Свидание номер десять: Волшебная ночь



 

Он выбрал отель «Каролина». Каким-то образом Бью удалось зарезервировать для нас номер в одном из самых популярных отелей в Чапел-Хилл. Хотя я уже должна перестать удивляться — у него, кажется, были знакомые везде, и куда бы мы ни пошли, всегда были люди, готовые му помочь. Они видели в нём то же, что и я.

Я посмотрела вниз на свои сияющие лакированные туфли на высоком каблуке. Моя бабушка часто покупала мне и моим братьям подарки без повода, и туфли были одним из них. Они пролежали в моём шкафу в коробке целый год. Сегодня я решила впервые надеть их. Синие туфли прекрасно дополняли моё короткое чёрное платье.

Я никогда не обращала особого внимание на «Каролину» и всегда просто проходила мимо. Оставив машину на парковке, я впервые вошла в этот отель. Не знаю, чего я ожидала, ну уж точно не Бью, стоящего в холле, в тёмно-сером костюме.

В руках он держал одну красную розу.

— Уау! Ты выглядишь... — запнулся он.

Это заставило меня улыбнуться.

— Спасибо! Ты тоже очень хорошо выглядишь.

Я ещё раз осмотрела его с головы до ног. Если бы я знала, что он так хорошо выглядит в костюме, то давно организовала свидание, где официальный наряд был бы обязателен.

Он согнул руку в локте и предложил мне взяться за неё. Я аккуратно скользнула своей рукой в сгиб.

— Нам сюда. У нас забронирован столик, — он взглянул на часы.

Мы вошли в обеденный зал, и я прижалась поближе к Бью. Это было невероятно: стулья, обтянутые сатином, свечи, орхидеи повсюду, и музыка. Я не могла придумать более романтичного ужина, даже если бы его организацией занялась команда «Совпадений любви». Мне казалось, что я попала в фильм.

Бью подвёл меня к стойке администратора, где высокая блондинка поприветствовала нас и провела к нашему столику. Осмотревшись вокруг, я поняла, что в ресторане такого рода не принято опаздывать.

Мне казалось, что я в трансе. Бью заказал бутылку чего-то, о чём я никогда прежде не слышала, и выбрал закуску, прежде чем я успела прочитать меню. Он выглядел взволнованным.

— Наверное, мне стоило позволить тебе заказать вино.

— Почему? Из-за моих родителей? Это не делает из меня винного эксперта.

— Ну, ты определённо знаешь об этом побольше, чем я. Мне бы подошло и пиво, но кажется, его здесь не подают.

Бью посмотрел через плечо, указывая на мужчину в смокинге, отдающему указания официантам.

Вернувшись с бутылкой, наша официантка и начала ритуал презентации вина Бью. Я подавила смешок, когда Бью притворился, что одобряет свой выбор. По традиции, она подала ему бокал для пробы. Мне казалось, что я вижу, как он повторяет про себя: «покрути, вдохни, глотни». Он попробовал красную жидкость и кивнул.

Я вязла в руки бокал и приподняла его.

— Как насчёт тоста?

Я ожидала, что Бью отвергнет эту идею, но он направил свой бокал к моему.

— За значимый вечер, — он улыбнулся.

— О, ты решил пойти по классическому пути? — я рассмеялась и коснулась его бокала своим.

— Что-то вроде того, — он сделала глоток вина.

Бью заказал стейк, а я выбрала курицу на гриле с сыром, название которого даже не могла произнести. Мне хотелось насладиться каждым кусочком и каждым моментом этого ужина. Неожиданно всё стало казаться другим.

— Я прочитала в твоём блоге, что ты выполнил все действия из своего списка.

— Да, и это чертовски замечательное чувство.

— А какое из них тебе понравилось больше всего?

Я сделала ещё один глоток вина, отмечая, что он в игривом настроении.

— Ты действительно хочешь знать?

— Да. Твоё самое любимое действие из списка. Давай!

Он наклонился ко мне поближе, чтобы его низкий голос не был слышен людям за другими столиками.

— Скажу так, это было то время, что я провёл с тобой в библиотеке.

Я почувствовала, как мои щеки покраснели.

— А хотя, нет, постой. Моим самым любимым действием, скорее всего, была попытка раздеть тебя у замка Гимхол.

В этот момент он глазами раздевал меня.

— Хотя, нет, так не честно. И это не то. Моим самым любимым действием определённо было наше свидание на стадионе. Я его никогда не забуду.

Мне стало трудно дышать. Кожу покалывало, и мне отчаянно до боли хотелось его поцеловать, но я сложила руки на коленях и попыталась сделать вид, что его слово не ранили моё сердце.

— А что скажешь ты, Лондон? Каково твоё любимое воспоминание?

О Боже мой, он меня дразнил.

— Ээм. Я... — мне хотелось сказать что-то манящее и сексуальное, что-то, что дало бы ему понять, что каждый его поцелуй — моё любимое воспоминание. — Этого никогда не было в моём списке, но, думаю, та ночь в планетарии.

Он рассмеялся.

— Да, мы чуть не сожгли всё вокруг, но было очень горячо.

