Общение с Богом через общение со Святою Церковью



Теперь надо возвратиться немного назад и припомнить, как началось у нас разъяснение чувств и расположений, составляющих благо­честивое настроение христианского духа. Дух благочестия христианского состоит в общении с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа во Святой Его Церкви, или по домостроитель­ству спасения. Указано уже, какие чувства и расположения должен иметь дух наш на пути сочетания со Спасителем, какие — на пути восхождения от Спасителя к Богу и какими исполняться, пребывая в Боге. Что теперь должен чувствовать он ик каким расположе­ниям он обязан, сочетаваясь с Господом Иису­сом Христом и пребывая в Боге при посред­стве Святой Божией Церкви?

Господь наш Иисус Христос, совершив наше спасение в Себе Самом, благоволил учредить на земле Святую Церковь для приложения и усвоения сего спасения ко всем. Церковь Свя­тая есть единственный на земле дом спасения. Кто вне ее, тот погибает. Господь говорит: буди тебе яко язычник и мытарь тот, кто отделился непокорностию от Церкви (Мф. 18:17). Все, кои не вошли в ковчег, погибли во время пото­па, и все, кои не войдут в Церковь, погибнут. Живой союз с Церковию есть единственное условие спасения. Пребывать в сем союзе — су­щественная обязанность верующего.

Живой союз с Церковию есть там, где все, что есть в Церкви, признают и ощущают так близким к себе, как бы собственную свою часть. Так как Церковь есть сосуд благодатных средств ко спасению и вместе — вместилище спасенных и спасаемых, то и присваивать, и живо воспринимать к себе должно то благо­датные средства спасения, то христиан спаса­ющихся. Потому и обязательных для нас чувств, расположений и дел по домострои­тельству спасения нашего два рода.

А) Чувства и расположения из отношения к Церкви как вместилищу благодатных средств ко спасению

Церковь есть дом спасения, потому что все существенные наши духовные нужды удовлетворяются только в ней. Так, нам нужно просвещение познанием истины: она есть про­светительница; нужны нам силы для укрепле­ния слабых сил наших: она — подательница благодати; нужна нам защита от опасностей и врагов: она нам ходатаица и покров.

Сими тремя отношениями Церкви к нам определяется и то, что лежит на нас в отноше­нии к ней.

аа) Из отношения к лицам, прилагающим благодатные средства к спасающимся Но во главе всех отношений должно еще по­ставить одно, не для всех, может быть, очевид­ное -- отношение к лицам, чрез кои спасающая нас Церковь действует на нас средствами спа­сения. Знаем, что и просвещение, и сила, и за­щита от Бога подаются нам во Святой Церк­ви. Спрашивается, как? Не непосредственно. Как мы телесно духовны, то во Святой Церк­ви есть соответственные тому, существенно не­обходимые для сообщения нам ее спаситель­ных средств учреждения; такие учреждения, без которых не ниспосылаются с неба и не при­емлются на земле небесные дары. Но чтобы сии учреждения благодетельно действовали на нас, надо чтобы они были прилагаемы к нам, или исполняемы над нами. А чтобы сие последнее было совершаемо, надо чтобы в Церкви были лица, особенно на то определенные.

1) Богоучрежденность сих лиц

Так естественно приходим к тому заключе­нию, что в Церкви, совмещающей в себе бла­годатные средства спасения, должны быть известные лица, кои бы, действуя по ее разу­му, сими средствами доставляли от ее лица другим нужное ко спасению. Они и есть. Это пастыри, составляющие священноначальное епископство и подначальное священство, ко­торое есть разложение или расширение епис­копства. Господь сказал святым апостолам: за­вещаю вам, якоже завеща мне Отец Мой, цар­ство (Лк. 22:29), то есть передаювам строить его (1 Кор. 4:1; 1 Пет. 4:10) и блюсти (Кол. 4:17; 1 Пет. 5:2). Апостолы тогда совмещали в себе все. Потом они, поставляя других на свое место, им завещавали блюсти царство в тех, кои приступили к нему. Так Господь дал есть овы убо Апостолы... овы же пастыри и учите­ли к совершению святых в созидание тела Хри­стова (Еф. 4:11). Святые делаются святыми через пастырей. Не то это значит, чтобы им принадлежала самоличная сила, или в них было неточное начало сил; но то, что они сто­ят на средине, на переходе от земли к небу и то людей возводят к Богу, то Бога к людям преклоняют. Что делал Иоанн Креститель? Людей переводил к Господу. То же теперь де­лают пастыри по воле Господа (см. Поел. Пат­риархов, чл. 10). Епископство — корень пас­тырства. Оно благодать от Бога изливает че­рез священство на весь мир, паче же на веру­ющих. Так, никто не приходит к Богу и от Него не получает милостей иначе как через ос­вященные лица посредством известных уч­реждений, содержимых Церковию. Потому в домостроительстве спасения первое, с чем мы встречаемся, есть отношение к пастырям. Вот в нескольких словах все, что лежит на каждом христианине в сем отношении.

