Про то же самое, но другими словами



Если же заняться рассмотрением той же проблемы, но перейти от употребляемого «климовцами» терминологического аппарата к общебио­логическому терминологическому и понятийному аппарату, не знаю­щему внутриобщественных категорий (этики, добра и зла), то речь пой­дет не о «хороших нормальных людях», которым мешают жить «плохие легионеры-вырожденцы» как в масштабах национального общества, так и в масштабах человечества в целом[226]; а речь пойдет о генетическом ядре, обеспечивающем воспроизводство популяций и вида в целом в преемственности поколений; о генетически отягощенной периферии в составе популяций (в случае человечества — популяций, взаимно отделённых друг от друга не только географическими факторами как в животном мире, но и разобщенностью их культур); а также и о взаимоотношениях генетического ядра и генетически отягощенной периферии в жизни вида как одной из целостных, функционально целесообразных (в русле Промысла) подсистем биосферы.

Тогда откроется, что вид «Человек разумный» отличается ото всех остальных видов в биосфере Земли тем, что жизнь его генетического ядра в повседневности подчинена генетически отягощенной периферии. У всех же остальных видов в биосфере генетически отягощенная периферия при нормальном их образе жизни не играет сколь-нибудь существенной роли, и такое соотношение генетического ядра и генетически отягощенной периферии нормально для всякого вида. Обратное соотношение, свойственное человечеству, означает, что нынешняя глобальная цивилизация в целом ведёт ненормальный для истинного человечества образ жизни в преемственности многих поколений.

Соответственно этому системно-целостному взгляду так называемые «нормальные люди», по умолчанию почитаемые «хорошими» («соци­аль­ным добром») — вовсе не этически-безвинные жертвы «пло­хих вы­ро­жденцев» («социального зла»), как то представляется многим из работ Г.П.Климова и других пропагандистов расово-евгенических проектов. Если бы «нормальные» были действитель­но хорошими людьми, т.е. человеками, то не жили бы под властью вырожденцев в преемственности многих поколений. Иными словами «климовщина» уводит от вопроса: в чём состоит порочность так называемых «нормальных людей», вследствие которой они оказались под властью явно биологически ненормальных вырожденцев?

И этот вопрос лежит вне нравов и вне этики и политической практики нынешнего общества. При этом, если рассматривать жизнь генетического ядра вида «Человек разумный» под властью генетически отягощенной периферии с позиций теории управления, памятуя о Высшем Промысле, то остается сделать вывод:

В жизни нынешней цивилизации имеет место обыкновенное замыкание отрицательных[227] обратных связей в самоуправляющейся системе (какой является цивилизация на Земле и несущий её биологический вид «Человек разумный»), и это является нормальным средством возвращения самоуправляющейся системы к предписанному для неё Создателем режиму в случаях, когда она уклоняется от этого режима куда-то в сторону.

Воздействие через контуры отрицательных обратных связей, когда режим функционирования системы вышел далеко за предначертанные для неё границы, не для всех элементов, составляющих систему, приятно. Поэтому закономерно возникает желание избавиться от такого рода воздействия. Вариантов «избавиться от воздействия» два:

· либо, упорно сохраняя прежний режим функционирования системы, тем или иным способом искусственно разорвать выявленные контуры обратных связей, через которые идет неприятное воздействие, и не допускать их образования впредь;

· либо ввести систему в иной режим функционирования, в котором характер воздействия через контуры обратных связей также станет иным, а неприятные воздействия исчезнут сами собой — как следствие перехода системы в иной режим функционирования, лежащий в русле предопределённого для неё Создателем.

По их существу предложение ученого-евгеника, высказанное в 1932 г.; соответствующая этому предложению политическая практика в третьем рейхе, о чём говорилось ранее, и к повторению чего в России стремятся некоторые ныне (кто не подумавши, а кто и по свойственному им демонизму); всем известный из школьного учебника опыт древней Спарты, где убивали всех новорожденных, если обнаруживали какую-либо патологию[228], всё это — призывы и реальные попытки разорвать выявившиеся контуры обратных связей, через которые неприятное воздействие приходит или способно прийти в общество. Все они неизменно завершаются крахом, поскольку есть и другие — не выявленные зачинателями и участниками этих проектов — контуры обратных связей, через которые каждого из них достигает то, что было посеяно в этих проектах и чего они стараются избежать.

И прежде, чем в очередной раз, поддавшись искусственно накачанному авторитету «климовщины» или иных расово-евгенических доктрин, безосновательно уверовать в правильность и эффективность этого подхода к проблеме, полезно всё же понять, что по отношению к жизни представителей генетически отягощенной периферии вида «Человек разумный» непоказателен пример плодовитости семьи стрелочника-тубер­кулез­ника и его детей-сифилитиков, живущих на пособия по социальной помощи, который был приведён в цитированном ранее СС-овском документе.