Официантка забрала наши тарелки и вернулась на кухню. Я принялась поправлять салфетку у себя на коленях, не зная, чего ожидать дальше. Бью положил на стол конверт и передвинул его туда, где чуть раньше стояла моя тарелка.

— Что это?

— Открой.

Открыв его, я вытащила записку. Я поднесла её к свече, чтобы лучше видеть, и начала читать вслух.

— Лондон, в этом конверте находится ключ в ваш с Бью номер для ночного свидания. Выбор за тобой, если захочешь воспользоваться им. И подпись: МитчХендерсон.

Я рассмеялась, глядяна подделанную подпись Митча.

— МитчХендерсон написал это?

— Ну, если там так сказано... Не я придумываю привила шоу.

Я посмотрела на Бью и снова на записку. Я не знала, почему его поведение так резко изменилось сегодня вечером, но надеялась, что на него повлияли наш ужин, моё короткое чёрное платье и возможность ночного свидания.

— Что ты думаешь, Бью? Стоит ли мне принять этот ключ?

Мне хотелось, чтобы он сказал «да», а затем схватил меня и унёс в номер, но я старалась сдерживать себя. Хотя, с каждой секундой это становилось всё сложнее и сложнее.

— Я хочу, чтобы ты сделала то, чего ты сама действительно хочешь. Это наше последнее свидание для проекта. Хочешь подняться со мной в номер? Выбор за тобой.

Что-то в его словах расстроило меня. Я не хотела, чтобы этот вечер был нашим последним.

— Да. Я принимаю приглашение МитчаХендерсона, — я протянула ему ключ-карту.

Он потянулся к моей руке и помог мне подняться из-за стола.

— Тогда пойдём.

Бью не нужно было больше ничего говорить, я была готова следовать за ним куда угодно.

 

***

 

Возле комнаты я протянула ему ключ-карту и с нетерпением стала ждать, когда он откроет дверь. Бью взял карту и вставил её в слот. Загорелся красный огонёк. Озадаченный Бью попробовал вставить карточку ещё раз. Опять загорелся красный огонёк. Он с упорством вставил карту ещё раз, но красный огонёк не уступал ему.

— Давай я попробую, — предложила я.

Он с сомнением посмотрел на меня, но вложил карту мне в ладонь. Я поднесла её к губам и подула на неё, как на пару игральных кубиков. Повернув нужной стороной, я вставила её в дверь. Зелёный огонёк. Я хихикнула.

— Иди за мной.

— Лондон, подожди.

Бью потянулся к моей руке, но я уже открыла дверь в номер.

И не смогла поверить в увиденное.

Небольшой коридор делил номер на две части: с одной стороны была гостиная и бар, а с другой — спальня. Я прошла в гостиную. Она выглядела так, будто каждое наше свидание из «Совпадений любви» перенеслось сюда. Я повернулась и посмотрела на Бью, который упёрся взглядом в пол.

— Ты всё это сделал?

— Я хотел поговорить с тобой, прежде чем ты войдёшь в номер.

На барной стойке стояла тарелка и цилиндр из гончарной мастерской. А я совсем забыла забрать их после нашего первого свидания. Я улыбнулась. На столе лежал страховочный трос, саундтрек из «Грязных танцев» и два бокала маргариты. На кресле лежал сине-белый помпон, а рядом с ним билеты на баскетбольную игру. Я рассмеялась, когда увидела на диване полуобгоревшую корзину для пикника. Рядом с диском, что мы вдвоём записали, лежала открытка с фотографией замка Гимхол. На кофейном столике лежал последний альбом группы, на концерт который мы ходили. А на самом краю стола стояла бутылка Пино Нуар из наших виноградников. В этой комнате была частичка каждого из наших девяти свиданий.

Я развернулась.

— Я не могу поверить, что ты сохранил все эти вещи. Это потрясающе, Бью. Намного невероятнее, чем все свидания, что у нас были.

Я подбежала к нему, собираясь броситься ему на шею.

— Уоу. Лондон. Я подумал, что мы можем использовать это для проекта.

Я остановилась, не касаясь его отутюженного костюма.

— Что? Для проекта?

— Да, мы ведь работали над этим весь семестр. Мы ведь сдаём его на следующей неделе, и это наша последняя возможность всё обсудить.

Емучто нравилось мучать меня? Он не мог не знать, какой эффект все эти вещи окажут на меня. Весь наш путь длиной в семестр был выставлен в этой комнате, а его, кажется, это абсолютно не трогало. Может быть, я ошибалась в нём всё это время.

Мои глаза начало жечь, но я боролась со слезами сильнее, чем когда-либо прежде. Я не собиралась ломаться у него на глазах. Не в этом шикарном платье и убийственных туфлях. Он не увидит меня в отчаянии из-за какого-то проекта.

Я обошла его и двинулась к двери.

— Куда ты идёшь? У нас ведь много работы.

Я не могла повернуться к нему. Если бы я посмотрела на него, то сломалась бы. Мне нужно было держаться, по крайней мере, до тех пор, пока я не доберусь до своей машины. Я попыталась сосчитать количество шагов и вздохов от номера до парковки.

Я потянулась к ручке двери.

— Лондон, подожди, — тёплые ладони Бью опустились мне на плечи.

Я глубоко вздохнула, стараясь сдержать слёзы ещё на одну секунду.

