Б) Взаимные обязанности разных членов семейства



Аа) Супруги

Общие обязанности

 

От супружества — счастие временное и даже спасение вечное. Потому к нему приступать должно не с легкомыслием, но со страхом и осторожностью. Добрым супружеством благо­словляет Бог. Потому оса) Будь благочестив, предан Богу, на Коего уповая, молись, чтобы Сам Он послал другую половину, угодную Ему и спасительную тебе. РР) Ища супружес­кого союза, не предполагай дурных целей, или страстное блажничество, или корысть, или тщеславие; но ту одну, какую Бог определил, взаимную помощь во временной жизни ради вечной, во славу Божию и благо других, уу) Когда нашел, прими, как дар Божий, с благо­дарностью к Богу, сколько с любовию, столько же и с почтением к сему дару.

Когда выбор кончен, должно произойти со­четанию, таинственному от Бога слиянию ду­ховно-телесному. Естественный союз, по люб­ви, есть союз дикий, мрачный. Здесь он очищается, освящается, отрезвляется по молитве Церкви Божественною благодатию. Трудно самому одному устоять в союзе крепком и спа­сительном. Нити естества рвутся. Благодать непреодолима. Самонадеянность опасна везде, тем более здесь... Потому смиренно, с постом и молитвою, приступи к таинству.

Сочетанные стали одна плоть, тем больше одна душа. На этом понятии основываются общие их обязанности, именно: крепкая лю­бовь, нестрастная, но чистая и трезвая, свиде­тельствуемая внутри взаимною привязанностию и живым участием, равно как скорым и подвижным сочувствием, а вне, взаимно, со­действием, по коему глаз и рука одного там же, где и другого. Отсюда истекают мир непресекаемый и согласие нерушимое, предотвра­щающее неудовольствия и скоро устраняющее происшедшие нечаянно; доверие, по коему, несомненно, один во всем может положиться на другого, быть покойным на счет его во всем: тайн ли то касается или поручений. Венец же всего верность супружеская, то есть хранение первого условия союза — и душою и телом принадлежать только друг другу. Муж не свой, а женин, и жена не своя, а мужнина. Вер­ность утверждает доверие; неверность, хотя только предполагаемая, рождает подозритель­ную ревность, прогоняющую покой и согласие и разрушающую семейное счастье. Не ревно­вать святой долг, но вместе и подвиг, или искус супружеской мудрости и любви. Ибо тут всегда вмешивается самость, которая и требует исключительности, и боится за нее. Она здесь очень смешна и сама вооружается против себя.

Обязанности мужа

 

Что касается до частных обязанностей каж­дого супружеского лица, то они вытекают из понятия о значении каждого из них. Муж глава жене. Отсюда муж должен иметь и яв­лять свое владычество над женою, не унижать себя, не продавать главенства по малодушию или страсти, ибо это срам для мужей. Только сия власть должна быть не деспотическая, а любовная. Имей жену подругою и сильною любовию заставляй ее быть себе покорною. Во всех делах должен считать ее первою, верней­шею и искреннейшею советницею, первою поверенною тайн. Должен смотреть за нею, заботиться о ее умственном и нравственном совершенстве, снисходительно и терпеливо отребляя недоброе и насаждая доброе, неисп­равимое же в теле или нраве снося благодушно и благочестно. Но уж никак не позволять себе развратить ее своим небрежением и вольностию. Муж — убийца, если смиренная, кроткая и благочестивая жена становится у него рассеянною, своенравною, Бога не бояще­юся... Блюдение, однако ж, нравственности не препятствует удовлетворять ее желанию дер­жать себя прилично и иметь общение со вне­шними, хотя не без соизволения его.

Обязанности жены

Жена же со своей стороны должна во всем слушаться мужа, всячески нрав свой склонять к его нраву и быть ему всецело преданною, что­бы ни делом, ни мыслию даже не загадывать ничего без его воли. Потому верно исполнять все его распоряжения, советы, повеления, и в мысль не попуская того, чтобы когда-нибудь поставить на своем, вообще ни в чем не желать и не являть главенства. В случае несогласия быть уступчивою и терпеливо сносить все, что покажется не по нраву; иначе не сохранишь мира дорогого. Однако ж это не отнимает у нее обязанности заботиться о добронравии супру­га. Своею мудростию и влиянием она может изменить его нрав, если он неисправен; по крайней мере, она не должна оставлять его в небрежении, но, сколько есть ума и сил, действовать на него и исхищать как из огня. Для сего саму себя украшать преимущественно добродетелями, другие же украшения иметь как нечто стороннее, средственное, от чего лег­ко отказаться, особенно когда сего потребует необходимость поправить дела. Наконец, по­мнить, что на ее доле блюдение домашних дел, хотя исполнительное только... Ее долг — делать положенное; видя какую нестройность, сказать и восстановить, или восполнить.

