ГЛАВА 3. Структура сновидений 8 страница



Эта мысль о поиске ориентира посредством ночного неба повторяется во втором сне профессора, случившемся в ту же самую ночь:

«Я стоял на улице у дома моих родителей в Дувре, что в Англии, и смотрел в ночное небо. Я мог видеть Луну. Это был полумесяц, и три очень ярких звезды сгруппировались под ним более-менее по контуру полумесяца. Эта конфигурация показалась мне очень необычной. Я захотел изучить её более пристально, поэтому посмотрел на небо через какой-то механизм с объективом (мне казалось, что у меня просто объектив в руке). Когда я посмотрел через объектив, я увидел уже полную луну, но три звезды всё ещё виднелись из-за неё, сквозь неё, через её фактическую субстанцию.

Затем, пока я продолжал смотреть, я уже мог видеть Луну разделённой: это как бы полумесяц, но вокруг него призрачные очертания полной луны; обе эти части были вещественны и полностью сбалансированы. Во сне я думал о том, что эта разделённая Луна несколько похожа на знак инь-ян».

Луна в исторической традиции всегда рассматривалась как феминное – как преобладающая скоротечность, изменчивость мира. Одновременно бытовало также представление о маскулинном как о предвечном, как о мире Платоновских идей, так сказать, где ничего не меняется или меняется только через очень длительные исторические промежутки. Но Луна всегда олицетворяла постоянно меняющийся женский принцип. Она управляет менструациями у женщин, циклами рождения и смерти на земле, приливами, отливами и так далее.

Появление Луны на небе в рассматриваемом сне можно расценить как отражение коллективной ситуации, а именно: проявление женского архетипа. Типичной особенностью нашего времени является усиление женского элемента. Пример этого можно видеть в эмансипации женщин, а также в изменениях, что происходят в психологии мужчин. Данный сон указывает на тот факт, что Луна сейчас является доминирующей.

А три звезды, что сияют сквозь Луну?

Я думаю, что три звезды представляют собой христианскую троицу – три мужские божественные силы, из числа которых четвёртый элемент – Луна, женское начало – была исключена. Христианская традиция позиционирует себя как сугубо патриархальную и духовно ориентированную и не включает женское начало, землю, телесность, которая теперь, однако, выходит на первый план.

Затем сновидец всматривается и видит, что три звезды теперь за Луной, как если бы Луна покрыла их, застелила. Но они, однако, всё ещё светят. Луна в данный момент находится в авангарде, так сказать, то есть женская сторона сейчас на переднем плане. Она не затмила Христианскую Троицу, но та теперь ушла в фон, оставшись позади лунного, женского принципа. Луна, когда у нас новолуние или затмение, находится очень близко к Солнцу, что означает, что женский принцип не стремится доминировать, как это делал мужской, но стремится к тому, чтобы быть связанным с мужским, соединиться с ним.

Сновидец ассоциирует контур полной луны и сияющий молодой месяц на её фоне с инь-ян – известным символом игры противоположностей в даосской философии. В нашем случае тёмная сторона оказывается доминирующей, впрочем, она уже почти свергнута светлой стороной. Это может быть критическим моментом, так сказать, когда тёмная сторона, доминировавшая в наше время, должна уступить дорогу новому свету.

Вот продолжение сна профессора:

«В этот момент я вошёл в дом, и как только я оказался внутри, я почувствовал, что теперь я маленький ребёнок. Я остался один в доме и был обеспокоен тем, надёжно ли заперта дверь.

Я заметил, что на заденем дворе происходит некоторая активность: мой отец выгружает какой-то материал из грузовика. Он, казалось, носит какой-то песок».

Для этого типа интеллигентов задачи повседневной жизни, такие как приготовление пищи, шитьё, уборка, семейный бюджет и т.д. - являются тяжёлым бременем, и песок, как правило, несёт в себе ассоциации с бессмысленностью, безрезультатностью и приземлённостью. Так, по словам сновидца, до сих пор земное казалось ему бессмысленным и бесплодным, суетой, так сказать, которую он тащит за собой, но которой хотел бы избежать. Это, вероятно, было проблемой его отца, а теперь стало и его проблемой. И сон как бы говорит: «Эта отцовская проблема перешла к тебе. Это и твоя проблема тоже».

