Глава 19. Рождественские сюрпризы



Перед Рождеством нагрянули Гарри и Луна, - сообщить приятную новость: Мы решили пожениться во время рождественских каникул, сразу после Нового Года. – торжественно объявил Гарри, обнимая за талию задумчивую блондинку с отстраненным взглядом.

- Я не возражаю. – ответил Северус, - Только постарайся на своей свадьбе не сильно напиваться. – дал он отеческий совет молодым.

- Поздравляю! – подпрыгнула от восторга Гермиона, поочередно заключая в объятия будущих жениха и невесту.

Когда девушки начали щебетать о платьях, кольцахи прочей ерунде, Северус снова с головой погрузился в работу над учебником, слушая их беседу в пол уха, просто, чтобы быть в курсе.

… а где будет проходить банкет? – послышался голос Гермионы.

… Сначала хотели в Хогвартсе, но потом передумали и выбрали маггловский ресторан в Лондоне, чтобы вы с отцом могли прийти (без риска для него) – почти шепотом ответил подруге Снейп младший.

«Теперь ты усложняешь жизнь еще и своему сыну… Надо быть мужчиной, и решить все проблемы разом! Ты ведь знаешь, куда Гермиона спрятала твою волшебную палочку?» - снова очнулся внутренний голос Снейпа. – Северус знал.

До Рождества оставались считанные дни, и Гермиона собиралась на последний в этом году педсовет, который обещал плавно перейти в обсуждение темы: что кому подарить на Рождество.

Уходя, она чмокнула Северуса, с утра засевшего за книги, в щеку, подарила ему очаровательную улыбку, и, шепнув: « Не скучай тут без меня.» - произнесла пароль портключа и исчезла.

- Это ты не скучай без меня… Прости меня, Гермиона. – прошептал зельевар в пустоту, вынимая из кармана свою волшебную палочку…

- ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ!

Яркая вспышка ослепила Снейпа, а в следующее мгновение палочка выпала из его руки, мир перед глазами померк, а гравитация довершила начатое…

***

Сидя в кабинете директора школы, Гермиона с трудом заставляла себя слушать профессора МакГонагалл и своих коллег. Смысл произносимых слов, сегодня никак не желал достигать разума профессора Грейнджер.

Прошлой ночью она почти не спала: ее мучали кошмары и странная необъяснимая тревога.

Северус вел себя в последнее время слишком тихо и отстраненно. Она заметила, что его что-то гложет, но расспрашивать побоялась: перенесенные им тяготы войны и лишения, связанные с болезнью, - все это могло бы загнать в депрессию кого угодно. А депрессия всегда обостряется перед праздниками… - так говорят психологи. У самой Гермионы настроение было немногим выше нуля, да и то лишь потому, что завал работы не давал ей расслабиться и подумать.

В последнее время самочувствие девушки – оставляло желать лучшего…

Поначалу Гермиона списывала это на усталость и переутомление от новой работы, испарения студенческих котлов и бональную простуду.

Но, неожиданно, во время совместной прогулки по магазинам, Луна Лавгуд – выдвинуа свою версию: «Гермиона, а ты случайно не беременна?» - Нет. Думаю, что нет. – ответила ошарашенная таким предположением Гермиона. Но в душу к ней уже заполз предательский червячок сомнения: «А вдруг?», - поэтому, купив маггловский тест и закрывшись в ванной, Гермиона решила таки успокоить свои нервы, и убедиться, что Луна – просто выдумщица.

Убедиться не вышло. Тупо глядя на то, как на тесте проступают четкие две полоски, - Гермиона никак не могла собрать мысли в кучу.

- Я беременна… - сказав это самой себе вслух, Гермиона все еще с трудом пыталась воспринять этот факт.

Теперь же, спустя два дня, мисс Грейнджер осознала всю серьезность ситуации.

Во первых, надо как-то сообщить это Снейпу; во вторых – найти себе замену на зельях…, но сначала сказать Снейпу. – Благо, что Рождество – пора сюрпризов. Об одном подарке теперь можно не беспокоиться.

Но беспокойство Гермионы не проходило, причем вовсе не из-за подарков…

Когда педсовет наконец-то закончился, Гермиона с трудом сдержалась, чтобы не выскочить из кабинета со скоростью пули.