— Что не так? Почему ты уходишь?— взволнованно спросил он.

Он звучал совсем как Бью в которого я... Я не могла даже закончить это предложение. Мне не хотелось думать, что это была любовь. Если это была она, то у меня были серьёзные неприятности, потому что моё сердце было разбито на тысячи лепестков роз.

Ощущение его рук на моих плечах мешало моему плану побега.

Я не могла повернуть ручку и не могла произнести ни слова без слёз. Я медленно повернулась к нему.

— Лондон, скажи что-нибудь.

Он выглядел обеспокоенным. А ещё он смотрел на меня тем самым взглядом, о котором постоянно болтала Нина.

Я позволила руке скользнуть вверх по его руке и обхватить за шею, касаясь обнажённой кожи под воротником рубашки. Я притянула его к себе, усилив хватку. Он склонился ко мне, приникая к моему рту с яростью, которую, я чувствовала, он больше не хочет сдерживать. Опустив обе руки мне на талию, он прижал меня к себе. Боль и грусть, сковывающие моё сердце, ослабевали с каждым следующим поцелуем. Моё тело не волновало, что сердце было разбито. Оно желало лишь одного — Бью.

Он опустил руки под подол моего платья, задирая его всё выше и выше. Моё тело выгнулось, когда Бью коснулся пальцами моей плоти, сводя меня с ума от нетерпения. Прижимая моё тело к себе, он прошёлся губами вдоль моих ключиц и запечатлел нежные поцелуи на груди, выглядывающей извыреза платья. Впервые за несколько неделья снова чувствовала себя на своём месте. Я так скучала по нему, по его поцелуям, по тому, как он играл с моими волосами, и по тому, как он заставлял меня сгорать от нетерпения.

Я вздохнула, когда его горячее дыхание заставило мои руки покрыться мурашками. Я захотела снять платье, которое так долго выбирала, чтобы его рот продолжил движение вниз, но, не успев самостоятельно избавиться от него, я почувствовала, как он расстёгивает молнию. Я притянула его лицо к себе и игриво скользнула языком в рот, призывая поскорее избавить меня от этого наряда. Он медленно потянул платье вниз, открывая взору мою грудь, талию, а затем и бёдра. Я чувствовала его пальцы на своём животе и на внутренней стороне бёдер. Мои ноги подкосились, когда платье упало на пол. Осторожно, чтобы не споткнуться на каблуках, я перешагнула через чёрную ткань, и наконец оставшись только в чёрном кружевном белье, всем телом прижалась к Бью. Если он до сих пор не знал, чего я хочу больше всего, я запишу его в главные идиоты кампуса.

Я задержала дыхание, когда он поднял меня, просунув руки под мои колени, и понёс в спальню. Кажется, на кровати было выложено сердце из лепестков роз, но у меня в глазах всё было размыто. Лепестки роз в этот момент не имели никакого значения. Его горячий взгляд прожигал моё кружевное бельё, и я поняла, что совсем скоро буду от него избавлена. Он хотел меня. Все его действия кричали о том, что он нуждался во мне также сильно, как и я в нём. Недели, что мы провели в разлуке, будто исчезли.

Он осторожно опустил меня на кровать, словно я была невероятно хрупкой, однако в этот момент я ощущала в себе огромную силу. Я села, яростно рванула пуговицы на его рубашкеи расстегнула пряжку ремня, помогая брюкам упасть на пол. Его прекрасный костюм превратился в мятую кучу на полу. Мои руки исследовали его торс и спину. Наща оставшаяся одежда полетела через комнату, и Бью убрал с пути окружающие нас подушки. У меня не было времени анализировать, почему мы сдираем друг с друга одежду или как мы вообще оказались на кровати, тогда как всего пару минут назад я была готова уехать домой. Это не имело значения. Я снова хотела близости с ним.

Под одеялом, наши поцелуи стали глубже, и мне казалось, что я вот-вот взорвусь, если он не даст мнето, в чём я так нуждаюсь. С удивительной грацией он подмял меня под себя, и мой взгляд упёрся в его грудь и плечи. Я не могла удержаться и провела руками по его груди, скользнув ниже к накачанному животу. Мне нравилось к нему прикасаться. С каждым моим прикосновение, он опускался ко мне всё ближе, и я улыбалась всякий раз, когда моя ласка вызывала у него стон. Раз уж я не могла сказать о том, что чувствую, я решила, что каждое моё движение, каждый мой стон покажут ему это.

Каждое прикосновение его пальцев уносило меня всё дальше и дальше на волне удовольствия. Я не могла больше ждать. Я выгнулась, прижимаясь к нему бёдрами до тех пор, пока он не зарычал мне в ухо.

— Лондон, я так скучал по тебе, — прошептал он, прижимая свои ладони к моим и переплетая наши пальцы.

Мне хотелось сказать, что я тоже очень по нему скучала, но моё тело не слушалось, так как Бью заставлял его извиваться всё сильнее и сильнее. Я почувствовала, как моё тело раскрылось ему навстречу. Мне не хотелось его отпускать. Всё, чего я хотела — это он, и как можно больше. Я провела рукой по его спине вверх и, запутав пальцы в его волосах, прижала его губы ближе к своим. Когда я почувствовала, что моё тело достигло вершины, я открыла глаза. Поймав его взгляд, я увидела, что он так же, как и я тонет в любви.

