Извлечение внутренней темноты. 23 страница



Животные не страдают. Они кажутся счастливыми более счастливыми, чем человек. В чем причина этого? Деревья даже более счастливы, чем животные. Они совершенно не осознают, что может случиться, что возможно, что находится у них почти в руках. Они блаженно бессознательны. У них нет никакого беспокойства. Они дрейфуют. Человек стал беспокойным, и чем более великим является человек, тем больше беспокойства.

Если вы просто живете, вы живете жизнью животного. Религиозные мучения начинаются в тот момент, когда вы начинаете осознавать, что что-то возможно: «Семя брошено в землю, и я должен что-то делать. Я должен что-то сделать, и семя прорастет. Цветы не очень далеко, и я могу собрать этот урожай». Но все еще ничего не случается. Ощущается состояние бессилия.

Таково было состояние Будды до того, как он стал буддой. Он был на грани самоубийства. Вы должны будете пройти через это. И вы не можете предоставить это природе; вы должны что-нибудь сделать для этого и вы можете сделать. И цель не очень далека.

Так что не унывайте, если вы испытываете беспокойство. Если глубоко внутри вы испытываете сильное страдание, аго­нию, не унывайте по этому поводу это хороший признак. Это показывает, что вы все более и более осознаете то, что возможно, и теперь вы никогда не будете в покое, пока это не будет воплощено в действительность.

Человек не может предоставить это природе, потому что он стал сознательным. Сознательной стала только малая часть его существа, но это меняет все. И пока все ваше существо не станет сознательным, вы не сможете познать снова простое счастье животного или деревьев. Теперь есть только один способ познать его: становиться все более и более чутким, все более и более внимательным, все более и более осознающим, все более и более сознательным. Вы не можете регрессировать. Обратного процес­са не существует; никто не может вернуться назад. Вы или можете остаться там, где вы есть, и страдать, или вы должны идти вперед и превзойти страдание. Вы не можете вернуться назад.

Тотальная бессознательность является блаженством, то­тальная сознательность тоже является блаженством, а вы посередине. Часть вашего существа стала сознательной, но большая его часть все еще бессознательна. Вы разделены на части. Вас стало двое, вы не один. Потеряна целостность. Животные являются цельными, святые тоже являются цельны­ми. Человек разделен на части: часть остается животным, часть становится святым. В вас происходит борьба, имеют место конфликты, и что бы вы ни делали, вы никогда не сможете делать это с единым сердцем.

Так что есть два пути. Один из них состоит в том, чтобы обманывать себя то есть, чтобы опять стать полностью бессозна­тельным. Вы можете принимать наркотики, вы можете прини­мать алкоголь вы вернетесь обратно в мир животных. Вы отравляете наркотиками ту часть, которая стала сознательной; вы становитесь тотально бессознательными. Но это временный обман; вы возникнете снова. Эффект химического воздействия пройдет, и ваше сознание снова станет прежним. Та часть, которую вы насильно подавили наркотиками или алкоголем, снова возникнет, и тогда вы будете еще больше страдать, ибо тогда вы сможете сравнивать. Вы будете испытывать еще большее страдание.

Вы можете все время отравлять себя наркотиками. Есть много подобных методов и не только химических. Есть религиозные методы. Вы можете использовать джапу, мантру: вы можете монотонно распевать ее, создавая эффект наркотичес­кого опьянения. Вы можете делать многое, что снова сделает вас бессознательным, но все это будет временным, вы выйдете из этого и вы будете выходить из этого с еще большим внутренним страданием, потому что тогда вы будете в состоянии сравнивать. Если это возможно в бессознательности, то, что же возможно в тотальной сознательности? Вы становитесь более жаждущим тотальной сознательности, вы будете испытывать больший го­лод.

Запомните одно: тотальность является блаженством. Если вы тотально бессознательны, то это тоже блаженство, но вы не осознаете этого. Животные счастливы, но они не осознают своего счастья. Так что это бесполезно. Это подобно тому, что когда вы спите, вы счастливы, а когда просыпаетесь, становитесь снова несчастным. Тотальность является блаженством.

