Глава 4. Спасительная нить из прошлого 



Дедушка и бабушка Гермионы умерли несколько лет назад, с тех самых пор их дом пустовал. Сначала родители хотели сдать его новым жильцам, но затем передумали, так и не решив, куда деть медицинское оборудование и обширную библиотеку Марка и Элизабет Грейнджер. Тем более, что взрослая дочь, окончив школу, наверняка пожелает жить отдельно от родителей – дом сохранили.

Оказавшись в бабушкиной гостиной, Гермиона включила свет – здесь совсем ничего не изменилось с тех пор как она была еще совсем маленькой. Только пыльные чехлы на креслах и диване напоминали о том, что дом давно необитаем.

Собравшись с духом, Гермиона вошла в кабинет своего деда – она знала что искать: Небольшую металлическую коробку с хирургическими инструментами. Обнаружив искомое на привычном месте – в шкафу, Гермиона открыла коробку и оценила содержимое. Многие предметы были ей знакомы, о назначении некоторых она могла лишь догадываться.

Уложив найденное в свою сумку, она еще раз вернулась к шкафу, надеясь найти что-то еще, что могло бы помочь. Пробежав взглядом по корешкам книг, она схватила старый учебник по хирургии, который так же быстро перекочевал в сумку.

- Что-то еще… Ах, да! – Гермиона поднялась на второй этаж в спальню бабушки Лизи – под ее прикроватной тумбочкой лежал оранжевый чемоданчик для срочных вызовов: бабушку часто вызывали по ночам…

Как и в кабинете деда Гермиона не прошла мимо книжного шкафа – закинув с полки несколько книг, она выключила свет и дезаппарировала.

Оказавшись в Визжащей хижине, Гермиона услышала душераздирающий крик, переходящий в стоны и рычание. Профессор метался по кровати, все тело сотрясала крупная дрожь, а простыни были насквозь пропитаны потом и кровью. Повязка была сорвана, раны кровоточили, пачкая подушки.

С трудом сохраняя хладнокровие, Гермиона открыла чемоданчик для неотложной помощи. Названия многих препаратов она видела впервые, попытки почерпнуть на этикетках нужную информацию не увенчались успехом. Глаза уже слезились, руки дрожали… в душе поднималась паника. Отчаявшись, Гермиона выхватила палочку и крикнула первое, что пришло в голову:

-Акцио, обезболивающее! – и к ее удивлению, в руку ей скользнул флакон из темного стекла, доза была указана фломастером на этикетке бабушкиной рукой с пометкой В/В (внутривенно). Отыскав шприц, Гермиона метнулась к Снейпу…

- Профессор, пожалуйста…, я сейчас, только дайте мне помочь вам. – казалось, что мужчина ее не слышал, поэтому девушке пришлось навалиться на него всем телом. Поражаясь тому, как быстро ей удалось попасть в вену, она осторожно ввела лекарство. Не зная, как еще облегчить его страдания, обессилив от борьбы, Гермиона положила голову ему на грудь и разрыдалась, шепча непрерывно, как мантру – Пожалуйста, профессор, я только хочу вам помочь… только помочь… - Через несколько минут крики зельевара сменились стонами, а еще через какое-то время, Гермиона поняла, что он уснул.

С трудом отстраняясь от Снейпа, на негнущихся ногах, Гермиона отошла к креслу, ночь обещала быть длинной…

Она не собиралась спать, выпив Бодрящее зелье, которое Снейпу все равно без надобности, Гермиона принялась изучать содержимое бабушкиного чемоданчика: обезбольвающие, противовоспалительные, сердечные и противошоковые средства, препараты для наркоза, физраствор, шовный материал, даже нашатырь. Щприцы разного калибра, капельницы, прибор для прямого переливания крови, и пр.

Затем последовала очередь дедушкиного стерилизатора с инструментами. Старательно борясь со сном, Гермиона штудировала учебник по хирургии – там было все, что нужно, просто и с картинками. Это же учебник для студентов – дедушка последние годы преподавал в медицинском колледже.

- Я смогу. Нужно что-то делать, или он умрет не приходя в сознание от потери крови или от инфекции. Пусть он потом убъет меня, если пожелает, но я попытаюсь… - говорила сама себе Гермиона.

Не теряя времени, она начала готовить профессора к операции.

Трансфигурировав старое кресло в длинный стол, Гермиона левитировала на него все еще спящего Снейпа, чтобы не лицезреть нижнее белье Мастера зелий, она прикрыв его простыней. Подготовив все необходимые инструменты и препараты, Гермиона приступила к наркозу. Поскольку Снейп был практически без сознания, она мысленно молилась, чтобы местной анестезии хватило – общего наркоза он точно не переживет. Содрогаясь от мысли, что его придется еще и привязать (не все под наркозом ведут себя мирно).

