Тема 6. Показания подозреваемого (обвиняемого)



Рассматриваемые аспекты:

1. Понятие и значение показаний подозреваемого (обвиняемого).

2. Дача показаний как доказательство по делу и средство защиты от подозрения.

3. Процессуальное положение подозреваемого (обвиняемого).

4. Предмет показаний подозреваемого (обвиняемого).

5. Юридическое значение признания обвиняемым своей вины.

 

Показания подозреваемого (обвиняемого) – сообщение лица, обладающего процессуальным статусом подозреваемого (обвиняемого), сделанное в ходе допроса (очной ставки), зафиксированное в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, а также об иных обстоятельствах, о которых подозреваемый (обвиняемый) посчитал нужным сообщить на допросе.

Сообщение, сделанное подозреваемым, обвиняемым, следует понимать не как процесс передачи информации, а как результат такой передачи, т.е. это собственно информация, сведения.

Законодатель дает дефиницию показаний подозреваемого и обвиняемого в ст. 76, 77 УПК РФ. Однако определение законодателя нельзя признать безупречным. Так, возможность получения показаний связана лишь с таким следственным действием, как допрос. Вместе с тем показания могут формироваться и в ходе такого следственного действия, как очная ставка, поскольку сущность последней заключается в получении устной информации путем одновременного допроса двух лиц.

Обвиняемый не обязан давать показания, не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Однако обвиняемому, так же как и другим участникам процесса, следует разъяснять положение ст. 51 Конституции РФ, предоставляющее право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников.

Существует мнение, что показания обвиняемого – это устные или письменные объяснения и заявления обвиняемого об имеющих значение для дела обстоятельствах, полученные в ходе любых следственных действий и зафиксированные в протоколе. При таком подходе показания обвиняемого фактически сливаются с такими источниками доказательств, как протоколы следственных и судебных действий (например, сообщение обвиняемого, подозреваемого, сделанное в ходе выемки или следственного эксперимента). Какие-либо устные или письменные сообщения, сделанные подозреваемым, обвиняемым вне процессуальных условий допроса (очной ставки), не могут рассматриваться как показания.

Исходя из смысла закона предметом показаний обвиняемого, подозреваемого (т.е. те обстоятельства, о которых обвиняемому, подозреваемому могут задаваться вопросы в ходе допроса, очной ставки) должны считаться обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела (это сведения по предъявленному обвинению, возникшему подозрению по поводу иных известных обстоятельств по уголовному делу, имеющихся в деле доказательств). Вместе с тем очевидно, что подозреваемый (обвиняемый) может сообщить на допросе то, что он посчитает нужным, и настоять на включении этих сведений в протокол допроса (п. 6 ст. 190 УПК РФ), т.е. содержанием показаний обвиняемого (подозреваемого) могут быть любые сведения, сообщаемые им на допросе.

В этой связи следует различать понятия предмета и содержанияпоказаний подозреваемого (обвиняемого). Предмет – это идеальная умозрительная конструкция, предположение того, о чем должен говорить подозреваемый (обвиняемый), по поводу чего следователь может задавать ему вопросы. Правильнее в данном случае речь вести о «предмете допроса» подозреваемого (обвиняемого). Этот термин более четко отражает сущность явления, поскольку обозначает то, о чем должен допрашиваться подозреваемый (обвиняемый).

Содержание же показаний – это те реальные сведения, мнения, предположения и т.д., которые имеют место в показаниях подозреваемого (обвиняемого). Понятием «содержание показаний», кроме информации о значимых для уголовного дела обстоятельствах, охватываются также различного рода личные ощущения обвиняемого, не имеющие отношения к уголовному делу, сообщения о деятельности других лиц, не связанных с данным преступлением, и т.д. В содержание показаний подозреваемого (обвиняемого) могут входить сведения о фактах, не являющиеся доказательствами, сообщения подозреваемого (обвиняемого) о преступлениях, совершенных иными лицами. Поскольку такие сообщения не относятся к расследуемому уголовному делу, они и не составляют предмета допроса подозреваемого (обвиняемого). Вместе с тем следователь,дознаватель, прокурор и суд не вправе воспрепятствовать лицу сообщить те или иные данные по тем мотивам, что они не имеют значения для уголовного дела. Содержанием показаний подозреваемого (обвиняемого) охватываются также ходатайства, заявленные этим лицом устно в ходе допроса (очной ставки). В таких случаях необязательно составление отдельного протокола, достаточно отразить ходатайство в протоколе допроса, очной ставки (ст. 120 УПК РФ).