Практически вывалившись посреди своей гостиной, Гермиона вскрикнула: На полу, неподвижно лежал Северус Снейп, а рядом с ним под столом валялась его волшебная палочка…

***

С трудом разлепив веки, Северус сильно пожалел о том, что не умер сразу. Голова раскалывалась, все тело болело, а во рту была засуха, как после хорошей пьянки в Малфой-мэноре в дни его юности.

Первое, что увидел перед собой Снейп, открыв глаза, - разъяренное лицо Гермионы Грейнджер. Сейчас ее взгляд мог дать фору даже его фирменным взглядам «ужаса подземелий».

- Если вы, сэр, еще хоть раз попытаетесь оставить своего ребенка сиротой… - с нажимом проговорила она. – То круциатусы Волдеморта – покажутся вам детской забавой, а Нагайна – мармеладным червячком! – Вам ясно, сэр? – Гермиона сейчас больше всего напоминала Снейпу МакГонагалл в ярости… Она смотрела на него не отрываясь, но в глубине ее глаз Северус увидел отчаяние и страх…

- Гарри уже не ребенок… - начал было Снейп, но она его перебила.

- Я говорила не о Гарри, профессор Снейп, а о нашем с вами ребенке… - на глаза девушке навернулись слезы. – Я собиралась вам сообщить на Рождество, но вы, как я поняла, не планировали прожить со мной так долго…

- Сообщить… Что?! - Гермиона, ты… - Северус с трудом, превозмогая головную боль, пытался осмыслить то, что услышал.

- Да, я беременна… - всхлипнула Гермиона. – А вы.. – неблагодарная свинья, мистер Снейп! – Я столько сил потратила на то, чтобы вытащить вам из могилы… Чтобы вы жили, как нормальный человек… А вы… - она снова всхлипнула – Вот как вы все это цените! – сказав это она разрыдалась, положив голову ему на грудь.

- Я жалкий, не способный ни на что калека, Гермиона. Зачем я тебе нужен?- попытался оправдать свой поступок Северус.

- Потому что я люблю тебя, Северус Снейп! Ты отец моего будущего ребенка, и… ты не калека! – сказала гриффиндорка, глядя прямо в глаза своего бывшего профессора. – И не надо так на меня смотреть. – Если бы я вас не любила, - вы бы давно уже кормили червей на кладбище! Это не мое гриффиндорское благородство, - это любовь вытащила вас из объятий смерти, там – в Визжащей хижине… Считайте, что я вас к ней ревную! – А моего гриффиндорского благородства хватило бы лишь на то, чтобы перенести вас в школьный лазарет и поручить заботу о вас мадам Помфри…

- Я же теперь маггл. – обреченно прошептал Северус, растроганный ее речью.

- На этой планете живет почти 6 миллиардов человек, Северус,- 99% из них – магглы. И, поверьте мне, мистер Снейп, у всех этих магглов есть море причин, чтобы жить и быть счастливыми, причем без всякого волшебства! – скаав это, Гермиона ушла на кухню. Через пару минут она вернулась со стаканом воды, таблетками и пакетом со льдом. – Не буду тебя больше мучить… Выпей это от головы, и проиложи лед – у тебя солидная шишка на затылке. – вся злость и обида Гриффиндорки мгновенно испарилась. – К тому же, - снова обратилась она к зельевару, - ваша болезнь по наследству не передается, и вообще может пройти сама собой со временем, если вы, конечно, себя не прикончите добровольно… - Гермиона с сомнением посмотрела на своего пациента, пытаясь предугадать: предпримет ли он очередную попытку себя убить или нет.

- Теперь, Гермиона, у меня есть минимум три причины, чтобы жить дальше. – с улыбкой ответил девушке Снейп. – Во первых, я хочу увидеть лицо Гарри, когда мы сообщим ему о нашей помолвке. Во вторых, я хочу видеть его лицо, когда он узнает, что скоро будет не единственным моим ребенком. Ну и наконец, я хочу узнать на какой факультет попадет ребенок Гриффиндорской старосты и Слизеринского декана… - Ты выйдешь за меня замуж? – как бы между делом спросил Северус.

- Ты предлагаешь мне стать миссис Снейп? – с сомнением уточнила гриффиндорка.

- Да. – подтвердил Снейп.