Бб) Родители и дети

Обязанности родителей

 

Супруги имеют быть родителями. Дети — одна из целей супружества и вместе обильный источник семейных радостей. Потому супру­ги должны чаять детей как великого дара Божия и молиться о сем благословении. Бездет­ные супруги действительно суть нечто оби­женное, хотя иногда это бывает и по особен­ным намерениям Божиим. Молясь же, они должны и себя готовить к тому, чтобы быть добрыми родителями добрых чад; для сего хранить целомудрие супружеское, то есть трез­венную отчужденность от сладострастия; хра­нить здоровье, ибо оно неминуемое есть на­следство детей: больное дитя что за радость? Хранить благочестие, ибо как бы ни происходили души, а они в живой зависимости от сер­дца родительского, и характер родителей иногда очень резко отпечатлевается на детях. Любимое чадо, когда Бог его дает, надобно будет воспитать, а для того иметь достаток; пусть же заботятся о нем заранее не на насто­ящее только, но и на будущее.

Когда Бог дарует чадо, радуйтесь и благо­дарите, яко человек родися в мир. Бог повто­рил первое благословение и через вас: прими­те же дитя как от руки Божией. Но потому же и поспешите освятить его таинствами, ибо здесь вы посвятите его на служение Богу ис­тинному, Коему и сами вы, и все ваше долж­ны принадлежать. В дитяти смешение духов­но-телесных сил, готовых принять всякое на­правление: положите на нем печать Боже­ственного Духа как основу и семя вечной жиз­ни. Отовсюду теснится сатана со своим злом: оградите дитя оградою Божественною, непро­ницаемою для темной силы. Освященное в та­инствах дитя блюдите потом как святыню: не оскорбляйте Духа благодати и Ангела Храни­теля, окружающего колыбель, своим невери­ем, невоздержанием, немиролюбием.

Начинается воспитание — дело родителей главнейшее, многотрудное и многоплодное, от коего благо семейства, Церкви и отечества. Тут-то и покажите истинную любовь. Родите­ли, можно сказать, не вы: дитя родилось неве­домо для вас как. Воспитать же его — ваше дело. В сем деле на все надо обращать внима­ние: и на то, что есть дитя, и на то, чем быть ему. Нужно воспитать тело его, доведши его до того, чтобы оно было и крепко, и живо, и легко. Мало предоставлять все природе; дол­жно и самим действовать по плану с целью, пользуясь опытами других и пособиями здра­вой педагогики. Но еще больше должно поза­ботиться о воспитании духа. Благовоспитан­ный духом и без крепкого тела спасется. Себе же оставленный будет страдать от тела креп­кого. В сем отношении должно образовать ум. нрав и благочестие. Ум, если можешь, сам раз­вивай, а если нет — отдай в училище или имей учителя. Нужнее при сем здравомыслие, кое­му и без наук учатся, нежели научность. Не всякого долг — научить символу, заповедям молитве, или дать познать христианскую веру Нрав ничем так не образуется, как собствен ным добрым примером и удалением от худы? примеров сторонних. Предотвращай: сердщ невинное под действием благодати окрепнет и добрые его расположения обратятся в нрав. Тем нужнее свое благочестие для укрепления благочестия дитяти... Ибо оно относится к не­видимому. Здесь дела благочестия домашние совершают все по благодати Божией. Пусть дитя участвует в молитве утренней и вечер­ней; пусть будет, сколько можно чаще, в Цер­кви; сколько можно чаще, причащается по вере вашей; всегда пусть слышит ваши благо­честивые беседы. При этом нет нужды обра­щаться к нему: оно само будет слушать и со­ображать. Родителям надо со своей стороны все употребить, чтобы дитя, когда придет в со­знание, сильнее всего сознавало, что оно — христианин. Но опять, главное, собственно, дух благочестия, проникающий и прикасаю­щийся душе дитяти. Вера, молитва, страх Бо­жий выше всякого приобретения. Их прежде всего внедрите. Выучившегося читать надо ос­терегать от беспутного читания. Жажда чте­ния неразборчива. Надо выбрать и дать что чи­тать. Развивающееся дитя покажет, к чему оно гоже. Потому должно полагать основы буду­щему его прочному, нешаткому, небоязненно-му действованию на принятом поприще, при­готовить к званию, чтобы оно умело в нем дей­ствовать, и телом и душою было сроднено с ним и могло жить в нем, как в своей стихии. Если при сем нужно будет усугубить попече­ние — усугуби; если нужно прибавить предме­тов обучения — прибавь. То неодобрительно, если все предоставляют течению обстоя­тельств. Правда, Господь все строит, но Он же нам дает разуметь волю Свою в наших способ­ностях, склонностях и характере. Сему указа­нию внимать и на основании его действовать есть долг. Должно руководить дитя навыкать приличию в слове, одежде, положении стана, держании себя пред другими. В молодых ле­тах это тем уместнее, что там действует пере­имчивость, преимущественно внешняя, и что, утвердившись там, может так остаться на всю жизнь. Приличие — вещь будто незначитель­ная, однако ж, много беспокоит и смущает не-навыкшего ему. Надо предотвратить от сего дитя. Но опять, надо ставить сие дело в тени, как придаток, не возвышать и даже не гово­рить как это нужно, а учить просто, как учили ходить. Где рассыпаются похвалы сему, там приличие выдается из-за других, важнейших, вещей и заслоняет их. А это худо. Притом здесь разумеется благопристойность простая, скромная, почтительная, а не модная, вертля­вая, изысканная. Учить искусствам — пре­красное дело, именно: пению, рисованию, музыке и другим; то же к мастерствам женским и мужеским. Они доставляют приятный отдых духу и благонастроение. Но надобно, чтобы не забывалось главное: созидание духа для веч­ности. Этим должно определиться направле­ние искусственности, или внутреннее ее со­держание.

