Свидание номер пять: любовь с привидениями



Бью организовывал наши предыдущие четыре свидания. Так что пришло время и мне внести свой вклад в наш проект. Недельный показ «Испорченных сердец» закончился вчера вечером, и кроме занятий, я не проводила времени с Бью с тех пор, как мы вместе смотрели «Совпадения любви» в понедельник. Всю субботу я посвятила подготовке нашего свидания. Я старалась придумать, как удивить эксперта по всему, что можно делать в Каролине, чем-то, чем он никогда до этого не занимался.

— Не подглядывай, — я завязала повязку для глаз настолько сильно, насколько это возможно, не причиняя ему при этом боли.

— И ты не дашь мне ни единой подсказки? — Бью предвкушал свидание, которое я для нас подготовила.

— Ни за что. Я сегодня за главного. Тебе остаётся просто доверять мне.

— Наше свидание включает в себя краски для тела, волынки или гидромассажную ванну?

Я рассмеялась. Гидромассажная ванна звучала заманчиво, но я не могла найти её в нашем городке за такое короткое время.

— Ничего из этого не будет. Ты увидишь.

Остановив машину на гравийной дорожке, я свернула на грязную паковку. Уже приближалось время заката. Мы должны поторопиться, если я хочу, чтобы это сработало. Я быстро припарковала машину и побежала к пассажирскому сидению, чтобы помочь Бью.

— Я немного в невыгодном положении сейчас с этой повязкой на глазах.

Я направила Бью по дорожке и через двадцать метров мы остановились.

Я положила его руку на ствол дерева, стоящего рядом с нами, чтобы он мог стоять устойчиво.

— Готов? — я не могла дождаться, чтобы начать.

— Да, пожалуйста, сними её с меня.

Я зашла за него, собираясь развязать узел, но как только коснулась его шеи, передумала.

— Прежде чем это произойдёт, ты должен кое-что сделать.

Я увидела, как он приподнял одну бровь под маской и улыбнулся. Я сделала шаг назад, и моё тело прижалось к стволу дерева. Бью повернулся в моём направлении и положил руки по обе стороны от меня. Я не была совсем уж уверена, что он не видит сквозь повязку.

Я подалась вперёд, взяв его лицо в ладони, и направила его губы к своим. Прижавшись ко мне, он вжал моё тело в дерево и поднял обе мои ноги себе на талию. Мы полностью отклонились от плана. Я запустила руки ему в волос и развязала узел шарфа, открывая его глаза. Я наблюдала за тем, как он осматривается.

— Где это мы?

Уже начало темнеть. Мы были в чаще леса, и я не рассчитала, что из-за возвышающихся деревьев в лесу потемнеет раньше. Кажется, у нас не было времени на этот поцелуй у дерева.

— Ты на «охоте за сокровищами» в стиле «Совпадений любви», — улыбнулась я.

— Мило. И за чем же я охочусь? — он сильнее прижался ко мне.

— За мной.

Его брови взлетели вверх:

— Что?

— Тебе лучше уже начать, если ты хочешь получить свой приз, — я вырвалась из его крепких объятий и встала рядом. — Вот твоя первая подсказка.

Я протянула ему сложенный листок бумаги и постаралась удержаться от смеха. Внезапно Мистер Авантюрист начал выглядеть озадаченным.

— Ты не собираешься мне сказать что-нибудь ещё? Я ведь даже не знаю где мы, Лондон.

— У тебя с собой телефон, так что ты не потеряешься. Возможно, ты просто не сможешь найти меня. Удачи! — я ему подмигнула. — Иди в этом направлении, — я указала на дорожку, которая освещалась уже недостаточно хорошо, и наблюдала за ним, пока он не скрылся из виду.

Я трижды проходила «охоту за сокровищами» по своей карте, и в среднем у меня уходило двадцать минут, чтобы закончить созданную программу. Бью, скорее всего, справится быстрее, так что я прикинула, что у него уйдёт около пятнадцати минут, чтобы найти меня.

Я побежала обратно к машине и схватила сумку. Всё необходимое было упаковано здесь. Я специально послала Бью в обход, так чтобы я могла спокойно пойти другим путём, не натыкаясь на него. По плану мы встретимся с ним на середине пути.

Выбрав участок земли возле каменной стены с видом на окрестности, я вытащила тонкий брезент, после чего расстелила одеяло. У меня были два фонаря, которые я установила по углам одеяла.

Наконец, я вытащила свой телефон, чтобы проверить время. Он должен появиться здесь с минуты на минуту. Я всмотрелась в дорожку. Она была пуста. Я гуляла здесь больше двадцати раз в свой первый год в университете, но я никогда не обращала особого внимания на здание, которое делало это место такой значимой достопримечательностью.

Круглая башня и обвивающий её плющ предавали этому месту атмосферу готики, и мне стало как-то не по себе. Может быть, идея этого свидания была неудачной. Бью нигде не было видно, солнце уже почти зашло, и мне вдруг вспомнились все легенды о призраках в этом лесу.

Одна из историй из 1830-х была о студенте, который погиб здесь, сражаясь на дуэли. Легенда гласит, что паникующие студенты, чтобы скрыть его смерть, похоронили тело под камнем. Девушка, за которой он ухаживал, якобы ждала его возвращения у этого камня, когда узнала, что её возлюбленный погиб. Жуткая часть истории в том, что этот камень к тому же был местом для тайных встреч для влюблённых парочек. Легенды об этих местах гласят, что люди видят здесь призраков разлучённых возлюбленных, которые вместе бродят по лесу.

После просмотра «Совпадения любви» на прошлой неделе, я решила, что это место со средневековым замком и легендами подходит больше всего. Нервничая, я снова осмотрела лес. Наконец, я решила позвонить Бью. Больше я не могла ждать.

— Лондон. Я нашёл тебя. Это так круто! — Бью с улыбкой на лице бежал ко мне.

Я спрятала телефон обратно в сумку.

— Замок Гимхол во время заката? Отличная идея! Ты знала, что это один из пунктов моего списка дел? — он выглядел таким счастливым.

— Может быть.

Конечно же, я изучила его список вдоль и поперёк.

— Я рада, что тебе понравилось.

Теперь, когда Бью был здесь, истории о приведениях меня больше не беспокоили. Замок, подсвеченный золотым сиянием заходящего солнца, сиял. Это было прекрасно.

Он опустился на одеяло.

— Могу я получить свой приз? — он начал ползти ко мне, как тигр на охоте. Мысли о том, что он сделает со мной, когда поймает, заставили мою кожу покрыться мурашками. Хотя, в этом и был весь смысл нашего сегодняшнего свидания: поцелуй у замка на закате.

Я сидела на коленях, нервно ожидая его приближения к моему краю одеяла. Стоило его телу соприкоснулось с моим, как он одним быстрым движением подмял меня под себя.

— Поймал.

Мой смех быстро превратился в нечто другое. Бью смотрел мне прямо в глаза, и было невозможно скрыть, как я хочу его. Мои губы приоткрылись, когда его рот обрушился на мой. Я старалась выровнять дыхание, но то, как он касался меня, делало это невозможным. Мне так нравилось целовать его. Это ощущалось горячо, сексуально и немного опасно каждый раз, как он заставлял меня стонать. А делал он это очень часто.

— Эй! Эй! — я услышала, как кто-то кричит на нас. Это не может происходить именно сейчас. — Эй, детвора, вы не должны здесь находиться. Уходите! — сторож замка шёл по другую сторону стены по направлению к нам, указывая на выход.

Униженная, я вылезла из-под моего разочарованного партнёра. Моё романтическо-готическое свидание было сплошной катастрофой.

Бью нашёл мою руку и помог мне подняться. Он пожал плечами, и мы начали собирать все вещи для «охоты за сокровищами» обратно в сумку.


 

Глава 9

Казалось, не имело значения, как тщательно мы с Бью планировали наши свидания, нам никак не удавалось побыть наедине. Его соседи по комнате играли в свои видеоигры так, словно от этого зависело количество кислорода, поступающего к ним в лёгкие. А Нина и Кэндис с каждым днём становились всё более и более непредсказуемыми. Я не могла угадать, когда они будут вне дома. Бью был популярным парнем в кампусе, и с моей небольшой актёрской славой, на публике нам приходилось делать вид, что мы просто партнёры, занимающиеся экспериментом для проекта. Наши блоги также набирали популярность. С каждой неделей мы получали всё больше комментариев от студентов, высказывающих своё мнение на нашу теорию о «Совпадении любви». Люди, включая профессора Гарсию, читали и ждали наши недельные обновления.

