Художественный образ как форма отражения действительности искусством в свете эстетического идеала писателя.



Художественный образ располагает особыми характерными признаками (свойствами), присущими только ему одному. Это:

1) типичность,

2) органичность (живость),

3) ценностная ориентация,

4) недосказанность.

Типичность возникает на почве тесной связи художественного образа с жизнью и предполагает адекватность отражения бытия. Художественный образ становится типом в том случае, если обобщает характерные, а не случайные черты; если моделирует подлинный, а не надуманный оттиск реальной действительности.Так, например, происходит с художественным образом старца Зосимы из романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». Названный герой - ярчайший типический (собирательный) образ. Писатель кристаллизует этот образ после тщательного изучения монашества как образа жизни. При этом ориентируется не на один прототип. Фигуру, возраст и душу Зосимы автор заимствует у старца Амвросия (Гренкова), с которым лично встречался и беседовал в Оптиной. Облик Зосимы Достоевский берет с портрета старца Макария (Иванова), который был наставником самого Амвросия. Разум и дух «достаются» Зосиме от святителя Тихона Задонского.Благодаря типичности литературных образов художники делают не только глубокие обобщения, но и далеко идущие выводы; трезво оценивают историческую ситуацию; даже заглядывают в будущее.Органичность образа определяется естественностью его воплощения, простотой выражения и необходимостью включения в общую образную систему. Образ тогда становится органичным, когда он стоит на своем месте и используется по назначению; когда мерцает заданными ему смыслами; когда с его помощью начинает функционировать сложнейший организм литературного творения. Органика образа заключается в его живости, эмоциональности, прочувствованности, интимности; в том, что делает поэзию поэзией.Ценностную ориентацию навязывает художественному образу мировоззрение автора и аксиологическая функция произведения. Поскольку художник доказывает свою правоту, как правило, образами, ни один из них не остается не ангажированным. Практически каждый что-то утверждает или отрицает; и оказывается не данным, а заданным или ценностно ориентированным. Художественный образ может иметь разную философскую или религиозную «подкладку». И почти всегда она способствует построению ценностных структур произведения; служит передаче смысла. Благодаря ценностной ориентации художественный образ приобретает особую остроту, динамичность, дидактизм.Недосказанность - это сгущенный лиризм или лаконизм художественного образа. Недосказанность возникает в атмосфере психологического (или социального, духовного т. п.) напряжения и обнаруживается неожиданным самоустранением автора, заключением его уст. 3.Н. Гиппиус в «Тетради любви» подчеркивает: «Пусть вечно закрытой лежит тетрадь, // Пусть будет Любовь моя недосказана».42 Недосказанность придает художественному образу таинственность, наделяет его смысловой глубиной. Писатели рассчитывают уже не на художественное слово, но на читателя, который приглашается к диалогу, настраивается на сотворчество.Так, например, в уже упоминавшейся нами «тихой» «Осени» Л.В. Сидорова ничего не говорится ни о необыкновенной чистоте и прозрачности осеннего воздуха, ни о его легкости и невесомости. Подобное умолчание и есть проявление творческой недосказанности. Поэт предлагает исходный импульс для раздумий: «ночи темные» и «звезды алмазные», определенное настроение («радости прошлые») и программу переработки полученной информации: «ярче, чем прежде горят». За читателем сохраняется и свобода воли, и простор для творческой фантазии. Он самостоятельно определяет, почему звезды в это время горят ярче, чем прежде, и самостоятельно же сгущает смысловые оттенки вокруг данного ему художественного образа.

http://knowledge.allbest.ru/literature/2c0b65625b2ac68a5d43b89521206c37_0.html

8. Язык художественной литературы и его отличие от практической речи. Два основных типа организации речи.
Язык художественной литературы

Его иногда ошибочно называют литературным языком; некоторые ученые считают его одним из функциональных стилей литературного языка. Однако в действительности для художественной речи характерно то, что здесь могут использоваться все языковые средства, и не только единицы функциональных разновидностей литературного языка, но и элементы просторечия, социальных и профессиональных жаргонов, местных диалектов. Отбор и употребление этих средств писатель подчиняет эстетическим целям, которых он стремится достичь созданием своего произведения.