Как бы Гермиона ни старалась сохранить спокойствие, но руки предательски дрожали, ноги подкашивались, а из глаз текли слезы.

Наложив следящие чары, чтобы знать о состоянии пациента без приборов жизнеобеспечения, Гермиона приступила к обработке раны. Глядя на жуткого вида инструментарий, она все еще думала о том, как ей хватит мужества применить все это на живом человеке, причем не просто на человеке, а на таком как Снейп.

«Будь он в сознании, превратил бы меня в жабу, прежде чем бы я успела взять в руки шприц» - эта мысль ее немного развеселила, и Гермиона смело взялась воплощать задуманное, периодически сверяясь с учебником:

Очистить рану и удалить омертвевшие участки тканей…

Осознав, что наркоз действует и профессор точно ничего не чувствует, Гермиона принялась срезать скальпелем лоскуты кожи вокруг раны, открывая обзор на более глубокие повреждения.

Когда раны были очищены, Гермиона наконец смогла увидеть масштаб увечий: мышцы, сосуды, гортань и трахея пострадали намного сильнее, чем могло показаться на первый взгляд. «Наверняка будут проблемы с приемом пищи, а уж говорить он точно сможет очень не скоро…» - сделала вывод девушка.

Следуя инструкциям, прибавив наркоза, Гермиона принялась осторожно сшивать пострадавшие ткани, трахею , где были сквозные отверстия от зубов змеи, мышцы, кожу, послойно обрабатывая все это безобразие противовоспалительными и антибактериальными растворами.

Уже почти падая от усталости, Гермиона мольлась, чтобы хватило наркоза и шелковых ниток, которые уходили, казалось в неимоверном количестве.

Сосредоточившись на выполняемой работе, она потеряла счет времени. Операция длялась не менее 3х часов.

Обработав и перевязав рану, гермиона вернула профессора в его постель, которая теперь сияла чистотой, благодаря магии.

Повесив над его головой капельницу с глюкозой, девушка бессильно опустилась в кресло, послужившее ей операционным столом, и мгновенно уснула. Снов небыло.

Практически сразу (как ей показалось), ее разбудил слабый стон профессора Снейпа.

Через мгновение она уже была на ногах, склоняясь у его изголовья. При дневном свете Гермиона наконец-то заметила как он исхудал и постарел: лицо зельевара было бледным и осунувшимся, под глазами залегли тени, губы потрескались… даже волосы, кажется, подернула седина…

Повязка на шее оставалась чистой – рана не кровоточила. Убрав уже ставшую ненужной капельницу, Гермиона склонилась над ним, осматривая результаты проделанной за ночь работы, ее волосы коснулись щеки профессора.

Удовлетворенная состоянием швов (кажется их было больше сотни), Гермиона не сразу заметила, что профессор пришел в сознание.

Впавшие черные глаза на мгновение встретились с карими, девушка вскрикнула от неожиданности и отшатнулась, опрокинув стоявший позади столик с инструментами, который так и остался стоять посреди комнаты после вчерашних трудов. Груда покрытых спекшейся кровью металлических предметов с грохотом рассыпалась по полу.

Ликвидировав последствия своей неосторожности палочкой, Гермиона снова подошла к пациенту.

- Профессор Снейп, вам нельзя говорить, поэтому, если вам что-то нужно моргните два раза.

С трудом сфокусировав зрение, Снейп не сразу понял смысл сказанного, но через мгновение с трудом моргнул дважды, пытаясь облизать пересохшие губы. Язык не слушался и скреб во рту как наждачка, ощущая привкус крови.

- Вы хотите пить? – догадалась Гермиона. Зельевар снова моргнул.

Гермиона наколдовала стакан воды. Осторожно приподнимая затылок професстора, девушка стала вливать ему в рот воду небольшими порциями, каждый раз ожидая, когда он проглотит.

Каждый глоток для Снейпа становился испытанием: он задерживал дыхание и морщился, глаза слезились. – Потерпите, профессор, скоро вам будет лучше, я позабочусь о вас… И, осторожнее с повязкой – рана еще не зажила. – Гермиона провела рукой по его щеке, убирая волосы от лица, а затем вышла, прихватив с собой стерилизатор с инстументами, которые срочно требовали помывки.

Глава 5. В лабиринтах памяти

Северус Снейп с трудом пытался вспомнить что произошло с ним за последнее время, а сколько вообще прошло времени?