— Ещё раз, — прошептала я.

Я не хотела, чтобы эта ночь заканчивалась.

Он приник к моей шее и сжал мои ладони, заставляя меня лежать неподвижно, пока снова не начал свои ритмичные движения. Я вжалась в кровать, закрыла глаза и отдала Бью всю себя, надеясь, что это никогда не закончится.

 

***

 

Утро наступило слишком быстро. Я прикрыла глаза от солнца, пробивающегося сквозь шторы. Бью растянулся на кровати рядом со мной, прижимая к груди подушку.

Я подползла к краю кровати и осторожно опустила босые ноги на пол, стараясь не разбудить своего спящего партнёра. Я понаблюдала за его размеренным дыханием. Он всё ещё спал.

Я на цыпочках прошла в ванную и ополоснула лицо. Жаркий и дикий секс не способствовал гламурному внешнему виду на следующее утро. Огромная ванна занимала большую часть комнаты, и я решила добавить кое-что в свой список, только для того, чтобы сразу же вычеркнуть этот пункт из него — принять роскошную ванну в отеле «Каролина». Я повернула серебряную ручкуи добавила в набирающуюся воду немного пены.

Осторожно опустившись в ванну, позволила горячей воде окутать моё тело. Я окунула голову в мыльную водуи вынырнула, чтобы глотнуть воздуха. Я знала, что улыбаюсь во весь рот. Прошлая ночь была великолепной. Мы с Бью были... Ну, я не была уверена в том, кем были друг для друга, и мне не хотелось давать этому какое-то определение, потому что единственное, что имело значение — это наше воссоединение после недель в разлуке.

Я провела ладонью по пузырькам. Бью чувствовал то же, что и я, и ему не требовалось произносить это вслух. Каждое его прикосновение вчера ночью сказало мне об этом. Я вспомнила о гостиной, наполненной кусочками наших свиданий. Он сохранил всё это! Но нам всё ещё нужно было закончить этот дурацкий проект. Чёрт! Я заключила соглашение с профессором Гарсия. Из этой ситуации должен был быть такой выход, который позволит мне рассказать Бью о своих чувствах, не нарушая при этом обещанияданного сумасшедшей профессорше.

Я погрузилась глубже в воду, пока пена не оказалась на уровне моей шеи. Я сидела в ванне и размышляла. Если буду ждать до окончания проекта, то рискую потерятьобретённую этой ночью связь. Однако я помнила и об оценке. Оценке, которая была так мне необходима для воплощения моей мечты в реальность в Калифорнии. Но имели ли значение все эти мечты, если Бью не будет рядом?

Я чувствовала, что мои руки и ноги размокли, потому что слишком долго просидела в этой ванне. Я чётко осознала план своих действий: вытереться и пойти рассказать парню, спящему в соседней комнате о том, что этот семестр был лучшим за всё моё время в колледже, и что я по уши влюбилась в него в ту самую ночь, когда он сбил меня на своём мотоцикле. Надев белый халат и завязав пояс, я встряхнула волосами. Я была готова. Момент настал.

Я открыла дверь ванной комнаты, готовая излить Бью эмоции, переполнявшие мою душу. Почему же я не сделала этого раньше? Я потратила так много времени, беспокоясь об оценках и выпускном, что позволила самой важной части своей жизни в колледже отойти на второй план.

— Бью? — я обвела взглядом пустую комнату.

Простыни были скомканы, а его костюм исчез. Я прошла через коридор в гостиную.

Бью не было в номере. Чёрт! Я ждала слишком долго.


 

Глава 17

Я позвонила ему трижды и отправила десять сообщений. Я была в опасной близости от титула супер-прилипалы, и мне было всё равно, если он решит называть меня так, или отчаянной бывшей, или сумасшедшей — пусть только ответит на мои звонки. Я была невероятно рада, что работник отеля принёс мою сумку со сменной одеждой в номер вчера перед ужином, иначе мне бы пришлось пройти «тропой позора» в своём потрёпанной чёрном платье по самому шикарному отелю нашего города. Я взяла с собой не так много вещей, так что в сумке хватило места и для памятных вещиц с наших свиданий, которые Бью собирал три месяца. Оставшуюся часть наших с ним воспоминаний я сложила в наполовину сгоревшую корзину для пикника. Я не хотела оставлять здесь ни одной частицы нашей совместной истории.

Прежде чем покинуть номер, я в сотый раз проверила телефон. Бью так и не ответил на сообщения и не перезвонил, однако импульс, заставляющий меня проверять, не пропустила ли я от него весточку, был сильнее логики. Он не собирался мне звонить.

Бросив последний взгляд на комнату, я закинула сумку на плечо, подхватила корзину и вышла из «Каролины». Постояльцы отеля бросали на корзину удивлённые взгляды поверх своих газет и кофейных чашек, но я с высоко поднятой головой двинулась в сторону своей машины.