В художественном тексте разнообразные средства языкового выражения сплавляются в единую, стилистически и эстетически оправданную систему, к которой неприменимы нормативные оценки, прилагаемые к отдельным функциональным стилям литературного языка. То, как в художественном тексте сочетаются разнообразные языковые средства, какие стилистические приемы использует писатель, как он «переводит» понятия в образы и т. д., составляет предмет стилистики художественной речи. Наиболее ярко и последовательно принципы и методы этой научной дисциплины отражены в трудах академика В. В. Виноградова, а также в работах других советских ученых- М. М. Бахтина, В. М. Жирмунского, Б. А. Ларина, Г. О. Винокура и др.Литературно-языковая норма и стилистическая норма- это понятия, которые раскрываются в тесной связи друг с другом.Норма языка (языка вообще)- это общепринятое и закрепленное в данное время в данном языковом коллективе употребление языковых средств. С нормой же литературного языка обычно связывают критерий образцовости. Ее определяют как «образцовое применение (употребление) языковых средств», как «способ выражения, закрепленный в лучших образцах литературы и предпочитаемый образованной частью общества Литературно-языковая норма--сложное и неоднородное образование, отличающееся от диалектной нормы не только сознательной кодификацией, большей строгостью и обязательностью, но и функционально-стилевой дифференциацией. По существу, литературная норма представляет собой систему норм, варьирующихся применительно к тому или иному функциональному стилю. Стилистическая, или функционально-стилевая, норма представляет собой проявление литературно-языковой нормы в аспекте функционального стиля, т. е. ее функционально-стилевую (или стилистическую) разновидность. Иными словами, единая литературно-языковая норма распадается на общую норму и частные, функционально-стилевые нормы. Общая норма едина для литературного языка в целом, для всех его функционально-стилевых ответвлений. Она связывает стили, подстили и разновидности стилей в единую систему литературного языка.

