Г) Молитва — вместилище и поприще жизни в вере и благочестии



Аа) Значение молитвы

Как в отношении к вере есть особые действия, в которых она выражается, так есть свои дей­ствия, служащие выражением и благочестия. Всеобъемлющее из таких действий есть мо­литва. Она есть вместилище или поприще всей духовной жизни, или самая духовная жизнь в движении и действии. Ибо что есть молитва? Есть возношение ума и сердца нашего к Богу. Но сие возношение имеет место во всех пока­занных пред сим благочестивых чувствах и расположениях, обязательных для христиани­на. Ибо и покаяние, и вера, и мир с Богом, и благоговение, и терпение, и чаяние второго пришествия, и вообще всякое из тех действий необходимое имеет отношение к Богу, возно­сит к Нему и рождается из сего возношения. Посему, как скоро приходит в движение какое-либо благочестивое чувство, движется и мо­литва, и, наоборот, пребывание в молитве есть пребывание в каком-либо из сих чувств, а пе­реход от одного чувства к другому, как бы вол­нение благочестивых чувств, есть возгревание молитвы. Можно сказать, что молиться — зна­чит приводить в движение благочестивые чув­ства и расположения, каждое отдельно, или все совместно, или одно за другим, или, что то же, возбуждать, оживлять и возгревать жизнь и дух благочестия. Кто не молится, у того нет благочестия, и у кого нет благочестия, тому как молиться?

Если теперь благочестие есть жизнь наше­го духа, то понятно, почему только умеющего молиться должно назвать имеющим дух. Кто-то определяет молитву дыханием духа. Она и есть дыхание духа... Как в дыхании расширяются легкие и тем привлекают животворные стихии воздуха, так и в молитве разверзают­ся глубины нашего сердца и дух возносится к Богу, чтобы приобщением к Нему восприять соответственный дар. И как там кислород, принятый в дыхании через кровь, расходится потом по всему телу и оживляет его, так и здесь принятое от Бога входит во внутреннее наше и оживотворяет там все...

Следствия благие

Отсюда сами собою вытекают следующие бла­гие следствия молитвы. Она есть оживотворе-ние духа, некоторое как бы его обожение. Кто бывает в мироварнице, напитывается миром; кто же возносится к Богу, исполняется Боже­ством... Божественное же в нас втечение, бу­дучи само по себе просто и единично, разла­гается в нас по трем силам нашего духа как бы на три потока: одним влияет на разум и про­свещает его, другим — на волю и дает ей кре­пость, или освящение и обновление сил, тре­тьим — на сердце и возвышает жизнь, или огнь благодатной жизни. Видно, таким образом, что молитва есть все для нас, и понятно, отче­го усердные молитвенники скоро востекают наверх духовного совершенства, являют на­чатки и плоды духа, одухотворяются.

Вв) Условия

Теперь сами себя выказывают условия движе­ния истинной молитвы. Если она есть возвы­шенная жизнь и деятельность духа, а эта пос­ледняя развивается на счет других, получив­ших в нас участок жизней, то молитва невоз­можна без умерщвления плоти и погубления души, или вообще без самоотвержения, так же, как невозможно без них и истинное благочес­тие. Молитва, при чувственности и душевнос­ти, то же, что курение смрадного изгребия... Вот почему у святых отшельников находим и мо­литву в совершеннейшем виде! Потому что в них сильно было самоотвержение. И то и дру­гое в совокупности скоро делало их духоносца-ми и большею частию только их одних. Обык­новенный порядок жизни как-то не совсем бла­гоприятен совершенству в молитве. Ибо тогда как в ней надобно отрешаться от всего и как бы не существовать для внешнего, тут все вызы­вает вон и низвергает дух с высоты, на которую лишь только востечет он со всеми усилиями.

Гг) Воспитание чрез молитвословие

Судя по такому происхождению и значению молитвы, ей должно быть непрестанною, ибо непрестанно должно иметь дух благочестия и притом не мертвый, а живой. Потому предписывается: непрестанно молитеся (1 Сол. 5:16), всякою молитвою и молением молитеся на вся­ко время духом (Еф. 6:18). Но до такой непре­станной молитвы, или приятия действа мо­литвенного, доходят не вдруг, а перемежаю­щимися, совершающимися в известные време­на молитвованиями, кои суть и необходимые средства к стяжанию непрестанной молитвы, и условия к ее сохранению во всю жизнь.

Производство сих молитвований требует и особенного порядка внешнего, и особенного настроения внутреннего.