2) Обязательные к ним чувства и расположения

Надлежит нам: хранить убеждение в высо­ком значении пастырства и веровать в то; быть в сердечном, мирном, любовном общении с ним и подчинять себя ему; прибегать через него к Богу, или действительно пользоваться пастырством; молиться, чтобы Бог хранил сии посредства благодати и всячески приспособ­лял их деятельность во спасение наше.

Сим не вводится многоглавие, но так уст­роено для того, чтобы единая Глава — Христос через множаишие посредства, епископов и священников множайших облагодатствовал.

бб) По делу пользования благодатными средствами Святой Церкви

Вступивший в Церковь через пастырство де­лается причастным всех ее восстановительных благодатных сил и соответственно тому при­емлет обязательство питать в себе известные чувства и расположения как член Церкви. Именно:

1) к Церкви-просветительнице. Церковь просвещает посредством проповеди Слова Божия. И Слово Божие, писаное и неписаное, и проповедание его постоянно пребывают в Церкви. Итак, надлежит нам содержать в мыс­ли и помнить, что есть у нас книга книг, со­держащая единую беспримесную истину, то есть Святая Библия — неоцененный дар Бо­жий; благоговейно почитать ее, любить и бла­годарить за нее Господа; поучаться в ней день и ночь и образовать по ней жизнь свою; для сего, приступая к слушанию и чтению ее, при­ступать благоговейно, очистив ум от помыш­лений суетных; читая, внимать и уразумевать, прилагать к тому сердце, полагать намерение исполнить и, возблагодарив Бога, что напитал, помолиться о силах осуществить узнанное. И к Слову Божию неписаному, то есть всему пре­данному и установленному, надлежит обра­щать тоже преданное сердце; веровать сокры­тым здесь вещаниям Духа Божия; благочест-но покорствовать; узнавать и сообразовывать­ся с тем в чувствах и делах. Проповедь Слова Божия постоянно слышится в Церкви; надоб­но благодарить за ее бытие, пользоваться вся­ким случаем услышать, стараться понять и ус­воить слышанное, ибо здесь Сам Господь сеет семена. Кроме устной, есть письменная пропо­ведь в творениях святых отцов. Отверзтым сердцем и умом надо приникать к сим источ­никам и пить из них небесную премудрость. Но не должно брезговать собраниями поуче­ний и наставительными книгами, и не святым отцам принадлежащими.

Вообще же, к просвещению ума познанием истины, сообщаемому Святою Церковию, над­лежит питать следующие расположения: веро­вать и содержать сердцем, что одна Церковь есть столп и утверждение истины; что ее про­свещение есть единое истинное просвещение Божественное; всякое же другое, внешнее, не­сравненно ниже его и, коль скоро несогласно с ним или противно ему, есть ложь и заблужде­ние, или мудрость бесовская; потому здесь преимущественно искать просвещения не самочин­но, но через учительство, Богом установленное, и под его руководством, хотя не без собствен­ного труда; а после него и по духу его принимать и просвещение светское, но только нужное и под тем условием, если оно согласно с несом­ненною истиною, ибо все прейдет, останется одна истина. Признавая все сие сердцем, нельзя не жалеть и не сокрушаться, когда оскудевают проповедь истины и ее проповедники. Это казнь, глад Слова Божия (Ам. 8: 11, 12). Скор­беть должно также и о том, если распространя­ется нерадение и презрение к Слову Божию и верующим внушаются учения, противные ему, ибо это знак омрачения и расширения влады­чества тьмы и князя лжи (см. свт. Тихона, т. 4).

2) К Церкви-освятительнице, или податель­нице благодати и воспитательнице ее.