Такая плодовитость исключение, а не общее правило для генетически отягощенной периферии. И этот и подобные ему другие примеры не могут подменить собой всю массу фактов, образующих статистику, и потому не могут быть возведёнными в ранг господствующей закономерности. Попытка подменить единичными непоказательными, из ряда вон выходящими примерами всю статистику при обосновании какого-либо проекта обрекает проект на крах. Такая попытка была сделана в цитированном СС-овсокм документе, и несостоятельность такого рода практики манипулирования фактами — одна из многих причин краха третьего рейха. В этом же одна из причин краха проекта демократизации России по западным стандартам общественного устройства.

Для генетически отягощенной периферии в преемственности её поколений характерна не плодовитость, а другое: один-два с трудом зачатых, кое-как выношенных, еле выживших болезненных ребенка с более или менее проблемным телесным и психическим здоровьем во взрослости. Это не гарантирует даже простого воспроизводства её численности (а среди них есть и просто бесплодные и еще и муже- и женообразные гомосексуалисты и прочие извращенцы, вообще поставившие себя вне процесса воспроизводства населения). И какая бы ни была система социальных пособий антисоциальным типам-вырожденцам, а также и опустившимся (или опущенным усилиями других) субъектам, генетически вырожденцами не являющимися, но сломленными образом жизни общества[229], предоставленные ей и самим себе все они полностью вымерли бы в течение жизни если не одного, то нескольких поколений.

Но они не вымерли и за многие века, на протяжении которых сменили друг друга десятки и сотни поколений, в условиях, когда государства, поддерживая толпо-“элитарное” устройство жизни общества и разобщённость индивидов и их корпораций, никаких социальных гарантий и пособий не предоставляли[230], оставляя каждую семью, каждого одинокого человека наедине с его бедами и тяготами без какой-либо гарантированной помощи со стороны. При этом довольно многочисленная генетически отягощенная периферия присутствует как постоянный фактор в истории нынешней глобальной толпо-“элитарной” цивилизации человечества. И происходит это вовсе не потому, что в смешанных браках с генетически здоровыми особями она возобновляет свои поколения.

Генетически отягощенная периферия присутствует в обществе на протяжении всей истории потому, что из поколения в поколение при том образе жизни, который имеет место, при той культуре, которую поддерживает общество, её воспроизводит само же генетическое ядро, размножаясь по пословице «в семье не без урода».

Посмотрите вокруг себя, среди своей ближней и дальней родни, на статистику жизни потомков некогда многодетных «нормальных супругов» в последовательности нескольких поколений. Из нескольких братьев и сестер, рожденных «нормальными» родителями несколько поколений тому назад, какова доля тех, кто «нормально» продолжили род, родив «нормальных» детей, которые родили «нормальных» внуков на радость дедам и бабкам? а какова доля тех, кто опустились по разным причинам (преимущественно обусловленным особенностями культуры[231]) уже в первом поколении, чьи потомки уже явно принадлежат к генетически отягощенной периферии?

И соответственно этому порочному образу жизни обратные связи в отношении человечества на нынешнем этапе развития его цивилизации замыкаются Свыше внесоциальной властью по принципу: если вы плодите уродов-выродков, хотя вам дано всё, чтобы, во-первых, рождать исключительно биологически полноценных людей и, во-вторых, воспитывать их исключительно человеками — наместниками Божиими на Земле, — то внутрисоциальная власть над вами отдаётся вашим же уродам-выродкам. Они сами собой исчезнут из общества только вследствие того, что вы сами измените свой образ жизни и обретёте достоинство Человека в Мироздании.

Почитающие себя «нормальными людьми» могут возражать против этого, уходить от ответственности за происходящее и тешить себя подсунутой им к случаю чужой мыслью о том, что у вырожденцев — «плохая карма», которую они де сами себе наработали в прошлых жизнях и в этой жизни расплачиваются за прошлые грехи, а многие из них ещё более усугубляют свою «карму», сотрясая своими извращениями мир (который «нормальные» в их большинстве безоглядно почитают исключительно «своим», но не Божиим, хотя бы отчасти). А «нормаль­ные», дескать, только присутствуют при том, что творят вырожденцы, якобы узурпировавшие разнородную власть, и расхлебывают всё это. Но есть и иное воззрение:

В действительности первозданная душа, пришедшая в этот Мир, не виновата ни в чём из того, что сотворили на Земле прошлые поколения; нет на ней и «первородного греха», который злонравные церкви возлагают на каждого, морально подавляя им многих. Но в том, что каждое поколение первозданных душ, приходя в бытие Земли, наследует жизненные обстоятельства от прошлых поколений (часть из этих обстоятельств, возводя на Всеблагого Бога напраслину, церкви и включают в «первородный грех») и передаёт в качестве наследия последующим поколениям всё, что само добавило к унаследованному, — состоит знамение единства и целостности Мира.

