс.

— Как жизнь, Лондон? — он избегал встречаться со мной глазами. Сфокусировавшись на Кэндис, он большим пальцем вытирал её слёзы.

Прежде чем я успела спросить, что за чёрт здесь происходит, она взяла его за руку и повела в свою спальню, в которой никто не спал вот уже несколько недель.

Я поражено пожала плечами, посмотрев на Нину. Кэндис снова засосал портал по имени Пирс Хадсон. Наверное, мы больше не увидим с ней больше месяца или до тех пор, пока Пирс снова не бросит её.

— Ты можешь поверить в это дерьмо? — разгневалась Нина.

— Мы ничего не можем поделать. Она сходит по нему с ума.

— Да она совсем уже не в своём уме. Он что обладает каким-то контролем над её разумом? Я собираюсь пойти туда и высказать ему всё, что о нём думаю.

— Постой, Нина. Ты не захочешь входить туда. Просто представь, чем они сейчас занимаются.

Я слегка покраснела, прекрасно зная, что Пирс и Кэндис сейчас в личном раю занимаются примирительным сексом.

— Ты права, но мне всё это надоело. В следующий раз, когда он порвёт с ней, я не буду подавать салфетки или шоколад, — она бросила злобный взгляд в коридор, по направлению к двери спальни Кэндис. — Тебе лучше идти, ты опаздываешь на встречу с Бью.

— Дерьмо. Точно. Я приду домой поздно, но не слишком.

— Ты должна провести с ним ночь. Смотри, что происходит на свиданиях в «Совпадениях любви», — захихикала моя надоедливая соседка.

— А ты всё никак не собираешься сдаваться, да? — я обняла её, а затем отправилась на своё первое лже-свидание.

 

***

 

Свидание номер один: Раскрась город в синий.

Бью уже ждал в баре, в котором подавали вино на разлив. Я показала своё удостоверение вышибале и подошла к своей паре на этот вечер. Коснувшись его плеча, я ждала, когда он повернётся.

Он поменял свою обычную футболку на светло-голубую рубашку с длинными рукавами, которые плотно облегали его руки. Он даже, кажется, уложил волосы, использую немного геля для волос, а ещё я почувствовала запах одеколона.

— Лондон! Ты пришла. Я как раз собирался написать тебе. Подумал, ты продинамила меня на нашем первом свидании, — он улыбнулся.

— Это ненастоящее свидание, — я не хотела говорить это таким образом. Я отругала себя и проверила свой внутренний стервометр.

Но он равнодушно продолжил:

— Я знаю. Это лже-свидание. Держи. Я закал тебе бокал вина.

Он потянулся к барной стойке и вручил мне бокал с чем-то красным.

— Спасибо.

— Давай поднимемся на крышу, — он начал идти в направлении железной лестницы.

— Но сейчас январь, там ведь жутко холодно.

— Всё будет нормально. Там есть обогреватели. К тому же, было ли такое, чтобы в «Совпадении любви» не было свидания на крыше?

— Хорошо подмечено, — я с неохотой поднялась вверх по винтовой лестнице вслед за своим партнёром.

Бью открыл для меня дверь, и мы вышли на встречу морозной ночи Чапел-Хилл. У меня перехватило дыхание. На крыше никого не было. Мерцающие фонари и несколько тепловых ламп были расставлены по периметру патио.

— Как насчёт того, чтобы присесть здесь? — Бью указал на столик.

Я осторожно поставила свой стакан вина и села прямо под тепловой лампой. Тепла светящейся лампы было достаточно, чтобы удержать меня от дрожи.

— Я никогда сюда не поднималась.

Я посмотрела вверх. Небо было кристально чистым, и над нашими головами мерцали звёзды. Я бросила взгляд через кирпичную стену на улицу, раскинувшуюся перед нами. Прямо под нами, держась за руки, гуляла парочка.

— Здесь очень классно, — Бью заёрзал на стуле и отпил глоток вина. — Ты уже прочитал материалы для этой недели? Я не могла поверить, что они о том, как романтические реалити-шоу используются как механизм для привлечения женской аудитории. Это статья идеальна для нашего проекта!