Нужные нам Божественные силы к живо­ту и благочестию источаются семью Боже­ственными таинствами, вверенными Святой Церкви. Итак...

Надлежит нам, содержа в мысли, что есть у нас неистощимые сосуды благодати, радовать­ся и благодарить Господа за великий и неиз­реченный дар сей; надлежит благоговеть пред ними как пред величайшею святынею и явлениями Бога и силы Его и чаще приобщаться тех, коих должно, веруя несомненно в спаси­тельную, сокрытую в них силу. В частности, в отношении к каждому таинству наш долг — приступать к ним как должно и хранить с опасением принятую через них благодать; хра­нить новую жизнь, полученную в крещении, помня обеты, кои даны, завет, в какой вступи­ли, блага, на кои получили право в сем таин­стве; блюсти, возгревать и употреблять во бла­го Церкви принятый в миропомазании дар бла­годати; спешить врачевать всякий грех свой в таинстве покаяния, исповедуясь искренно, тер­пеливо неся эпитимию по правилам; часто, и по крайней мере четыре раза в год (см. Прав. Исп.), приобщаться Святых Тайн с должным приготовлением и очищением совести и хра­нить покой Господа, принятого в сем таинстве; к таинству брака приготовляться постом и мо­литвою и по приятии его хранить союз дружес­кий разумно и духовно как дар благодати; ког­да подвергаешься болезни, не забывать совер­шать над собою таинство елеосвящения с верою и упованием, не ограничиваясь одними лекар­ствами, ибо вера не посрамляет.

Вообще, в разных нуждах духовных знать надо и содержать в мысли, что сила приходит только от Бога, через таинства. Ни свое бла­горазумие, ни советы других — ничто не по­может, когда не получена сила Божия. Туда, следовательно, надо обращать все внимание, и сердце, и надежду, зная, что все другие сред­ства имеют только условное значение, а эти — решительное. Потом, принявши силу, никто пусть не думает самовольно действовать ею. Надо подчиниться руководителю, от Бога оп­ределенному священнику, а иногда и воспри­емнику, и по его руководству возделывать дар, возгревать и употреблять. Чем выше дар, тем опаснее должно обходиться с ним; а это луч­ше всего с совета того, при посредстве коего он получен. Руководитель в употреблении сил или развитии нашей воли существенно необ­ходим. Все средства педагогики ниже, мало­сильнее и ненадежнее сего. Вот почему так скоро являются крепкими мужами те, кои благодушно проходят послушание! Кто хочет довольствоваться одними своими думами, тот стоит в опасности злоупотребить даром или даже совсем потерять его.

Кроме сего, никак не должно опускать предлагаемых Церковию средств к развитию и укреплению благодатных сил. Первое мес­то после таинств занимает пост с говением. Их значение то, чтобы через воздержание давать возможность Духу благодати сильнее воздей­ствовать на нас, чтобы дать нам время искрен­нее приобщаться таинств, чтобы возочищать и обновлять ревность в духе. Это самое бла­годетельное учреждение!

Далее следуют празднества, упразднения от всего Господа ради и, следовательно, в пользу духа благодати. Но и, вообще, все чи-нопоследования церковные назначены к освя­щению и возгреванию духа благодати и утвер­ждению благочестия. Следовательно, все их должно содержать, усвоять, причастным быть им, чтобы освятиться, хранить освящение и воспитать соответственный дух жизни. Вот где Божественный воспитательный дом!

3) к Церкви-защитнице и ходатаице. Ото­всюду нас окружают опасности. Грешим не­престанно и гнев Божий привлекаем на себя и на других; а тут многообразные враги вок­руг, видимые и невидимые, внутренние и вне­шние. Церковь стоит, как добрый страж на страже или как воин храбрый во всеоружии со щитом сильных, и охраняет чад своих. Одна она совмещает самых сильных и действенных ходатаев и помощников. На небе Сам Господь ходатайствует о нас, сидя одесную Бога Отца, собор ангелов и святых молится за нас, осо­бенно же осеняют каждого из нас покров Пре­святой Владычицы Богородицы, Ангел Хра­нитель и соименный святой. И на земле есть у нее особые пункты притечения скорой небес­ной помощи — при святых мощах угодников Божиих и чудотворных иконах. Но все сие суть только способы ее охранительные. Самое же охранение, или собственный ее охрани­тельный щит, состоит в непрестанной ее мо­литве о нас. Почему она и называется домом молитвы и во всем своем устроении по пре­имуществу носит характер молитвенный.