И у каждой души в этом Мире есть свое предназначение, вне зависимости от того, что непосредственно и в каком состоянии она унаследовала: Бог не возлагает на душу ничего, кроме возможного для неё (Коран, неоднократно, в частности: 2:233, 2:286). И в судный день с каждого будет спрошено за то, что душа могла сделать, но не сделала; за то, что сделала нечто, препятствуя Промыслу по своей отсебятине или под давлением чужого деспотизма; а не за то, что не могла сделать потому, что ей это не позволило сделать полученное ею генетическое наследие (телес­ное и духовное), а также и унаследованная её поколением культура народа и человечества в целом.

Кроме того, как можно понять, ни одно тело, будь оно пышущим генетически унаследованным здоровьем либо отягощенным генетическим грузом, при свойственной телам физиологии, во многом обусловленной психологией индивидов, в длящуюся ныне эпоху жизни человечества не способно к тому, чтобы быть обиталищем души на вечные времена: до Судного дня и далее неограниченно.

Поэтому по отношению к вечности все генетически обусловленные телесные особенности и специфическое духовное наследие каждого из нас не имеют значения. И соответственно нет причин ни для того, чтобы самозабвенно упиваться возможностями, предоставляемыми беспроблемным генетическим наследием, и превозноситься над “генети­чес­ки обделёнными”, тем более презирая и ненавидя их (Всеблагой Вседер­житель не ошибается: и ненавидя их, тем самым ненавидят Его), ни для того, чтобы завидовать другим и порицать Бога за то, что дал в удел в этом мире проблемное наследие.

Смысл жизни каждого в другом: вне зависимости от унаследованных телесных и духовных личностных и общественных обстоятельств жизни души по отношению к вечности имеет значение, какой вклад каждый внесёт в то, чтобы передать Мир последующим поколениям лучшим, нежели он получил его во временное пользование сам от предыдущих поколений.

Всё это говорит о том, что человечество, создав какую ни на есть цивилизацию, вовсе не выпало из того процесса, который наука именует «естественным отбором», как это показалось авторам ранее цитированного СС-овского документа. Но поскольку предназначение вида «Человек разумный» качественно отличается от предназначения всех прочих видов в биосфере Земли, то заложенные Свыше критерии отбора и алгоритмика давления среды на вид в целом и на каждую из его особей, — иные, а не те, что свойственны для остальных видов в биосфере Земли.

По существу наша жизнь протекает на этапе ещё только становления человечества, а не на этапе поддержания нормальной жизни уже состоявшегося человечества в биосфере планеты и в Мироздании. Каждому из нас Свыше предоставлена возможность делами этой жизни показать, что он достоин того, чтобы в будущую эпоху после Судного дня быть состоявшимся человеком.

В этом исторически длительном процессе преображения человекообразия в человечность и на «нормальных людей», и на «вырожденцев», таких, каким является каждый из них, возложены определённые функции, взаимно дополняющие друг друга именно в этом процессе[232]:

· Те, кто не отягощён генетически, воспроизводят биологический вид и его популяции в преемственности поколений. Но поскольку все выросли в порочной культуре, то они пребывают бóльшую часть времени их жизни при нечеловеческом строе психики, вследствие чего оказываются под властью программ инстинктивного поведения и их культурных оболочек, а также под властью сложившейся традиционной культуры.

· Те, кто отягощен генетически, испытывают разного рода проблемы, вследствие которых не могут вести почитаемый за «нор­мальный» образ жизни, но тем самым они освобождены от мно­гих забот, свойственных «нормальному» образу жизни, и потому могут нести те функции, от которых генетическое ядро уклоня­ется, будучи в своем большинстве представлено носителями нече­ло­вечных типов строя психики, которые и выражаются в «нор­мальном» образе жизни.

Но если продолжение рода как функциональная нагрузка «нор­мальных людей» в жизни вида общепонятна, то функциональная нагрузка генетически отягощенной периферии в жизни этого же вида на нынешнем этапе его развития[233] не очевидна и требует пояснений.

Будучи носителями нечеловечных типов строя психики и свойственного им «Я-центричного» мировоззрения, большинство нынешнего человечества имеет крайне грубую чувствительность, вследствие чего сами люди не чувствуют большей части тех тягот, бед, неприятностей, разнородной боли, которые они же своими обдуманными и не умышленными действиями и бездействием доставляют другим: окружающим людям, биосфере, всему тому, что стоит вне их осознанного чувствования. Только одно из многих проявлений этой бесчувственности (грубости чувств) состоит в том, что это большинство на протяжении многих поколений ведёт такой образ жизни, что какая-то доля их потомства оказывается генетически отягощенной, представляя собой биологически уродов-выродков.