Его отец выгружал песок из грузовика. Горы и горы песка, всё больше и больше. То есть масса земных вещей, с которыми профессору придётся иметь дело, будет накапливаться. Теперь обретает важность лунный, женский, постоянно меняющийся телесный мир. Теперь мужчина должен в большей мере окунуться в физическую жизнь.

Продолжение сна профессора:

«Сцена снова изменилась, и я обнаружил себя на каком-то космическом корабле, или в ракете, парящей очень, очень высоко. Я был растянут во всю длину ракеты и каким-то образом был прикован: мои большие пальцы удерживались двумя кольцами. Я был один на этом корабле, но ощущал, что здесь также и мой отец. Я знал, что он был тут, хотя не было никаких явных признаков его присутствия, никакой связи между нами.

Периодически, пока мы были на этой ракете, другие аналогичные космические корабли подходили близко, ужасающе близко к нам, но они бы никогда не ударились о нашу ракету. Кажется, не было никакой опасности столкновения. Однако я очень испугался почему-то. Я не мог определить, в чём проблема. Было некоторое физическое ощущение, тревожившее меня. Я подумал, что это, возможно, голод или жажда, но нет, и в конце концов я решил, что это из-за чрезвычайной разреженности воздуха. Было трудно дышать. Я знал, что я должен покинуть космический корабль и вернуться на землю».

Ситуация во сне указывает на тот факт, что сновидец, несомненно, имеет выдающийся, дальновидный ум. Наш профессор не из тех, кто беспокоится о мелочах, - он идёт прямо к сути проблем в своей области современной словесности. Но он страшно себя ограничивает, заключая в стенах этого космического корабля; его большие пальцы, в частности, связаны. Он едва может двигаться и чувствует себя ужасно неудобно.

Большой палец, если вспомнить сказки, это карлик среди пальцев, и его, в основном, связывают с творчеством, креативностью и фантазией. До сих пор профессор, очевидно, ограничивал свою собственную креативность. Возможно, ему самому следовало стать писателем, вместо того, чтобы изучать написанное другими людьми, или же каким-либо другим способом стать более творческим.

Большой палец – это также трикстер. Это дух, который наслаждается своей свободой и выделывает трюки над господствующим буржуазным миром. Эта сторона – сторона трикстера, то есть озорная, творческая сторона личности профессора – была полностью вытеснена, вероятно, в силу его профессионального положения, но теперь она должна быть освобождена.

Так профессор вдруг осознаёт, что он заключён в своей интеллектуальной сфере, что воздухом в высоких университетских кругах трудно дышать, что проявление его собственной креативности тоже затруднено. Важнейший посыл сна кроется в последнем предложении. Последнее предложение – это всегда решение, если решение вообще существует. Профессор понимает, что должен спуститься с небес. Он должен покинуть космический корабль и вернуться на землю.

Как сновидение обращается к индивидуальной психике нашего сновидца через гораздо более крупные коллективные проблемы женского принципа в современном обществе?

Сон, в первую очередь, отвечает на вопросы, которые профессор, вероятно, имеет в своём сознании, глубокие вопросы, такие как: какова ситуация нашего времени? в какой век мы живём? Естественно, как серьёзно интересующийся литературой он обеспокоен этими вопросами, поскольку вся современная литература продолжает их задавать. И, как поэты часто являлись пророками, он также имеет тайное желание разглядеть в нынешней литературе знамения времени. Сновидение касается этих тем, отвечает на эти вопросы и только к концу возвращается к реальной жизненной ситуации профессора. Оно делает экскурс в ситуацию нашего времени, чтобы сказать, что женское – то есть земной, телесный, постоянно меняющийся материальный мир – в настоящее время требует особого внимания. И тогда сон фокусируется на личном профессора: «Для тебя это означает, что ты должен покинуть свой космический корабль и вернуться на землю».