Церковь имеет одно общее для всех молит­венное устроение и частные молитвования, приспособленные к особенным нашим нуж­дам. Чтобы в том и другом случае сила молит­венного ходатайства Церкви перешла на нас, надобно нам участвовать в них или поставлять себя в определенные к ним отношения, обяза­тельные для нас как для членов Церкви.

Общее для всех молитвенноходатайствен-ное устроение Церкви таково.

Обыкновенно Церковь созывает чад своих на молитву в храм Божий в известные време­на и здесь, священнодействуя, низводит на них охранительную силу. Отсюда лежит долг на верующих совокупляться на молитву, или со­бираться для общественного богослужения. Общая молитва имеет великую силу по обе­тованию Господа, быть там особенно, где два или три собраны во имя Его и исполнять вся­кое прошение, о котором совещаются двое на земле (Мф. 18: 19, 20). Молитва одного силь­на на столько, на сколько силен он один, и то если он не отчуждается от общей молитвы; а если нарочито отчуждается от нее, то его оди­нокая молитва совсем ничтожна. В молитве же общей молитва каждого столько сильна, сколько сильны вместе все молящиеся. Исто­рия представляет поразительные опыты силы общей молитвы во все времена. Целая Цер­ковь всегда испрашивала помощь у Господа, прогоняла язвы, поражала врагов, низводила дождь или заключала небо, когда предстояла Богу с епископом, всем клиром и народом. Посему апостол и обязывает не оставлять со­брания, не чуждаться его (Евр. 10:25) из опа­сения лишиться помощи, которую подает вза­имное подкрепление. Но этим не исключает­ся обязанность и сила частной молитвы.

Вне храма, в доме, семейство есть союз мо­лящихся. И каждого Церковь хочет соделать молитвенником и сильным в молитве. Затем положила правила для частной, уединенной молитвы.

Лежит долг собираться в храмы. Храм есть место освященное, в коем Бог являет особен­ное Свое присутствие, место, по глубокой мыс­ли расположенное и вообще, и в частях. Так должно веровать и радоваться о сих жилищах Божиих; понять внутренний смысл их; пребы­вать в них, как пред Богом, с благоговейным страхом и извне оказывать им должное почте­ние; хранить их и всячески содействовать их благолепию и украшению; вещи священные и вся утварь да будут неприкосновенны, благочестно чтимы и употребляемы нами: свечи, одежды, сосуды, иконы, особенно Крест и Еван­гелие. Большей же пред всеми чести да сподоб­ляются святые мощи, если они есть, и чудот­ворные иконы ради силы Божией, обитающей в них, всем явленной и постоянно являемой.

Но и дом на время молитвы становится храмом молитвенным. Здесь иконы, а инде лампада, свечи, Крест, Евангелие. Кроме того, есть часовни с иконами и крестами среди жи­лищ, и в поле нередко становятся кресты. Видно стремление всякое место сделать мо­литвенным, чтобы научить нас всюду молить­ся — дома, в поле, на пути.

Лежит долг собираться в определенное вре­мя, то есть в известные дни и часы дня. Для об­щей молитвы назначаются дни воскресные и праздничные. Надо знать их и чествовать как общие церковные праздники по их степени, так частные — своего храма и частнейшие — свое­го Ангела, Праздник не праздность, а праздно­вание, то есть отрадное ликование духа ради сознания великих милостей Божиих. Потому, оставив вещественные труды и всякую заботу, в чувстве льготы от них и свободы, как бы в предвкушение свободы будущего века, прово­дить должно время сие в богохвалении, богомыслии и благотворении, вообще — исключи­тельно во спасение, и это с начала праздника по конец, с вечера до вечера. Нельзя лучше вос­питать чаяние будущего века. В Церкви Божией и дни недели имеют свой смысл. Помнить должно и уважать значение каждого из них и соответственно тому устроять свои мысли и вести себя, особенно в среду и пяток, по соеди­ненным с ними воспоминаниям. То же надо сказать и о часах дня. Не должно пренебрегать их значением, а надо знать и держать себя по смыслу их. Как много может сие способство­вать образованию духа молитвенного и скоро научить благоговейному хождению пред Господом! Ибо здесь надобно припомнить то суд, то страдания Господа, то благодать Духа Свя­того, то блага творения. Часы дня по воспоми­наниям суть хождение в многоцветном и бла­гоуханном саду духовном. Тут — можешь? положи поклон; нет? помысли... Особенно сего не должно забывать, когда та или другая мо­литва или действие совершается в церкви, как возвещает о сем звон колокола. Посему видно, что по заботе о нас Церкви все время жизни распределено на молитву. У святого Иоанна Златоустого есть молитвенные воззвания на каждый час дня и ночи. Так прикрыты и осе­нены мы молитвами по заповеди Церкви!