Апрель в Чапел-Хилл был прекрасен. Цветы, пение птиц, галдёж студентов, готовящихся к окончанию семестра — всё это было заразительным. Мне должно было быть тяжело на душе, но дойдя до своего парковочного места, я вдруг поняла, что чувствую себя обновлённой. Я была влюблена. Влюблена по уши, настолько, что готова была разрушить все свои тщательно выстроенные планы. Я положила сумку на заднее сидение и ещё раз проверила телефон, на случай если вдруг пропустила сообщение от Бью, пока выходила из отеля. Было одиннадцать часов, а значит, я могла успеть доехать до общежития и опубликовать свой пост раньше, чем он. Это был мой последний шанс всё исправить.

 

***

 

Я включила ноутбук и открыла новый документ. Проект мы должны сдать в четверг. И хотя я и пообещала не раскрывать своих чувств к Бью до этого момента, я не могла больше ждать. Профессор Гарсия могла пожаловаться на меня или даже завалить — мне было всё равно.

 

«Последнее свидание: Воссоздание ночных свиданий Виктории с оставшимися женихами в отеле.

Миф для развенчания: Проведённая наедине в романтической обстановке отеля ночь приведёт к любви».

 

Я сделала глубокий вдох и выдох. Я не могла поверить, что в действительности собираюсь сделать это. Как там МитчХендерсон всегда говорит? «Ты не сможешь найти любовь, если не готова к путешествию». И хотя это звучало слишком банально и было написано сценаристами в целях рекламы, в его словах был смысл.

 

«Прошлой ночью я и мой партнёр по Сообществу 224 Бью Андерсон должны были завершить финальную часть нашего проекта, смысл которого был в том, что мы в течение всего семестра должны были воссоздавать в жизни свидания из шоу «Совпадения любви». В прошлом эпизоде реалити-шоу мы увидели три свидания. Потенциальная невеста провела три ночных свидания с оставшимися тремя женихами. Во время просмотра, я не могла понять, как Виктория может проводить три ночи в отеле с тремя разными мужчинами. Как можно быть настолько неразборчивой в своих чувствах? Мне было не понятно, почему она, желая найти любовь, была готова дарить себя больше чем одному мужчине, с которым на самом деле хотела быть. Потому что когда ты влюблён, всё, что тебе хочется — это проводить дни и ночи с любимым человеком. Влюблённость — причина твоей случайной улыбки. Она причина из-за которой ты хочешь рисковать и меняться. Она вдохновляет тебя быть лучше, но при этом оставаться настоящим. Любить кого-то — это не хобби и не проект, это часть тебя.

Я весь сезон наблюдала за Викторией, жаждущей найти свою любовь. Я ходила на такие же свидания, и вы можете прочитать о каждом из них. Я рассказывала вам, что между мной и Бью не промелькнуло никакой искры, и несмотря на то, насколько романтичными были наши свидания, ничто не могло переубедить меня в том, что «Совпадения любви» — сплошная фальшь.

Но правда в том, что «Совпадения любви» вас не обманывают, а вот я — да. Я лгала вам с самого первого поста. Я не понимаю, как Виктория не может выбрать между тремя парнями, потому что для меня самой существует лишь один парень. И когда я с ним, я не могу представить ни единой секунды свиданий, поцелуев и смеха с кем-либо ещё.

Может быть это произошло из-за того, что на каждом нашем свидании он не забывал открывать для меня двери или давать мне своё пальто, когда я замерзала. Может быть это произошло в тот момент, когда он поддерживал меня при спуске по той стене, или когда учил играть в баскетбол. Я могу бесконечно продолжать список всего того, чему Бью научил меня, но главное, он научил меня жить моментом и наслаждаться каждой секундой. Я не знаю, почему или как это произошло, но я, Лондон Джеймс, всей душой влюбилась в Бью Андерсона. И мне правда очень жаль, что я поняла это благодаря какому-то реалити-шоу.

Л.Д.»

Бью многому меня научил, но это был мой выпускной, моё будущее и моя жизнь. Допечатав последнее предложение, я с уверенностью нажала на кнопку публикации.

Дело было сделано. Теперь оставалось только ждать.

 

***

 

Я понедельник утром я постучала в дверь офиса профессора Гарсии. Она была одним из тех профессоров, что проводили большую часть своего времени в кабинете, чем вне его.

— Войдите.

Я переступила порог тесной каморки, которую наш университет называл «кабинетом».

— Здравствуйте, профессор Гарсия.

— Лондон, какой приятный сюрприз! — она посмотрела на мня поверх очков. Так на улице было тепло, она поменяла свои яркие сапоги на розовые босоножки. Мне начинало казаться, что эта женщина не знает, что такое нейтральный гардероб.

— Я хотела поговорить с вами насчёт проекта.

— Я видела твой пост. По-моему, ты нарушила наше соглашение.

Я присела в пустое кресло напротив её стола.

— Знаю, но вы можете использовать все наши материалы по исследованию, и я всё ещё согласна поехать с вами летом в Орландо на конференцию.

— Не думаю, что когда-либо сталкивалась с подобной ситуацией. Расскажи мне, что сказал Бью после того, как прочёл твой пост?

Я опустила глаза в пол. Я знала, что рисковала, публикуя тот пост, но я абсолютно не была готова к унижению, которое преследовало меня вот уже двадцать четыре часа.

— Он никак не отреагировал.