Если же посмотреть на генетически отягощенных как на составляющую популяции (составляющую вида в целом), то вне зависимости от того, кому из них какое проблемное наследие досталось в удел в этой жизни, но именно им дано Свыше прочувствовать «на своей собственной шкуре» в прямом смысле этих слов бедственные последствия порочного образа жизни цивилизации в целом. И это — почти что только их информационное достояние, недоступное для осознания «нормальными» при нечеловечных типах строя психики и «Я-центричном» мировоззрении, свойственных большинству из них, вследствие чего большинству «нормальных людей» всё то, с чем реально имеет дело психика вырожденцев и их сознание, в частности, представляется чем-то внешним, подчас реально не существующим, какими-то беспочвенными и бесцельными фантазиями или болезненным бредом. Другое дело, как те, кому дано прочувствовать «на их собственной шкуре» бедственные последствия порочного образа жизни нынешней цивилизации, осмыслят то, что чувствуют преимущественно они, и ощущение чего недоступно в большинстве своем «нормальным».

Соответственно сказанному политика целенаправленного выявления и уничтожения генетически отягощенной периферии по существу эквивалентна лишению нынешнего человечества в целом чувствительности к целому ряду жизненных проявлений, порождённых им же самим, т.е. эквивалентна огрублению его чувств и разума, еще большему, чем это имеет место ныне.

Такая политика — объективное зло, хотя верные «климовцы» и сторонники прочих расово-евгенических проектов, проистекающих из материалистического или идеалистического атеизма или многобожия и магии, с этим не согласятся. Но вне зависимости от их мнения, она ­— зло потому, что объективно препятствует переосмыслению нынешним человечеством, таким каково оно есть, своего образа жизни (в основе которого лежит господство нечеловечных типов строя психики и выражающая их культура). Без переосмысления же господствующего порочного образа жизни общества (т.е. не только самих себя или кого-то из индивидов персонально) невозможно и освобождение людей от порочности, а без этого невозможно и преображение вида «Человек разумный» в истинное человечество из нынешнего человекообразия на основе творческого освоения и дальнейшего развития культуры общества, в которой происходит личностное становление людей каждого поколения в преемственности поколений. Такая политика — объективное зло потому, что направлена на поддержание человекообразия, препятствуя становлению человечности.

Тем не менее Г.П.Климов устами придуманного им генерал-профес­сора правильно подмечает, что среди вырожденцев святые и праведники в меньшинстве. Но это следствие того, и об этом Г.П.Климов не упомянул, что и среди «нормальных» людей святые и праведники, т.е. те, кто преодолевает порочное наследие прошлого в стремлении перейти к человечному строю психики, искренне и непреклонно старающиеся осуществить миссию наместничества Божиего на Земле, — тоже в меньшинстве. И «нормальные» и генетически отягощенные рождаются в одном и том же толпо-“элитарном” обществе, в котором господствует культура, препятствующая формированию человечного строя психики в процессе роста и взросления новорожденных. Вследствие этого святых и праведников действительно мало во всех социальных и биологических подгруппах нынешнего человечества.

Однако взросление «нормальных» и генетически отягощенных протекает по-разному. Чем раньше начинает проявляться воздействие генетического груза в составе как хромосомного, так и духовного наследия, тем раньше жизнь генетически отягощенного ребенка начинает отличаться от жизни «нормальных». Так происходит разделение поколения: «нормальные» детишки в своей детской жизни улицы, двора, группы в яслях и садике, в классе замечают, что есть и другие — «ненормальные», которые ведут себя не так, как они.

Однако в категорию «ненормальных» попадают не только генетически отягощенные, но и те, кто не является генетически отягощенным в смысле проблем телесного и психического здоровья, но кто является достаточно ярко выраженным мутантом в смысле ненаправленной изменчивости[234]; те, на чью психику оказывает определяющее воздействие духовное наследие, по своему составу качественно отличающееся от духовного наследия «нормальных»; а также и те, в чьих семьях воспитание детей протекает не по общепринятой в обществе «нормальной» традиции. «Ненормальные» также замечают, что и они не такие, как их окружение: не такие не только по телесным характеристикам, но и по психологическим, определяющим интересы и поведение.

У тех и других разные интересы, разные игры, разные занятия. Процесс разделения поколения, начавшись в раннем детстве, когда детишки только начинают ходить, разговаривать, общаться между собой, продолжается до завершения отработки генетической программы формирования взрослого организма. К этому возрасту в основном выясняется, кто в поколении способен вести общепринятый «нормальный» образ жизни, а кто нет. Процесс расслоения поколения продолжается и далее за счет своеобразия жизненных целей и путей их достижения тех, кто не остановился в личностном развитии по достижении телесной зрелости, хотя большинство останавливается в личностном развитии, будучи увлеченным «нормальным» образом жизни, однако основная масса разделяется на «нормальных» и «ненормальных» к возрасту завершения отработки генетической программы формирования взрослого организма.

Еще раз подчеркнём, что «нормальным»[235] в нынешней цивилизации почитается (хотя этот факт и не осознается большинством во всей его определённости) сочетание, во-первых, телесного здоровья, во-вторых, животного строя психики, проявления инстинктивных программ поведения которого могут в каких-то обстоятельствах сдерживаться зомбирующими программами, почерпнутыми из культуры (в том числе привычками), и волевыми усилиями собственного или чужого демонизма.

