У каждого народа сформировался свой образ солдата.



Внутренняя сила и выдержка человека, его готовность атаковать или защищаться и приносить жертвы, его наследственные расовые черты — всё вместе это складывается в образ воина.

Немецкий солдат воспитан в прусских традициях, которые по своей строгости и требовательности, по своему культу преданности командирам и неукоснительному соблюдению долга чести являются истинно нордическими. Кроме того, в немецком национальном характере заложена такая черта, как стремление к проявлению личной инициативы, что не раз выручало немецкого солдата в тех ситуациях, когда он мог рассчитывать только на самого себя.

Даже сражаясь в одиночку немецкий солдат остается непревзойденным бойцом. Воинское же подразделение, ведомое несгибаемой волей и полководческим талантом нордического стиля, способно буквально творить чудеса храбрости. Атакующий указанную цель или выполняющий иное задание, немецкий солдат перейдет к обороне, только получив соответствующий приказ.

Немецкая форма борьбы — атака.

Совершенно иначе ведут себя, например, французы. Они сражаются тем лучше, чем их больше. Среди них редко встретишь хорошего единоборца. Самой подходящей для них формой боя является глухая оборона, когда можно чувствовать себя в относительной “безопас­ности”».

* * *

Эти рассуждения об образе воина и особенностях национального характера в ведении боевых действий дают ясное представление о причинах столь быстрого — по масштабам хронологии глобальной истории — исчезновения третьего рейха (конечно, если рассматриваемый документ — документ из его истории). Ранее в одной из сносок упоминался Хьюстон Стюарт Чемберлен, один из идеологов расистской германской доктрины и приводилась выдержка из гитлеровской газеты «Фёлькишер беобахтер», посвященная его смерти: германский народ потерял «одного из великих мастеров оружейного дела, чье оружие в наши дни не нашло своего применения».

Из последней фразы можно понять, что некоторая часть руководства третьего рейха ясно отдавала себе отчет в том, что оружием являются не только средства ведения войны в обыденном понимании, но и многое из того, что «оружием» в обыденном понимании не является, поскольку непосредственно никого не убивает и не калечит и непосредственно не уничтожает овеществленные достижения цивилизации.

Действительно, если понимать теорию управления, то при взгляде на жизнь общества на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), можно увидеть, что средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” распознавания и осмысления частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своем восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой индивидуальной и коллективной культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутри-социальное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выявлять частные процессы, воспринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация фактоописательного характера: описание частных процессов и их взаимосвязей — существо информации третьего приоритета, к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), которые представляют собой предельно обобщенный вид информации экономического характера.

5. Факторы геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, некоторая косметика, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — применение; “генная инженерия” и “биотехно­ло­гии” — потенциальная опасность.

6. Прочие факторы, главным образом антропогенные средства силового воздействия, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей и разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации.

Хотя однозначных разграничений между ними нет, поскольку многие средства воздействия обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщенные средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другим, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие[184], т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Управление всегда концептуально определённо 1) в смысле определенности целей и иерархической упорядоченности их по значимости в полном множестве целей и 2) в смысле определенности допустимых и недопустимых конкретных средств осуществления целей управления. Неопределённости обоих видов, иными словами неспособность понять смысл различных определенных концепций управления, одновременно проводимых в жизнь, порождают ошибки управления, вплоть до полной потери управляемости по провозглашаемой концепции (чему может сопутствовать управление по умолчанию в соответствии с некой иной концепцией, объемлющей или отрицающей первую, оглашенную).

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее и без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растет от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле раз и навсегда, — падает.

Если смотреть на историю Германии с этих позиций, то место и роль гитлеризма выглядят совсем иначе, а не так, как их представляют историки и публицисты Запада и послесталинских СССР и России.

По существу германского обывателя купили очень задешево: пообещали ему защиту от средств поражения уровня пятого приоритета, а его усилия сконцентрировали на вооружениях уровня шестого приоритета. Против же Германии обратили все средства поражения от первого до третьего и четвертого приоритетов, и предоставив немцам тешиться пятым приоритетом, замесили их на шестом в горячей мировой войне, ответственность за возникновение которой её зачинатели возложили на германскую же правящую “элиту”. Рассматриваемый документ принадлежит к числу тех, что уводили внимание от обобщенных средств управления и поражения четвертого — третьего и более высоких приоритетов.

*  *
*

Теперь продолжим цитирование последующих разделов рассматриваемого документа. Очередной раздел назван «Отбор и культивирование». Он очень важен, поскольку определяет пути и способы обеспечения кадрами той политической линии, которая была описана в предыдущих разделах:

«Умной можно назвать лишь такую государственную власть, которая проводит сознательную демографическую политику и заботится о чистоте расы. Главной задачей такой власти является осуществление мероприятий, гарантирующих как воспроизводство народа, так и культивирование в нём расовых признаков. (…)

Отбор поддерживает расу на первоначальной высоте.(…)

Влияние отбора способствует прогрессу развития[185].