Так, для него, необходимо особое место, если можно уединенное и к тому определен­ное, пред святою иконою с возжением свечи или лампады и без того; необходимо особое. время, утром и вечером или в другие часы, при­менительно к часам церковных служб; необхо­димо особое положение тела, стамое или коле-нопреклонное, с благочинием и напряжением.

Приступающий к сему молитвованию прежде всего должен возвратить ум свой из рассеяния и собраться в себя отрясть все за­боты или, сколько можно, утишить их и по­ставить себя в живейшее сознание присут­ствия Бога вездесущего, всеведущего и всеви­дящего. Это есть как бы создание внутренней молитвенной клети, в которую удаляться пове­лел Господь (Мф. 6:6), то же, что временно поставляемая скиния.

Устроившись так, совершай самое молит-вословие: тихо, благоговейно, разумно читай избранные и установленные молитвы, переме-живая их поклонами с крестным знамением, поясными, или земными, или коленопреклоне­нием, всемерно напрягаясь внедрять в сердце читаемое и возбуждать в нем соответственные чувства. Когда согреется сердце или возбудит­ся какое чувство, остановись и не продолжай читать, пока не напитаешься. Ослабеет это чувство, опять начинай и опять останавливай­ся, когда возродится чувство. В этом и все производство молитвословия...

Дд) Степени

Иным кажется, что такой образ молитвы име­ет в себе много вещественного, стихийного; телесное же обучение вмале есть полезно, учит апостол (1 Тим. 4:8). А иные совсем хотят от­нять у молитвы все внешнее, оставаясь при од­ном внутреннем. Это заблуждение древнее. Оно в самом начале было замечено и отверг­нуто святыми отцами. Плоду предшествует цвет, цвету — лист, листу — почка и оживле­ние ветвей. В вещественном необходима постепенность, необходима она и в духовном. Внут­ренняя молитва есть плод: надобно много тру­диться, пока он зародится. Можно назначить три степени молитвы. На первой она бывает преимущественно внешняя: чтения, поклоны, бдения и проч... С сего начинают, и иные до­вольно долго трудятся над собою, пока появят­ся начатки молитвы, или легкие движения мо­литвенного духа... Молитва как высший дар ниспосылается как бы по капле малой-малой, чтобы научить человека дорого ценить ее. На второй степени в ней телесное с духовным яв­ляются в равной силе. Здесь каждое слово мо­литвы сопровождается соответственным чув­ством, или внутренние молитвенные движе­ния, внутренно движимые, изъясняются и изъявляются своим словом... Это повсюднейшая молитва, общая всем почти. Она обыкно-венна в том, в ком жив дух благочестия. На третьей степени в молитве преобладает внут­реннее, или духовное, когда и без слов, и без поклонов, и даже без размышления, и без вся­кого образа, при некотором молчании или без­молвии, во глубине духа совершается действо молитвы. Эта молитва не ограничивается ни временем, ни местом, ни другим чем внешним и может никогда не прекращаться. Почему и называется действом молитвы, то есть чем-то пребывающим неизменно. Вот, собственно, внутренняя молитва\ Но чтобы дойти до сей последней степени, необходимо пройти первые и, следовательно, поднять все труды телесно­го делания для молитвы, как то: посты, покло­ны, чтения молитв, бдение, коленопреклоне­ние. Кто пройдет это — вступит на вторую сте­пень, когда, как говорит Макарий Великий, лишь поклонишься, и дух уже согревается в молитве. Как тому, кто не знает алфавита, нельзя начинать складов, потому что это будет бесполезною тратою времени, так и здесь: кто не умеет плавать по мелкой реке, как того пус­кать в глубокое море? Но и тогда, как кто взой­дет до последней степени молитвы, внешнее моление не прекращается, а также участвует во внутреннем. Та только разница, что в первом случае внешнее предшествует внутреннему, а здесь внутреннее — внешнему. Как же можно браться за одно внутреннее, когда еще не на­учились трудом и опытом от внешнего восхо­дить к внутреннему!

Видно теперь, где во всей полноте, силе и красоте является жизнь в Боге? На высших степенях молитвы. Так велика сила молитвы и так высоко ее значение!.. Молитва есть все: вера, благочестие, спасение. Следовательно, о ней столь можно говорить, что и конца не бу­дет. Желательно, чтобы книгу кто составил в руководство к молитве из святых отцов. Это было бы то же, что руководство ко спасению. Кто умеет молиться, тот уже спасается.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 119; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