Есть долг собираться на определенные, ус­тановленные священнодействия, каковы: ве­черня, повечерие, полунощница, утреня, часы, обедня. Каждое из них имеет свой смысл, коим проникнуто, и каждое есть единое целое, цельное молитвование. Потому, участвуя, должно знать, какое священнодействие совер­шается; участвовать в нем духовно, потому что оно для нас; для того глубоко внимать и входить в дух его и преисполняться им; при­сутствовать на нем с начала до конца, упре­дить благословение священника и переждать отпуст. Из Церкви молитвословие переходит с христианином в дом его, и здесь, кроме со­вершения молитв вечерних и утренних, пред столом и после стола, при всяком деле и слу­чае должно с молитвою и крестным знамени­ем возноситься к Богу. Так, по наставлению Церкви каждое действие христианина долж­но быть ограждено молитвованием, или он непрестанно должен пребывать под молит­венным осенением.

Вот общее очертание молитвенного устро­ения Церкви и вот вытекающие отсюда обя­занности! Но мы имеем еще особые разного рода нужды. Церковь готова удовлетворять все их, чтобы защитить и упокоить нас, и име­ет чем. Наш долг во всяком случае прибегать к ее ходатайству. Есть молитвенные чинопос-ледования, которые, быв совершены по уста­ву освященными лицами в Церкви или вне ее, являют полную над ними благотворную силу по вере, с какою приемлются.

Главнейшее ходатайствование Церкви со­стоит в принесении бескровной жертвы за грехи всего христианского мира. Жертва сия непрерывно жрется в Церкви. Как Господь на небе одесную Бога ходатайствует о нас, так она — здесь. Крест как бы не сходит с лица земли со времени первого его водружения.

Грешим мы и прогневляем непрерывно Бога. Меч над главами... Стоит в Церкви бес­прерывная жертва тела и крови Христовой, всех очищать сильная. Итак, спешите участво­вать в приношении сей бескровной жертвы да очиститеся... то есть бывайте на литургии сколько можно чаще, подавайте на проскоми­дию, если можете, и потом, во время соверше­ния ее, духом сокрушенным и слезным моле­нием привейтесь к возносимой жертве. Когда не бываете в Церкви, то в тот час, как услы­шите звон к достойному, молитесь о принятии жертвы и ради себя... Это сильнейшая защита Церкви, которой ничто заменить не может... Сия же жертва есть и жертва благодарения — Евхаристия. Как есть обязанность благода­рить, так должно счесть обязанностью и учас­тие в принесении сей жертвы.

Но кроме сего главнейшего ходатайства в жертве бескровной, во всех других потребно­стях и нуждах должно прибегать к Церкви. У нее на всякую нужду нашу есть молитвенное ходатайство.

Есть у нас потребности и нужды душевные и телесные, есть беды и скорби частные и об­щие; во всем этом прибегать должно к защите Церкви (см. о сем в Требнике).

Есть потребности и нужды душевные: на­добно учиться? благословись; учение не при­нимается? прими молитву; тягота, скорбь и тоска томят сердце? прибегни к положенному пению; враждуешь на кого, но себя одолеть не одолеешь — проси помолиться; мерзит что либо? освяти то и успокой душу.

Есть потребности и нужды телесные: нужен сон, но сон бежит? прибегни к Церкви; спишь хорошо, но сатана издевается над сонным? прогони его силою церковной молитвы; нужен дом? и основание его, и его самого освяти; нужен колодезь? освяти; нужен сад и овощи? . освяти; нужна соль? освяти; нужен огонь? ос­вяти; хлеб нужен? и семя, и всход, и гумно освяти; плоды ли новые или новую пищу вку­шать начинаешь, освяти. И вообще, все, что только касается человека, что входит внутрь, должно быть освящено. Сына нет, некому быть наследником, некому поддержать старо­сти? прими его от Церкви через всыновление; в путь отправляешься? поди, Церковь помо­лится о благопоспешении пути твоего.