- Я согласна, но.. при одном условии. – Северус поднял брови в недоумении. – Я хочу, и это очень важно…. – продолжила Гермиона – чтобы только ты, и никто больше – присутствовал при рождении нашего ребенка.

- А как же Поппи? – спросил зельевар, явно удивленный подобной просьбой.

- Только ты! Обещай мне… - настаивала на своем Гермиона. Ее тон не терпел возражений.

- Хорошо, обещаю. – ответил Северус, сам не зная, зачем это понадобилось мисс Грейнджер. Тем более сейчас, когда до этого срока еще уйма времени, чтобы все обдумать. –«Может она еще сама передумает?...» - с надеждой подумал он.

- Тогда я согласна. – сразу же расслабилась Гермиона. У нее был план.

Когда-то от своей матери Гермиона услышала, что рождение ребенка – это испытание для любой женщины. «… Но всегда нужно помнить об одном – чем сильнее боль вначале, тем большее счастье ожидает в конце, когда ребенок родится. И те эмоции, которые испытывает молодая мать – самые сильные положительные эмоции, на какие только способен человек в своей жизни. Жаль, что мужчинам это познать не дано…» - говорила когда то ей Джейн Грейнджер.

И, если ей, Гермионе, все равно придется через это пройти, то она использует этот шанс, чтобы вернуть магию своему любимому мужчине, пусть даже таким странным способом.

***

Лицо Гарри действительно стоило видеть, когда его отец, а в прошлом злобный ужас Хогвартских подземелий и шпион, - сообщил ему, что они с Гермионой решили пожениться. И не просто гипотетически «когда-нибудь», - а в тот же день, в который Гарри женится на Луне Лавгуд.

Эта мысль пришла на ум зельевару, когда он понял, что скоро «интересное положение» его невесты станет еще и очевидным. Гермиона, которая не хотела бы влезать в свадебное платье с огромным животом, - быстро с ним согласилась форсировать это событие.

Вторую интересную новость решено было Гарри пока не сообщать, как и то, что его вновьобретенный отец, чуть было снова не оставил Гарри сиротой…

Северус, после этой попытки, отделался недельным недомоганием, мигренью и шишкой на затылке, полученную при столкновении с полом.

***

Сдвоенная свадьба обоих Снейпов – была более чем скромной и немноголюдной. Сама регистрация брака была проведена весьма формально еще рано утром, дома у Гермионы, куда был приглашен один из министерских чиновников, наделенный необходимыми полномочиями. Торжественная часть проходила в одном из многочисленных ресторанов Лондона. Платье Гермионы было теплого золотистого оттенка, а платье Луны – светло бирюзовым. Кроме них на свадьбе присутствовала крайне растроганная этим событием Минерва МакГонагалл, облаченная в строгий брючный костюм цвета слоновой кости. Ни у кого из молодоженов живых родственников не осталось, поэтому весь вечер с Минервой танцевал лишь молодой фотограф, приглашенный запечатлеть торжество на пленку.

Атмосфера была теплой и домашней. Так что по поводу такой скромной свадьбы никто не огорчался – все были по настоящему счастливы. 

Глава 20. Только не отпускай меня… (6 месяцев спустя) 

- Мия, сколько можно работать? Это может быть опасно для ребенка! – Северус уже неоднократно пытался внушить своей молодой жене, что на ее сроках даже магглы сидят дома и вяжут пенетки…

- Мадам Помфри сказала, что пока я себя хорошо чувствую… Да и Минерва не возражает. – как всегда ответила ему Гермиона, поглаживая огромный живот. – Я ведь больше не веду практические занятия, а только проверяю эссе. – проверку сотен эссе, Гермиона явно работой вообще не считала.

- Пусть эта драная кошка только сунет сюда свой нос… - Снейпа жутко раздражало попустительство директрисы. – Я напою ее валерианкой и запру в одной комнате с твоим рыжим чудовищем…- После свадьбы Гермиона, скучавшая по Живоглоту, завела себе другого кота, тоже рыжего. Назвав его Рубиком. – А тебе еще нужно сегодня отвезти в издательство свои рукописи, ты не забыл? – сменила тему Гермиона, уже с трудом застегивая на себе мантию. – Не беспокойся, любимый, я недолго: верну в библиотеку твои справочники по зельям, пока мадам Пинс меня не четвертовала, и возьму у Невилла домашние задания студентов на проверку… - успокоила Снейпа Гермиона, вынимая портключ. – через часик буду дома.