Надо, впрочем, помнить, что в воспитании не столько важен материал, сколько силы, или способность и умение доставать его. Что должно вынести из воспитания в сем отноше­нии — это трудолюбие — тяготение к труду и ненависть к праздности; любовь к порядку — регулярность, чтобы все делать вовремя, к ме­сту, не забегая и не отставая; добросовестная исправность — расположение, не жалея себя, не щадя сил, выполнять по совести все, что требуется. Это счастливейшее настроение, ка­кое обезопашивает на всю жизнь и внешнее счастие, и внутреннее благочестие. Но все же не должно забывать, что такие настроения составляют только внешнюю доброту, внут­ренняя же состоит в духе благочестия хрис­тианского.

Наконец, воспитанное дитя должно при­строить: дочь отдать прилично замуж, сыну достать место или вставить в порядок жизни, к какому он готовлен. В сем деле главное то, чтобы они сами могли потом безбедно жить и успешно трудиться. При выборе второй поло­вины можно иметь в виду расположение, но не должно уважать капризов, рождающихся от соблазна блеском и видимостию, а надо де­лать, что разумно видится прочным и полез­ным. Худо делают, когда оставляют детей вле­чению сердца в сем важном деле. Впрочем, и по пристройке детей не надо забывать их, но надзирать, направлять, руководить, вразум­лять. И право, и долг родителей не отстают от них по смерть. Ныне иначе на это смотрят. Но не все то законно, что ныне вводится.

Руководитель в воспитании детей — лю­бовь. Она все предвидит и на все изобретет способы. Но должно, чтобы сия любовь была истинная, трезвенная, разумом управляемая, а не пристрастная и поблажливая. Последняя слишком много жалеет, извиняет и снисхо­дит. Благоразумная снисходительность долж­на быть; но поелику она граничит с поблаж­кою, то строго должно смотреть за нею. Луч­ше несколько передать на строгость, нежели на поблажку, ибо она день ото дня больше и больше оставляет неискорененного зла и дает расти опасности, а та отсекает однажды навсегда или, по крайней мере, надолго. Вот почему иногда существенная надлежит нуж­да иметь воспитателем чужого. Где любовь уклоняется от истины, там часто, или почти всегда, через пристрастие впадет она в неспра­ведливость к детям — одних любит, а других нет, или отец любит одних, а мать — других. Это неравенство и у любимого, и у нелюби­мого отнимает уважение к родителям и меж­ду самими детьми с таких ранних лет поселя­ет некоторую неприязнь, которая при обсто­ятельствах может превратиться в посмертную вражду. Что ж это за воспитание? Не долж­но, наконец, забывать смирительного и вмес­те самого действительного средства исправле­ния — телесного наказания. Душа образуется через тело. Бывает зло, коего нельзя изгнать из души без уязвления тела. Отчего раны и большим полезны, тем паче — малым. Любяй сына своего, участит ему раны, говорит пре­мудрый Сирах (Сир. 30:1). Но само собою ра­зумеется, что к такому средству надо прибе­гать в случае нужды.