Я прикусила нижнюю губу, готовясь выслушать речь в стиле «я-же-тебе-говорила». С самого начала проекта она считала, что мы с Бью не подходим друг другу.

— Ох, милая, ты должно быть невероятно расстроена. О, нет, — она положила ладонь мне на колено. — Прочитав вчера твой пост, я поняла, что зашла слишком далеко с этим проектом и вами двумя.

— Что вы имеете в виду?

— Этот курс должен быть об отношениях в реальной жизни, но все другие студенты исследовали коммерческие отношения, различия в характерах и инстинкты выживания. И только вы двое анализировали любовь, и теперь мне кажется, что это было нечестно по отношению к вам. Жаль, что я поняла это только в последний момент.

— Я не знаю, что и сказать, профессор.

— Это у меня нет слов, Лондон. Я собираюсь позвонить своим коллегам и отменить поездку на конференцию в Орландо. Это слишком просить тебя о таком, особенно теперь, когда Бью не разговаривает с тобой.

Мне не нужно было, чтобы она лишний раз напоминала мне о том, что я раскрыла свою душу всеми миру, а он так и не связался со мной. Сайт был переполнен комментариями от наших фанатов, но ни единой весточки от Бью.

— Нет, сделка есть сделка. Я ведь дала вам слово, что отдам наши исследования. Шоу реально, оно действительно работает. Люди могут влюбиться друг в друга через несколько сумасшедших свиданий. Я — ваше живое доказательство, даже если Бью больше не разделяет мои чувства.

Мне не нравился её взгляд, наполненный жалостью ко мне.

— Лондон, несмотря на то, что я являюсь членом академического сообщества, я не собираюсь заставлять тебя проходить через всё это только для того, чтобы моё имя появилось в журнале. Прежде всего, я — женщина, и если мне что и известно не понаслышке, так это разбитое сердце. Никто не обязан выносить свои чувства на публику. Я знаю, что ты этого не хочешь. Также было со мной и Пабло. Я рассказывала тебе про него?

— Эм. Не совсем. Это тот мужчина с которым вы провели весенние каникулы?

Почему наш разговор свернул в этом направлении?

— Он принёс мне одни проблемы. Я знала, что ничего хорошего не выйдет. Но прислушалась ли я к своей логике? Чёрта с два! Я позволила себе расслабиться и... Ой, мы ведь должны говорить о тебе. В общем, я думаю, что мы можем отменить поездку в Орландо.

— Хорошо. Спасибо вам.

Я не могла поверить, что мы с профессором Гарсия только что обсуждали парней и наши разбитые сердца. Этот разговор чем-то походил на наши с Ниной ночные посиделки. Должна признаться, я умирала от любопытства увидеть фотографию этого Пабло.

— Увидимся в классе, Лондон, для вашей финальной презентации. Удачи тебе во всём! — она улыбнулась, а затем вернулась к стопке бумаг, которые разбирала до того, как я вошла.

Я закинула рюкзак на плечо и вышла из её кабинета.

Яркое весеннее солнце атаковало меня прежде, чем я успела найти солнечные очки. Мои глаза начали слезиться, пока я рыскала по карманам сумки. Я была уверена, что положила их в передний карман перед тем, как зайти в кабинет к профессору Гарсия. Я чувствовала, как из-за слёз с ресниц начала стекать тушь. Чёрт. Глаза болели и никак не хотели фокусироваться.

— Лондон? — я услышала его голос позади себя.

Наконец-то! Нащупав солнечные очки, я быстро надела их и обернулась.

— Бью! — я улыбнулась, стараясь незаметно стереть подтёки туши с щёк. Судя по тому, как он смотрел на меня, мои усилия возымели обратный эффект.

— Что ты делаешь здесь в понедельник?

— У меня была встреча с профессором Гарсия по поводу проекта.

— Интересно. Я здесь за тем же, — он оставил свой байк у ближайшего парковочного места.

— Бью, мы можем поговорить? Я должна рассказать тебе обо всём, что произошло.

Я, конечно же, представляла этот разговор по-другому: что он придёт ко мне домой, и мы поговорим в моей комнате, раскрыв друг другу сердца, а закончится всё нашими разгорячёнными телами под Уродливым Пледом. Я никак не ожидала, что этот разговор будет проходить здесь, в центре кампуса, и эта катастрофа с тушью в мои планы тоже не входила.

— Ох, теперь ты хочешь поговорить? Теперь ты хочешь мне всё рассказать? Я прочитал твой пост, Лондон. Не думаю, что нам есть о чём разговаривать, — он попытался пройти мимо меня.

— Ты издеваешься надо мной? Я призналась всему миру в том, что люблю тебя, а ты говоришь, что нам не о чем говорить?

Парочка студентов, проходящих мимо, остановились, чтобы понаблюдать за нами. Чёрт побери нашу «славу».

— Хорошо. Ты меня любишь. И ты думаешь, раз ты написала об этом в интернете, между нами улажено? Что я должен забыть о том, как ты несколько раз разбивала мне сердце? Так не бывает, Лондон. Это не какая-то сцена из одной из твоих пьес, здесь ты не можешь играть.

Я отшатнулась. Его слова больно ранили.