Иными словами строй психики зомби и демонический строй психики в ранее определённом смысле этих терминов — не иерархически разновысокие ступени развития взрослой личности, а разные стадии нормально не завершившегося развития ребёнка. Консервация достигнутого в детстве и подростковом возрасте уровня развития у телесно взрослой особи является недоразвитостью.

И по их существу строй психики зомби и демонический представляют собой специфические модификации животного строя психики: при строе психики зомби диктат инстинктов сдерживается, а не происходит освобождения от него; а демонический строй психики к сдерживанию инстинктов в определённых ситуациях еще добавляет и преодоление в каких-то ситуациях традиций культуры и прочих программ поведения, свойственных строю психики зомби.

Вследствие этого строй психики зомби и демонический строй психики несут в себе разнородные внутренние конфликты личности, от большинства которых свободен носитель свободно сложившегося животного строя психики[236].

Соответственно такому выявлению существа «нормальности» в жизни нынешней цивилизации до настоящего времени в подгруппу «ненормальных» попадают:

· действительные биологические вырожденцы, испытывающие генетически унаследованные более или менее ярко выраженные проблемы с телесным и психическим здоровьем;

· мутанты в смысле ненаправленной изменчивости, характер мутаций у которых никаких проблем со здоровьем не вызывает;

· те, кто вырос под определяющим воздействием уникального (или просто крайне редкого) по своему содержанию для этого общества духовного наследия;

· те, кто получил какое-то «ненормальное» воспитание (в том числе и те немногие, кого родители с Божией помощью смогли вырастить носителями человечного строя психики вопреки культуре, господствующей в толпо-“элитарном” обществе);

· те, кто является носителем каких-то сочетаний ранее названных видов «ненормальности».

Но и среди тех, кто не способен вести «нормальный» образ жизни в силу разных причин — как обусловленных генетически, так и «ненор­маль­­ным» воспитанием, — также количественно преобладают носители нечеловечных типов строя психики. Однако, поскольку они не обременены житейскими заботами, свойственными «нормальному» образу жизни, то у них есть свободные силы и время для того, чтобы заняться чем-то другим.

Конечно, речь не идет о тех из них, кто подавлен телесными и психическими недугами до такой степени, что у них нет сил ни на что другое, кроме борьбы за выживание собственного тела[237].

При этом следует иметь в виду, что высвобождение времени и сил «ненормальных» для каких-то видов деятельности, которые не свойственны «нормальному» образу жизни, не носит импульсный, мгновенный характер, хотя в жизни случается и такое[238].

Процесс высвобождения времени и сил (прежде всего, относящихся к области психической деятельности индивида) протекает на протяжении всего периода детства и юности сопутствуя, процессу разделения поколения на «нормальных» и «ненормальных». Но вслед за этим процессом высвобождения времени и сил на протяжении всего детства и юности протекает процесс переориентации высвобожденных из «нор­маль­ного» образа жизни личностных ресурсов «ненормальных» на достижение целей, «нормальному» образу жизни не свойственных.

И этот процесс протекает в объемлющем его процессе внутривидовой конкуренции, в которой большинство «нормальных» так или иначе отторгает от себя «ненормальных». Характер этого отторжения охватывает широкий диапазон действий различной интенсивности: от простого игнорирования предложения дружбы до коллективной травли «ненор­маль­ного»[239], представляющей прямую опасность для его телесного и психического здоровья и самой жизни.

В такого рода детско-юношеских конфликтах, не мотивированных этическими внутриобщественными причинами взаимоотношения личностей, но обусловленных общебиологическими инстинктивными програм­мами[240], «нормальные» обладают подавляющим численным преимуществом, что большей частью исключает ответные действия «ненор­маль­ных» в силовой области. Гарантированная при численном превосходстве победа «нормальных» позволяет им и впредь бездумно по инерции вести «нормаль­ный» для их возрастной группы образ жизни, а реальные и возможные впредь поражения «ненормальных» стимулируют их к освоению навыков пользования иными — не используемыми «нормальными» — средствами защиты себя и своих интересов при жизни с «нормальными» в одной социальной системе.

Какие навыки возможно освоить и использовать для своей самозащиты «ненормальным» — зависит от конкретной исторической эпохи. На протяжении нескольких последних веков развития цивилизации в свод этих иных, большей частью не силовых средств обеспечения собственной безопасности «ненор­мальных» входят и общепонятные «клоу­нада» перед сверстниками и разнородное художественное творчество, благодаря которым «ненор­маль­ный» становится источником эмоциональной подпитки для «нор­мальных»; освоение разнородных общественно полезных, и прежде всего, школьных знаний, поскольку ни одному «нормальному» не придет в голову портить отношения с тем, кто завтра не даст списать на контрольной, после чего придётся отчитываться перед родителями за полученную двойку; и иные виды демонстрации собственной полезности, которые если и не решают проблемы вхождения «ненормального» ребёнка в коллектив сверстников на равных, то исключают внутрисоциально не мотивированную агрессию против него этого коллектива.

