Извлечение внутренней темноты. 22 страница



Действительно, при помощи языка нет никакой возмож­ности убедиться в этом. А вы спрашиваете при помощи языка, и пока любовник с вами, вы болтаете в уме, задаете вопросы, спорите. Вы никогда не будете убеждены, вам всегда будет казаться, что вас не любят, и это станет для вас глубочайшим страданием. И это случается не потому, что кто-то не любит вас; это случается потому, что вы закрыты за своими стенами, вы замкнуты внутри своих мыслей. Ничто не может проникнуть в вас. Сквозь мысли невозможно проникнуть, пока вы не отбро­сите их. Если вы отбросите их, в вас проникнет все существова­ние.

В этой сутре говорится: Думание ни о чем приведет к снятию ограничений с ограниченной личности.

Вы станете ничем не ограниченным, беспредельным. Вы станете целым. Вы станете вселенной, вы будете присутствовать везде.

И тогда вы будете радостью. Сейчас вы есть не что иное, как страдание. Лукавые люди все время обманывают себя, утверж­дая, что они не страдают, или они надеются, что будут какие-то изменения, что что-то случится, и они достигнут в конце жизни и все же они страдают. Вы можете создавать маски, иллюзии, фальшивые лица; вы можете все время улыбаться, но глубоко внутри вы знаете, что вы страдаете. Это естественно. Заключен­ный в тюрьму своих мыслей, вы будете страдать. Не будучи взаперти у своих мыслей, вышедший за пределы всех мыслей чуткий, внимательный, сознательный, осознающий, но не зату­маненный мыслями вы будете радостью, вы будете блаженст­вом.

 

 

Глава 10 (58)

ПРЕВЗОЙТИ КАРМУ

29 июня 1973 года, Бомбей, Индия

Вопросы:

Не вступают ли в противоречие кратчайший путь и Дао?

Почему мы не просветленные?

Не является ли короткий прямой путь божественной возможностью?

Можете ли вы определить, что такое «недеяние»?

 

Первый вопрос:

Техники являются кратчайшими, прямыми путями до­стижения, революциями, но не против ли это природы, Дао, свабхавы?

 

Против. Они против Дао, они против свабхавы. Любое усилие против свабхавы, против Дао; усилие как таковое против Дао. Если вы можете предоставить все свабхаве, Дао, природе, то никакие техники не нужны, потому что это предельная техника. Если вы можете все предоставить Дао, то это макси­мально возможное самоотречение, максимальная самоотдача. Вы отдаете самого себя, свое будущее, свои возможности. Вы отдаете само время, все усилия. Это означает бесконечное терпение, бесконечное ожидание.

Если вы можете полностью отдаться природе, то тогда нет никаких усилий, тогда вы ничего не делаете. Вы просто плывете. Вы в состоянии глубокого всеприятия. Что-то случается с вами, но вы не предпринимаете для этого никаких усилий вы далее не ищете этого. Если что-то случается хорошо, если оно не случается тоже хорошо; у вас нет никакого выбора. Что бы ни случалось, случается; у вас нет никаких ожиданий и, конечно, никаких разочарований.

Жизнь течет, течение несет вас. У вас нет никакой цели, которой нужно было бы достигнуть, потому что наличие цели привносит усилия. Вам никуда не нужно идти, потому что если вам нужно идти, появляются усилия; это подразумевается. Вам никуда не нужно идти, ничего не нужно достигать, у вас нет цели, нет идеалов; ничего не нужно достигать вы отдались целиком и полностью без остатка.

В этот момент самоотдачи, в этот самый момент, все случится с вами. Усилия потребуют времени; самоотречение времени не требует. Техники потребуют времени; самоотдача времени не потребует. Вот почему я называю это предельной техникой. Это «не-техника». Вы не можете практиковать ее вы не можете практиковать самоотдачу. Если вы практикуете, то нет самоотдачи. Тогда вы полагаетесь на самого себя; тогда вы не полностью беспомощны; тогда вы пытаетесь что-то делать даже если это самоотдача, вы пытаетесь добиться ее. Тогда имеет место техника, а вместе с техникой входит время, входит будущее.