Смутные образы: … Лорд Волдеморт… палочка, змея… жгучая боль… слабость…. Гарри Поттер… - жив ли он? … А вдруг сын Лили погиб, так и не победив Лорда?.... Гермиона….

Она знает что случилось, он спросит ее, когда сможет. Почему она здесь?

Сначала он понял, что умирает, увидел зеленые глаза Гарри и извлек воспоминания, самое ценное, что было в его никчемной жизни – память о Лили… свет померк, стало холодно.

Потом он пришел в себя в пустой хижине, в луже собственной крови, извиваясь как червь от жгучей разрывающей на части боли… Он был там совсем один и его крики были бесполезны…

Северус помнил, как умолял о смерти, чтобы только прекратить боль, которая была страшнее сотни круциатусов, казалось его молитвы достигли цели… мир снова погрузился во тьму…

Во тьме он , кажется, различал голоса: Гарри… Гермиона…? Или ему это показалось?

Снова боль, снова голос , который успокаивал, давал надежду… он не один, кому-то не все равно, кому-то он нужен…

Когда он слышал ее голос, боль отступала. А теперь, открыв глаза, он увидел склонившуюся над ним кудрявую головку Гермионы Грейнджер – Гриффиндорской зубрилки. Снова услышал ее голос, это она была с ним все время?

У нее очень встревоженный вид, глаза влажные и покрасневшие, она плакала? Выглядит не важно… Почему она здесь с ним?... Почему она так взволнована – из-за смерти Гарри или из-за него Северуса Снейпа? Нет! Точно не из-за него… Ведь он – предатель, Упивающийся Смертью, убийца Дамблдора… он не заслужил ничего кроме смерти, поэтому его бросили умирать от ран в заброшенной хижине на пыльном полу, где никто не найдет и не поможет – он заслужил именно такой смерти! Даже сына Лили спасти не смог, хоть и обещал…

Она испугалась меня? Сказала что говорить нельзя. Чтож, поверю на слово. Что это за ужасные приспособления, которые она уронила? На них кровь, много крови… моей? Мерлин великий, что же ей пришлось сделать со всем этим?... со мной…

Пить хочется неимоверно. Она спрашивает, хочу ли я пить – догадалась… молодец.

Почувствовав живительную влагу, ощущая на себе заботливые руки своей ученицы, Северус наконец-то осознал, что он жив. Надолго ли?

Откинувшись на подушки, он сосредоточился на своих ощущениях: Так. Я определенно в постели, а не на полу, но… практически раздет, холодно…

Глотать невыносимо больно, говорить… лучше пока забыть об этом… Все тело как ватное, слабость… мышцы и кости ноют, как будто по нему протоптался табун кентавров.

Шея болит, как будто кто-то пытается поковырять там вилкой, но уже терпимо.

Где же они находятся? – Северус попытался повернуть голову, чтобы осмотреться. – Резкая боль, пронзила шею и, тяжело дыша, он оставил эти попытки.

Гермиона уже вернулась, и теперь неотрывно следила за его действиями, нервно ерзая на краешке старого кресла.

Гермиона кажется поняла о чем он думал, - уж не владеет ли она лигилименцией?

- Мы на втором этаже в Визжащей хижине, профессор Снейп. Вы были без сознания почти двое суток, потеряли много крови. Мы все подумали, что вы умерли. Когда все закончилось, Гарри послал меня сюда за вами… за вашим телом… Сегодня будут хоронить остальных погибших.

Когда я пришла, то поняла, что вы живы, что мы зря вас тут бросили… Простите… - она снова разрыдалась.

Я перенесла вас наверх, вы бы не пережили аппарации куда-то еще. Мне пришлось сказать профессору МакГонагалл, что вы мертвы, и предоставить доказательства… иначе вас бы осудили и отдали Дементорам, как Пожирателя Смерти.

Чтобы подтвердить вашу смерть, нам пришлось отдать ей вашу волшебную палочку, мантию и наши воспоминания о нападении Нагайны… этого хватило. Гарри предположил, что ваше тело забрал Люциус Малфой, т.к. тот знал, что вы здесь.

Простите, сэр, но у нас не было выбора. Гарри сказал, что сделает все возможное, чтобы вас оправдали…. Посмертно… - Гермиона старалась сдерживать слезы, но у нее не получалось.

От услышанного у Северуса Снейпа закружилась голова. – Девочка солгала своему декану, что он мертв, а сама теперь возится с ним здесь, рискуя жизнью и репутацией, скрывает преступника… - он снова посмотрел на нее, ожидая продолжения.