Ярко разодетая профессор начала свою лекцию:

— Ну ладно, я знаю, что всем вам не терпится поскорее уйти на весенние каникулы, но не забывайте, что пока вы отдыхаете вПанама-Сити[4] или Мертл-Бич[5] ваши реалити-шоу всё ещё продолжаются.

Девушка, сидящая на ряд ниже нас, застонала при этом напоминании.

— Я хочу отметить несколько проектов, которые продвигаются весьма успешно.

Я задержала дыхание, избегая взгляда Бью. Я не могла посмотреть на него. Это заставляло меня чувствовать себя очень виноватой. Хотя, что такого мы сделали с тех пор, как заключили то соглашение в день Святого Валентина? Ему нужно было заниматься по другим предметам, я вернулась к репетициям, и мы никак не могли побыть наедине. До этого вечера. Весенние каникулы были началом целой недели наедине. Бью. Я. Домик на пляже.

— Мэгги и Блэр проделали потрясающую работу в этом семестре со своим проектом. Леди, я хочу сказать вам, что на этом этапе ваше понимание концепций класса является феноменальным. Помощь начинающим бизнесменам в городе это так оригинально, — профессора Гарсия всплеснула руками прямо перед лицами студентов. — Другая группа, которую, мне кажется, все успели отметить, это динамический дуэт Бью и Лондон. Вы двое очень хорошо изучили теории производства реалити-шоу и поставили под сомнение концепт теории взаимоотношений — по-настоящему хорошая работа.

Я не планировала сползать ниже на своём стуле, но похвала от нашего профессора внезапное обратила внимание всех на меня и моего партнёра. Бью воспринял его спокойно. Его кепка была надета наоборот, и он выглядел спокойным, как всегда.

— Окей. На этом на сегодня и на эту неделю всё. Будьте осторожны на пляже. Не забывайте солнцезащитные крема! Не возвращайтесь обратно, выглядя как помидоры, — профессор Гарсия рассмеялась над собственной шуткой.

Я продела руки в лямки своего рюкзака, стараясь не стоять слишком близко к Бью, пока остальные студенты выходили через вращающиеся двери. Я увидела, как он подмигнул мне перед тем, как повернула за угол. Где-то через час я уже буду на пути к пляжному домику семьи Бью.

 

***

 

На пляжах Северной Каролины в середине марта было не очень-то тепло, но Бью сказал, что у них в доме на веранде есть джакузи, так что я решила, что взять с собой купальник хорошая идея. Я была в предвкушении все две недели с тех пор, как он пригласил меня поехать с ним в Холден Бич. Я предполагала, что так как это наш выпускной год, то у него были какие-нибудь сумасшедшие планы со своими друзьями где-нибудь в Канкуне. Наверняка этот пункт в самом начале списка его дел. Но, он никогда не говорил мне о своих планах, и я решила принять его приглашение, не задавая лишних вопросов. Он заверил меня, что его семьи не будет в этом домике. Его мама была слишком занята, работая над большим делом по страховке, а его отец преподавал в местной школе, где весенние каникулы начнутся в апреле. Так что весь дом был в нашем распоряжении.

Грозовые тучи нависли над горизонтом. Я увидела вспышку молнии, когда проезжала по мосту, ведущему к острову Холден Бич.

Я свернула на подъездную дорожку, восхищаясь видом потрясающего дома прямо передо мной. Бью говорил, что его мама работает юристом, но он никогда не упоминал финансовый статус своей семьи. Дом был великолепный. Его мотоцикл был припаркован в гараже. Я вышла из машины и посмотрела наверх, рассматривая три этажа, возвышающихся передо мной. Разыгравшийся ветер развевал мои волосы.

— Привет! Ты добралась! Давай, я помогу тебе. Сейчас спущусь, — прокричал Бью через балкон нижнего этажа, прежде чем побежать вниз по ступенькам.

Я подошла к багажнику и вытащила рюкзак. Я взяла с собой ноутбук, так как у нас была впереди целая неделя на пляже, и я была уверена, что у меня будет время поработать над проектом. Внезапно я услышала над головой раскаты грома.

Бью встретил меня прямо у подножия лестницы. Я не была уверена, должны ли мы сейчас обняться или поцеловаться. Видеться с ним вне учебы казалось нереальным. Казалось, будто мы отдалились от того мира, что свел нас вместе.

— Давай, я возьму это, — он стащил рюкзак с моего плеча и потянулся за чемоданом. — Пойдём, я хочу показать тебе дом. Хорошо, что ты приехала до того, как начался дождь, — он посмотрел на грозовые облака на горизонте.

Я последовала за ним по лестнице, отмечая аппетитную задницу, которая шаг за шагом вела меня наверх. Он провёл меня через ряд раскладных стульев, и через стеклянную дверь мы вошли в дом.

— Это кухня. Еда вот здесь. Напитки в холодильнике. Бери всё, что захочешь, — он прошёл мимо стального холодильника и вышел через двойные двери, которые вели в другую комнату. — Телевизор здесь, — он указал на диван и плоскую панель, висящую на стене.

Это была невероятно быстрая экскурсия по дому. Я едва успела оглядеться, как он помчался дальше по коридору.

— Дальше гостевые, — он катил мой чемодан по натёртому до блеска деревянному полу. — Я подумал, что тебе понравится эта комната, — он отступил в сторону, предоставляя мне возможность осмотреться.

Вся комната была оформлена в белых тонах. Французские двери выходили на балкон, с которого открывался прекрасный вид на океан. Вдруг я заметила ещё один удар молнии. Слава Богу, я проделала этот четырёхчасовой путь до того, как начался дождь. Я осмотрела предоставленную мне комнату.

Это было неизбежно. В центре комнаты стояла кровать королевского размера. Просто огромная кровать. Кровать, которая кричала: «Я — кровать».

Мои ноги превратились в желе, желудок свело. Но всё это в хорошем смысле, в том смысле, что я не могла дождаться, когда Бью сделает первый шаг. Хотя, почему я ждала его? Я знала, чего хочу.

Наверное, было глупо думать, что это слишком быстро или что я буду выглядеть распутно, если скажу парню, что хочу его. Однако во всех моих предыдущих отношениях я никогда не делала первого шага, особенно в постели. В Бью было что-то такое, что возбуждало во мне примитивный инстинкт, о котором я не помнила, когда была со своим последним парнем. С Бью всё было по-другому по многим причинам, или же, возможно, я просто заводилась от мысли, что наконец-то между нами ничего не стоит.

Он повернулся и указал на закрытую дверь:

— Это твоя ванная. Полотенца на полке. В шкафчике мама держит запасные зубные щётки и другие необходимые вещи.

Он быстро прошёл мимо кровати по направлению к коридору.

— Всё в порядке?

Это был мой шанс. Впервые за весь месяц мы были только вдвоём. И не просто вдвоём, мы были абсолютно одни в прекрасном доме на уединённом тихом пляже. Ни Нины или Кэндис, или его играющих в приставку соседей. Ни следящих за нашим блогом людей. Никого.

— Бью?

Одна его рука была уже на ручке двери, и он направлялся в сторону кухни. Я не могла сказать, был ли он восторжен, показывая мне дом, или же нервничал из-за моего присутствия здесь. Но было довольно мило наблюдать, как он утратил свой имидж парня, которого мало что волнует.

— Да? Что случилось? — он вернулся в комнату.

Я села на край кровати и расстегнула свои кожаные сапоги до колен, поставив их на пол. Затем сняла кардиган сначала с одной, а потом с другой руки. Повесила его на стул. Это был самый лучший призывной взгляд, который у меня был. Я прилегла на кровать. Честно говоря, я усовершенствовала эту позу, когда играла Мэгги в «Кошка на раскалённой крыше».

— Поцелуй меня.

Я делала то, что никогда не делала раньше, но он нужен был мне. Огонь, разгорающийся под моей кожей, не мог пройти мимо этого момента без того, чтобы Бью узнал о моих чувствах. Я была готова пожертвовать всей своей гордостью, чтобы показать ему это. Мне казалось, что было бы глупо позволить ему уйти сейчас. Я улыбнулась, как только он направился ко мне, каждым шагом сокращая между нами расстояние. Миссия выполнена.

Он расположил своё спортивное тело на кровати.

— Вот так?

Взгляд Бью был сфокусирован на моих губах. Он провёл по ним большим пальцем, посылая искры в другие части моего тела, которые также жаждали его прикосновений. Я подождала, пока единственной преградой между нами осталось лишь дыхание. Он поцеловал меня в щеку и положил руку мне на шею, вырывая стон из моей груди.