Самоотречение является вневременным; оно за пределами времени. Если вы отреклись от самого себя, то в тот же момент вы выпадаете из времени, и все, что может случиться, случится. Но тогда вы не ищете этого, не желаете этого. Ничего этого в уме у вас нет: случится это или нет для вас не имеет значения.

Дао означает самоотречение доверить себя свабхаве, вверить себя природе. Тогда вас нет. Тантра и йога являются техниками. С их помощью вы достигнете свабхавы, но это будет долгий процесс. В конце концов, после каждой техники предсто­ит капитуляция, но при использовании техники это случится в конце; при использовании Дао, в Дао, это случится в самом начале. Если вы можете отдаться прямо сейчас, то никакие техники не нужны; но если вы не можете и спрашиваете меня, как отдать себя, то техники нужны. Очень редко, для одного человека из многих миллионов, случается так, что он может отречься от самого себя, не спрашивая «как». Если вы спраши­ваете «как», то вы не тот тип людей, кто может отречься от себя, потому что это «как» означает, что вы ищете технику.

Эти техники предназначены для всех тех, кто не может избавиться от этого «как». Эти техники предназначены для того, чтобы избавить вас от вашего основного беспокойства по поводу «как» как практиковать их. Если вы можете отдать самого себя, ничего не спрашивая, то вам не нужны никакие техники. Но тогда вы не пришли бы ко мне, вы могли бы отречься от себя в любой момент, потому что самоотречение не нуждается в руководителе. Инструктор может научить только технике.

Когда вы ищете, вы ищете технику; каждый поиск являет­ся поиском техники. Когда вы приходите к кому-то и спраши­ваете, вы ищете технику, вы ищете метод. В противном случае нет нужды ходить куда-либо. Само наличие поиска свидетельствует овашей глубинной потребности в технике. Эти техники предназначены для вас.

Это не значит, что без техник это не может случиться. Это может случиться, но для очень малого числа людей. И эти немногие люди не такие уж и случайные: в своих прошлых жизнях они прилагали так много напряженных усилий, используя техники, что теперь они пресытились ими, техники наскучили им. Когда вы все время спрашиваете: «Как, как, как?», то наступает насыщение и, в конце концов, это «как» отпадает. Тогда вы можете сдаться. Техники нужны в любом случае. Кришнамурти может говорить, что никакие техники не нужны, но это не первая его жизнь, он не мог сказать так в своих прошлых жизнях. Даже в этой жизни ему давалось много техник, и он работал над ними.  При помощи техник вы можете подойти к состоянию, когда вы можете пойти на самоотречение вы можете отбросить все техники и просто быть, но это тоже благодаря техникам.

Это против Дао, потому что вы против Дао. С вас нужно снять все обусловленности. Если вы в Дао, никакие техники не нужны. Если вы здоровы, то не нужны никакие лекарства. Любое лекарство несовместимо со здоровьем. Но вы больны; лекарство необходимо. Это лекарство уничтожит вашу болезнь. Оно не может дать вам здоровье, но если болезнь удалена, то здоровье случится с вами. Никакое лекарство не может дать вам здоровье. В принципе любое лекарство является ядом, но вы уже накопили какое-то количество яда и вам требуется противоядие. Яды могут уравновесить друг друга, тогда здоровье станет возможным.

Техники не дадут вам вашу божественность, они не вернут вам вашу природу. Они разрушат все то, что вы накопили вокруг своей природы. Это только снимет с вас все обусловленности. Вы обусловлены и прямо сейчас не можете сделать прыжок и капитулировать. Если вы можете сделать прыжок, это хорошо, но вы не можете его сделать. Ваше обуславливание будет спрашивать: «Как?» Тогда полезными окажутся техники. Когда человек живет в Дао, тогда не нужны ни тантра, ни йога, ни религия. Человек совершенно здоров; никакое лекарство не требуется. Каждая религия является лекарственным средством. Когда мир будет жить в тотальном Дао, религии исчезнут. Не нужны будут ни учителя, ни Будда, ни Иисус, потому что каждый будет Буддой или Иисусом. Но прямо сейчас, такому, какой вы есть, вам нужны техники. Эти техники являются противоядиями.