- После того, что здесь произошло, Гарри посмотрел ваши воспоминания в омуте памяти Дамблдора, а потом пошел один в запретный лес, чтобы встретиться с Лордом и… умереть.

Когда Хагрид принес его тело к воротам Хогвартса, с ними был Волдеморт… мы поняли, что это конец, что Лорд победил, а Гарри погиб напрасно…

И мы все сдались на его волю, не видя смысла бороться дальше, не веря в победу… Все, кроме Невилла Долгопупса.

Он сказал, что Гарри погиб не напрасно, а потом … вытащил из шляпы меч Гриффиндора и убил Нагайну, а Гарри пришел в себя… Битва продолжилась.

Многие погибли. Но Гарри победил Волдеморта. Навсегда. Теперь у него нет шрама, а у вас темной метки – мы все свободны. – она посмотрела в глаза своему профессору, и улыбалась, размазывая по лицу бесконечные слезы. Гермиона очень устала, но видя внимательный взгляд профессора, - продолжила.

Погибла, Тонкс, Фред Уизли, профессор Трелони, Люпин, Хуч… и еще многие из студентов (я там не была – знаю не все). Замок почти разрушен. Директором временно назначили профессора МакГонагалл.

Меня никто не станет искать: Гарри сказал, что я вернулась домой к родителям, чтобы прийти в себя после пережитого. Рон после похорон Фреда вернется в Нору, чтобы помочь родителям пережить все это. Гарри поможет восстанавливать школу, а еще поможет мне с вашим лечением.

По правде сказать – мне некуда идти, я стерла родителям память и отправила в Австралию. Теперь они не знают о моем существовании, а я не знаю где они. Но я знаю, что они живы, что они в безопасности.

Так что я останусь здесь с вами столько, сколько потребуется, и никуда не уйду.

- С вами пришлось повозиться. – она улыбнулась. – Ваши раны не поддаются магическому лечению, и… когда я попыталась – стало хуже. И зелья вы теперь не переносите…

Наверное дело в змее – Волдеморт заколдовал ее так, чтобы враги умирали от ран не в силах помочь себе… чтобы их помучить.

-Северус прекрасно знал о чем она говорит, но… каким образом он тогда остался в живых?

- Я знаю, что вы не любите магглов. Но я магглорожденная и я из семьи врачей. Мне пришлось на свой страх и риск использовать маггловские методы лечения. Они не дают быстрого эффекта, но спасти жизнь могут. Пока что вы живы лишь благодаря «варварской» медицине магглов.

- Я прооперировала вас этой ночью. … Больше сотни швов. Останутся шрамы. Но если вы будете меня слушать, то скоро поправитесь. Главное, что вы живы, Северус! Вы заслужили новую жизнь, свободу и эту победу. – она посмотрела в его черные бездонные глаза и увидела в них благодарность.

Пытаясь осознать то, что услышал, Северус закрыл глаза. – Гермиона устало вздохнула.

- И еще, если вам станет плохо или больно – просто дайте знать - любой звук и я пойму. – последние слова давались ей неимоверными усилиями. – отдыхайте, профессор Снейп, вам это необходимо. Скоро придет Гарри и побудет с вами, а я наконец смогу поспать.

Когда Гарри Поттер вошел в комнату, сбрасывая на ходу мантию невидимку, Гермиона проснулась. – Гарри, я прооперировала его ночью, следи за повязкой, там… магию не используй, зелья тоже, если что – разбуди. Он приходил в себя, сейчас спит… - едва сказав это она снова уснула, сворачиваясь в кресле калачиком.

Пожалев подругу, Гарри трансфигурировал кресло в кровать и прикрыл ее пледом. Девушка тут же блаженно потянулась и завернулась в плед, бормоча что-то сквозь сон.

Гарри осторожно присел рядом с Северусом Снейпом, и взял его за руку, на этот раз рука была теплой.

Северус еще не спал – просто лежал с закрытыми глазами и думал обо всем, что стало ему известно: Лорда нет, Гарри жив, а он – Северус – оффициально мертв, но только на бумаге…, и окружен заботой, правда лишен своей палочки, но лучше жить без палочки, чем умереть с ней… - погруженный в свои мысли, Северус не сразу заметил, что кто-то пришел, сел рядом и осторожно взял его за руку. По телу разлилось тепло – Гарри был рядом, ему не все равно… он его простил?

Снейп приоткрыл глаза – это правда был Гарри Поттер – сидел и держал его за руку, не отрываясь глядя на своего учителя своими пронзительно зелеными глазами, такими, как у Лили… Теперь он знает всю правду о нем, теперь все будет иначе… - Северус вновь провалился в сон. 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 213;