- У Долгопупса?!!! – опешил Северус.

- Да. Он сейчас меня замещает. – спокойно ответила миссис Снейп мужу.

- Ты хочешь сказать, что это ходячее недоразумение, - Долгопупс, который взорвал на уроках больше котлов, чем близнецы Уизли – хлопушек, - преподает зелья в Хогвартсе??? – Северус изменился в лице. Он был бы менее шокирован, если бы узнал, что директором школы стал воскресший Волдеморт…

- Именно потому, что у него такой большой опыт работы со взрывоопасными котлами, а еще прекрасные знания по гербологии, - он прекрасно справляется… Экзамены по зельям в этом году, после долгих уговоров, согласился принять профессор Слизнорт. - Гриффиндор! - сказав это Гермиона исчезла.

Через полчаса, Северус собрал свои рукописи и вызвал такси. Пока такси везло его по городу до издательства, о котором говорила Минерва, Снейп, глядя на по-летнему зеленые улицы, проносящиеся за окном, думал: «Когда уже эта упрямая девчонка, наконец, родит и перестанет испытывать на прочность мои нервы?» - в последнее время Северуса все больше беспокоило благополучие миссис Снейп и ребенка. Однако ее саму, похоже, это не волновало. Ее вообще теперь невозможно было вывести из равновесия, настолько безмятежной она была все время. – О своем обещании, данном перед свадьбой, Северус благоразумно помалкивал, надеясь, что она уже выбросила эту шальную мысль из головы…

От этих размышлений его отвлек телефонный звонок. Звонил Гарри:

- Привет, пап… - сын явно был сильно взволнован. – Мне кажется, что завтра ты уже будешь дедом, - Луна рожает. Я только что аппарировал Мадам Помфри на площадь Гриммо, она говорит, что уже скоро…

- Я рад за вас, Гарри, но постарайся не отвлекать Поппи и не падать в обморок… - посоветовал Гарри Северус. – Держи меня в курсе.

- Постараюсь, пап. Ладно, пока. Будут новости - сообщу. – сказав это Гарри положил трубку.

Дальше Северус Снейп ехал, раздираемый изнутри странными сомнениями… «Ведь Луна забеременнела позже, чем Гермиона, или нет?» - гадал Северус, расплачиваясь с таксистом.

Отдав в редакцию издательства свою рукопись, он отказался пока обсуждать всевозможные маркетинговые навороты и размеры шрифта, а сразу же поспешил домой, сославшись на неотложные дела. Его все больше одолевало беспокойство.

Когда он вошел в гостиную, то увидел там довольно необычную картину: последние месяцы весьма неповоротливая Гермиона, - драила полы… руками и тряпкой, стоя на четвереньках посреди гостиной, при этом что-то тихо напевая себе под нос.

- Что это вы делаете, миссис Снейп, позвольте узнать? – спросил ее Северус, лекторским тоном, воскрешая в памяти годы своего преподавания.

- Я пол мою, профессор Снейп, а то у вас тут пыльно… - подыграла ему Гермиона, пытаясь подняться на ноги, но слегка охнув, снова встала на колени… - Как съездил в издательство? – попыталась отвлечь она мужа, продолжив натирать тряпкой небольшой участок пола перед собой.

- Нормально. Гарри звонил… - сообщил Северус, все еще озадаченно наблюдая за действиями жены.

- И?...

- Луна рожает. Гарри уже позвал мадам Помфри, обещал позвонить позже.

- Я…тоже… - вздохнула Гермиона, наконец приняв вертикальное положение, и подойдя к мужу.

- …Тоже..? Что? – не понял Северус.

- Не волнуйся, все будет хорошо… - сказала девушка, обнимая его, насколько ей это позволяла сейчас фигура.

Тут до Снейпа наконец дошло. – Может позовем… - спросил у супруги Северус, пытаясь справиться с начинающейся паникой, а за одно думая кого можно позвать, если мадам Помфри уже занята с Луной.

- Нет. Не нужно никого звать. Мы сами справимся, только не оставляй меня одну, ладно? – попросила Гермиона, нежно целуя его в щеку.