— Ты всё время говоришь об учёбе?

— Что ты имеешь в виду?

— Лондон, посмотри вокруг. Мы с тобой единственные люди на крыше винного бара. Прямо под нами Франклин стрит — одна из самых известных университетских улиц во всей стране. Мы выпускники. Просто прочувствуй это, — он поболтал вино в стакане.

Бью застал меня врасплох. Я не ожидала услышать лекцию о том, как надо ловить момент.

— Постой. Это что один из пунктов твоего списка?

Он наклонился к столу и улыбнулся:

— Нет. Но разве это важно?

— Нет. Ты прав. Сегодня прекрасная ночь.

Я сделала ещё один глоток вина и почувствовала, как оно согревает меня до самых кончиков пальцев.

— Тебя что-то беспокоит? Ты выглядишь слегка не в себе с тех пор, как мы поднялись сюда.

Быть слегка не в себе становилось тенденцией всякий раз, как я была рядом с Бью. Я не была уверена было ли это вино, затуманившее мой разум, но я решила рассказать ему почему опоздала сегодня на наше лже-свидание.

— Дело в одной из моих соседок. Она встречается с футболистом и сегодня они расстались, но всего лишь на пять минут. Я думала, она поймёт, что он просто использует её, но она приняла его обратно. Неприятно видеть, когда к человеку, который тебе небезразличен, относятся подобным образом.

— Это отстой. С кем она встречается?

— Пирс Хадсон.

— Уау! Ты знаешь Пирса Хадсона?

— Постарайся не звучать так воодушевлённо. Он настоящий козёл, и я ненавижу то, как он обращается с моей подругой.

Моё настроение ухудшало атмосферу на крыше.

— Он же лучший принимающий из всех, кто когда-либо играл в Каролине.

Я бросила на него «будь осторожен» взгляд.

— Но мне очень жаль слышать, что он так по-идиотски ведёт себя с твоей соседкой.

Я рассмеялась:

— Спасибо. Это на самом деле заставляет меня чувствовать себя лучше. Ах, если бы мы могли заставить Кэндис понять это.

— Ну, как насчёт непрошеного совета?

Я осторожно посмотрела на него, хотя очень хотела знать его мужской взгляд на эту проблему.

— Конечно. Что я должна делать?

— Ничего.

— Ничего? Таков твой полезный совет?

— Если он и в самом деле козёл, в конце концов, она это поймёт, и вот тогда ей нужна будешь ты, чтобы делать то, что вы, девчонки, обычно делаете, чтобы забыть таких придурков. Попить вина. Съесть шоколадку или ещё чего-нибудь. Дело в том, что если ты вмешаешься сейчас, ты не сможешь быть для неё тем человеком, в котором она будет нуждаться, когда это действительно будет необходимо.

Я была удивлена. Этот как раз тот самый совет, который нам с Ниной нужно было услышать со всей этой драмой с Пирсом.

— Это очень мило, как мне кажется.

— У меня бывают такие моменты, — он подмигнул. — Что насчёт тебя? Ты встречаешься с квотербеком?

Я чуть не выплюнула своё вино.

— Нет, я не встречаюсь с футболистом.

Я хотела сказать, что ни с кем не встречаюсь. Мне внезапно захотелось, чтобы Бью знал, что у меня никого нет. Хотя, это не должно иметь никакого значения. Это ничего не значит. Ему не нужно знать мой личный статус отношений. Я отказалась от идеи прояснения моего любовного статуса и сфокусировалась на выпивке. Он выбрал отличное мерло.

Он поднял свой бокал:

— Так как мы должны подражать «Совпадению любви», нам нужен тост.

Любое свидание на этом шоу не проходило без не менее трех тостов. Они всё время поднимали бокалы за настоящую любовь, за долго и счастливо или большие мечты.

— Ты что-то придумал?

— Как насчёт: «За то, чтобы этот вечер был значимым»?