— Да, — это всё, что мне удалось вымолвить, когда он опустил свои губы на мои. Я упивалась нашим поцелуем, пока весь остальной мир со своими грозовыми облаками исчезал. Это было лучше, чем я могла бы желать. Мне нравился его вкус. Я была уверена, что не существует губ идеальнее. Я легла на спину и потянула Бью за собой на белый плед.

Дом задрожал от удара грома, и свет несколько раз мигнул, прежде чем комната погрузилась в кромешную темноту.

Бью подскочил, возвышаясь надо мной широкими плечами:

— Дерьмо. Электричество вырубило.

Я поняла, что он намеревается покинуть нашу компрометирующую позу, для того чтобы заняться обязанностями дома, которые висели на нём.

Дождь начал барабанить по деревянной веранде дома, и я услышала завывания ветра.

Я ждала этого момента весь месяц и не собиралась позволять ему слезть с кровати или выбраться из моих объятий. Наконец, я была там, где больше всего хотела. После всей этой игры в кошки-мышки, никакое отключение электричества не остановит огонь между нами. За окном вспыхнула молния. Мне не было достаточно пары поцелуев. Мне хотелось намного большего.

Я обернула руки вокруг его талии и сцепила их у него за спиной. Я, может быть, и не высокая, да и не обладаю силой, но я не хотела, чтобы у него были хоть какие-нибудь сомнения о том, на что я готова, лишь бы он остался.

— Останься, — прошептала я. — Останься со мной.

В темноте его рот нашёл мой, и я обхватила его ногами. Я задержала дыхание, когда он начал расстёгивать пуговицы на моей рубашке. Его руки исследовали каждый сантиметр моего обнажённого тела, и я не могла перестать извиваться под его прикосновениями, желая ощутить их ниже моих бёдер. Я потянула его футболку вверх и провела ногтями вниз по груди. Его кожа ощущалось горячей и мягкой под моими пальцами. Даже после того, как мои глаза привыкли к темноте, я решила закрыть их и наслаждаться каждым прикосновением и поцелуем. Каждое ощущение, которое Бью создавал своими пальцами, пронзало меня настолько, что я чувствовала себя пленницей в собственной коже. Я хотела, чтобы он освободил меня от этого нарастающего внутри напряжения.

Казалось, он наслаждался тем, что заставлял меня извиваться от желания. Я поймала дьявольский взгляд его глаз, прежде чем он обрушил на мой живот поцелуи, похожие на капли дождя. Я наслаждалась невероятным прикосновением его рта у своего пупка, когда он потянулся к пуговице моих джинсов.

— Лондон, ты в порядке? — мягко прошептал он сквозь звук грома.

Я не могла думать. Я могла только ощущать то, что он со мной делал, и это было великолепно. Мы никогда не разговаривали о сексе. Но с той ночи, когда мы решили сделать наши фальшивые отношения реальными, я знала, что это неизбежно случится. Каждый раз, когда он касался меня, мне казалось, будто моё тело подчиняется ему. Всё должно случиться этой ночью. Я никогда не желала никого и ничего так сильно. Серьёзно, почему он пытается говорить со мной сейчас? Мне казалось, моё тело говорит обо всём так, что мне не нужно произносить ни слова.

Потом до меня дошло. Я застыла. Что если я делала недостаточно?

Бью поднялся на руках.

— Лондон?

Я видела его тлеющий взгляд. Боже мой, как же он горяч.

— Да?

Я не хотела, чтобы он останавливался. Я дотянулась до молнии его джинсов и потянула за неё. Сейчас было не время для разговоров.

Он глубоко выдохнул, когда моя рука скользнула между тканью и его кожей.

— Я хочу тебя. Не пойми меня неправильно, это всё о чем я думаю, но мне нужно знать, что ты уверена в этом, в том, чем мы сейчас занимаемся.

Я стянула с себя джинсы и бросила их на пол.

— Это не отвечает на твой вопрос? Бью, я тоже этого хочу. Я хочу быть близка с тобой.

Это была своего рода недосказанность, но я не думала, что могу рассказать ему о своих чувствах, особенно сейчас.

Он улыбнулся, прежде чем поцеловать меня так глубоко, как меня никогда до этого не целовали.

Повторяя за мной, Бью стянул свои джинсы, и мы рассмеялись, когда услышали как они приземлились где-то в темноте.

Зарычав мне в ухо, он начал стягивать с меня рубашку:

— Слишком. Много. Одежды.

— Ммм... мхм, — я не могла не согласиться с ним, упиваясь тем, как моя кожа прижата к его. Он был такой тёплый.

Он проворно расстегнул застёжку моего бюстгальтера и аккуратно снял с моей груди кружевное бельё. Несмотря на то, как сильно я желала Бью, мне нравилось, что он не торопил меня. Он не спеша исследовал моё тело нежными прикосновениями, сводя меня с ума.

Его шаловливый взгляд смягчился, когда он скользнул рукой вниз по моему бедру и начал стягивать кружевную ткань вниз по ногам. Я прикусила нижнюю губу и кивнула ему.

— Да.

Я не хотела ничего другого между нами.

Задыхаясь, я выгнула спину, желание почувствовать себя наполненной им отчаянно возрастало во мне. Бью прижал свои ладони к моим и приподнял мои руки над головой. Наши пальцы переплелись. Я не представляла, что секс может быть таким нежным и страстным одновременно. Я никогда не чувствовала такую связь с кем-нибудь ещё за всю свою жизнь. Каждое его движение посылало волны жара по всему моему телу. Ноющие удовольствие рождалось во мне с каждым точным движением его бёдер. Это было всё, что я хотела — быть настолько близкой к нему, чтобы не ощущать ничего, кроме его сердцебиения, его дыхания, и того насколько сильно он желает меня.

 

***

 

— Я догадываюсь, ты не разрешишь написать об этом в моём блоге на этой неделе, — рассмеялся Бью, прикрываясь простынёй.

— Хэй! Не смешно! — я ударила его в бок, а потом начала полноценную атаку, кусая за шею, пока он не взмолился, чтобы я прекратила. Мне довольно быстро удалось найти у него особо чувствительное место.

— Окей, окей. Если ты не хочешь, чтобы я продержал тебя в этой комнате всю ночь, да ещё и лишил тебя еды, тебе лучше прекратить.

Я легла рядом с ним:

— Теперь, когда ты упомянул об этом, я проголодалась.

Я не имела понятия, который сейчас час. Электричество так и не включилось, и у нас обоих не было достаточной силы воли, чтобы выбраться из кровати. Сколько часов мы провели потерявшись друг в друге?

— Окей. Ужин скоро будет. Я не могу уморить тебя голодом в первый день весенних каникул.

Я наблюдала за тем, как тёмная фигура Бью спрыгнула с кровати и начала искать сброшенные в спешке штаны. Как жаль, что ему пришлось надеть их обратно.

Я села на огромной кровати, чувствуя холод без Бью. Он по природе был очень тёплый.

— У вас есть фонарь или свечи? Я могу помочь тебе с ужином.

— Подожди здесь. Я знаю, где мой отец хранит чемоданчик для экстренных случаев.

Я попыталась найти на полу хоть что-нибудь из своей одежды, пока Бью решал проблему со светом. Как мой бюстгальтер оказался под кроватью? У меня только что был секс с Бью Андерсоном, и это был невероятно прекрасный, крышесносный секс. Я запищала, пока натягивала свои джинсы. Всё казалось таким идеальным и правильным.

Через несколько минут Бью вернулся с двумя фонарями. Один он протянул мне:

— Пойдём за мной.

Я поплелась за ним по коридору, засунув рука в задний карман его джинсов. Отопление также не работало без электричества, но Бью ходил по дому без рубашки, так что я не жаловалась.

Мы вошли в гостиную. В камине потрескивал огонь, а на одеяле и кухонной столешнице были расставлены свечи.

— Когда ты успел всё это устроить? — я подошла к огню, чтобы немного согреться.

— К счастью, у нас газовая плита и газовый камин, так что мы сможем приготовить ужин, и ты не замёрзнешь, — он подмигнул мне, и я растаяла. — Как насчёт жареной курицы?

В этот момент я могла съесть даже залежавшийся сэндвич, настолько я была голодна.

— Прекрасно.

Я стащила пару подушек с дивана и положила их поближе к камину:

— Тебе нужна какая-нибудь помощь?

На удивление Бью чувствовал себя вполне комфортно на кухне. Я никогда не спрашивала его о кулинарных способностях, но большинство парней из университета предпочитали лапшу быстрого приготовления, пиццу или еду на вынос. Я улыбнулась, мне понравился его сегодняшний сюрприз.