Вы можете быть тотальным и в сознательности. Тогда вы будете испытывать блаженство и полностью осознавать это. Это возможно благодаря садхане, благодаря методам, благодаря применению техник, увеличивающих вашу сознательность. Вы не являетесь просветленным, потому что вы ничего не сделали для этого, но вы стали осознавать, что вы не просветленный. Это было сделано природой; за миллионы лет природа сделала вас осознающим.

Вы можете не осознавать тот факт, что человек прекратил свое развитие в том, что касается его тела. Мы находим скелеты, которым миллионы лет, но не видим в них никаких отличий; они подобны нашим скелетам. Так что в течение миллионов лет не выло никакого развития тела, оно оставалось тем же самым. Что касается тела, то эволюция сделала все, что смогла. В некотором смысле человек теперь сам отвечает за свое развитие. И речь идет не обязательно о физическом развитии; речь идет о духовном росте.

Скелет будды и ваш скелет в основном не отличаются, но вы и Будда совершенно различны. Эволюция работает горизон­тально; методы, техники, религии работают вертикально. Ваше тело остановилось в развитии: оно дошло до точки, до последней черты. Теперь оно больше не развивается. Горизонтальная эволюция прекратилась; теперь начинается вертикальная эво­люция. Теперь, где бы вы ни были, вы должны предпринять вертикальный прыжок. В этой вертикальной эволюции будет принимать участие сознание, а не тело. И ответственным за это являетесь вы.

Вы не можете спрашивать природу «почему», но природа может спрашивать вас, почему вы до сих пор не просветленный ведь теперь вам все для этого предоставлено. Ваше тело имеет все, что нужно: вы имеете тело будды; в точности то, что нужно для того, чтобы в вас случился будда; вы получили его. Нужна только новая организация, новый синтез всего того, что дано вам, и будда случится в вас. Природа может спросить вас, почему вы еще не просветленный, потому что она предоставила вам все необходимое для этого.

Вопрос природы не будет неуместным, но ваш вопрос, заданный природе, является абсурдным. Вы не имеете права спрашивать. Теперь вы все понимаете и можете что-то делать. Все составные части предоставлены вам. Водород есть, кислород есть, электричество есть; вы должны приложить некоторые усилия и проделать некоторые эксперименты и получится вода.

Все, что вам нужно для просветления, есть у вас, но оно разбросано. Вы должны собрать это, синтезировать это, вы должны согласовать это, и внезапно возникнет пламя, которое станет просветлением. Все эти техники предназначены для этого. Вы получили все; нужно только знать, что делать, так что просветление случится с вами.

 

Третий вопрос:

Вы говорите, что благодаря тотальному осознаванию и тотальной свободе можно избежать миллионов лет и милли­онов жизней естественной эволюции. Разве нельзя оспорить тот факт, что в карму с ее естественными силами причины и следствия не должны вмешиваться всякие более короткие пути, или они также являются способом, посредством кото­рого божественное вносит такие возможности, как развитие мира, развитие души?

 

Все можно оспорить, но споры никуда не приведут вас. Вы можете аргументировать, но как эти аргументы могут помочь вам? Вы можете доказывать, что в естественные процессы кармы не следует вмешиваться, и не вмешивайтесь в них. Но тогда будьте счастливы в своем страдании, но вы ведь не счастливы. Вы хотите вмешаться. Если вы хотите положиться на естествен­ный процесс, то это просто чудесно, но тогда не жалуйтесь. Не спрашивайте: «Почему это так?» Это так из-за естественного процесса кармы. Вы страдаете? Вы страдаете благодаря естес­твенному процессу кармы, и другое невозможно; не вмешивай­тесь.