— Это разве не цитата из «Титаника»?

Я бы удивилась, если бы он смотрел этот невероятно трагичный фильм.

— Не знаю. Звучит как что-то, что они сказали бы в шоу.

Я вдохнула морозный январский воздух и подняла свой бокал, пока он не коснулся бокала Бью.

— За то, чтобы этот вечер был значимым, — я улыбнулась, глядя на него поверх своего бокала. Его глаза были прикованы к моим. По моей груди пробежал холодок, но это была не из-за воздуха. Я была полностью застигнута врасплох.

— Ты уверена, что всё в порядке, Лондон?

Я энергично закивала, больше пытаясь убедить в этом себя, чем Бью.

— Хорошо. Наше «не-свидание» состоит из двух частей. Готова пойти и заняться керамикой?

— Ага. Да. Пойдём.

Бью встал из-за стола и протянул мне руку. Засомневавшись на секунду, я всё-таки вложила свою руку вего.

— Окей. Разрисовка керамики. Мы уже идём.

В серии на прошлой неделе Виктория взяла пять своих женихов в гончарную мастерскую, где парни раскрашивали различные фигуры из керамики, пытаясь привлечь её внимание. К концу свидания, парень с самой лучшей работой, получил розу и немного времени наедине с Викторией. Мы с Бью смеялись над попытками парней превратить модельки машин или лягушек в нечто большее, чем работа учеников начальной школы.

Студия раскрашивания керамики на Франклин-стрит была ярко освещена. На одной стороне стоял ассортимент обычных, нетронутых глиняных форм. На противоположенной стене стояли законченные работы клиентов этой мастерской.

Я выбрала шкатулку с небольшой птицей на крышке. Затем я наблюдала за тем, как Бью пытается что-то выбрать, рассматривая стену. Он потянулся за тарелкой.

— Что ты собираешься на ней нарисовать?

— Я подумал о том, чтобы сделать памятную тарелку чемпионата.

Он стал перебирать различные оттенки синего на витрине.

— Какого чемпионата?

На секунду мне показалось, что у меня было что-то на лице. Его ошарашенное выражение лица заставило меня покраснеть.

— Какого чемпионата? Девочка, мы же находимся в Мекке университетского баскетбола. Я говорю о нашем чемпионате.

— А, окей. Круто.

Я села на скамейку рядом с ним.

— Ну что ж, сегодня я кое-что узнал о тебе, — его голос звучал игриво.

— И что же?

— Ты определённо не любительница спорта.

— Думаю, это очевидно.

Часть меня хотела, чтобы я была более наблюдательной, проживая со столькими спортивными фанатами вокруг, но я всегда больше интересовалась чтением или просмотром фильмов с Лорен Бэколл[1].

— Ага, — он был занят выведением победного лозунга на своей тарелке. — Должен ли я устроить тебе викторину на различия между офсайдом и фальстартом?

— Нет-нет-нет. Я признаю, что ничегошеньки не знаю. Я переболела всеми спортивными состязаниями ещё будучи ребёнком.

— Так что ты делаешь для развлечения?

Мне казалось, что он уже об этом знал.

— Я — актриса. Возможно, ты видел некоторые из моих спектаклей в университете.

— Я в этом сомневаюсь.

Я рассмеялась:

— Ты не смотрел ни одну университетскую пьесу? Никогда?

— Мне пришлось посетить несколько в первый год обучения, поскольку это требовалось для лабораторной по драме, но с тех пор ни разу не был. Ты в этом хороша?

Я заметила, что птица на крышке моей шкатулки была такого же цвета, что Бью использовал для надписи на своей тарелке. Я не знала точно, как ответить на его вопрос.

— Почему бы тебе не прийти на одно из моих выступлений и не посмотреть самому?

— Серьёзно? — он перестал раскрашивать и посмотрел на меня.

— Да. Мы можем сходить куда-нибудь после, как одно из свиданий в «Совпадении любви». Мы напишем об этом в блоге.

— Оу.