- Хорошо, родная. – Северус усадил девушку на диван и сел рядом. Внешне оставаясь спокойным, внутри он уже отчаянно паниковал. Он знал, что это должно было произойти. Даже, теоретически, представлял как именно, но вот опыта оказания помощи роженицам у Мастера Зелий – небыло никакого! Тем более без магии. «Ну почему тебе не пришло в голову прочитать хоть что-то на эту тему? Ведь сам ей пообещал…» - думал Снейп, периодически поглядывая на Гермиону. «Вдруг она ошиблась и поторопилась с выводами…» - надеялся он. Однако его надеждам не суждено было оправдаться. Только что спокойно сидевшая рядом с ним Гермиона, застонав, вцепилась ему в руку с такой силой, какой Северус никак не ожидал от ее хрупких пальчиков. Только сейчас он заметил, что ее губы уже искусаны почти до крови. – Больно? – спросил он, убирая прилипшие к ее лицу пряди волос. – Я могу тебе чем-то помочь?

- Пока терпимо. Не отпускай меня… - прошептала Гермиона, пытаясь снова выровнять дыхание. – Пойдем в спальню, там я смогу лечь… - попросила она. Северус помог ей подняться на ноги и осторжно повел на второй этаж.

В отличие от Северуса, Гермиона прочитала про роды уже все, что смогла найти, а потому прекрасно знала что должно происходить с ней последующие несколько часов. Единственное, к чему она не была готова, так это к тому, что с самого начала будет ТАК больно. Поэтому мысль о том, что она сможет говорить мужу, что ему нужно будет делать, выветрилась из ее головы где-то на третьей схватке. Придется справляться самой. О том, что роды начинаются, она поняла еще в Хогвартсе, когда возвращала книги мадам Пинс. От неожиданности, она даже выронила палочку, которой увеличивала принесенные книги. Мадам Пинс на это ничего не сказала.

А Гермиона поспешила домой, предоставив Невиллу самостоятельно справляться с горой домашних работ… Перемещение с помощью портключа – отозвалось новой болью внизу живота.

Дома, чтобы как-то отвлечься, она решила заняться уборкой. За этим занятием ее и застал вернувшийся муж.

Проводив Гермиону до спальни, которая ее стараниями уже давно превратилась в детскую, Северус увидел, что на небольшом столике у кровати уже приготовлено все необходимое: полотенца, ножницы, шелковые нитки и пара пузырьков с темной жидкостью.

Постель была убрана, вместо нее кровать покрывали несколько слоев мягкой белой материи. Не дойдя до кровати всего пару шагов, Гермиона всем весом повисла на шее у Северуса и снова застонала. – Возьми часы и считай время, между схватками… - потребовала девушка, делая глубокий вдох. – Как думаешь, сколько прошло с того раза? – спросила она, присев на краешек кровати и снимая с себя лишнюю одежду.

- Не больше 10 минут. – ответил Северус, ставя небольшие часы на тумбочку. – А как много времени это займет? – спросил он, пытаясь отвлечь девушку, которая теперь сидела в одной рубашке от пижамы, обнимая подушку. – Возможно, всю ночь… Разденься и сядь рядом. Я боюсь одна. – попросила Гермиона.

– Ты не останешься одна, я же тебе обещал, помнишь? – напомнил ей Снейп, расстегивая бесконечные пуговицы на своем сюртуке. – Брюки тоже снимай! – потребовала гриффиндорка, успокоившаяся лишь тогда, когда Северус в рубашке и нижнем белье занял место позади нее и принялся массировать ей спину (она от этого всегда успокаивается).

Именно сейчас, по его мнению, вообще ничего не происходило, однако, спустя пару минут, он понял, что ошибся и Гермиона Снейп – действительно рожает… Подушка была сжата в комок, а затем отброжена прочь. Сама Гермиона теперь стояла на четвереньках и тихонько раскачивалась. Но, видимо, это не помогло, и она начала тихо всхлипывать, комкая простыни…

- Сколько прошло времени? – спросила она, когда боль отпустила.

- 7 минут. – ответил Северус. – Что именно у тебя болит?

- Живот, поясница… сложно точно сказать. – Когда перерывов между схватками не будет, - решила все-таки проинструктировать мужа Гермиона, - ты должен следить за мной, чтобы я не садилась. И периодически осматривать меня, чтобы не упустить момент и помочь ребенку выйти, если потребуется. И… - она сделала паузу. –… если будет нужно, ты разрежешь меня там, чтобы ребенок мог выйти. Только обработай руки. – сказала девушка, показывая Северусу лежащий на тумбочке скальпель и флакон со спиртом. – Если завтра к полудню я еще не рожу, тогда зови Поппи, хорошо? Ее номер телефона есть в моем сотовом.