В этом состоит доктрина судьбы, кисмет  доктрина веры в судьбу. Тогда вы не должны делать что-либо: все, что должно случиться, случится, а вы должны принять это. Тогда это тоже становится самоотдачей, и вам не нужно ничего делать. Но необходима способность к тотальному приятию. В действитель­ности, нет никакой необходимости вмешиваться, но можете ли вы быть в таком состоянии, когда вы не будете вмешиваться? Вы все время во все вмешиваетесь, во все вторгаетесь. Вы не можете ничего оставить природе. Если вы сможете все предоставить природе, то ничего больше не нужно и все случится с вами. Но если вы не можете предоставить это природе, то вмешивайтесь. Вы можете вмешиваться, но нужно понимать весь процесс.

Медитация, на самом деле, не является вмешательством в процесс кармы; это, скорее, прыжок из нее. Это точно не вмешательство; это прыжок из порочного колеса, из порочного круга. Колесо будет вращаться, и процесс будет идти до конца сам по себе. Вы не можете положить этому конец, но вы можете оказаться вне его, а раз вы будете вне его, то он будет казаться вам иллюзией.

Рамана, например, умер от рака. Его ученики пытались убедить его заняться лечением. Он сказал: «О'кей. Если вы хотите этого, и если это сделает вас счастливыми, то лечите меня. Но что касается меня, то у меня все в порядке». Врачи были удивлены, потому что его тело страдало, оно ощущало острую боль, но в его глазах не было никакой боли. Его тело очень страдало, но сам он не испытывал никаких страданий.

Тело является частью кармы, оно является частью механи­ческого круга причин и следствий, но сознание может быть за пределами тела, оно может превзойти тело. Он был просто свидетелем. Он видел, что его тело страдает, что оно должно умереть, но он был только свидетелем. Он не вмешивался в это, совсем не вмешивался. Он просто наблюдал за всем, что проис­ходит, но он не был в этом порочном круге, он не вмешивался, он не был внутри этого.

Медитация не является вмешательством. В действитель­ности именно при отсутствии медитации вы вмешиваетесь в карму каждый момент. При медитации вы превосходите все, вы становитесь наблюдателем на холме. Где-то глубоко в долине что-то происходит, но все это не ваше. Вы просто зритель. Все ощущается так, как если бы это происходило с кем-то другим или как если бы это было во сне или в кинофильме на экране. Вы не вмешиваетесь. Вы просто не внутри самой драмы вы вышли из нее. Теперь вы не актер, теперь вы стали зрителем. Это единственное изменение.

А когда вы являетесь просто свидетелем, тело немедленно становится полностью завершенным, независимо от того, что ему осталось завершить. Если по закону кармы вам предназна­чено много страдать, а вы теперь стали свидетелем и не собира­етесь рождаться вновь, то тело в этой жизни выстрадает все страдания, которые были предназначены для многих жизней. И так случалось много раз, что просветленный человек должен был выстрадать много телесных болезней, потому что теперь у него не было будущего рождения, не было будущей жизни. Это тело должно было быть последним, поэтому все кармы и все процессы должны были на нем завершиться, закончиться.

Поэтому, если мы смотрим на жизнь Иисуса глазами восточного человека, то его распятие на кресте представляется совершенно другим явлением. Для западного ума нет никакой последовательности жизней, никакого повторного рождения, никакого перевоплощения, так что они не могли достаточно глубоко проанализировать это распятие. Они придумали миф, что Иисус пострадал за нас, что его распятие было спасением для нас. Но это абсурд; это, к тому же, не соответствует фактам, потому что если Иисус пострадал ради нашего спасения, то почему же тогда человечество все еще страдает? Оно страдает в большей степени, чем когда-либо раньше.

После распятия Иисуса человечество не вошло в царство Божие. Если он пострадал ради нас, если его распятие было расплатой за нашу вину и наши грехи, то он потерпел неудачу, ибо вина не исчезла, грешить мы не перестали, страдания продолжаются. Тогда его страдание было напрасным, тогда распятие было бесполезным.