Но от опережающего освоения знаний в объеме «нормаль­ной» для общества программы образования, будь оно исключительно домашним или общественным, — всего один шаг до “сверхпрограммного” освоения навыков и знаний, включая и навыки и знания осознанного властвования над коллективом в обход установленных и признаваемых обществом институтов власти; а следующий за ним шаг — освоение навыков обуздывания традиционных для общества институтов власти и использования их по своему разумению (в том числе через воздействие на эгрегоры: как осознанное, так и не осознаваемое; в последнем случае субъект начинает замечать, что ему почти всегда везёт, а его противникам почти всегда не везёт, хотя механизм распределения и адресации везения/невезения остается скрытым и от него, и от большинства окружающих) и порождение новых институтов власти.

Кроме того, описанный процесс освоения «ненормальными» не свойственных для «нор­мального» образа жизни навыков, знаний и сфер деятельности имеет свою специфику как в маль­чишечьей, так и в девчачьей подгруппах поколения, в подробности чего мы в настоящей работе вдаваться не будем.

Во взрослой жизни толпо-“элитарное” общество, несущее недостойную человечности порочную культуру, имеет дело только с последствиями этого процесса, протекавшего в детстве каждого поколения без пристального внимания к нему как профессиональных педагогов (воспи­та­телей детских дошкольных учреждений и учителей школы), так и профессио­нальных политиков и искусствоведов (включая и «искусство­ведов в штат­ском» всех времён и народов). Исключительно последствиям этого процесса, проявляющимся во взрослости, уделяют повышенное, — но бесполезное для разрешения кризиса нынешней цивилизации, — внимание Г.П.Климов и сторонники других расово-евгеническких проектов, забывая обо всём остальном, относящемся как к биологии вида «Человек разумный», так и к его социологии.

Но именно вследствие этого процесса, протекающего в детстве и юности каждого поколения в толпо-“элитарном” обществе с количественным преобладанием нечеловечных типов строя психики, наука, искусства, политика, преступления против писаных и неписаных законов общества оказываются сферами деятельности преимущественно «ненормальных».

Среди «ненормальных» далеко не все биологические выродки, по какой причине еще одним пороком «климовщины», представляющим опасность для общества, чья политика может быть выстроена на её основе, является то, что Г.П.Климов не уделяет должного внимания процессам, обусловленным качественной неоднородностью «ненормальных», прежде всего, биологических выродков и остальных ранее названных нами групп, биологическими выродками не являющимися. Без различения этих категорий «ненормальных» возможно по предубеждению посягнуть и на уничтожение истинно Божиего дара, квалифицировав его из ряда вон выходящую ненормальность как явное вырождение или неоспоримую дьявольщину, и тем самым обездолить человечество на целые эпохи.

Однако освоение «ненормальными» детишками в процессе взросления знаний и навыков, не свойственных «нормальному» образу жизни, характеризует только внешне проявляющуюся сторону процесса разделения поколения, поскольку знания и навыки, характерные для одной эпохи, не характерны в другую эпоху.

Есть и специфическая психологическая подоплёка, лежащая в основе этого процесса и остающаяся неизменной на протяжении всей истории общества с количественным преобладанием нечеловечных типов строя психики: общества толпо-“элитарного”. Биологически обусловленное отторжение «нормальными» детишками «ненормальных» сверстников является внешним давлением, под воздействием которого некоторая часть «ненор­мальных» переходит от чисто животного строя психики к иным типам строя психики, опережая в этом «нормальных».

Это так, поскольку животный строй психики, в котором поведение подчинено инстинктам в явном виде или в их оболочках, выработанных культурой, не обеспечивает дееспособности в тех частотных диапазонах[241], в которых протекают те виды деятельности, которые в толпо-“элитар­ном” обществе становятся преимущественно уделом «ненормальных». Именно вследствие этого «нормальные» не выдерживают конкуренции с «ненормальными» в борьбе за места в этих сферах, конечно, если вступают в такого рода борьбу. И это — не новое открытие. Об этом было известно издревле, хотя такого рода знания выражались в иной форме[242].

Корпоративность выродков, направленная на вытеснение «нормаль­ных» из этих сфер деятельности, тоже имеет место, но она возникает только после того, как потенциал «нормального» уже проявился. На первом этапе реакция корпорации в подавляющем большинстве случаев однозначна: если умный, талантливый к чему-либо — значит наш. Корпоративная травля начинается только после того, как талант проявляет себя в антикорпоративной деятельности. Причём в этом случае корпорация одинаково ополчается и против биологически нормальных одаренных людей, и против генетически отягощенных выродков: пока чья-либо антикорпоративная деятельность не выявлена прямо или не заподозрена, то всякий талант для корпорации — «свой в доску», и если ему даже не свойственны какие-то пороки, то ославят сами, чтобы был «как все». Это косвенное подтверждение того, что в основе сосредоточения «ненор­мальных» в определённых сферах деятельности всё же лежит различная дееспособность каждого из выявленных типов строя психики в разных частотных диапазонах.