— Нет, у меня всё под контролем, но ты можешь достать напитки. В холодильнике есть вино и пиво.

Я открыла холодильник и, увидев на полке пять охлаждённых бутылок вина, посмотрела на него.

— Ты планировал устроить вечеринку?

Его ухмылка превратилась в робкую улыбку:

— Хотел быть уверенным, что я подготовил всё, что нужно.

Я рассмеялась. Кажется, я даже не дала ему шанса соблазнить меня с помощью обычного ритуала, включающий в себя ужин и вино. Мы пробыли в доме всего десять минут, когда я начала умолять его сорвать с меня одежду. Я наполнила бокал вина для себя, а ему протянула бутылку пива.

— Ура!

Он взял свою бутылку:

— За весенние каникулы!

Я встала на носочки, пытаясь дотянутся до него, и он страстно поцеловал меня.

— За весенние каникулы!

 

***

 

Следующим утром я проснулась на полу в гостиной, лежа на импровизированной кровати, устроенной Бью. Огонь всё ещё плясал среди тлеющих брёвен. Место рядом со мной было пустым. Солнечный свет струился с потолка. Я натянула плед, прикрывая обнажённую кожу, и обняла колени. Если бы кто-нибудь сказал мне два месяца назад, что я буду проводить свои весенние каникулы с Бью Андерсоном в тайном месте, я бы ответила, что он, или она, просто безумны.

Нам удалось перейти из партнёров, неохотно работающих вместе, к чему-то, что я даже не могла описать словами. Все сомнения, что были у меня о нём, и все вопросы исчезли в тот момент, когда он поцеловал меня. Прошлая ночь была самой лучшей ночью в моей жизни.

— Хэй. Ты уже проснулась, — Бью вошёл в комнату через раздвижную дверь. Его наушники болтались возле плеч. Его футболка была потной, и ещё на нём были шорты и кроссовки для бега.

— Привет, — я улыбнулась, осознавая, что я единственная в комнате, кто полностью раздет. Я видела свою футболку, висящую на краю дивана. — Ты ходил на пробежку?

— Да. Не хотел тебя будить. Я быстро приму душ, — он метнулся через гостиную и скрылся в коридоре.

— Хорошо.

Что, к чёрту, сейчас произошло? Я потянулась к дивану и схватила свою футболку. Был ли это тот самый парень, с которым я провела всю ночь до рассвета? Я пошла в комнату, которую мне выделил Бью. В доме было тепло, так что, должно быть, электричество снова заработало, пока мы спали. Я повернула ручку душа и встала у зеркала, ожидая, когда нагреется вода. Что-то было не так. Он что действительно прошёл мимо меня, сказав просто «привет», словно ничего не произошло? Мне это не понравилось. Войдя одной, а затем другой ногой в душ, я помылась и приготовила для Бью речь.

Один из недостатков в том, что у тебя длинные волосы, это время, которое нужно, чтобы они их высушить. У мамы Бью имелся супер мощный фен для волос, такой как в салонах красоты, но даже со всем этим профессиональным оборудованием, мне понадобилось пятнадцать минут, чтобы высушить волосы, прежде чем я смогла появиться на кухне. Хотя, это дало мне возможность прорепетировать свою речь. Она должна была начаться как-то так:

«Если ты считаешь, что я ещё один выполненный пункт из твоего списка, то ты ошибаешься, Бью. Ты для меня что-то значишь. Прошлая ночь кое-что значила для меня».

Я собиралась высказать ему всё, при этом давая понять, что я дорожила каждым вздохом прошлой ночи.

Я прошла вниз по коридору, надеясь найти его на кухне. Однако комната была пуста, а его ноутбук стоял открытым на кухонной стойке.

— Бью? — прокричала я в направлении коридора. Ответа не последовало.

Ладно, я серьёзно начинала злиться. Он оставил меня без каких-либо объяснений. Из-за него мне пришлось сфабриковать две разные истории про свои весенние каникулы. Я наврала своим друзьям, сказав, что мне нужно навестить своих бабушку и дедушку перед большим переездом в Калифорнию. Я также соврала своим родителям, сказав им, что еду в Чарльстон с Ниной и Кэндис. Враньё близким людям не было моим любимым делом, но это, казалось, был единственный выход, чтобы провести время с Бью. Теперь я не была уверена, что сделала правильный выбор.

А потом я увидела экран его открытого ноутбука. Я не хотела подсматривать, но он был прямо передо мной. Я села на ближайший барный стул. Страничка Бью в Фейсбуке была открыта и ничто из того, что я читала не укладывалось у меня в голове. Невероятно.

— Привет, — Бью вошёл через раздвижную дверь и поднял бумажный пакет. — Я принес нам пончиков.

Я повернулась к нему, не зная, что сказать.

— Ты не любишь пончики? — спросил он. Я видела, что он был сконфужен.

Я попыталась улыбнуться, но с треском провалилась. Пончики не могли смягчить неприятное ощущение у меня в груди.

— Я клянусь, что не пыталась следить за тобой, но ты оставил свой ноутбук открытым, и я увидела твои посты, — мне было неловко, что он поймал меня за своим компьютером, но больше этого меня расстроило то, что я там прочитала.

— Я не хотел, чтобы ты их видела.

— Почему ты не сказал мне?

Он положил пончики на стойку и сел рядом со мной.

— Это не большое дело.

— Ты должен был быть в Белизе[6] на этой неделе, и ты считаешь, что это не большое дело?

Я видела, как он нервничал, что было ему не свойственно.

— Не раздувай из мухи слона, Лондон.

— Но это и есть слон в каком-то смысле. Ты отменил поездку на каникулах со своими друзьями, и теперь они постят различные фотографии и отмечают тебя на них, чтобы только достучаться до тебя. Ты не собирался рассказать мне о Белизе?

— Нет. Я вроде как надеялся держать это при себе, — он выглядел обеспокоенным.

— Я не знаю, что на это сказать.

Я не знала, какое чувство вины было хуже — ложь своим близким или это. Казалось, чувство вины окружало меня со всех сторон.

— Мы можем не говорить об этом? — Бью спрыгнул со стула и порылся в пакете с пончиками, вытаскивая выпечку, покрытую шоколадом. Он откусил кусок.

Я не хотела всё усложнять. Его настроение изменилось с прошлой ночи, и я понимала почему. Его тупые друзья всё время напоминали ему о поездке. Сейчас, он, должно быть, сожалеет о том, что не поехал. Он мог бы заниматься подводным плаванием и ходить на вечеринки со своими лучшими друзьями в потрясающем месте, вместо того, чтобы зависать со мной, скрываясь ото всех.

— Ты же всё ещё можешь поехать? Они встретят тебя там?

— Что?

— Я не хочу, чтобы ты отменял свою поездку. Ты должен поехать. Это твои последние весенние каникулы. У тебя есть ещё эта неделя. Парни не позволят тебе забыть об этом, если ты не поедешь.

— Ты сошла с ума, — он захлопнул экран своего ноутбука и отодвинул его от нас. — Кажется, я вёл себя как придурок этим утром. Прости. Я не должен был позволять им задеть меня, но это не значит, что я хочу поменять свои планы. Я действительно хочу быть здесь.

Его губы на вкус были как шоколад. Я почувствовала, как моё тело сдалось, когда он обнял меня за талию. Это было так приятно.

Я слегка оттолкнула его, потому что не была убеждена до конца.

— Ты уверен? Со мной всё будет в порядке, я всё понимаю.

— Лондон, заткнись и поцелуй меня.

 

***

 

Бью нажал кнопку на пульте управления, и тяжёлая дверь гаража начала подниматься, ослепляя меня солнечным светом.

— Выбери что-нибудь, — он указал на два квадроцикла, припаркованные в рассчитанном на пять машин гараже.

— Я никогда не каталась на таком, — я начала задаваться вопросом, знаком ли Бью с транспортными средствами у которых есть двери. У него был велик, мотоцикл и пара квадроциклов.

— Серьёзно?

— Серьёзно. Я, скорее всего, разобьюсь. Можно я просто покатаюсь с тобой?

— Как насчёт урока? К концу этой недели ты сможешь управлять им сама, — он протянул мне шлем.

Я надела его на голову, хотя только что потратила двадцать минут на укладку волос. Бью вскарабкался на квадроцикл, а я села позади него. Он завёл мотор, и мы выехали на ближайшую к дому дорожку, ведущую к пляжу. Я заметила знак, расположенный между дюнами. Запрет на транспортные средства на пляже. Только в экстренных случаях. Бью, похоже, решил проигнорировать этот знак, так как мы уже въезжали на деревянную дорожку и направлялись прямиком к океану.