язы́кхудо́жественнойлитерату́ры

(поэтический язык), наднациональный тип языка, многие характерные черты которого, однако, выявляются только в рамках творчества писателей определённой нации и только при сравнении с нормами и особенностями соответствующего национального языка. Язык любой нации проявляет себя двояко. Во-первых, он используется при общении людей в быту – и в этом случае оказывается разговорным, «живым» (т. е. относительно свободным от многих литературных норм). Во-вторых, его применяют во всех видах письменных текстов, и это применение накладывает на язык ряд ограничений, иначе говоря, нормирует его, чтобы носители языка, представляющие население различных регионов страны, разные социальные группы (в т. ч. возрастные и профессиональные), могли понимать друг друга. Такой язык оказывается литературным, он стремится стать тем идеальным языком, использовать который было бы удобно обществу в целом. Элементы литературного языка составляют основу национальной речи. Они применяются и в быту, но уже в соединении с элементами разговорного языка, использование которых противоречит общелитературным стилистическим нормам. Так, литературная лексика в пределах обыденной устной речи может сочетаться с диалектизмами, жаргонизмами, просторечиями. Следовательно, границы разговорного языка существенно шире границ литературного. В свою очередь границы языка поэтического оказываются ещё более широкими. Основу поэтического языка, так же как и разговорного, составляют элементы языка литературного. Но язык художественной литературы далеко не всегда обязывает писателей следовать нормам литературного стиля речи. Например, каждый автор волен составлять собственный поэтический словарь, включая в него не только литературную, но и разговорную, иноязычную и др. лексику. Этим язык художественной литературы отличается от языка литературного.
Вместе с тем он отличен и от языка разговорного. Прежде всего, в поэтическом языке авторы эксплуатируют разговорные элементы с оглядкой на литературные речевые нормы. Собственная речь каждого настоящего писателя литературна. Но, являясь создателем эпического произведения, автор может наделить разговорной речью своего персонажа не только для того, чтобы дополнить его художественный образ, но и для того, чтобы создать художественный образ языка, используемого той частью общества, типичным представителем которой является данный персонаж. Кроме того, поэтический язык предоставляет писателю более широкий арсенал речевых средств, применение которых не предписано правилами национального литературного языка. Так, автор-фантаст может создать языки несуществующих наций, неземных или волшебных существ, и т. д. Например, Дж. Р. Р. Толкин разработал в своих произведениях лексику и правила словообразования и грамматической связи языков населяющих его миры эльфов, гномов и орков. В пределах литературного языка на каждом этапе его развития существуют слова, которые современное общество опознает как неологизмы, но автор художественных произведений, описывающий мир будущего и «создающий» ещё не созданные человечеством предметы, изобретает неологизмы индивидуальные. Поэтому можно заключить, что в художественной литературе наряду с реальным используется и потенциальный лексический запас национального языка. Если нормированность, «правильность» литературного языка – его несомненное достоинство, то проявление подобных черт в языке поэтическом – явный недостаток. Язык художественной литературы ориентирован на всевозможные отклонения от известных норм, т. к. каждый писатель стремится выработать индивидуальный речевой стиль. Утрата авторским языком индивидуальных примет равна утрате художественности. Любое отступление писателя от правил литературного языка заставляет читателей внимательнее следить за его речью, принуждает их к медленному чтению. Так, ранние стихи В. В. Маяковского и Б. Л. Пастернака изобилуют яркими метафорами, некоторым читателям стиль каждого из поэтов может показаться тёмным, но именно нетривиальное словоупотребление определяет необычность созданных ими образов. Итак, язык художественной литературы допускает отклонения от общелитературных норм, и они могут проявляться на всех уровнях языка. Кроме того, язык художественной литературы как таковой является языком наднациональным: к поэтическому языку относятся и все ритмико-интонационные явления, в частности связанные с формой стиха (просодия в некоторых памятниках мировой поэзии подчиняется не национальным языковым нормам, а вненациональным стиховым формам).Современный русский литературный языкмногофункционален, т. е. он выполняет функции бытового языка грамотных людей, языка науки, публицистики, государственного управления, языка культуры, литературы, образования, средств массовой информации и т. д. Однако в определенных ситуациях функции литературного языка могут быть ограничены (например, он может функционировать в основном в письменной речи, а в устной используются территориальные диалекты). Литературный язык используется в различных сферах общественной и индивидуальной деятельности человека. Литературный язык отличается от языка художественной литературы, но при этом как бы образуется от него. Главный признак языка художественной литературы состоит в том, что он выполняет большую эстетическую функцию, которая способна воздействовать на читателя при помощи специально организованного по языку образного содержания. Сюда также включается и функция общения, которая реализуется в активно создаваемых на страницах произведений диалогах и полилогах. Высшая норма языка художественной литературы – это ее эстетическая мотивированность, т. е. при использовании языка в эстетической функции форма сообщения выступает не только как знак того или иного смысла, но и сама по себе оказывается значимой, представляет систему языковых средств для выражения образного содержания, а в конечном счете и идейно-художественного замысла, а именно становится эстетически мотивированной. Язык художественной литературы содержит не только литературно нормированную речь, но и индивидуальный стиль автора и речь персонажей, которые создаются автором. Стилизованные художественные тексты и речь персонажей предполагают отступление от нормы, создание индивидуального слога и выразительного текста. Для художественной речи характерно использование всех языковых средств. К языковым средствам относятся не только слова, выражения литературного языка, но и элементы просторечия, жаргонов, территориальных диалектов. Язык художественной литературы тесно связан с системой образов художественных произведений, в нем широко используются эпитеты, метафоры, олицетворения, оживления неживых предметов и т. д. Многие средства литературного языка приобретают особую функцию: антонимы, синонимы используются для более красочного описания героев, их характеров, привычек, повадок и т. Д. К языку художественной литературы неприменимо обычное понятие языковой нормы. В языке художественной литературы правильным является все, что служит для точного выражения мысли автора. В этом состоит главное отличие языка художественной литературы от литературного языка. Два основных типа организации речи художественной, внешне различающиеся в первую очередь строением ритма. Ритм поэтической речи создаётся отчётливым делением на соизмеримые отрезки, в принципе не совпадающие с синтаксическим членением (см. Стих). Прозаическая художественная речь расчленяется на абзацы, периоды, предложения и колоны, присущие и обычной практической речи, но имеющие определённую упорядоченность; ритм прозы, однако, — сложное и трудноуловимое явление, его изучение только начинается. Описание – это функциональный тип речи, сущность которого сводится к выражению факта сосуществования предметов, их признаков в одно и то же время. Описание служит для подробной передачи состояния действительности, изображения природы, местности, интерьера, внешности.