Я не могла понять, был ли он чем-то разочарован. Я сказала что-то не так?

— Мы будем выступать с нашей новой пьесой «Испорченные сердца» через две недели. Я напишу тебе точное время.

— Постой. Разве день Святого Валентина не выпадает на это время?

Чёрт. Я об этом не подумала.

— Кажется, да. У тебя есть другие планы? Мы можем устроить это как-нибудь в другой раз.

— Нет. Кроме как выполнение пунктов из моего списка, посещение занятий, ведение блога и ненастоящих свидания с тобой, у меня нет планов в день Святого Валентина.

От его ответа у меня неожиданно закружилась голова. Я никогда не спрашивала, есть ли у него девушка, но ведь это не имеет значения в ненастоящих отношениях. Тем не менее, неожиданно, мне стало приятно знать, что у него не было других планов.

— Ты думаешь, они захотят продать эту прекрасную тарелку?

Он держал свой шедевр, усеянный единицами и синей краской.

Я поморщилась:

— Думаю, они позволят тебе забрать её с собой.

Мы оставили наши раскрашенные фигуры девушке у стойки. Она сказала, что через неделю они будут обработаны и обожжены в печи, и после этого мы можем их забрать.

Бью открыл для меня дверь при выходе из мастерской керамики, и я плотно укуталась в своё пальто, потирая ладони.

— Тебя подвезти?

Он, конечно же, не надел пальто, но мне показалось, что я видела, как он поёжился от холода.

— Я дойду пешком, здесь всего пару кварталов.

— Каким же я буду парнем, если позволю тебе идти домой пешком? Уже поздно. Я тебя подвезу.

— Окей. Где ты припарковался?

— Вот здесь.

Он указал на хромированный, чёрный мотоцикл, зажатый между двумя внедорожниками. Забравшись на мотоцикл, он протянул мне шлем. Лёгким движением руки он заставил мотоцикл взреветь.

— Ты идёшь? — он погладил место у себя за спиной.

До этого я никогда прежде не каталась на мотоцикле. Они были шумными и пугающими. Уверена, мою маму хватил бы сердечный удар, если бы она увидела меня, прямо сейчас взбирающейся на байк. Я перекинула ногу через сиденье, усаживаясь позади Бью. Я попробовала сесть прямо, чтобы не сильно к нему прижиматься.

— Держись крепче.

Он взял мои ладони и сцепил их у себя на груди. Мускулы у него под рубашкой ощущались именно так, как я себе представляла. Постойте, я ведь не представляла каковы его мускулы на ощупь, так ведь?

Он проделал несколько движений назад, а затем рванул вперёд, оставляя винный бар и мастерскую позади. Забавно, мне было холодно, но мне нравился мотоцикл. Я чувствовала себя свободной, несмотря на то, что прижималась к Бью.

Через несколько минут он остановился у моей подъездной дорожки. Не уверенная в том, как долго я должна держать свои руки у него на груди, я сразу же разжала объятия, как только он снял свой шлем.

— Спасибо, Бью. Я хорошо провела сегодня время.

Я колебалась, прежде чем вернуть ему шлем. Я не знала, как надо заканчивать ненастоящие свидания. В голове эхом звучал ноющий голос Нины. Она бы хотела, чтобы я пригласила его войти. Вместо этого я развернулась на каблуках и подошла к двери.

— Увидимся в классе.

— Спокойной ночи, Лондон, — газанув пару раз, он сорвался с места.

Как я называла Бью пару часов назад? Обычным? После нашего сегодняшнего лже-свидания, я не была уверена, что это так. Я наблюдала, как его фары скрываются за углом. Мне нужно было зайти внутрь, начать работу над блогом и перестать думать о Бью Андерсоне.


 

Глава 5

Бью не казался мне сверхприлежным студентом, каким всегда была я. Он выглядел слишком спокойным и расслабленным, словно его ничто не тревожило. Поэтому, когда он написал мне на утро после нашего свидания в баре и мастерской, я была шокирована.

 

«Закончил работу над блогом. Взгляни».

