Производящее хозяйство и антропогенный ландшафт финно-угров



Изучение курганов-памятников даёт основание предполагать, что начало исторической эпохи на территории Нижегородской области связано с деятельностью финской этнической группы. Вместе с тем, в IV-V вв. н.э. прослеживается первая волна поселенцев из русских областей, которые славянизировали аборигенов территории Нижегородской области и подготовили почву к окончательному её освоению. Эти первые пришельцы, по всей вероятности, двигались с юго-запада или запада. В подавляющем своем большинстве правобережье было заселено мордовскими племенами: эрзянами, мокшанами (буртасами) и терюханами. Мордва на рассматриваемой территории пребывала до трёх с половиной тысячелетий. Наиболее многочисленным среди них было племя э̀рзя, занимавшее земли по рр. Тёша, Пьяна, Алатырь и их притокам (карта 2).

Терюхане обитали главным образом в северной части правобережья по рр. Кудьма и Ока. Мокшане занимали небольшие пространства в верховьях р. Алатырь. Мокшане занимались землепашеством, но главное их богатство составляли мёд, меха.

 

Карта 2. Финно-угорские племена в пределах

Нижегородской области до прихода славян

 

Фактическим материалом, подтверждающим, что на правобережье длительное время преобладало мордовское население, являются многочисленные мордовские названия, сохранившиеся в пределах данной территории. Мордовские названия весьма многочисленны и в исторических документах, освещающих правобережье в период ХVI-ХVII вв. и последующих веков. Так в Арзамасских поместных актах более половины всех встречающихся географических названий – мордовские.

Геоэкологические традиции нижегородской мордвы.

В I тыс. н.э. мордовские племена, занимавшиеся ранее охотой и бортничеством, выступают в значительной мере земледельческим населением. Их поселения в то время отмечаются как довольно значительные по своим масштабам лесные посёлки с избами-зимницами, окруженные полями и выгонами для скота. Названия домашних животных у мордвы свои собственные, не заимствованы у других народов. Например: тува (свинья), мацы (гусь), яксарга (утка), алаша (конь), пяме (собака) и др. Это обстоятельство свидетельствует о возникновении скотоводства у мордовских племен в очень отдалённые времена, независимо от прихода на данную территорию других народов. Земледельческие же названия у мордвы в большинстве случаев русские. Например, сока (соха), розь (рожь), межа (межа) и др.

У эрзян существовали природоохранные запреты на религиозной (языческой) почве: запреты ловить рыбу хищническими способами, пилить возле водоемов старые деревья, загрязнять колодцы.

У мордвы сохранились священные рощи – мольбища (карта 10), выполнявшие функцию храмов. Но, в отличие от марийских, они ныне не действуют – религиозные обряды там не отправляются.

Геоэкологическое образование в мордовском быту осуществлялось средствами фольклора: песни, содержащие информацию о жизни растений и животных, попытка сопереживать их бедам, видеть мир их глазами; фольклор носил функцию эстетизации не измененной человеком природы.

Геоэкологические традиции нижегородских мари.

Традиции марийцев глубоко адаптированы к ландшафтным условиям. Особую роль в традиционных языческих представлениях мари играет культ растений. До наших дней сохранились несколько десятков языческих святилищ – кереметищ, преимущественно рощ, в большинстве которых и сегодня совершаются древние обряды (карта 10).

Термин «кереметище», по-видимому, пришёл из древней языческой религии чуваш, а поскольку марийцы, как и чуваши, отправляли свои религиозные обряды в лесах, не возводя рукотворных храмов, марийские святыни также стали называть кереметищами.

Следует отметить, что сами марийцы термин «кереметище» не используют, называя священные рощи «кюсёто», «кисета» или «ага-барьям».

С приходом русских присоединённые народы подверглись действию христианизации, однако прошёл этот процесс весьма оригинально: марийцы не просто официально приняли христианство и продолжали параллельно молиться языческим богам, но даже включили в свой пантеон новых – пришедших из православия – богов. Так, например, наряду с верховным богом марийцев Ош Поро Кугу-Юмо (Добрый, великий Бог), Кэц-Юмо (Бог Солнца), Вюд-Ава (Богиня воды), Ур-Юмо (Бог леса, Бог Зверей), Мардеж-Юмо (Бог ветра), Тылзэ-Юмо (Бог Луны), Ошкэц-Юмо (Бог Светлого Дня), Юр-Юмо (Бог Дождя), появились Николай-Юмо (Никол-Юмо) - Николай Чудотворец, Христос-Юмо, Василий Великий. Наибольшим почтением из новых богов пользуется Василий Великий (иногда он отождествляется с Великим Богом Кугу-Юмо) вошедший в марийский пантеон как покровитель скота, хотя ему возносят языческие молитвы и с просьбами о здоровье, и о хорошей погоде, и даже об удачной охоте и рыбной ловле.