— О чём ты говоришь? Когда это я разбила твоё сердце? Это ты вчера оставил меня, — я понизила голос и подошла ближе к нему. Мне не хотелось, чтобы все в кампусе знали, что Бью сбежал из нашего номера.

Он всплеснул руками.

— Ты. Уезжаешь. Нам нечего обсуждать. Прошла ночь была всего лишь прощанием. Я не должен был позволять всему этому зайти так далеко. Признаю, это была моя ошибка.

Я была шокирована.

— Это было прощанием? Прощальный секс действительно практикуется? Я думала, что мы начинаем всё с начала.

Я не хотела даже и думать о том, что проведённая вместе ночь была ошибкой. Она была идеальна.

— Как мы можем начать всё с начала? Мы всё равно придём к единому финалу — ты на борту самолёта улетаешь в Калифорнию, — он в отчаянии посмотрел на меня.

— Но я хочу быть с тобой. Вот почему я написала тот пост, ради этого я познакомила тебя с семьёй и провела с тобой ночь в отеле — это то, чего я хочу. Я пыталась показать тебе это на каждом нашем свидании с тех пор, как ты бросил меня. Разве ты ничего не заметил? Не почувствовал? Я пыталась донести это до тебе всеми возможными способами… кроме слов.

— Знаешь, Лондон, иногда людям необходимы слова. Мне нужно было услышать это от тебя.

— У меня была договорённость с профессором Гарсия, поэтому я не могла сказать тебе о своих чувствах. Ты должен был прочитать их. Все слова в моём посте — правда.

— Какая ещё договорённость? Ты опять говоришь о проекте? В этом-то и проблема. Ты всегда ставила оценку и проект на первое место, — Бью вздохнул. — Я так больше не могу, Лондон. Просто оставь меня. Хватит мучить нас обоих.

В воображаемой сцене примирения я не злилась, но сейчас, я начала выходить из себя. Бью выводил меня из себя.

— Да что же с тобой не так? Я спасла нас обоих этой договорённостью.

Количество людей вокруг нас возросло. Мы словно были на сцене перед жаждущей аудиторией.

— Со мной? Что не так с тобой? Я давал тебе шанс за шансом, чтобы ты рассказала мне, что я для тебя значу, Лондон. Я хотел знать, что наши отношения для тебя важнее твоих грандиозных планов или идеальных оценок. Но каждый раз, когда я пытался поговорить об этом, ты бросала мне в лицо свою карьеру. В какой-то момент ты должна была осознать, что я устал терпеть это.

Он был прав. Абсолютно прав. В каждом нашем разговоре, когда он ставил под угрозу наши оценки или пытался обсудить выбор университета не в Лос-Анджелесе, я каждый раз меняла тему или прерывала его. В его комнате, у ручья возле виноградников, даже во время нашего свидания в клубе — я всегда повторяла ему, что у меня есть только один приоритет. Сейчас у меня, возможно, был единственный шанс сказать ему о том, как я ошибалась в течение нескольких месяцев.

— Бью, прямо сейчас я говорю тебе чего хочу. Тебя. Я была не права. И понимаю, что оттолкнула тебя. Я сама себя сбила с пути. Можешь ли ты дать мне ещё один шанс?

— Нет. Я не могу, хотя и хочу тебя больше, чем кого-либо в своей жизни, — он засунул руки в карманы. — Семестр начался забавно, мне нравилось показывать тебе что-то новое, и я смеялся каждый раз, когда ты выходила из своей зоны комфорта. Я не мог не влюбиться в тебя, Лондон.

— Но...

Я пыталась понять, что он хочет сказать. Моё сердце замерло, когда он сказал, что влюблён в меня.

Он продолжил:

— Но моя влюблённость в тебя не сможет изменить реальность. Ты уезжаешь за три тысяч миль отсюда, а в первый год обучения в школе права у меня не будет каникул. Мы не сможем видеться друг с другом. Нам повезёт, если мы сможем хоть иногда созваниваться. А ты не заслуживаешь всего этого. Я не могу так с тобой поступить. Поэтому, я буду держаться подальше. Я знаю, что говорил это ещё несколько недель назад, но теперь, когда мы заканчиваем с проектом, я смогу, наконец, сдержать своё слово, потому что когда ты рядом, я не могу себе доверять...

Я не позволила ему закончить предложение. Я не хотела, чтобы его слова продолжали возводить стену между нами, поэтому обернула руки вокруг его шеи и прижалась к нему губами. Бью не был готов к моей атаке. Он поскользнулся, повалив нас обоих на траву.

Я посмотрела за его плечо. Наши зрители начали аплодировать и свистеть, и Бью рассмеялся.

— Что же мне делать с тобой, Лондон?

— Поцелуй меня.

— Разве ты не слышала, что я только что сказал? — он попытался сесть. — Ничего не изменилось, только теперь я знаю, что ты умеешь сбивать с ног.

Он оперся на локти.

— Я слышала тебя. Но ты ошибаешься. Всё изменилось. Я люблю тебя, Бью, и я не позволю тебе снова меня бросить.

— Правда? Ты можешь переписать будущее?

— Если это то, что я должна сделать, то да. Я перепишу всё, что ты хочешь. Мы не расстаёмся.

— Да? — его глаза загорелись, а губы растянулись в улыбке.