- Хорошо. – согласился Северус, хотя от того, что ему, возможно, придется сделать, его бросило в дрожь. – Если тебе будет совсем плохо, что мне делать?

- Просто не отпускай меня. Я все выдержу, только будь рядом… – умоляющим голосом прошептала Гермиона, обнимая мужа.

Во время схваток Гермиона почти все время молчала, чтобы не сбить дыхание, и сжав зубы – терпела. – не очень понимая что с ней происходит и когда может понадобится помощь, Северус решился на крайние меры.

Еще пару месяцев назад он обнаружил, что к нему вернулась способность к невербальной лигилименции, причем без последующего недомогания, мигрени или приступов.

Когда на его любимую девочку снова накатило это ужасное неизвестное нечто, - Северус решил попробовать. – Он взглянул в ее теплые, наполненные слезами глаза, и осторожно проник в ее разум… -« Держись моя девочка, я с тобой…» - подумал Северус – посылая эту мысль Гермионе.

- Спасибо, любимый… не отпускай! – после этого мысли в ее голове оборвались, осталась только боль, накрывающая с головой, разрывающая на части… - Северус был хорошим лигилиментом, а потому, при желании, мог не только слышать ее мысли, но и чувствовать все то, что чувствует она. К такому он не был готов – Кто сказал, что женщины – слабый пол?

Сейчас она, внешне почти спокойная, - испытывала то, что можно было сравнить разве что с круциатусом, с той лишь разницей, что боль была локализована в низу живота, накатывала волнами, и могла продолжаться почти всю ночь. – Потерпи, моя милая, скоро все пройдет… У нас будет замечательный малыш, ты сможешь обнять его… Только держись! – шептал Северус где-то в глубине ее сознания. Он помнил, как она шептала ему слова утешения, еще там, - в Визжащей хижине, когда он страдал от мучительной боли, и Северус терпел только потому, что она его не отпускала, заставляя оставаться в сознании.

Теперь он терпел вместе с ней, помогая ей расслабиться в промежутках между схватками, во время которых она уже не могла сидеть на месте – постоянно перенося вес с локтей на колени и обратно…

Внезапно что-то негромко лопнуло и под Гермионой появилась лужица прозрачной жидкости…

- Ну все… Теперь начнется… - прошептала она. – Не отпускай! Только не отпускай!- «Начнется? – А все это время, - это что, разве не начиналось?» - додумать эту мысль он не успел, когда понял, о чем она говорила…

Их обоих накрыло ТАКОЕ, по сравнению с чем круциатус – укус комара! – Северусу показалось, что это длится целую вечность… Издав низкий, подобный рычанию стон, Гермиона продолжала терпеть то, что по мнению Снейпа молча терпеть совершенно невозможно. Он все еще сохранял поверхностный контакт с сознанием девушки, достаточным лишь для того, чтобы она его слышала. Но проходить вместе с ней через все это – было выше его сил. Он должен был сохранять хладнокровие, чтобы оказать ей помощь, если она потребуется.

Когда время приблизилось к полуночи, настал тот момент, о котором ему говорила Гермиона – промежутков между схватками ей хватало только на то, чтобы сделать вдох. Все это время Северус был вместе с ней, не отпуская ее ни на миг. У него уже болела спина и затекли ноги, но он не имел права жаловаться, ведь его девочке было во много раз тяжелее.

Гермиона уже плохо понимала кто она, где и что происходит, - она рычала, плакала, кричала, ругала Северуса последними словами за всю эту боль, которую она испытывала рожая ЕГО ребенка… - Такой отборной ругани Снейп не слышал даже от Пожирателей Смерти… Снейп, наконец, рискнул осмотреть ее. Уложив девушку на бок, он склонился над ней. Головка ребенка уже была видна, поэтому он настаивал, чтобы Гермиона оставалась лежать, но она снова и снова предпринимала попытки сесть, поэтому Северус сдался и усадил Гермиону себе на колени, таким образом, чтобы ребенок при рождении не пострадал. Наконец-то что-то изменилось – теперь девушка вся напряглась и вскрикнула. Заставив ее привстать, Северус впервые увидел синенькую мордашку их малыша. Еще через несколько сильнейших потуг – его дочь (а это была девочка) выскользнула практически ему на колени – маленький теплый комочек…