Благодаря смешению православия и язычества, на многих кереметищах установлены иконы. Часто икона закреплена на коре священного марийского дерева или же стоит в специальном «домике» - деревянном, с островерхой крышей домике на столбе. В «домик» молящиеся древним богам марийцы кладут жертвы – блины, варёное мясо или деньги.

Возможно, причиной появления православных иконок на кереметищах являлись гонения на языческую веру. Ещё в царской России марийцы во время совершения обрядов жертвоприношения приносили на кереметище иконку –чтобы не вызывать подозрений. Прошли века, эпоха христианизации закончилась, а православные иконки зачастую по-прежнему присутствуют на священных местах последователей Чимари Юла.

Главным богатством марийских племён всегда были леса и луга, и поклонялись марийцы своим богам в лесных храмах – кереметищах. Причём у каждого рода был свой участок леса – живописная полянка, дерево или роща – за которым осуществлялся уход. Рубить деревья, кусты, мять траву запрещалось. На кереметище можно только молиться.

Считалось, что человек, пришедший на кереметище со злым умыслом, осквернивший или разрушивший природный храм, неизбежно будет наказан богами.

Кереметища зачастую служили местами захоронения павших героев, а священные объекты – чаще всего деревья – представляли собой своеобразную антенну, служащую для связи с умершими родственниками, помогающими своим потомкам в их земных делах. Нарушить связь – означало лишиться покровительства многочисленных предков. Поэтому кереметища всегда были тщательно ухожены и оберегались марийцами.

Прежде чем отправиться на святое место, марийцы моются в бане, а на праздник идут в самых лучших белых расшитых одеяниях. На молитвы допускаются только старые люди, молодёжь на молебны не берут.

Сама молитва совершается в предутренние часы, а на кереметища молящиеся в белых одеяниях приходят ещё затемно, ночью. На поляне в священной роще люди собираются, чтобы отведать традиционную пшеничную кашу, домашнее пиво, хлеб и просто побеседовать.

Религиозный смысл молебна заключается в совместной трапезе людей и богов. Дело даже не в принесении жертвы (баран, телёнок, жеребец или птица), а именно в совместной трапезе. Интересная деталь: металлические предметы – нож, тарелки и пр. – приносить на кереметище нельзя. Во время трапезы и приношения жертвы пользуются деревянным ножом или ломают пищу руками, и деревянной посудой. Единственное исключение – металлические монеты, которые можно приносить на кереметище в качестве жертвы, дара богам.

Марийцы верят, что боги, пировавшие на одной поляне с людьми, не станут чинить зла, обижать людей. Люди, в свою очередь, проявляют деликатность и почтение – приходят в праздничных одеждах, разговаривают вполголоса, отдавая дань уважения богам.

Традиционно богослужения велись жрецом – картом. Он читал молитвы вслух, часто включая в текст свои собственные мысли и высказывая свое мнение по разным вопросам, также как это делает и христианский священник, читающий проповедь.

Существенна экологическая ценность рощ – нередко они оказываются эталонами нетронутой южной тайги. Священные рощи, расположенные на склонах или высших точках местности среди распаханных полей, способствуют сохранению подземной влаги на этих уязвимых участках, регулируют сток реки и озёра, предотвращают эрозию почв. В сущности, кереметища представляли собой систему религиозных природных резерватов, расположенных в ключевых точках вмещающего ландшафта. Языческие кереметища играли роль опорных элементов экологического каркаса ландшафтов того времени. Если в настоящее время для проектирования сети ООПТ привлекаются квалифицированные специалисты и используются компьютерные технологии, в языческой древности выбор объектов, подлежащих охране, основывался на вековом опыте аборигенов.

Языческое поклонение растениям прослеживалась и в хозяйственной деятельности. Так на сенокосах оговаривались сроки и места выкоса, что позволяло сохранять видовое многообразие луговой растительности, обеспечивая полноценное её возобновление.

Поклонение духу воды – богине Вюд-Ава – также имело важные геоэкологические следствия: берега рек охранялись, подсаживались деревья, что сохраняло полноводность водотока. Не допускалось загрязнение воды, даже бельё стирали не в озере или в реке, а в специальных заглубленных колодцах. После окончания лесосплава мари вычищали от топляков дно рек.

Марийское язычество регламентировало и ограничивало охоту, в частности, на уток и медведей. Биоразнообразие в марийских районах было и остаётся значительно выше, чем в соседних – свидетельство того, что традиционная марийская экологическая культура, закрепленная в бытовом укладе, обычаях, фольклоре, позитивно влияет на взаимоотношения человека и среды.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 261; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!