— Да.

Я нежно толкнула его в плечо и позволила своим волосам прикрыть наши лица, пока мои губы прижимались к его рту. Всё остальное вокруг нас вдруг исчезло. Всё, что я ощущала — это тёплые губы Бью и его руки, сжимающие меня на виду у всего колледжа.

 

***

 

— Сколько можно возиться с попкорном? — крикнул Бью из гостиной.

— Это же финал. Он длится три часа, и Нина будет смотреть его с нами. Поверь, нам понадобится еда.

— Три часа этого дурацкого шоу? Я и не знал на что подписывался, когда согласился посмотреть с тобой телевизор. Ты же знаешь, что наш проект окончен. Нам больше не нужно смотреть это шоу, — Бью взял у меня из рук две полные миски попкорна и разместил их на кофейном столике. — К тому же, сегодня вечером мы можем заняться делами поинтереснее.

Обняв за талию, он опрокинул меня на себя и принялся зубами опускать вниз бретельки моего топа.

— Ну так что, стоило ли встречаться со мной весь семестр, чтобы получить «отлично»? — он поцеловал меня чуть ниже уха, опускаясь к шее.

Мне понадобилась пара секунд, чтобы собраться с мыслями.

— Мммххм. Стоило, учитывая все те ужасные вещи, через которые мне пришлось пройти.

— Хорошо, — его руки скользнули ниже к моим шортам, заставляя меня выгнуться вперёд. Он зарычал мне в шею, и я почувствовала, как сокращаются его мышцы. — Мне в голову пришли ещё пара вещей, которые мы не успели попробовать в этом семестре.

— Бью! Нина придёт с минуты на минуту, — я рассмеялась, пытаясь игнорировать огонь, разгорающийся у меня под кожей. Ещё минута и он точно сможет убедить меня отказаться от просмотра шоу. Хотя, признаю, мне тоже хотелось забросить наш первоначальный план и позволить Бью отнести меня в спальню. Этот план звучал более притягательно.

— Ты же знаешь, что я не могу держать руки подальше от тебя, — он начал медленно пробираться рукой под мой топ.

Возможно, у нас есть ещё одна минутку. Я закрыла глаза и откинула голову, когда его пальцы коснулись застёжки моего кружевного бюстгальтера.

— Ну ладно, хорошо, — он высвободился из моих объятий и поднял меня со своих колен. — Но как только это шоу закончится, ты моя на всю оставшуюся ночь. Договорились?

Он потянулся за попкорном.

Я вздохнула, желая снова ощутить его руки под своим топом. Это будут долгие три часа.

— Договорились, — ответила я, гримасничая.

Через несколько секунд я услышала, как Нина открывает входную дверь.

— Всем привет! Я как раз вовремя.

— Да. Вовремя, — Бью улыбнулся ей, и я толкнула его локтем.

Она уселась на свободное место.

— Вы можете поверить, что сегодня финал? Как круто, что мы сморим его вместе! Я имею в виду, что вы вместе как раз из-за этого шоу. И ещё в какой-то степени я и Остин вместе тоже из-за него, — она улыбнулась.

С тех пор, как Нина помогла мне с моим «домашним» свиданием, она и Остин виделись каждые выходные. Их не останавливали ни часовые поездки, ни телефонные звонки, длившиеся всю ночь. Нина ещё не определилась с тем, что будет делать после выпускного, но я догадывалась, что она будет искать работу недалеко от места жительства Остина.

Входная дверь снова открылась.

— У вас найдётся место ещё для двоих? — улыбаясь, Кэндис подтолкнула Пирса в гостиную.

— Конечно. Мы не ожидали, что ты придёшь, — я поднялась с дивана, чтобы обнять её. — Не могу поверить, что вы решили посмотреть шоу с нами.

— Ну, историю любви Лондон Джеймс и Бью Андерсона знают все. Мы были обязаны прийти и посмотреть финал вместе с вами.

— Это так мило, Кэндис.

Футболист, топтавшийся возле нашей входной двери, явно чувствовал себя не в своей тарелке. Наверное, он никогда в жизни не смотрел «Совпадения любви». Я подала знак Бью.

— Привет, дружище, я Бью, — он поднялся и пожал ему руку. — Будешь пиво?

Я заметила, как расслабилось лицо Пирса.

— Конечно. Спасибо, дружище. Приятно с тобой наконец познакомиться. Я большой фанат твоего блога. Мне осталось вычеркнуть всего пару пунктов из моего списка.

Он последовал за Бью, и когда они скрылись на кухне, я рассмеялась. Если бы только Пирс знал, как Бью восхищался его игрой на футбольном поле.

Кэндис послала мне благодарную улыбку и села на диван. Позже я обязательно должна расспросить её о том, как она уговорила Пирса прийти сюда посмотреть с нами шоу.

— Началось! Началось! — закричала Нина.

Я увеличила громкость как раз в тот момент, когда на экране начали появляться лепестки роз. Я улыбнулась. Вернувшись с бутылкой пива, Бью сел на диван и обнял меня свободной рукой за плечи. Я теснее прижалась к нему.

— Добрый вечер! Меня зовут МитчХендерсон, и вы смотрите финальный эпизод «Совпадения любви».


 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 55; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