Он закончил работу раньше меня. Нервничая, я зашла на сайт, который он создал для нас, и начала читать его версию нашего лже-свидания.

 

«Свидание номер один: Воссоздание приватной встречи Виктории и её женихов в винном баре и разрисовка керамики.

Миф шоу для развенчания: Принудительное веселье и потребление алкоголя создают моменты близости, подталкивая пару друг к другу.

Это мой первый блог для описания каждонедельных свиданий по типу «Совпадений любви» с моей партнёршей по Сообществу 224 Лондон Джеймс. Для тех из вас, кто уже читал мои другие блоги, вы знаете, я ничего не утаиваю — я честен от начала до конца. Ожидайте не меньше от моих записей во время этого проекта.

Лондон и я встретились в винном баре. Она опоздала. Мне кажется, это было так похоже на настоящее свидание. Когда девушка вообще была готова вовремя? После того, как мы заказали по бокалу вина, мы поднялись на верхнюю террасу. Крыша была в нашем полном распоряжении. На этом моменте в шоу, женихи обычно признаются в чём-то личном и рассказывают о себе. И это внезапное раскрытие тёмных секретов должно сделать пару ближе друг к другу. С нами этого не произошло...»

Хммм. Нервничая, я прочитала последнюю строчку. На крыше я не рассказала Бью своих секретов, но тот факт, что я рассказала ему о Кэндис и Пирсе, действительно заставил меня почувствовать себя ближе к нему. Может быть, я всего-то поделилась проблемами в жизни моей соседки, но это чувствовалось так, словно я открыла дверь для чего-то большего. Так, словно я могла рассказать ему больше — рассказать ему о моих родителях или о своих проблемах с постановкой, или же просто рассказать ему о чём угодно, и он выслушает. Я перечитывала его слова и задавалась вопросом, старался ли он защитить личную жизнь Кэндис или же наш разговор не повлиял на него так ж, как на меня.

 

«...После этого мы пошли в гончарную мастерскую. Для чего? Вы правильно догадались: разрисовать пару керамических изделий. Я сделал потрясную тарелку в честь чемпионата. Фотографии загружу позже. Я выяснил, что моя партнёрша не фанатка спорта. Я знаю, что существует много девчонок, кому не нравится спорт, поэтому, парни, это может случиться с каждым. Как только я это узнал, было сложно придумать другие темы для разговора. Во время рисования между нами не возникла большая близость.

После воссоздания первого свидания, я могу с уверенностью сказать, что мы придерживаемся нашей гипотезы: реалити-шоу — абсолютная фикция. Ждите отчёта о следующем свидании на будущей неделе.

Б.А.»

Что? Я не знала, чего ожидала от его отзыва, но после прочтения этих слов наше свидание выглядело ужасным. Оно не было ужасным. Мне понравилась крыша и его забавная тарелка, а ещё он не описал ту часть, когда мы были на мотоцикле и мои руки были у него на груди. Окей, может быть, ему не нужно было включать эту часть вечера.

Мой телефон завибрировал.

 

«Ты уже прочитала?»

Мне хотелось быть крутой и расслабленной, как Бью. Технически, в том, что он написал не было ничего плохого. Всё было правдой. Почему я вообще начала обсуждать правдивость его блога? Я должна чувствовать облегчение от того, что мне попался партнёр, который также увлечён проектом, как и я. Мы, безусловно, справимся с профессором Гарсией. Всё, что мне было нужно — это «отлично» к выпускному.

Он нетерпеливо написал мне ещё снова.

 

«Я идеально применил теорию на этой неделе. А ты как думаешь? Мне стоит что-нибудь поменять?»

Он действительно постарался применить теорию, сфокусировавшись на разоблачении мифов. Не было смысла спорить с ним или раздувать из этого проблему.

 

«Всё замечательно. Загружаю свой пост прямо сейчас».

Весь этот сценарий нашего свидания был ненастоящим, однако чувства в моей груди, кажется, были реальными. А я хотела как раз наоборот.

 

***

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 65; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