В содержании описательных текстов главное – предметы, свойства, качества, а не действия. Поэтому основную смысловую нагрузку несут имена существительные и прилагательные. Существительные относятся к конкретной лексике (речка, деревня, дом, ворота, флигель, окно и др.). Широко используются слова с пространственным значением – обстоятельства места (на речке, против деревни и т. п.). Глагольные сказуемые в смысловом отношении либо ослаблены, стерты (усадьба стоит на речке; окно выходит на речку), либо имеют качественно-изобразительное значение (жесткий малинник подпирает флигель). Часто используется глагольная форма настоящего времени, выражающая длительное состояние предмета или "вневременное" состояние (стоит, соединяют, подпирает). Глаголы несовершенного вида прошедшего времени указывают на состояние описываемых явлений в момент наблюдения за ними (белела, цвела). Даже глаголы совершенного вида в описательных контекстах передают свойство, характеристику предмета, а не активное действие (еле заметная тропка ответвилась от нее, попетляла меж сосен и умерла на полянке). Для описания характерна однотипность форм сказуемого, которая является показателем статичности изображаемого. Наиболее часты описания с единым планом настоящего времени или с единым планом прошедшего времени. Степень статичности в описаниях с планом прошедшего времени ниже, чем в описаниях с планом настоящего времени. Описание может включать последовательность номинативных и эллиптических конструкций, что создает своеобразный номинативный стиль, наиболее ярко представленный в ремарках драматургических произведений, киносценариях, записях дневникового характера. Повествование – функциональный тип речи, предназначенный для изображения последовательного ряда событий или перехода предмета из одного состояния в другое. Например:

"И доктору Старцеву, Дмитрию Ионычу, когда он был только что назначен земским врачом и поселился в Дялиже, в девяти верстах от С., тоже говорили, что ему, как интеллигентному человеку, необходимо познакомиться с Туркиными. Как-то зимой на улице его представили Ивану Петровичу; поговорили о погоде, о театре, о холере, последовало приглашение. Весной, в праздник - это было вознесение, - после приема больных, Старцев отправился в город, чтобы развлечься немножко и кстати купить себе кое-что. Он шел пешком, не спеша (своих лошадей у него еще не было), и все время напевал… В городе он пообедал, погулял в саду, потом как-то само собой пришло ему на память приглашение Ивана Петровича, и он решил сходить к Туркиным, посмотреть, что это за люди…" (А.П. Чехов. Ионыч);

На первом плане в содержании повествовательных фрагментов текста – порядок протекания действия.

Каждое предложение обычно выражает какой-либо этап, стадию в развитии действия, в движении сюжета. Большую роль играет временная соотнесенность сказуемых, которая может проявляться и как их временная однотипность, и как временная разнотипность. Основную смысловую нагрузку выполняют обычно глаголы совершенного вида, приставочные и бесприставочные (поселился, представили, поговорили, отправился, пообедал, погулял, решил и т. д.), которые обозначают действия предельные, сменяющиеся. Для повествования характерна конкретная лексика (доктор, больные, лошади, город, сад). Ход событий акцентируется посредством обстоятельств времени (только что, как-то зимой, весной, в праздник, после приема больных). По использованию синтаксических построений и типов связи предложений повествование противопоставлено описанию, что проявляется, в частности, в следующем: 1) в различии видо-временных форм глаголов – описание строится в основном на использовании форм несовершенного вида, повествование – совершенного; 2) в преобладании цепной связи предложений в повествовании – для описания более характерна параллельная связь; 3) в употреблении односоставных предложений – для повествования нетипичны номинативные предложения, безличные предложения, широко представленные в описательных контекстах. Повествование – тип речи, функционирующий, прежде всего, в художественных текстах и оформляющий рассказ о событиях, система которых составляет сюжет произведения. В художественно-изобразительной речи (художественных произведениях, текстах некоторых жанров публицистики - репортажа, очерка, информативно-экспрессивных заметок, текстах-рассказах в разговорном стиле) органично сочетаются элементы описательности и повествовательности. Описание включается в повествование для наглядно-образного представления героев, места действия.

Рассуждение – функциональный тип речи, соответствующий форме абстрактного мышления – умозаключению, выполняющий особое коммуникативное задание – придать речи аргументированный характер (прийти логическим путем к новому суждению или аргументировать высказанное ранее) и оформляемый с помощью лексико-грамматических средств причинно-следственной семантики.

Основной сферой употребления рассуждения является наука, в которой актуален логический, рациональный тип мышления. Рассуждение функционирует в текстах в виде нескольких коммуникативно-композиционных вариантов, типология которых представляет собой полевую структуру.