Он резко повернул, как только мы достигли береговой линии, и ускорился. Он маневрировал по песку, уворачиваясь от волн, когда они приближались к колесам. Я прижималась к нему с каждым резким поворотом квадроцикла.

Бью не шутил о том, что пляж будет пуст на этой неделе. Нам на пути не встретился ни один человек, только голодные чайки. Я осторожно убрала руки с его груди и подняла их в воздух. Мне было всё равно, если эти чайки смеялись надо мной. Всё, что я ощущала, это солнце, светящее мне в лицо, ветер позади нас, и Бью, к которому я прижималась грудью, — и это было прекрасно.

 

***

 

Я быстро узнала, что кроме шоколада, вина и билетов на Бродвей, самый быстрый способ завоевать моё сердце — всё, что связано с Бью. Это даже включало в себя рыбалку — что-то, чем я никогда не занималась до весенних каникул.

— Ты действительно думаешь, что мы сможем поймать что-нибудь? — я с недоверием смотрела на удочку, лежащую на песке между моих ног.

Он был занят тем, что устанавливал свою удочку. Мне нравилось, что он знает, какой тип приманки нужно привязать к крючку, я же не имела ни малейшего понятия об этих липких флуоресцентных гаджетах, которые он извлекал из своего ящика для снастей.

— Ох, кинозвезда. Разве ты не знаешь, что если я собираюсь чем-нибудь заняться, то это будет весело? — он широко улыбался, и мне нравилось то, как он выглядел.

Волны бурлили, и прибой доходил до ножек наших стульев. Я не могла поверить насколько сегодня было солнечно. Мои солнцезащитные очки покоились на носу, а ещё мне пришлось использовать почти весь тюбик солнцезащитного крема. Профессор Гарсия гордилась бы мной. Быть может мы и не проводили каникулы в Белизе, но было солнечно, тепло, и мы были на пустом пляже только вдвоём.

— Что мне нужно будет делать, если начнёт клевать? — я зарылась пальцами в песок и начала делать туннель для следующего прилива.

— Я тебе помогу. Не волнуйся, — Бью стянул футболку со своих накачанных плеч и повесил её на спинку стула. Я наблюдала за тем, как он потянулся к кулеру за пивом. — Ты не находишь, что это просто невероятно?

Я улыбнулась и взяла у него охлаждённую бутылку.

— Да, согласна.

Я выжала лайм в бутылку и сделала глоток.

— И как часто ты бываешь на этом пляже? — я осмотрела пустой горизонт и ряды незанятых домов.

— Нет так уж часто. Моя мама купила этот дом, когда я был в старшей школе. Она думала, что это поможет нам больше времени проводить семьёй, — Бью нарисовал в воздухе кавычки, и я уловила нотку сарказма на слове «семья».

— Насколько я понимаю, это не сработало?

Бью потянулся, чтобы проверить удочку. Его глаза следили за леской, пока она не скрылась между волнами.

— Нет. У неё было много замечательных идей, но, когда ты всё время посвящаешь работе, не всегда получается их реализовывать. Она никогда здесь не бывает. Обычно, я провожу здесь время с отцом, иногда с друзьями. Это очень милый домик. Я устраивал здесь пару классных вечеринок. Наверное, это и есть бонус того, что она здесь не бывает, как, например, на этой неделе.

— Мне жаль, Бью. Это ужасно. Думаю, она не специально так много работает, — я подумала о своих родителях и о том, как они преданы своему бизнесу.

— Ничего страшного, — Бью быстро сменил тему, кажется, ему было не комфортно говорить о своей матери. — Ты не рассказывала мне, что твои друзья делают на этих каникулах.

Не желая и дальше мусолить неприятную тему, я быстро перешла к планам своих подруг.

— Кэндис и Пирс, конечно же, запланировали совместную поездку. Пирс сделал ей сюрприз, купив билеты на Багамы. Нина собиралась навестить своих кузин в Майами, и, как она выразилась, «устроить эпический шоппинг-тур». Она попросила меня поехать с ней, но я не хотела расстраивать своих бабушку с дедушкой, — я захихикала.

Мне не нравилось лгать своим друзьям, но мне нравилась каждая минута, проведённая с Бью, поэтому это счастье стоило небольшой лжи.

— Ты не жалеешь об этом? Обо всей этой истории про твоих бабушку с дедушкой? — он слегка опустил свои очки, чтобы посмотреть на меня.

— Честно? Нет. Я провела самую лучшую неделю вместе с тобой, — я улыбнулась и сделала ещё один глоток пива. — А ещё я рыбачу.

Я рассмеялась.

— Хэй! У тебя клюёт! — Бью спрыгнул со своего стула.

— Что? — моё тело было расслабленно из-за солнца и пива.

Он указал на мою удочку, которая теперь с неожиданной силой тянулась в сторону океана.

— Тяни, Лондон! — он выглядел восторженным.

Чёрт. Я не думала, что мы на самом деле поймаем что-нибудь. Я схватила удочку и начала крутить катушку. Леска натянулась, и я чувствовала, как что-то на другом конце отчаянно сопротивляется каждому моему движению.

— У тебя получается! — Бью обхватил мои руки, и его тело стало опорой, на которую я смогла опереться, продолжая крутить катушку.

Я дёргала и тянула до тех пор, пока не увидела, как что-то поблёскивает над волнами.

— Вот она! Бью, там действительно рыба!

Торопливо я дёрнула удочку, вытаскивая рыбу на берег.

— Так, теперь ты официально рыбак! — он подхватил рыбу, чтобы изучить её. Она яростно дёргалась в воздухе.

— Ты хотел сказать рыбачка?

Он рассмеялся:

— Наверное.

Он стянул рыбу с крючка и понес её в пустой кулер.

— А теперь поймай нам ещё парочку — и наш ужин готов!

— Мы собираемся их есть? — я, может быть, и подписалась на рыбалку на пляже целый день, но вот готовка наших жертв в мои планы не входила.

— Конечно, мы их съедим. Это же голубая рыба — лучше есть её в тот же день, когда она была поймана. Не волнуйся. Я всё сделаю, — он поправил мою удочку и забросил крючок в океан для ещё одной попытки.

Я улыбнулась, наблюдая за тем, как его руки блестят на солнце. Он сделал шаг назад ко мне.

— Как тебе такой план? — спросил он.

А потом я осознала, что если Бью смог превратить вонючую, скользкую рыбалку во что-то весёлое, то я влюбилась в него куда сильнее, чем планировала.

— Да, — я улыбнулась ему. — Я займусь рыбалкой, а ты готовкой. А ещё ты будешь снимать рыбу с крючка и наматывать леску.

Играючи, он обхватил меня.

— Эй, я не рыба! — кожа на его груди была тёплой от солнца, и я почувствовала привкус соли на его губах, когда он поцеловал меня. Бью опустил руки на мои бёдра и притянул меня ближе к себе. Я вздохнула. Я действительно всё больше влюблялась в этого парня, — с каждым нашим поцелуем на этих весенних каникулах.

 

***

 

Я не могла понять, почему десять дней пролетели так быстро. Казалось, вечер четверга на прошлой неделе был не так давно. За эту неделю мы заказали еду на вынос во всех прибрежных ресторанах, которые были открыты, исследовали пляж вплоть до каждой ракушки, посмотрели весь сезон «Ходячих мертвецов», узнали, что мы равны в навыках игры в покер, лежали в джакузи до тех пор, пока оба не стали выглядеть как изюм, смотрели «Совпадения любви», баскетбольный турнир, и — моё любимое —мы узнали, что секс в душе — наше лучшее достижение за неделю.

Я закрыла багажник, как только Бью положил туда мой чемодан.

— Ты готова. Я осмотрю дом ещё раз перед уходом и проверю всё ли выключено. Наверное, я увижу тебя уже по дороге, — он подмигнул мне.

— Возвращаемся к реальности, да?

— Реальность ли это? — я видела, что он пытается заставить меня улыбнуться.

— Бью, как же нам быть, когда мы вернёмся обратно в Чапел-Хилл?

Даже простая мысль о том, чтобы оставить позади этот пляжный домик и неделю, что мы провели вместе, нагоняла панику. Мои ладони вспотели. Можем ли мы остаться здесь? Я была уверена, что смогу выжить, не выходя наружу. Всё, что мне нужно — это Бью.