На основе рефлекторных и инстинктивных программ поведения протекают наиболее скоротечные в жизни общества процессы. Соответственно, если субъект с животным типом строя психики участвует в каком-то более продолжительном социальном процессе, обусловленном не инстинктивно, поддерживая его течение, прежде всего, своей психической деятельностью[243], то инстинктивный позыв или появление соответствующего раздражителя обладает в его психике наивысшим приоритетом в сопоставлении со всеми остальными составляющими информационных потоков. Когда возникает инстинктивный позыв, то обладая наивысшим приоритетом, он выдергивает носителя животного строя психики из тех процессов, продолжительность которых не укладывается в сроки между двумя последовательными инстинктивными позывами.

И эти относительно низкочастотные (по отношению к диапазону инстинктивных программам поведения) процессы в обществе управляются без участия носителей животного строя психики. В управлении ими могут соучаствовать (т.е. обладают како-то властью над ними) только те, в чьей психике над приоритетами инстинктивных программ поведения возвышаются иные приоритеты, вследствие чего их носители могут сдержать инстинктивные позывы или перенаправить их в иное русло, подчинив свое поведение традициям культуры (строй психики зомби), собственному разумению или одержимости (демонический строй психики), либо водительству Свыше (человечный строй психики).

Точно также в общественной жизни возникают ситуации, когда достижение какой-либо цели (является ли она добром либо злом, это вопрос к рассматриваемой алгоритмике не относящийся), требует переступить не только через инстинкты, но и через традиции культуры, поскольку на их основе эта цель недостижима. Такого рода ситуации выбрасывают из ещё более низкочастотных процессов носителей не только животного строя психики, но и носителей строя психики зомби, поскольку в их психике наивысшим приоритетом обладают культурно обусловленные программы поведения и их комплексы, вследствие чего из алгоритмов поведения, обусловленных культурой, они не могут выйти.

Из этих алгоритмов, обусловленных традиционной культурой, могут выйти только носители демонического строя психики и те, кто если и не является носителем совершенно человечного строя психики, но преодолел свой демонизм и одержимость в том, что обуславливает возможность его участия в рассматриваемом процессе.

Главное качество демонизма — мотивированное (умышленное) либо немотивированное (не умышленное) стремление индивида обособиться от Бога. То есть демонизм вообще — это более широкое явление, чем осатанелость, если под осатанелостью понимать осознанное вхождение в иерархию демонических сущностей, целенаправленно противоборствующих Божьему промыслу, и подчинение этой иерархии. Демонизм вообще, кроме осатанелости, включает в себя и единоличный демонизм (он обычно сáмоименуется индивидуализмом), который может быть как злонамеренным, так и благонамеренным (по отношению к житейскому пониманию добра и зла); а также коллективный демонизм типа Лаодикийской церкви[244] («не холоден и не горяч, а тёпел», “нейтралитет”, «моя хата с краю — ничего не знаю», да и знать не хочу).

То, что часть демонических персон образуют иерархии, главная из которых откровенный сатанизм, а какая-то часть демонических сущностей действует единолично, — это вторичное явление по отношению к личной безучастности демонических сущностей к Высшему предопределению либо их недовольству Богом и Его Промыслом.

И именно носители демонического строя психики выстраивают и поддерживают иерархии личностных отношений, маскируя поддерживаемую ими иерархичность личностных отношений иерархичностью взаимного подчинения и ответственности должностей (постов) в общественном объединении труда. То есть в толпо-“элитарной” организации общественной жизни выражается внутриобщественная власть носителей демонического строя психики.

При этом носители демонического строя психики, оккупировавшие общественно значимые сферы деятельности, требующие того или иного творчества, почитают «нормальными» людьми себя не взирая на все, подчас очень тяжелые признаки биологического вырождения, а биологически нормальных почитают «недочело­веками», хотя в качестве человеков не состоялись в большинстве своем ни те, ни другие.

Только при демоническом и человечном строе психики индивид в состоянии осознанно-осмысленно поддерживать своею деятельностью процессы, продолжительность которых превосходит продолжительность его жизни. Но во всех социальных процессах носители строя психики зомби и демонического строя психики делают то, чего не понимают, вследствие чего сами же они разрушают возможности осуществления того, к чему стремятся, расчищая дорогу и место свершениям других[245]. Так в алгоритмике осуществления Высшего Промысла разнородный демонизм своею же ограниченностью низводит себя до уровня зомби — средства осуществления не им определённых целей.