В этом сон схож со сном царя Гильгамеша, который мы рассматривали ранее. Вы хотите сказать, что наш современник, увидевший этот сон, сталкивается с аналогичной жизненной ситуацией, что и Гильгамеш?

Как и Гильгамеш, наш профессор видит этот сон в ситуации, когда задачи первой половины его жизни уже выполнены. И теперь профессор смотрит в небо в поисках ориентиров. Первое, что он видит, это сближение Юпитера и Сатурна. Оно говорит ему о том, что он входит в возраст столкновения крайних противоположностей, что Сатурн, то есть земное, смертное в человеке, и Юпитер, то есть духовное в человеке, находятся в оппозиции, как, например, они противопоставлены друг другу в христианстве.

Затем, во втором сне, он видит Луну, женское начало, и после этого вдруг понимает, что находится на космическом корабле и должен спуститься. Мы можем сказать, что в конце сна происходит осознание необходимости спуститься с небес на землю. Это именно то, что Гильгамеш должен был осознать после того, как упала звезда, а именно: он должен был подружиться с диким, природным человеком Энкиду, который сначала, согласно эпосу, был создан богами как соперник Гильгамеша. У них был бой, прежде чем они стали друзьями и отправились в своё совместное героическое путешествие. Поэтому можно ожидать, что наш сновидец теперь встретит земного человека, напоминающего фигуру его отца из сновидения, где тот перетаскивал песок. Этот песок символизирует груз бытовых задач и бремя земного существования, которые нашему сновидцу надлежит интегрировать в свою собственную жизнь, прежде чем он сможет исполнить свою судьбу.

Его судьба невыполнима без интеграции лунного, то есть женского принципа. Его судьба отличается от судьбы Гильгамеша. В те времена герою приходилось преодолевать матриархальной мир бессознательного. Сегодня, где-то четыре тысячи лет спустя, ситуация обратная. Женский принцип должен быть интегрирован, а не преодолён. Но, в обоих случаях, звезда и появление звезды означают попытку прочитать, понять собственную уникальную судьбу, своё предназначение.

Мы всего лишь частицы пыли, затерянные где-то в неохватном пространстве Вселенной. Если мы посмотрим с научной, рациональной точки зрения на нашу жизнь, всё покажется мимолётным и совершенно бессмысленным. Но когда мы бросаем взгляд из душевных глубин на звёзды, мы понимаем, что внутри этой космической беспредельности каждый из нас обладает уникальной задачей, которую мы, как правило, считаем и называем смыслом нашей жизни.

  ГЛАВА 11. Духовная невеста

Анима является инициатором, зачинщицей изменений; её обаяние соблазняет и заряжает мужчину. Она поощряет все его душевные и духовные авантюры, его активность и творчество как во внутреннем мире, так и во внешнем.

– Эрих Нойманн, «Великая Мать»

 

Анима в её развитой форме выступает в качестве посредника между Самостью и мужским эго. Она связывает мужчину с источником его бытия.

*

В следующем сне мы видим, как женская сторона мужской психики выступает связующим звеном между сновидцем и источником жизни:

«В начале сна репетировалась пьеса в церкви; это было в наши дни. Две актрисы прибивали фигуру Христа к кресту. Крест лежал на трансепте, и я мог слышать ужасающий звук вбивания гвоздей. Но при этом, однако, они только завязывали человека на кресте, не прибивая. Когда дело было закончено, они подняли крест, и распятая фигура оказалась очень высоко. Это было чрезвычайно опасно для этого человека.

Затем сцена изменилась: теперь уже играли спектакль в церкви. Актёр, которому предстояло играть Христа, торжественно прошествовал, и к моему удивлению, это была женщина. Но не только это удивило: она была моей женой, что не соответствует реальности. Женщина была одета в простой серый плащ со стоячим воротником и брошью, и она была беременна. Вся сцена распятия повторилась, как в репетиции, и женщину подняли высоко вверх. Это было очень трогательно и совершенно изумительно.