Племенное развитие всех живых существ происходит в природе единственно и только благодаря изменению наследственности и отбору. Для человека дальнейшая возможность возникновения новых рас путем новообразований крайне мала[186]. Смерть отдельного существа является не сутью отбора, а его средством. Суть же заключается в том, чтобы воспрепятствовать дальнейшей передаче наследственности от определённой особи. Тогда, в следующих поколениях, эта наследственность будет представлена во всё более уменьшающейся степени.

Причем, совершенно всё равно, достигается ли искоренение такой наследственности посредством стерилизации или воздержания, смерти или чего-нибудь еще.

С точки зрения биологии самым важным отбором является плодовитость.

Не имеющий детей человек остается вне пределов важнейшей области жизни расы, поскольку одна лишь плодовитость определяет состав наследственности расы.

“Не общественные, социальные и экономические успехи решают исход борьбы за существование отдельных групп людей. Окончательная победа остается за теми, у кого больше детей. Борьба за существование есть борьба за более количество детей, за уровень рождаемости[187]. (Сименс)».

Далее приводятся примеры, показывающие роль плодовитости в изменении состава населения. На первой иллюстрации приводится динамика соотношения в обществе долей двух групп населения, первоначально обладающих одинаковой численностью, но в одной группе неизменно приходится два ребенка на супружескую пару, а в другой группе — пять детей на супружескую пару.

«Уже через пять поколений такое соотношение окажется настолько в пользу более плодовитой группы населения, что эта группа составит 99 % от общей численности населения».

Следующая приводимая иллюстрация демонстрирует преимущество в «демогра­фи­ческой борьбе» той группы населения, в которой преобладает ранний брак.

«Две части населения находятся сегодня в численном соотношении 50 : 50 %. Предположим, что первая группа обновляется рождением детей через 33 года, а вторая через 25 лет. Это могло бы привести к тому, что через 300 лет вторая группа составила бы за счет своей более высокой интенсивности смены поколений уже от 90 до 100 % от общей численности населения».

Третья иллюстрация касается соотношения рождаемости «антисоци­аль­ных элементов» и «нормальных людей»:

«Если внутри какого-либо народа существует две группы, характеризующиеся разными уровнями плодовитости, а у более плодовитой группы еще и преобладает нездоровая наследственность, то складывается следующая ситуация:

Хотя обе группы имели в начале одинаковую численность населения, но группа с криминальной, неполноценной наследственностью была при этом более плодовита, закончится это тем, что уже через сто лет 90 % населения будет составлять самый настоящий сброд.

Для того, чтобы в народе сохранились ценные задатки, носители таких задатков должны быть, как минимум, столь же плодовиты, как и носители менее качественных задатков. Причем, это требование предполагает одинаковую численность представителей той и другой групп носителей наследственных задатков. На практике же, носители ценной наследственности почти всегда бывают в меньшинстве. Таким образом, необходим мощный подъем их плодовитости, с тем, чтобы народ не пришел в упадок.

Любой отбор, которому подвергается народ влечет за собой длительный и неоспоримый успех, либо — такую же неудачу.

Успехи в деле разведения растений и животных достигаются только в результате правильного отбора и приумножения числа носителей лучших наследственных свойств. Зная это, можно также понять, в чём была главная причина гибели культурных народов древности. Она заключалась в том, что эти народы постепенно лишились всех носителей своей здоровой наследственности, всех носителей культуры, всех своих творческих личностей. Неполноценные одержали над этими людьми величайшую из возможных побед — задавили их уровнем рождаемости.

В эпоху Персидских войн, в 500 году до нашего летоисчисления, Спарта могла выставить 8000 боеспособных мужчин. А в 244 году до нашего летоисчисления — всего лишь 700.

Гибель Спарты и распад древнего Рима были ничем иным, как окончательным проигрышем в уровне рождаемости детей со здоровой наследственностью. (…)

Вырождение расы или уход с исторической сцены целого народа происходит из-за всеобъемлющего прогрессирующего ухудшения их наследственности. Если ставится задача воспрепятствовать подобному развитию событий, тогда необходимо начать с выяснения причин упадка. Успешная борьба против того или иного явления зиждется только на ясном понимании причин его возникновения.

Причины вырождения.

Установленным фактом является то, что почти все культурные народы, а особенно нордическо-германские, служат на сегодняшний день ярким примером отрицательного отбора в области плодовитости. То есть:


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 198; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!