Это просто христианский миф. Но восточный ум относится к этому по-другому. В распятие Иисуса вылились все его страдания, накопленные его собственными кармами. А это была его последняя жизнь, он не мог войти в тело снова, так что все страдания должны были кристаллизоваться, сконцентрировать­ся в одной точке, в едином моменте. Этим единым моментом стал момент распятия.

Он не страдал вместо кого-то другого никто не может пострадать вместо кого-то другого. Он пострадал за самого себя, из-за своих прошлых карм. Никто не может освободить вас, потому что вы находитесь в оковах своих собственных карм. Как же Иисус мог освободить вас? Он мог сделать себя рабом, он мог сделать себя свободным, он мог освободить себя. Благодаря распятию счет его собственных карм был закрыт. Он закончил свой земной путь, цепь его превращений подошла к концу. Причины и следствия они подошли к концу. Это тело больше не возродится вновь; он не войдет в другую утробу. Если бы он не стал просветленным, он должен был бы страдать еще много жизней. Теперь же они сконцентрировались в одном моменте, в одной жизни.

Вы не можете вмешаться, а если вы вмешаетесь, вы создадите для себя еще больше страданий. Не противодействуй­те кармам, а превзойдите их, станьте их свидетелем. Восприни­майте их как сновидение, как нечто нереальное; просто смотрите на них и будьте безразличны к ним. Не вовлекайтесь в их действие. Ваше тело страдает смотрите на эти страдания. Ваше тело счастливо смотрите на это счастье. Не отождествляйте себя со всем этим это все, что означает медитация.

И не ищите алиби, не ищите оправданий. Не говорите, что это можно оспорить. Вы можете оспорить что угодно, вы вольны делать это, но помните, что ваши доводы могут стать самоубий­ственными. Вы можете аргументировать против самого себя, вы можете создать такие доводы, которые не помогут вам, которые не трансформируют вас, а которые станут препятствием, поме­хой. Вы все время спорите...

Как раз сегодня меня навестила одна девушка. Она спроси­ла меня: «Скажите мне, действительно ли есть Бог?» Она была готова спорить, что никакого Бога нет. Я посмотрел на ее лицо, на ее глаза. Она была напряженной, она была наполнена аргументами; она хотела сражаться по этому поводу. В действи­тельности, в глубине души она хотела, чтобы никакого Бога не оказалось, потому что если Бог существует, то вы все в беде. Если Бог существует, то вы не можете оставаться тем, кем вы являетесь; тогда вам брошен вызов. Бог является вызовом. Это означает, что вы не можете быть удовлетворенным самим собой; возможным является нечто более возвышенное, чем вы. Воз­можно высшее состояние, абсолютное состояние сознательнос­ти. Вот что значит Бог.

Итак, она была готова спорить, она сказала: «Я атеистка и не верю в Бога».

Я сказал ей: «Если нет никакого Бога, то, как вы можете не верить в него? И Бог не имеет к этому никакого отношения. Ваша вера или ваше неверие, ваши аргументы «за» или ваши аргументы «против» имеют отношение к вам, а не к Богу. Почему вы так беспокоитесь? Если нет никакого Бога, то зачем вы так далеко ехали и почему вы пришли ко мне спорить о чем-то, чего нет? Забудьте и простите его. Идите домой, не тратьте свое время. Если его нет, то почему же вы так беспокоитесь? К чему эти усилия доказать, что его нет? Эти усилия говорят что-то про вас. Вы боитесь. Если Бог существует, то это вызов. Если Бога нет, то вы можете оставаться тем, что вы есть; тогда нет никакого вызова вашей жизни.

Человек, который боится вызовов, риска, опасностей, изме­нения самого себя, мутации, всегда будет отрицать существова­ние Бога. Отрицающим является его ум; отрицание говорит что-то о нем, но не о Боге.

Я сказал ей, что Бог не является тем, существование чего может быть доказано или опровергнуто. Бог не является объек­том, по поводу которого мы можем иметь мнение «за» или «против». Бог является возможностью внутри вас. Это не что-то внешнее; это возможность внутри вас. Если вы направляетесь к этой возможности, он становится реальным. Если вы не направ­ляетесь к этой точке, он нереален. А если вы выдвигаете доводы против него, то в вас нет никакого движения в эту сторону; вы остаетесь той же самой. И это становится порочным кругом.