Есть беды частные: немощь какая в теле? врачуйся у Церкви; насилуется кто от бесов? употреби заклинания церковные; дом стужается от них? изгони их ее же молитвами; нива, или сад, или огород вредится от гадов? при­бегни к тому же оружию.

Есть беды общие: бездождие и безветрие, мор, злорастворение воздуха, трус, глад, буря, громы и молнии, нашествие врагов или дру­гая какая беда — от всего сего ищи защиты че­рез молитвы церковные.

Нужно ли, наконец, иметь дома средства церковные свои на случай крайности — и в сем нет отказа... Приобрети и, освятив, внеси в дом как бы дар Церкви — Крест Господень, освя­щенную икону, святую воду, особенно крещен­скую, разные предметы от святых мощей и чу­дотворных икон и проч.

Так со всех сторон обложен человек ограж­дением и защитою Церкви. Лишь только вы­ходит он на свет, сретается молитвою Церкви и, когда отходит, ее же молитвою сопровожда­ется за пределы гроба.

Кто всех этих молитвенных, ходатайствен-ных и защитительных действий Церкви не чуждается, не считает лишними и ненужны­ми, зная по опыту силу их, тот добро творит.

Для христиан все они обязательны потому уже, что находятся в Церкви. Христианин дол­жен облечься церковностию, чтобы быть чле­ном Церкви. Что за воин без воинского одеяния и без науки воинской? Церковь есть дом Господень. Нельзя же думать, чтобы в нее вошло что и утвердилось противное Богу, Им не благословенное, Ему неугодное? Всякому, кто отрицается от исполнения показанных за­поведей и внушений Церкви, не должно ли сказать: друже, како вшел ecu семо? Притом сила всего того, чем ходатайствует Церковь, дознана многими опытами. По сим опытам и самые учреждения, и чинопоследования со­ставились. Чуждающийся их походит на того, кому предлагают простые испытанные сред­ства против какой-нибудь заразы, а он по суе­мудрию презирает то и погибает. Чуждаться церковности очень худо. Велик на нас навет врага. Но преимущественно он действует на нас через вещество и через плоть нашу: есть некоторое сродство у него с грубою материей, по замечанию святого Иоанна Дамаскина. Мо­жет быть, скрываясь в нее, ончувствуетнеко­торую отраду, почему так и льнет к ней. От­того, например, бесы вопиют ко Господу: не посылай нас в бездну, а в свиней. Если так, то и в воде, и в воздухе, и во всем он может приражаться к нам и злодействовать нам. Господь и повелел учредить в Церкви Своей то, чем можно бы было очищать и освящать все, что-бы отвсюду гнать нечистого и не попустить ему прикасаться к верующим. Вот кто лиша­ет себя сих средств, тот и стал, как сад разго­роженный, по которому рыщут звери и все в нем губят. Господь говорит о семени добра в душе, что входит диавол и крадет его. Так об­городить себя должно всякому. Ничего так не боится окаянный, как чего-нибудь церковно­го. Ведь мы воинствуем, а не почиваем. Несть наша брань к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным. Сего ради приимите вся оружия Божия, да возможете противитися в день лют, и вся содеявше стати. Станите убо препоясани чресла ваша исти­ною, и оболкшеся в броня правды, и обувше нозе в уготование благовествования мира: над все­ми же восприимше щит веры, в немже возмо­жете вся стрелы лукаваго разжженные угаси-ти: и шлем спасения восприимите, и меч духов­ный (Еф. 6: 12-17).

В заключение кратким словом еще очерчи­вается здесь все доселе сказанное. Вступивше­му в Церковь вот что заповедуется: просвеща­ясь, освящаясь, ограждаясь ею под руковод­ством мужей, освященных в ней на то Богом, пребывай в молитвенном настроении духа, или в непрестанной молитве, и через нее воз­буждай и насаждай в душе обязательные для тебя чувства и расположения и те, коими че­рез Господа Иисуса Христа восходим в обще­ние к Богу, и те, кои вытекают из порядка Божественного миродержавствования; а да­лее, через те и другие, потщись, востещи до жизни в Боге сокровеннейшей, возвышающей­ся до безмолвного погружения в Бога. Да по­может всякому Господь так устроиться!


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 163; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