— У нас всё получится. Мы встречаемся завтра вечером, чтобы посмотреть «Совпадения любви», так ведь?

— Я не могу завтра вечером. Начинаются репетиции для новой пьесы. Видишь, уже всё усложняется!

— Постой. Ничего сложного. Просто поменяем планы, и всё. У нас всё получится. Будь осторожна по дороге домой. Я позвоню тебе позже, — прежде чем я смогла начать протестовать и увлечь его в более детальную дискуссию, он поцеловал меня в лоб и подвёл к машине.

Я начала отъезжать с дорожки и увидела Бью, быстро взбирающегося по ступенькам. Я выдохнула. У нас всё получится. Он сказал, что мы сможем. Я включила радио и повернула машину к Чапел-Хилл.

Через двадцать минут пути, у меня зазвонил телефон. Я нажала на кнопку ответа.

— Уже скучаешь? — я использовала свой самый низкий, сексуальный голос.

— Да, я соскучилась, но, вау, не настолько, — захихикала Нина на другом конце. — Ты так разговариваешь со своим дедушкой? — она истерически засмеялась.

Чёрт.

— О, привет, Нина. Я знала, что это ты, просто решила пошутить.

— Врушка.

Она, что, знает где я пропадала эти десять дней?

— Так как твои бабушка с дедушкой? У тебя, наверное, были самые скучные весенние каникулы в истории весенних каникул. Не могу дождаться, когда увижусь с тобой! Когда ты возвращаешься?

Чувствуя облегчение, а также сожаление, я ответила:

— Всё хорошо. Мне не было скучно, — образ Бью без рубашки, только что вышедшего из душа вспыхнул у меня в голове. — Эм. Я уже в пути, так что скоро увидимся!

— Хорошо. Не могу поверить, что мы не разговаривали всю неделю. Будто бы мы были в разных временных отрезках или вроде того. Ты слышала что-нибудь о Кэндис?

Я ни о ком ничего не слышала.

— Нет. Разве она не говорила, что они с Пирсом прилетают из Багам сегодня ночью?

— Я уже не слежу за их расписанием. Будь осторожна. Увидимся за ужином!

— Пока!

Я отключилась и сфокусировалась на дороге. Всё, чего я хотела — это рассказать Нине об этой потрясающей неделе, которую я провела с Бью, но мы сами загнали себя в угол.


 

Глава 10

— Добро пожаловать обратно! Вижу, все вы последовали моему совету про солнцезащитный крем, — профессор Гария внимательно изучила студентов, сидящих на первом ряду. — Ну вот и закончились весенние каникулы. У нас осталось ровно пять недель до сдачи ваших проектов и окончания семестра. Как же быстро летит время! Так что давайте начнём! Сегодня мы поговорим о теории культивирования[7].

Профессор грациозно подошла к электронной доске, что-то нажала на ней, и на экране появились слова.

Я посмотрела на экран, а затем на пустую страницу своей тетради. Я должна была делать заметки и анализировать каждую часть дискуссии о восприятии социальной реальности, но пустое место рядом со мной отвлекало. Почему Бью не пришёл сегодня?

— Да! Так оно и есть! Восприятие становится реальностью,— профессор Гарсия улыбнулась Чаку Адамсу. Я прослушала всё, о чём говорил Чак.

Я увидела, как его партнёрша Мередитулыбнулась на эту похвалу от профессора Гарсии. Выглядело будто она им гордилась. Так, словно, он был для неё больше чем партнёр по проекту. Я попыталась вспомнить какое реалити-шоу им попалось.

Джун, сидящая ниже меня, наклонилась к Бену и что-то зашептала ему на ухо. Он игриво стиснул её ногу, прежде чем вернуться к записям в своей тетради. Что, чёрт побери, здесь происходит? Неужели все нашли себе пару за весенние каникулы?

Образ Бью, нависшего надо мной, с этой дьявольской улыбкой пронзил мой мозг. Неужели прошло уже три дня с тех пор, как он подминал меня под себя в пляжном домике? Казалось, прошло слишком много времени без его поцелуев или рук, ласкающих моё тело. Я покраснела и попыталась прикрыть лицо длинными волосами. Было глупо думать, что одногруппники могут прочитать мои мысли, но мои чувства к Бью были вне контроля. То, что произошло между нами во время весенних каникул лишь убедило меня в этом.

— Увидимся в четверг! — профессор Гарсия отключила интерактивную доску. — Лондон, ты не можешь задержаться на минутку?

Остальные студенты посмотрели на меня как на преступницу, но продолжили выходить из аудитории.

Мне негде было спрятаться. Рядом не было ни Бью, ни других студентов. Я была совсем одна. Я подобрала свой рюкзак и спустилась в самый низ аудитории.

В глаза бросились её красные ковбойские сапоги, идеально подходящие к круглым серёжкам.

— Вы хотели поговорить со мной?

— Да, да. Я надеялась, что смогу поговорить с тобой и Бью вместе. Его это тоже касается, — она откашлялась в свой рукав.

Мой желудок сделал кувырок. Она узнала. Наверное, кто-то видел меня с Бью во время весенних каникул, хотя мы и проводили почти всё время в доме. Профессор Гарсия узнала, что наш проект был абсолютной фальшью.

— Мне очень жаль профессор, но я не знаю где Бью. Может быть, мы подождём его и поговорим в четверг? — не было смысла откладывать, но я не хотела попасть под расстрел в одиночку.

— Почему бы нам с тобой не поговорить, а ты потом передашь всё ему? — она загнала меня в угол.

Я попыталась улыбнуться и подавить внезапный рвотный позыв.

— Все на кампусе только и говорят о ваших блогах. И это даже приуменьшение. Они были темой обсуждения каждой онлайн-группы по теории коммуникаций, которые мне известны, — я не хотела перебивать её, чтобы спросить, что такое онлайн-группа по теории коммуникаций. — Так или иначе, Лондон, вы с Бью придумали что-то действительно уникальное, и ваш проект стал объектом внимания в национальном сообществе по теории коммуникаций, — её голос звучал хрипло.

Мои брови взлетели вверх. О чём она говорит?

— Я не могу сказать, сколько профессоров спрашивали меня о вашем проекте. Знаю, что сейчас он ещё не закончен, но я бы хотела презентовать его на национальной конференции по высшему образованию в Орландо, — она прервалась на кашель. — Прости. Кажется, я что-то подхватила. Сказывается недостаток сна во время весенних каникул, — она попыталась рассмеяться. — Но, вернёмся к тебе и вашему проекту...

У меня не было слов.

— Знаю, что вы с Бью выпускаетесь, и я не хочу нагружать вас лишней работой, но я хотела попросить вас передать мне ваши исследование в конце семестра, и если вы позволите, я бы хотела опубликовать их. Ваши имена, конечно же, будут включены в публикацию.

Всё плохо. Очень плохо. Дерьмо. Мне нужно было спокойствие Бью. Он мог справиться с любой сложной ситуацией.

— Я....я не знаю, что сказать.

— Знаю. Это огромная честь для выпускников. Я уверена, вы с Бью оцените, как это невероятно, когда твоё имя фигурирует в публикации национального уровня.

— Профессор Гарсия, мне нужно поговорить с Бью. Я не могу ответить за него.

— Конечно же, нет, — она взмахнула рукой в воздухе.— Я и не ожидала от тебя другого, Лондон.

Я сильно прикусила нижнюю губу. Я не могла придумать, как можно отвергнуть её идею, поэтому вместо этого начала двигаться к выходу из аудитории.

— О, и, Лондон, между нами, ты проделала потрясающую работу над проектом, если учесть с кем ты работаешь.

Я повернулась к ней, пытаясь скрыть неожиданный прилив гнева в своих глазах:

— Что вы имеете в виду, профессор?

Она засмеялась:

— Должно быть не так просто ходить на свидания с кем-то вроде него. Ты такая одарённая и талантливая. Я и не думала, что между вами что-нибудь завяжется, он не настолько уникален. Однако ты справилась с этой ситуацией блестяще. Я не могу дождаться окончания вашего проекта.

Если бы у меня в рюкзаке был кинжал, я бы наверняка уже целилась в её нелепые сапоги. Я мило улыбнулась, прежде чем покинуть аудиторию:

— Спасибо, профессор. Мы вас не разочаруем.

Она не знала его так, как я. Никто не знал.

Наконец, выйдя в коридор, я достала телефон и написала своему «не настолько уж уникальному» настоящему и одновременно фальшивому бойфренду.