Вы доказываете, что Бога нет, и вследствие этого никогда не движетесь по направлению к нему потому что это внутрен­нее движение, внутреннее путешествие. Вы никогда не направ­ляетесь к нему, потому что как вы можете перемещаться к точке, которой нет? Поэтому вы остаетесь тем же самым. А если вы остаетесь тем же самым, то вы никогда не встретитесь с Богом, вы никогда не натолкнетесь на него. Вы никогда не придете к какому-либо ощущению его, к какой-либо вибрации от него. Это еще больше утвердит вас в уверенности, что его нет. И чем в большей степени это доказано, тем дальше вы от него, тем больше ваше падение, тем больше промежуток между вами.

Я сказал ей, что вопрос не в том, есть ли Бог или нет. Вопрос в том, желаете ли вы расти или нет. Если вы растете, то ваш тотальный рост будет встречей с Богом, ваш тотальный рост будет общением с ним, ваш тотальный рост будет столкновением с ним. Я рассказал ей одну историю.

В одно ветреное утро, как раз в конце весны, улитка начала свое движение вверх по вишневому дереву. Несколько воробьев, сидящих на соседнем дубе, начали смеяться, потому что был не сезон, и на дереве не было ни одной вишни, а эта бедная улитка прилагала так много усилий, чтобы добраться до вершины. Они смеялись над ней. Затем один воробей слетел вниз, подлетел к улитке поближе и сказал: «Дорогая, куда ты собралась? На дереве нет никаких вишен».

Но улитка даже не остановилась; она продолжала свое путешествие вверх. Не останавливаясь, улитка сказала: «Но они будут там, когда я достигну. Они будут там, когда я доберусь туда. Мне требуется много времени, чтобы добраться до верши­ны, и к этому моменту вишни там будут».

Бога нет, но он будет здесь к тому времени, когда вы достигнете. Это не есть нечто, что уже здесь он никогда не бывает здесь. Это рост. Это ваш собственный рост. Когда вы достигаете точки, в которой вы тотально сознательны, Бог есть. Но не спорьте. Вместо того чтобы попусту тратить свою энергию в спорах, используйте ее для трансформации себя.

А энергии не так много. Если вы направите свою энергию в споры, то вы можете стать гением спора. Но тогда вы потеряете ее; это высокая цена, потому что та же самая энергия может стать медитацией. Вы можете стать логиком: вы можете прово­дить очень логичные доказательства, вы можете находить очень убедительные доказательства и опровержения, но вы останетесь тем же самым. Ваши доказательства не изменят вас.

Запомните одно: все, что изменяет вас, прекрасно. Все, что дает вам рост, расширение, увеличение сознания, прекрасно. Все, что делает вас статичным и сохраняет ваш статус-кво, безобразно; оно является фатальным, самоубийственным.

 

 Последний вопрос:

Иногда я ощущаю себя в состоянии недеяния, очень пассивным, но мое осознавание того, что происходит вокруг меня, кажется меньшим. Я фактически ощущаю себя отсое­диненным от всех вещей вокруг меня. Это, видимо, означает фальшивую пассивность, потому что, как я полагаю, недея­ние должно быть синонимом возрастания осознанности. Не могли бы вы дать определение этому состоянию?

 

Обычно мы находимся в горячечном, в возбужденном состоянии мы активны и возбуждены. Если вы станете пассивным, возбужденное состояние уйдет. Если вы станете пассивным, ничего не делающим, если вы внутренне расслаби­тесь, то активность уйдет, возбуждение уйдет, горячка станет менее интенсивной. Вы будете испытывать некоторую скуку, вы будете иметь такое ощущение, как если бы ваша осознанность уменьшалась. Это не уменьшение; уменьшается ваш горячеч­ный жар.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 114;