Вы собрали вокруг себя такой сложный ум, что вы услож­няете все. что вам ни дается, что вам ни говорится. Вы будете делать все это более сложным, вы будете делать это более трудным. Если я скажу вам: «Отдайте себя», вы спросите: «Как?» Если я скажу: «Используйте техники», вы спросите: «Техники? Разве техники не против Дао?» Если я скажу: «Никакие техники не нужны; просто отрекитесь от себя, и Бог случится вам», вы немедленно скажете: «Как?» Это ваш ум!

Если я скажу: «Дао непосредственно здесь и сейчас: вам не нужно практиковать ничего, вы можете просто сделать прыжок и сдаться ему», то выспросите: «Как? Как могу я сдаться?» Если я в ответ на ваше «как» дам вам технику, ваш ум скажет: «Но разве метод, техника, способ не против Дао, не против свабхавы? Если божественное является моей природой, то, как оно может быть достигнуто при помощи техники? Если оно уже здесь, то техника бесполезна. Зачем тратить время на технику?» Посмот­рите на этот ум!

Я вспоминаю, как однажды один человек, у которого была молодая дочь, попросил композитора Леопольда Годовского прийти в его дом и послушать его дочь. Она училась играть на фортепьяно. Годовский пришел в их дом; терпеливо выслушал он игру девушки. Когда она кончила, отец засиял и заплакал от счастья и спросил Годовского: «Разве это не чудо?»

Говорят, что Годовский ответил: «Она чудесна. У нее удивительная техника. Я никогда не слушал никого, кто играл бы такую простую вещь с такими большими усилиями. У нее удивительная техника. Играть такую простую вещь с таким трудом! Я никогда подобного не видел».

Вот что все время происходит в вашем уме. Даже простые дела вы сделаете сложными, вы сделаете их трудными для себя. И это способ обороны, это защитная мера, потому что если вы создали трудность, то вы можете и не решать проблему сначала же она могла быть решена.

Если я говорю о самоотречении, вы спрашиваете «как». Пока я не отвечу на ваше «как», как вы можете отречься? Если я дам вам технику, ваш ум немедленно создаст новую проблему: «Почему техника? Свабхава здесь, Дао здесь, Бог внутри нас, так что зачем эти попытки, зачем эти усилия? Пока на это не будет ответа, нет необходимости делать что-либо».

Помните: вы можете вращаться в этом порочном круге вечно. Вы должны будете как-то разорвать его и выйти из него. Будьте решительным, потому что только при наличии реши­тельности родится ваше свойство быть человеком. Только при наличии решительности вы станете человеком. Будьте реши­тельны. Если вы можете отречься от себя, сдаться, сдавайтесь. Если вы не можете сдаться, то не создавайте психологических проблем; тогда используйте какие-нибудь техники.

В обоих случаях самоотдача случится с вами. Если вы можете отдаться прямо сейчас, отлично. Если вы не можете отдаться, то пройдите через техники тогда нужна тренировка, обучение. Это нужно из-за вас, а не из-за свабхавы, из-за Дао. Дао не требует тренировки. Она нужна из-за вас. И техники разрушат вас. Вследствие применения техник вы умрете, и разовьется ваша самая внутренняя природа. Вы должны быть вдребезги разбиты. Если вы можете вдребезги разбиться в прыжке сдавайтесь, отрекайтесь от себя. Если не можете, тогда делайте это постепенно работайте над этим с помощью техник.

Но помните одно: ваш ум может создать проблемы, которые являются уловками – уловками, направленными на то, чтобы отложить решение на потом. Если ваш ум не является уравно­вешенным, вы не будете испытывать чувства вины. Вы чувству­ете: «Что я могу сделать? Пока что-то не станет абсолютным, чистым, прозрачным, что я могу сделать?» Ваш ум может формировать облака вокруг вас, он не позволит, чтобы у вас была во всем ясность  пока вы не решитесь. При наличии решимости облака исчезают. Ум очень дипломатичен, ум очень политичен, он все время политично воздействует на вас. Он очень коварен и хитер.