Обязанности детей

 

Так много приемлют дети от родителей! От них временная жизнь; от них же основание, на­чало, способы и жизни вечной. Отсюда и дети не естественно только, но и совестно должны быть обращены к родителям с особенными чувствами и расположениями, сознавать себя к ним обязанными и возгревать их в себе. Глав­ное чувство, которому большею частию не учатся, есть любовь с почтением и покорнос­тью. Должно только делать сии чувства разум­ными и вместе прочными до того, чтобы не ис­парились в целую жизнь. Воля родителей что воля Божия, лицо их — лицо Божие. Кто не чтит их, не покоряется им, отделился от них сердцем, тот извратил свою природу, отпал и от Бога. Потому всячески храни в сердце чес­тными лики родителей твоих, ни хульною мыслию, ни словом не наводи на их лицо тени и не смущай сердца своего. Пусть есть поводы к тому — не внимай им. Лучше все потерпеть, нежели отделиться сердцем от родителей, ибо им Бог дал силу Свою. Чествуя родителей в сердце, будешь всячески остерегаться оскор­бить их словами и поступками. Кто нечаянно их оскорбил, зашел далеко; кто же сделал это сознательно и в недобрых движениях сердца, тот зашел еще далее. Оскорбление родителей очень опасно. Близ него предание сатане, по тайной некоторой связи. Затмивший чествова­ние родителей в сердце сам только отделился от них, а оскорбивший их может отделить от себя и родителей. Но коль скоро сие случит­ся, отрезанный поступает под видимое влады­чество другого отца, отца лжи и всякого зла. Если это не со всяким оскорбителем случит­ся, то тут Божие снисхождение и покров. Во всяком случае опасно оскорбление, не только бесчестно и неразумно. Потому-то всегда дол­жно спешить восстановить здесь мир и любовь, нарушенные через оскорбление, чем бы то ни было. Остерегаясь от оскорблений личных, надо удерживаться от оскорблений лица роди­тельского и пред другими — словами поносны­ми, или злословием и хулою. Кто уже и вон понес неуважение, тот стоит на краю зла. Чтя­щий родителей будет всячески заботиться и поведением своим радовать их и пред други­ми святить их, величать и всячески защищать от неправд и осуждений. Больше всего дети должны дорожить родительским благословени­ем, потому всячески стараться получить его, а для того заботиться и о том, чтобы сердце ро­дительское было отверзто к ним, а не закрыто. Благословение родителей похоже на всемогу­щее слово Божие. Как то размножает, так и сие. Напротив, неблагословение и клятва сокраща­ют и как бы иссушают. На ком нет его, тому ни в чем и счастья нет, все из рук вон. Пропа­дает и свой ум, и другие отчуждаются. Нако­нец, сладкий и спасительный долг — упокое­ние родителей престарелых. Тут питается про­странно благодарная любовь; сим же привле­кается и вся сила благословения родительско­го, и все блаженство благоволения Божия. Не имея родителей, вместо их можно покоить чу­жого старца, ибо вообще лицо старчее — Бого-светлое лицо.

Вв) Родные

 

Родители кают родных и, поставляя их во вза­имоотношения по их чину, дают бытие разным новым обязанностям семейным. Здесь

Первое непосредственное место занимают братья и сестры, зачавшиеся в одной утробе, одним молоком питавшиеся, возросшие под одним кровом, одним попечением и любовью. Чувствам родства не учат, они сами есть. Тако­ва и братняя с сестринскою любовь... В чем она, выяснить нельзя. Она не то что любовь к ро­дителям или друзьям и благодетелям... Ее толь­ко чувствовать можно, а не выражать, отличая одним словом: братняя, сестринская. Это гла­ва обязанностей! Из нее сам собою рождается мир крепкий и согласие — неиссякаемый источ­ник взаимных радостей, обвеселения родителей и всего семейства. Самое великое несчас­тье, когда братья и сестры не в ладу. Начинают особиться, всякий тянет себе, оттого прекраща­ется порядок, взаимносодействие и успех. Сила дома слабеет и наконец совсем рушится. Есть братья старшие; их дело — беречь и настраивать младших, младших же долг — уважать старших и их слушаться. Это естественно.

И между другими родными родственная любовь естественна и вместе обязательна; только она принимает разные виды и оттенки, смотря по чину родства. Так, между праотца­ми и внуками должны быть — у тех желатель­ное радение, а у сих уважение, близкое к бла­гоговению, благодарность и желание достав­лять всякое утешение; между дядями и пле­мянниками — от тех совет и пример, а от сих уважение и внимание. У сирот и вдов в отно­шении к другим — некоторое уповательное бо­лее, нежели желательное, близкое к требова­нию расположение, у других же к ним при уважении — сердоболие, сострадание, утеше­ние, особенно бегание оскорблений.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 243; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!