При этом все проблемы демонизма проистекают именно из его самонадеянного мнения о своей самодостаточности и по их существу состоят в отрицании демонизмом Божьего Промысла и Вседержительности, следствием чего является собственная ограниченность демонизма, вызывающая непредска­зу­емые для его сторонников последствия, когда намерения демонизма не укладываются в Высшее предопреде­ление, которое неизбежно свершается в его полноте, сметая и пресекая всё ему чуждое тогда, когда наступает срок. Вследствие этого демонизм терпит крах, когда его намерения противоречат алгоритму осуществления Божиего Промысла; при этом даже казалось бы достигнутый результат обесценивается сопутствующими ему непредвиденными обстоятельствами.

И только человечный строй психики сопричастен вечности и выражает её нормы в ограниченной по срокам жизни каждого индивида, каждого поколения, каждого народа, всего человечества.

И соответственно этому реально на Земле высшую внутрисоциальную власть осмысленно осуществляют только носители если и не совершенно-человечного строя психики, то те, кто преодолел свой демонизм в относящихся к конкретному делу проявлениях и деятельно и непреклонно стремится необратимо перейти к совершенно-человечному строю психики.

Такого рода алгоритмика автоматически безусловного отдания предпочтения поведению: на основе инстинктов, на основе традиций культуры, на основе собственного разумения и одержимости, и на основе водительства Свыше, характеризующая каждый из выявленных типов строя психики, — порождает статистику распределения населения по частотным диапазонам, в которых каждая из групп либо дееспособна, либо утрачивает дееспособность. Практически же свойственная каждому из типов строя психики алгоритмика автоматически безусловного отдания предпочтения не только выбрасывает носителей каждого строя психики из несоответствующих им частотных диапазонов, но более того — препятствует вхождению в низкочастотные диапазоны “высокочастот­ни­ков”, со строем психики (и нравственностью, лежащей в его основе), не подходящими для управления этими процессами в русле Промысла.

В силу этого обстоятельства “высокочастотникам” продолжительные процессы представляются не как процессы, а видятся как разрозненные “эпизоды”, взаимно не связанные друг с другом, и в своей последовательной совокупности не ведущие ни к каким целям. Поэтому, даже одержав какую-то победу над “низкочастотниками” в своем диапазоне, “высоко­час­тот­ники” утрачивают её плоды спустя какое-то время, потерпев поражение в той же самой битве, но в относительно более низкочастотном диапазоне, где протекают более продолжительные, невидимые для них процессы, представляющиеся им как бы не существующими или «стихийными», в смысле не управляемыми.

Один из наиболее простых способов выбросить противника из низкочастотных диапазонов, утрата контроля над которыми исключает саму возможность его победы, — приучить его к зависимости от психотропных веществ, в частности, к табаку и регулярной выпивке. Возникновение такой зависимости, а также и употребление этой дряни без возникновения зависимости (так называемое «культурное питие» по праздникам), сбрасывает даже самых крутых носителей демонического строя психики, а тем более и носителей строя психики зомби в еще более высокочастотный диапазон психической деятельности (и духовной жизни) чем тот, который свойственен чисто животному строю психики (т.е. животному строю психики без всяких искусственных культурно обусловленных его извращений)[246].

То есть алкоголь, наркотики и многие психотропные вещества все типы строя психики без исключения не только низводят к животному, разрушая личность (уничтожая «информаци­он­ное приданое» к строю психики, обусловленное освоением достижений культуры и личностным творчеством), но и смещают их в еще более высокочастотный диапазон по отношению к чисто животному строю психики, в конце концов обрекая их носителей на полную недееспособность в жизни общества.

В биосфере планеты существует некоторое распределение видов по частотным диапазонам дееспособности. Соответственно субъекты, зависимые от наркотиков и психотропных веществ, оказываются не дееспособными в естественном для человека диапазоне частот, и вследствие такого противоестественного выхода за пределы допустимого для людей они уничтожаются биосферой в первую очередь. Они — самые заблудшие из людей.

Собственно эта обусловленная строем психики алгоритмика автоматически безусловного отдания предпочтения высокочастотным диапазонам деятельности в разнородных ситуациях общественной жизни и приводит к описанному ранее разделению функций генетического ядра и генетически отягощенной периферии в жизни вида «Человек разум­ный» на нынешнем этапе его развития. Но как было показано ранее, разграничение населения исключительно по биологическим признакам на генетическое ядро и генетически отягощенную периферию не точно по отношению к общественной жизни, поскольку разделение общества (и человечества в целом) на «нормальных» и «ненормальных» не совпадает с разделением всего множества особей какой-либо популяции (и вида в целом) на генетическое ядро и генетически отягощенную периферию.

И главное: действие алгоритмики автоматически безусловного отдания предпочтения высокочастотным диапазонам деятельности объективно и исключает начисто даже саму возможность освобождения «нормальных» из-под власти «ненор­мальных» до тех пор, пока в культуре общества по умолчанию «нормаль­ным» почитается животный строй психики, в каких бы оболочках он ни скрывался.[247]


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 228; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!