Центральной разновидностью является собственно рассуждение (рассуждение в узком смысле слова) – тип речи, наиболее последовательно выражающий причинно-следственные отношения между суждениями: от причины к следствию. Рассуждение занимает большую роль в коммуникативно-познавательном процессе. Именно данный тип речи оформляет выведение нового знания, демонстрирует ход авторской мысли, путь решения проблемы. Структурно собственно рассуждение представляет собой цепь предложений, связанных отношениями логического следования. Например:

"Под действием электромагнитной волны атом с равной вероятностью может перейти как в более высокое, так и в более низкое энергетическое состояние... В первом случае волна будет ослабляться, во втором - усиливаться. Если парамагнетик находится в тепловом равновесии, атомы распределяются по подуровням в соответствии с законом Больцмана... Следовательно, число атомов, находящихся в состоянии с меньшей энергией, превышает число атомов, находящихся в состоянии с большей энергией. Поэтому переходы, происходящие с увеличением энергии атомов, будут преобладать над переходами, происходящими с уменьшением энергии. В итоге интенсивность волны будет уменьшаться - парамагнетик поглощает электромагнитное излучение, в результате чего он нагревается. Из сказанного вытекает, что электронный парамагнитный резонанс представляет собой избирательное поглощение энергии радиочастотного поля в парамагнитных веществах, находящихся в постоянном магнитном поле" (И.В. Савельев.Курс общей физики). Особое место занимают подтипы рассуждения, которые служат для того, чтобы придать высказанным суждениям более аргументированный характер:

доказательство – коммуникативно-познавательная функция - установление истинности тезиса,

опровержение – разновидность доказательства, которая служит для установления ложности тезиса,

подтверждение – или эмпирическое доказательство, функция - установление достоверности высказанного положения посредством подкрепления его фактами, обоснование – установление целесообразности действия, мотивировка.В отличие от доказательства, которое соответствует вопросу "Действительно ли это так?", обоснование дает ответ на вопрос "Действительно ли это нужно, целесообразно?". Эти подтипы рассуждения объединяются между собой на основе структурного сходства: все они включают тезис, образующий ключевую часть построения, и аргументы - комментирующую часть, которая призвана снять сомнения (полностью или частично) относительного выдвинутого в качестве тезиса положения. Приведем пример доказательства: "Тепловое движение излучающих атомов приводит к так называемому доплеровскому расширению спектральных линий. Пусть в момент испускания фотона атом обладает импульсом… Поэтому импульс атома изменяется… Следовательно, изменяется и энергия поступательного движения атома… Заменим… Обозначим… Значение этой частоты получается из условия… В результате получим, что… Из формул … вытекает, что… Подставив сюда выражение.., придем к формуле… Следовательно, выражение … дает доплеровскую ширину у спектральной линии" (И.В. Савельев. Курс общей физики).Доказательство, как правило, завершается вариативным повтором тезиса – выводом, т. е. уже известным читателю суждением, новый момент которого заключается в том, что доказана его истинность. Между начальным и заключительным предложениями устанавливается дистантная лексико-семантическая связь, которая является сигналом начала и конца высказывания, выполняет особую композиционную роль, организуя текст. Доказательство характеризуется использованием типического набора средств. К стереотипным способам его оформления относится обозначение последовательности операций с помощью глаголов 1-го лица множественного числа: найдем, умножим, приравняем, определим и т. п. Результат этих операций вводится словами будет, будем иметь, получим, откуда получается, отсюда вытекает, тогда и др. Для выражения причинно-следственных связей используются союзы и союзные аналоги соответствующей семантики: так как, так что, потому, поэтому, следовательно, таким образом, итак. В доказательстве, осуществляемом с помощью дополнительных допущений, используется частица «пусть», слова «предположим», «допустим», условные конструкции. Еще одним подтипом рассуждения является объяснение. В отличие от названных подтипов рассуждения, объяснение служит, прежде всего, не целям подтверждения справедливости тезиса (или установления его ложности), а раскрытию причин реальных явлений.

http://xreferat.ru/31/497-1-funkcional-nye-tipy-rechi.html

http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_literature/5653/%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA

http://otherreferats.allbest.ru/languages/00057182_0.html

http://www.modernlib.ru/books/mihaylova_ekaterina/russkiy_yazik_i_kultura_rechi/read_1/


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 463; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