Я слышал о том, как однажды Мулла Насреддин посетил своего сына и невестку. Он приехал на три дня, а затем остался на неделю. Затем прошла неделя, и он остался на месяц. Затем молодая пара начала беспокоиться как избавиться от этого старика? Они обсудили, как избавиться от него, и составили план.

Муж сказал: «Сегодня вечером ты приготовишь суп, а я скажу, что в нем слишком много соли, что его невозможно есть. А ты должна сказать, что в нем недостаточно соли. Мы будем спорить, начнем ссориться, а затем я спрошу своего отца, каково его мнение, что он скажет на этот счет. Если он согласится со мной, то ты очень рассердишься и велишь ему убираться. Если он согласится с тобой, я очень раздражусь и скажу ему убираться немедленно».

Суп был приготовлен, и, как было запланировано, они начали ссориться и спорить. Затем наступил кульминационный момент. Они уже чуть ли не били друг друга, а Насреддин молча сидел и наблюдал. И тогда сын обратился к нему и сказал: «Па, что ты скажешь? Много в супе соли или нет?»

И Насреддин погрузил свою ложку в суп, попробовал его, поразмышлял немного по поводу вкусовых ощущений и затем сказал: «Это вполне меня устраивает». Он не принял ничью сторону. Весь план провалился.

Ваш ум все время работает таким образом. Он никогда не принимает чью-либо сторону, потому что в тот момент, когда вы примете чью-то сторону, должны быть предприняты какие-то действия. Он не принимает чью-либо сторону; он все время приводит всякие доводы. Он никогда ничего не решает; он всегда посередине. Все, что бы вам ни сказали, будет оспорено, но решение никогда не будет принято. И вы можете спорить до бесконечности; этому нет конца. Только решение приведет вас к действию, и только действие приведет вас к трансформации. Если вы действительно заинтересованы в глубокой револю­ции внутри вас, то решайте и не откладывайте все время. Не философствуйте так много, не говорите, что это опасно. Для того, кто реально ничего не ищет, а только проводит время, это неплохо, это хорошая игра. Философия является хорошей игрой, если вы можете себе позволить это. Но я не вижу, чтобы кто-либо мог себе позволить это, потому что это напрасная тратавремени.

Так что будьте решительным. Если вы можете отдать самого себя, сдаться, то сдавайтесь. Тогда для этого нет никаких «как». Если не можете, тогда практикуйте какую-либо технику, потому что только благодаря технике вы можете подойти к состоянию, из которого случится самоотречение.

 

Второй вопрос:

В ходе естественного развития через миллионы лет и жизней человек станет просветленным. Но мы, по-видимому, уже прошли через миллионы лет и жизней и все еще не являемся просветленными. Почему?

 

Вы не можете спрашивать почему. Вы можете спрашивать почему только в том случае, если вы делаете что-нибудь. Если что-то делает природа, вы не можете спрашивать почему; это дело природы. И природа не ответственна за это; она не ответит вам. Она полностью безмолвна. А для природы миллионы жизней ничто; для природы это может быть как секунда. Для вас миллионы лет и жизней представляют собой долгую историю; для природы это ничто. Природа ни о чем не беспокоится и не интересуется вами конкретно. Природа все время работает – когда-нибудь это случится. Но вы не можете спрашивать почему, потому что природа безмолвна.

Если вас беспокоит то, что это еще не случилось, то вы должны делать что-нибудь. Если в вас вошло беспокойство, то вы должны делать что-нибудь. Только ваши деяния могут привести вас в точку, из которой может случиться просветление. Природа может потерпеть, ей некуда торопиться. В ее делах нет никакой спешки, поскольку для природы время не ограничено. Она является вечной. Для нее нет ни начала, ни конца. Но человек подошел к определенной стадии: он стал сознательным, он начал спрашивать.