Затем сцена снова изменилась: после спектакля мы пошли домой. Я смотрю на свою жену, которая шла по левую сторону от меня. Она была русая, с коротко стриженными тонкими волосами; у неё была мальчишеская фигура, несмотря на беременность. Она напомнила мне, как я понял потом, актрису Джин Сиберг в фильме о Жанне Д’Арк. И когда я смотрел на неё, я наполнялся гордостью и любовь к ней. Но… ах… я не сказал ей этого. Я держал всё в себе. И сон закончился».

Сначала мы должны обратить внимание на то, что главная фигура этого сна – беременная жена сновидца, не являющаяся его фактической женой. Это фигура, которая ассоциируется у него с Жанной Д'Арк. Если человеку снятся муж или жена, которые не похожи на его реального партнёра, то речь идёт о внутренней жене или внутреннем муже. То есть, это анима или анимус, с которой или с которым человек состоит, так сказать, во внутреннем браке.

В начале сна происходит какая-то тайна игра – инсценировка распятия Христа. Это немного опасно, потому что крест высокий, но всё равно «ритуал» исполняется. Это отражает религиозную ситуацию нашего времени: христианство стало, в какой-то мере, исторической реминисценцией. Это как если бы мы репетировали сцены нашего исторического прошлого, низведя их до всего лишь внешней имитации.

 

Проблема в том, что в современной церкви нас учат подражать Христу неверным образом, а именно: учат подражать его внешним действиям. Я бы назвала это передразниванием Христа, обезьянничаньем, воздействие которого не проникает под нашу кожу – душой мы не обращаемся в христианство. Если вы посмотрите на историю западного мира, историю его войн и кровопролитных сражений, вы увидите, что христианизация не дошла до нас. Мы христиане на словах и в каких-то внешних атрибутах, но когда дело доходит до психологических фактов, мы ведём себя абсолютно как язычники и варвары. Мы богобоязненно совершаем исторические реминисценции, мы читаем евангелия, мы наблюдаем инсценировки в церкви, но всё это не трогает многих из нас.

Этот сон говорит сновидцу, что сейчас происходит что-то необычное. Он наблюдает мистерию, в которой его беременная жена собирается быть распятой вместо Христа, и он трепещет, видя, как свершается это торжественное действо. Это переломный момент, когда христианское учение, или тайна, представленная образом Христа, достигла души этого мужчины.

Это внутренняя жена, что была распята в душе сновидца. Это его анима. Анима мужчины – это его ощущение индивидуальности, его чувствительность, его осознание внутренних истин. Если мужчина имеет позитивное отношение к своей аниме, он готов к восприятию духовных процессов в глубине психики. И распятие, которое символически означает быть растянутым между противоположностями и страдать от столкновения различных оппозиционных сил, инициировано его анимой. Две противоположности сведены вместе, чтобы произошло столкновение. Когда Христос был на кресте, он сказал: «Мой Господь, мой Боже, почему ты оставил меня?» Он был абсолютно разорван между противоположностями, размыт между ними.

Это центральное учение христианского таинства теперь было реализовано в душе сновидца. Это означает, что он будет страдать, он должен будет пройти через это, и затем почувствует, что христианское учение – это психологическая реальность. Это не какой-то там жест, который мы должны передразнить или имитировать в своём поведении, чему нас учат пасторы и священники. Нет. Это то, что касается наших сокровенных глубин, нашего психического существа.

Этому учили некоторые христианские мистики, говоря о том, что каждый из нас должен стать своим собственным Христом, преобразить в Христа себя, внутренне, то есть психологически, и это то, что мы видим посредством данного сна, ведь этот процесс происходит в душе сновидца. После этого опыта он будет истинным христианином. Он будет знать, что значит быть распятым между противоположностями, что значит нести свой крест и нести свою собственную судьбу до конца.