 

***

 

Я чувствовала себя работником торгового центра, шныряя между возвышающихся книжных полок. Библиотека Дэвиса была самым настоящим лабиринтом. Прошло несколько месяцев с тех пор, как я была здесь, занимаясь среди других студентов. Однако, спустя пару загадочных сообщений, Бью убедил меня встретиться с ним в одной из комнат библиотеки на восьмом этаже.

Кроме спящего на диване парня, я не заметила никого другого возле комнаты 8052, которую зарезервировал Бью. Я постучала, а затем открыла дверь и вошла в кромешную темноту.

— Бью? — позвала я, и мой голос эхом отозвался в небольшой комнате. Дверь за моей спиной захлопнулась, и я почувствовала, как сильные и жаждущие руки обхватили меня за талию, прижимая к двери.

— Я скучал по тебе, — прошептал он мне в ухо, прежде чем обрушиться на мои губы. Он подхватил меня под задницу, заставляя обернуть ноги вокруг его талии. Это казалось нереальным.

Я почувствовала вкус его губ.

— Ты, что, пил? — я постаралась отодвинуться, но его губы опускались всё ниже по моей шее, заставляя меня таять в его руках.

А потом я вспомнила, что мы в библиотеке. Собираясь с силами, я освободилась из его объятий.

— Бью? Что происходит? Ты пьян? Разве у тебя сегодня нет экзамена?

Я чувствовала его дыхание на своей шее, пока мои глаза привыкали к темноте.

— Ага. Мой список дел.

— О чём ты говоришь? — я старалась привести в норму дыхание. Три дня без поцелуев Бью — определённо слишком долго.

— Прийти на экзамен пьяным, что я и собираюсь сегодня сделать, и поцеловать девушку в библиотеке Дэвиса, что я сделал только что. Готово.

Я толкнула его в плечо.

— Ты позвал меня сюда только для того, чтобы вычеркнуть что-то из своего списка?

— Ауч, Лондон, — он схватился за свой бицепс. — Секунду назад ты не жаловалась.

Он коснулся губами моего подбородка, положив руку мне на поясницу.

— Подожди, ты, что, собираешься идти на экзамен пьяным? Ты с ума сошёл?

— Не волнуйся, я занимался, пока ты была на занятии, а потом уже начал пить.

Я не могла остановить вырвавшийся стон, но я могла остановить его.

— Бью, я принесу тебе кофе или ещё что-нибудь. Ты не можешь пойти в класс в таком виде.

— Прекрати, Лондон. Это есть в моём списке. Всё будет нормально.

У меня не было сомнений, что он сдаст экзамен по искусству соблазнения, но вот экзамен по истории...

— Хорошо, но позволь мне, по крайней мере, помочь тебе дойти до класса? — я обняла его за талию и прижала ближе к себе.

— Хорошо, кинозвезда. Ты можешь пойти со мной, но это будет означать, что мы должны будем покинуть эту тёмную комнату, а я не думаю, что готов это сделать.

Я прижалась к нему, когда его губы опустились на мои.

Окей, мы можем задержаться на пару минут.

 

***

 

Когда мы с Бью шли через кампус, мне казалось, что абсолютно все смотрят на нас. Наверное, это происходило из-за того, что все его попытки ходить прямо безуспешно проваливались. Мне приходилось сдерживать себя от смеха и от прилюдных объятий.

— Что я пропустил в классе сумасшедшего профессора сегодня? — Бью попытался сфокусироваться на асфальте под ногами.

— Новая теория. Всё как обычно.

Я решила, что сейчас не время говорить с ним о просьбе профессора Гарсия. Ему нужны были все функционирующие клетки мозга, чтобы помнить о том, что случилось во время Второй Мировой войны. Я не собиралась засорять его мысли этой проблемой. Я могу сделать это позже.

Он остановился перед зданием Гамильтона.

— Пожелай мне удачи.

Он улыбнулся, и я узнала горячий блеск в его глазах. Он наклонился ко мне.

— Бью, — я отошла, уклоняясь от его поцелуя, огляделапроходящих мимо нас студентов.

— Ах, да. Наш секрет, — он поднёс палец к губам. — Ты знаешь, как сложно не целовать тебя?

Я улыбнулась. Всё, о чём я могла думать, были его губы.

— Удачи на экзамене! — я помахала ему, когда он, стараясь не упасть, начал подниматься по ступенькам. — Я буду ждать тебя здесь, когда ты закончишь.

Я посмотрела на свой телефон. У меня было достаточно времени, чтобы наведаться театр, прежде чем закончится его экзамен. Я была уверена, что Нина нуждается в моей помощи с выбором костюмов. У нас не было шанса поговорить с весенних каникул. Я буду делать всё, что в моих силах, чтобы избегать выдуманной истории о поездке к бабушке и дедушке.

 

***

 

— Лондон! Ты пришла! — воскликнули Кэндис и Нина в унисон.

Увидев своих соседок вдвоём в подвале театра, мне показалось, что я пропустила что-то важное. Я подошла и присоединилась к ним на диване.

— Над чем вы работаете?

— Дерек звонил тебе? — Нина выглядела обеспокоенной.

— Нет, почему спрашиваешь?

Мои подруги обменялись нервозными взглядами.

— Ну, он решил отменить «На крыльях страха», поскольку за весенние каникулы написал что-то совершенно новое, — выложила новости Нина.

— Он что с ума сошёл? — это было неслыханно.

Дерек может и был гением, но сейчас он зашёл слишком далеко.

Кэндис встала и протянула мне копию пьесы. Я прочитала название вслух:

— «Предай меня», — я посмотрела на своих подруг. — И вы двое согласны с этим?

Ещё прежде чем Нина заговорила, я знала её ответ. Она поддержит всё, что бы ни предложил Дерек.

— Пьеса очень хороша. Просто почитай её.

— Но мы ведь уже начали рекламу и репетиции «На крыльях страха». Разве у нас нет права голоса? — я подумала обо всех тех часах, что потратила на пьесу, которая никогда не получит выхода на сцену. О вечерах, когда я пропускала совместный просмотр «Совпадений любви» с Бью, о свиданиях, которые отменила, часах, которые я могла бы провести за созданием своих последних воспоминаний о Каролине, и моментах, которые уже не вернуть.

— Дерек волновался, что ты расстроишься, но он сказал, что новая роль идеально подходит тебе. Лучше чем в «На крыльях страха», — Нина всё ещё пыталась поддержать Дерека. — Он, правда, собирался позвонить тебе.

— Думаю, я откажусь, — я протянула сценарий обратно Кэндис, и она нехотя его взяла.

— Что? Ты же шутишь, да? — Нина была шокирована.

Это решение пришло ко мне не сразу, но уверенность в нём исходила от сердца и распространялась по всему телу.

— Нет, это не шутка. Я собираюсь сконцентрироваться на других вещах до конца семестра. На чём-то, что не имеет никакого отношения к театру.

— На каких других вещах? На Бью и ваших фальшивых свиданиях?

Я попыталась подобрать слова. Я обещала Бью, что не скажу ни слова девочкам.

— Да, у меня есть этот проект, и из-за репетиций я отменяла свидания, но это не всё. Я хочу попробовать себя в чем-нибудь ещё, прежде чем выпущусь. Я провела в этом подвале четыре года. У меня осталось только пять недель до конца семестра, а мне нужно больше, чем это.

Мне показалось, что Кэндис сейчас заплачет:

— Лондон, но мы нуждаемся в тебе. Ты же наша главная актриса. Это твоё призвание, мы рассчитываем на тебя.

— Возможно, если бы Дерек не отменил «На крыльях страха», но сейчас я не могу начинать всё с начала.

Они были заметно разочарованы, но я знала, что освобождаю себя. Мне нужно было это сделать.

— Кэндис, у тебя есть Пирс, и Нина, ты связана с Дереком пьесой, над которой он сейчас работает. Разве вы не считаете, что и я заслуживаю чего-то ещё?

Нина не отступала:

— Значит ли это, что между вами с Бью что-то происходит?

— Нина, прекрати. Я просто не хочу работать над этой пьесой. «Предай меня» — пьеса для какой-нибудь другой достойной актрисы, не меня.

Она выглядела поверженной.

— Я не могу в это поверить. Никогда не думала, что всё закончится вот так, — она стёрла слезу. — Хорошо. Хорошо. Если ты считаешь, что для тебя так будет лучше, то знай, что я поддержу тебя, Лондон, на сто десять процентов. Но мне кажется, ты должна сама сообщить об этом Дереку. Я не собираюсь вываливать на него эти новости.

Я обняла своих подруг.

— Конечно. Я сделаю всё, что нужно, но эта девушка не будет частью «Предай меня».