Дерево никогда не спрашивает даже дерево бодхи, под которым Будда стал просветленным. Дерево никогда не спросит: «Почему я не стало просветленным? Ведь я существую столько же миллионов лет, сколько и ты, Гаутама Будда. Почему?» Дерево никогда не спросит. Дерево является абсолютно естес­твенным. Вопросы делают человека неестественным. Неестес­твенное вошло в вас: вы стали спрашивать «почему» почему это еще не случилось.

Этот вопрос хорош, потому что он может привести вас к решающему моменту, с которого вы можете начать работать над собой. И человек не может предоставить это природе, потому что человек стал сознательным. Теперь вы не можете предоставить это природе. Вот почему человек создал религии. Никакие животные не имеют никаких религий, в этом нет необходимос­ти: они не спрашивают, они не спешат. В природе ничто не спешит все движется так медленно, как будто вообще не движется; непрерывно повторяется одна и та же структура, бесконечно повторяется один и тот же цикл.

Человек стал сознательным. Человек стал сознавать время, а в тот момент, когда вы начинаете сознавать время, вы выбрасываетесь из вечности. Тогда вы начинаете спешить. И по мере развития человеческого сознания человек все больше спешит, он все больше и больше осознает время. Первобытные общества ближе к природе: они не спешат, они движутся очень медленно. Они движутся в соответствии с темпом движения природы. Чем более цивилизованными вы становитесь, тем в большей степени вы осознаете время. Время, в действительнос­ти, может быть критерием: о степени цивилизованности общес­тва можно судить по тому, как оно осознает время. Тогда вы спешите, тогда вы не можете ждать, тогда вы не можете предоставить это природе. Вы должны взять это в свои собствен­ные руки.

И человек может взять это в свои собственные руки: он может делать что-нибудь и процесс может закончиться быстрее. Он может закончиться даже в одно мгновение. Все эти миллионы лет не сработали, не смогли достичь чего-либо, а вы можете сделать это в одно мгновение. В один момент вы можете стать таким сильным, что миллионы лет и миллионы жизней пробегут мгновенно.

Это возможно и поскольку это возможно, вы беспокои­тесь. Ваше беспокойство является симптомом того, что вы не делаете чего-то, что возможно, в этом состоит беспокойство, в этом дилемма человека. Вы можете делать это и не делаете это порождает внутреннее беспокойство, страдание. Когда вы не можете делать этого, вопрос никогда не возникает, тогда нет никакого беспокойства. Беспокойство показывает, что теперь возможно совершить прыжок многие жизни, которые теперь не нужны, вы можете пропустить, а вы не пропускаете.

Вы стали сознательными, вы стали выше природы. Созна­ние является новым явлением. Вы стали выше природы, и теперь вы можете развиваться сознательно. Сознательная эво­люция является революцией. Вы можете что-то сделать для этого. Вы не просто жертва, не просто марионетка. Вы можете держать свое предназначение в своих руках. Это возможно, и поскольку это возможно, а вы ничего не делаете, это порождает в вас внутреннее беспокойство. И чем больше вы осознаете, что это возможно, тем большее беспокойство вы испытываете.

Будда очень обеспокоен; вы не так обеспокоены. Будда был очень обеспокоен, он глубоко страдал. Пока он не достиг, он жил в аду, потому что он в совершенстве сознавал, что что-то было абсолютно возможным, было почти в руках, было сразу же за углом. Он чувствовал: «Я все еще упускаю это. Если я всего лишь протяну свою руку, это случится, а моя рука парализована. Всего лишь шаг, и я вырвусь из этого и я не могу сделать этот шаг. Я боюсь сделать прыжок».

Когда вы близки к цели, когда вы можете почувствовать и увидеть ее и все же упускаете ее, вы испытываете страдание. Когда вы очень далеко от нее, не можете видеть ее, не можете чувствовать ее, когда вы даже не осознаете, что где-то есть цель, когда вы совершенно не осознаете никакого своего предназначе­ния, тогда вы не испытываете никакого беспокойства.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 104;