Христос, таким образом, является примером человека, который пошёл своим собственным путём и нёс свой крест, выполняя свои задачи без колебаний и не поддаваясь коллективному влиянию. Вот почему мы поклоняемся ему как человеку, который стал Богом, и как Богу, который воплотился в человеке. Он несёт это. И сновидец теперь тоже берёт на себя свой крест. Христианское учение теперь достигло его души.

Он сравнивает эту распятую женщину с Жанной Д'Арк, которая также пережила подобные распятию мучения. Она не передразнивала Христа; она походила на него тем, что жила своей собственной судьбой, шла, как и он, напрямую через мучения и даже через физическую смерть.

В отличие от других фигур анимы, которые мы уже видели в сновидениях мужчин, женщина в следующем сне не инициирует никаких драматических событий. Скорее, её красота создаёт возвышенное настроение. Сновидец сказал, что это самый прекрасный сон, который он смог вспомнить.

«Мне приснилось, что я иду вдоль огромной реки. Течение её было быстрым, и свет вспыхивал у воды. На вершине холма находился замок, окружённый рвом с водой. Я перешёл через подъёмный мост и оказался в центральном дворе замка. Там на валу у источника сидела женщина. В руках у неё был ковш, который она опустила в источник, а потом протянула мне. Я взял его и выпил воды. Затем женщина снова опустила ковш и подала мне его во второй раз. Я выпил, и она уже в третий раз повторила процедуру. Снова я выпил, а затем сел внизу на краю источника, глядя на неё. На ней было платье небесно-голубого цвета. Это была исключительно красивая женщина. Даже простое пребывание рядом с ней пробудило во мне невероятное чувство умиротворения».

Мы уже видели, что мир сновидений, то есть наше бессознательное, поворачивается к нам своей позитивной стороной, только если мы не уходим от реальности, не отказываемся от внешней жизни. Давайте сначала посмотрим на реку, рядом с которой прогуливается сновидец. С рекой мы часто сравниваем поток жизни, поток времени. Время-река, что оканчивается в океане вечности. Жизнь – это река, которая начинается с молодого ручейка и в конце концов втекает в море божественного. С рекой в притчах сравнивают постоянно движущиеся, меняющиеся события нашей жизни и нашу постоянно меняющуюся психику как субстанцию, что переносит нас по жизни.

Задумайтесь на минуту об одном странном явлении: наше эго-сознание каждую ночь на несколько часов стирается, исчезает, но возвращается в прежнем виде наутро. Почему бы нам не проснуться и стать кем-то другим? Но нет, наше сознание полностью непрерывно. Итак, существует нечто, что, по-видимому, проносит нашу идентичность через всю жизнь. Несмотря на то, что наше тело обновляет свои клетки каждые семь лет, и у нас, по сути, не остаётся тех старых клеток, из которых состояло наше тело семь лет назад, мы по-прежнему чувствуем себя самими собой. То есть некая важная психическая субстанция в нас несёт нашу идентичность на протяжении всей жизни. Некий загадочный поток жизни.

И вот, у реки, наш сновидец встречается с женщиной, сидящей у источника. Кто-то вспомнит беседу Христа с самарянкой – одну из немногих встреч, где происходит важное столкновение Христа с женственностью и контакт с ней.

Анима в её развитой форме символизирует в мужчине его способность к любви, совершенно отличающейся от влечения к власти. Это любовь, существующая ради самой любви, любовь в её возвышенной форме. Вот почему эта женщина появляется на фоне средневекового замка, окружённого рвом: она находится в так называемом французами «courts d’amour», дворе любви, где впервые в истории западной христианской цивилизации произошло постижение анимы. У каждого рыцаря была избранная женщина, которая не являлась его супругой, но представляла его возлюбленную фигуру анимы. Он посвящал ей стихи и совершал в её честь подвиги. Он поклонялся ей, как богине. Эти мужчины «переросли» свои варварские войны и стали образованными людьми. Это были мужчины, сумевшие возвысить своё отношение к женщинам, мужчины, сумевшие развить свою способность к любви, к позитивному проявлению чувств. Это было время легенд о Граале и истории о Тристане и Изольде, время трубадуров.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 137;