 

***

 

Возможно, я в последний раз вышла из подвала театра в качестве его актрисы. Я чувствовала себя хорошо. Взглянув на здание планетария напротив парковки, я усмехнулась, вспоминая загоревшуюся на крыше корзинку для пикника. С января я создала с Бью больше воспоминаний о Каролине, чем у меня было за три с половиной года. Да, я встречалась с парнями. У меня было несколько парней, но они были такими же творческими личностями, как и я, с постоянными сменами настроения и желанием посещать театр, кинофестивали и смотреть старые фильмы. В первый раз я была типичной, нормальной студенткой — и это было прекрасно.

Я написала Бью по пути в здание Гамильтона. Он, конечно, уже закончил со своим экзаменом. Я не могла дождаться, чтобы рассказать ему о своём решении.

 

«Ты закончил?»

«Ага. Теперь жду одну красотку».

 

Он всегда слал такие милые сообщения. Я вздохнула.

Он стоял, прислонившись к стене, когда я появилась в поле его зрения. Моим первым инстинктом было подбежать к нему и прыгнуть в его мускулистые объятия, но эта чёртова шарада, что мы создали для всех, не давала мне возможности вести себя как влюблённая девушка. Влюблённая?

— Как прошёл экзамен? — я остановилась в нескольких метрах от него.

— Прекрасно, — он просто излучал уверенность или, может быть, это было последствием выпитого алкоголя.

— Серьёзно?— я не верила ему.

— Почему нет? Я знаю всё о Перл-Харбор. Я даже написал эссе о японских концлагерях в США. Думаю, я заполнил синюю книгу полностью.

— Я впечатлена, но давай сначала узнаем твою оценку, прежде чемговорить, что сдавать экзамен пьяным — одна из твоих гениальных идей.

— Просто подожди, Лондон. Я получу «отлично» за этот экзамен.

— Что ты собираешься сейчас делать? — уже начало темнеть, и на кампусе было тихо.

— Я не собираюсь терять этот настрой. Давай сходим в бар и закажем по голубому стаканчику, — он начал идти по направлению к Франклин-стрит.

— Голубой стаканчик?

Даже будучи слегка навеселе, Бью резко остановился и повернулся ко мне идеальным разворотом:

— Не говори мне, что ты никогда не пила голубой стаканчик.

Я пожала плечами:

— Нет.

— Ну хорошо, девочка. Тебе повезло, что ты встретила меня. Так как ты не знакома с пивом в знаменитом баре наФранклин-стрит, это и будет нашей задачей на сегодняшний вечер, — взяв меня за руку, он направился в сторону улицы. Я не стала говорить, что мы были в центре кампуса и не должны держаться за руки. Его ладонь была такой тёплой. Я позволила Бью вести меня набираться опыта, которого у меня не было.

— Голубой стаканчик, мы уже идём!


 

Глава 11

Вся моя кровать была завалена обрывками бумаги. Я записалась где-то на двадцать кастингов в Лос-Анджелесе, но затем всех их отменила. Потому что всё казалось мне неправильным. Я не была настолько наивной, чтобы думать, что стану звездой после своей первой роли, но я не могла проникнуться ни к одному из этих персонажей. Наверное, тот факт, что я могла думать только о Бью и о том, что он делает, никак не улучшал ситуации. У него впереди был ещё целый семестр занятий, домашних заданий и экзаменов, к которым нужно было подготовиться.

Бью позволил мне спланировать наше субботнее свидание. Мне казалось, что за время весенних каникул я потеряла связь с «Совпадениями любви» и всем тем, что сейчас происходит с Викторией. На самом деле, как бы странно это ни было, мы с ней переживали одно и то же. Только пока она встречалась с семью парнями одновременно, я встречалась с одним, самым лучшим, но притворялась, что мои чувства к нему не настоящие. Однако, всё между мной и Бью было реальным.

Когда в новом выпуске я увидела одно из свиданий, я поняла, что оно идеально нам подходит. Виктория и один из её потенциальных женихов поехали на лимузине в звукозаписывающую студию, где они два часаслушали наставления любимого певца Виктории. Как только с репетициями было покончено, жених излил свою душу в песне, надеясь получить розу в конце свидания. Это было довольно рискованное свидание, ведь если бы Виктории не понравилось его пение, он бы сразу отправился домой. А если бы понравилось, то она бы вручила ему розу, и они поехали бы на вторую часть свидания.

Нина начала бросать вещи в телевизор, когда этот парень не прошёл дальше. Хоть она и была поклонницей этого шоу, ей не нравились решения Виктории о вручении роз:

— Он отлично спел. Это так нечестно! Я не понимаю почему она не дала ему розу! Между ними была химия, все видели это!

Я наблюдала за тем, как моя соседка ругалась на наш телевизор.

— Нина, если между людьми ничего нет, ты не можешь заставить их чувствовать что-то друг к другу. Виктории больше нравятся другие парни. Тебе не кажется, что она поступила правильно, отправив его домой прежде, чем всё стало гораздо серьёзнее?

— Нравятся больше? Он же был самым симпатичным на этом шоу. Это было далеко не лучшее решение, — не успокаивалась моя соседка.

Теперь, когда я ушла из театра, у меня появилось время посмотреть весь сезон с Бью. По крайней мере, он не бросался в телевизор вещами, и я была уверена, что его нисколько не волновало кого Виктория выберет в конце.

Я остановила машину около дома, в котором находилась квартира Бью. Его мотоцикл был припаркован в углу парковки. Я никогда не видела, где он живёт, и было сложно держать вопросы при себе.

Я постучалась в дверь квартиры под номером 202. Через дверь я услышала громкое: «Да?», и последовавшие за этим шаги. Я постучалась ещё раз.

— Входите! — это явно был не голос Бью.

Робея, я слегка приоткрыла дверь и заглянула внутрь. На диване сидели два парня, взгляды которых были прикованы к телевизору. У каждого в руках был джойстик.

— Чувак, это было круто!

— Ни хрена.

Я прочистила горло, опасаясь, что зашла не в ту квартиру. Они оторвались от игры.

— О, ты Париж? — спросил тот, что слева.

— Простите?

— Нет, чувак, это Сидней, — я узнала второго парня с той ночи в планетарии. Это он провёл нас туда через запасной вход.

Прежде чем я смогла придумать остроумный ответ, в комнату вошёл Бью.

— Привет, я не слышал, как ты вошла, — он улыбнулся, и я напомнила себе, что должна держаться обычно перед его соседями.

— Да, я только зашла, и как раз собиралась представиться твоим соседям.

Эти игроманы даже не посмотрели на Бью, когда он вошёл в комнату.

— Мы уже познакомились с Дакотой.

— Это Лондон, придурки! — Бью встал перед телевизором, блокируя им экран.

— Чувак, отойди же! — тот, что слева, выглядел рассерженным. — Мы уже с ней поздоровались.

Я вспомнила, что видела их обоих на тех фотографиях из Белиза на Фейсбуке. Они мне уже не нравились.

— Бью, ничего страшного. Со мной так постоянно. Эта шутка о том, что я была названа в честь города и всякое в этом роде. Очень смешно.

Он пожал плечом в извиняющемся жесте.

— Ну хорошо, пойдём.

Никто из нас не стал прощаться с парнями.

— Извини за них. Расс и Чип не всегда такие придурки. Они хорошие ребята, — Бью следовал за мной по лестнице, направляясь к моей машине.

— Я уверена, что они замечательные... иногда.

Его соседи не произвели на меня хорошее впечатление. У нихчто нет подружек, которые смотрят «Совпадения любви»? Хотя, мне было сложно представить их обоих в каких-либо отношениях. Это заставило меня задуматься о Бью. Почему он живёт с этими парнями?

Я натянула ремень безопасности, но прежде чем я смогла застегнуть его, руки Бью оказались на моём лице, и он притянул меня к себе.

— Ненавижу моменты, когда не могу тебя целовать, — прошептал он, и опустил свои губы на мои.

Я запустила руки в его волосы и произнесла:

— Я тоже.

Когда мы с ним целовались, у меня захватывало дух, и я чувствовала себя целой.

— Хорошо, — он отодвинулся.

Я действительно не хотела, чтобы он останавливался.

— Вот теперь мы можем ехать, — он слабо улыбнулся мне. — Где будет проходить наше свидание?

Я развернула машину.

— Сначала тебе это не понравится, но обещаю, нам будет весело. Вот увидишь.

Он застонал:

— О, нет. Кажется, я знаю, что ты задумала.

 

 

***

 

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 101; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