Боль ушла. На смену ей пришло невообразимое счастье. Гермиона, наконец-то смогла взять на руки своего ребенка. Пока Северус возился с пуповиной, Гермиона смотрела на их с Северусом дочь, а та смотрела на Гермиону такими же черными… его черными глазами…

Когда Гермиона осторожно положила девочку на руки Снейпа, возобновляя с ним зрительный контакт, тихо прошептав… Не отпускай…

- Снейпу дважды повторять не пришлось, он снова применил лигилименцию. Гермиона была совершенно абсолютно счастлива, делясь этим счастьем с любимым мужчиной. Теперь она смотрела куда-то позади него и улыбалась… Через спальню грациозной поступью проследовала серебристая лань – Патронус Северуса – склонившись над новорожденной и обнюхав ребенка, она стремительно унеслась прочь сквозь ночную тьму…

В этот день Северус Снейп был самым счастливым человеком на Земле, глядя в черные-причерные глазищи своей дочери… Он был отцом, дедом, автором самого лучшего учебника по зельеделию, и самым настоящим волшебником… Синдром Отторжения исчез из их жизни так же внезапно, как и появился.

Как так вышло, что дочь Северуса Снейпа и его внучка – родились в один день и в один час? – как любит говорить Луна, - «Знают только нарглы…»

***

Минерва МакГонагалл тоже была счастлива: следующий учебный год обещал быть многообещающим. Северус Снейп под нежным крылом профессора Грейнджер, растаял, и перестал быть злобным саркастичным ужасом подземелий, и, более того, - готов вернуться к работе в Хогвартсе.

Вернуть под крышу школы лучшего зельевара Британии – давняя мечта Минервы – теперь сбывалась.

Гарри Поттер (в миру профессор Эванс) – продолжит преподавать защиту от темных искусств.

Невилл Долгопупс вернется в свои излюбленные теплицы.

Луна Эванс заняла место профессора Трелони, и теперь преподавала предсказания.

Гермиона обещала, что займет место декана Гриффиндора и преподавателя трансфигурации.

За девочками во время занятий присмотрит мадам Помфри.

*** 13 лет спустя***

Директора МакГонагалл все чаще возникал вопрос: какой факультет предназначен юным мисс Снейп. Среди преподавателей даже заключались пари… Все два года, пока Лили Эванс-Снейп и Эйлин Снейп учились в Хогвартс, их приходилось селить в общежитиях разных факультетов, поскольку как только они оказывались вместе, - проделки Фреда и Джорджа Уизли и приключения «Золотого трио» казались чем-то несерьезным… а баллы с факультетов слетали сотнями.

Наконец-то настал день распределения. Проспорили все, а две бестии, лукаво подмигнув директрисе, отправились в алую с золотым башню Гриффиндора, которому не видать теперь кубка школы, как слизеринца в красном…

Минерва МакГонагалл теперь всерьез опасалась, что скромная зеленоглазая блондинка Лили и мрачная черноглазая брюнетка Эйлин на пару, – все таки смогут превзойти своих выдающихся родителей, и разнесут Хогвартс до основания, так, как Волдеморту и не снилось! Парадоксальный дуэт ДаблСнейп (как они себя называли) – в школе именовали не иначе как «кошмар Снейпа»

-Что мне с ними делать? – спросила Минерва у портрета Альбуса Дамблдора.

- А что мы всегда делали с такими неуправляемыми детьми?

- Отправляли в сборную факультета по квиддичу.

- Разумеется. – ответил Дамблдор, улыбаясь.

- Да… А я когда-то думала, что Мародеры – кошмар Хогвартса! – вздохнула директриса.

- Хорошо, Минни, что ты не застала меня в период моего обучения здесь… - Подмигнул пожилой волшебнице ее предшественник.

- А что, вы могли дать им фору? – удивилась МакГонагалл.

- Если вас так это интересует, спросите профессора Биннса… Минерва хотела спросить самго Дамблдора о поре его студенчества, но тот уже покинул свой портрет.

То ли еще будет.

 

Конец 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 727; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!