К предмету показаний подозреваемого (обвиняемого) относятся лишь те обстоятельства, о которых подозреваемый (обвиняемый) может сообщить сведения. Исключение составляет ответ обвиняемого на вопрос о признании им своей вины. Поскольку закон (ч. 2 ст. 173 УПК РФ) прямо предусматривает, что такой вопрос должен быть задан обвиняемому в обязательном порядке, следует считать, что ответ на этот вопрос входит в предмет показаний обвиняемого, хотя доказательством не является, т.к. не содержит сведений о фактах.

Показания подозреваемого (обвиняемого) являются не только источником доказательств, но и средством защиты от предъявленного обвинения. С помощью показаний обвиняемого определяется направление и порядок дальнейшего исследования доказательств.

В уголовно-процессуальной науке давно дебатируется вопрос о соотношении терминов «показания подозреваемого (обвиняемого)» и «объяснения подозреваемого (обвиняемого)». В УПК, принятом в 2001 г., соотношение терминов не прояснено. В гл. 10 УПК РФ «Доказательства в уголовном судопроизводстве» речь идет о показаниях подозреваемого и обвиняемого. В ст. 46 УПК РФ, устанавливающей процессуальный статус подозреваемого, предусмотрено, что подозреваемый вправе давать показания и объяснения по поводу имеющегося в отношении него подозрения, давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет. Права обвиняемого установлены несколько иначе (ст. 47 УПК РФ). Обвиняемый вправе давать показания по предъявленному ему обвинению или отказываться от дачи показаний, давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет. Таким образом, право дачи и показаний и объяснений установлено лишь для подозреваемого, применительно к обвиняемому речь идет о показаниях. Однако представляется, что объяснения вправе давать и подозреваемый, и обвиняемый. Понятия показания и объясненияподозреваемого (обвиняемого) соотносятся как часть и целое. Термин «объяснения подозреваемого (обвиняемого)» применим не только к его показаниям, он имеет более широкое значение. Понятием «объяснения» охватываются как сообщение подозреваемого (обвиняемого) на допросе (показания), так и сообщения в ходе иных процессуальных действий.

Наиболее распространенной классификацией показаний обвиняемого является классификация в зависимости от отношения к предъявленному обвинению. Показания обвиняемого традиционно классифицируют на «показания обвиняемого, признающего свою вину», «показания обвиняемого, отрицающего свою вину» и «показания обвиняемого, частично признающего свою вину».

Однако вести речь о признании, отрицании либо частичном признании вины можно лишь применительно к конкретному преступлению, квалифицируемому по соответствующей статье (части, пункту статьи) уголовного закона. Поэтому вопрос об отношении обвиняемого к предъявленному обвинению должен решаться в зависимости от того, признает ли обвиняемый вину именно в этом преступлении, квалифицированном по соответствующей норме УК РФ. Само по себе деяние без учета квалификации по соответствующей уголовно-правовой норме не имеет юридического значения. Поэтому не будут являться частичным признанием вины случаи, когда обвиняемый отрицает совершение определенных вменяемых ему деяний, в результате чего подлежит применению иная норма уголовного права. В этом случае имеет место отрицание своей вины в совершении конкретного преступления, вмененного обвиняемому. Например, обвиняемый, признавая половой акт с лицом, не достигшим шестнадцати лет, отрицает обвинение в изнасиловании. Частичным же признание будет, если отрицание обвиняемым определенных действий (бездействия) не ведет к изменению уголовно-правовой квалификации деяния (например, отрицание вины в совершении отдельных вмененных эпизодов). Если лицу вменяется совершение нескольких преступлений, причем обвиняемый признает свою вину в одном (или нескольких) из них, но отрицает или частично признает вину в совершении других, то наличествуют показания обвиняемого, частично признающего свою вину.

Однако следует иметь в виду, что содержание показаний обвиняемого, признающего или отрицающего вину, может быть прямо противоположно ответу на вопрос о признании вины.

Можно выделить показания обвиняемого, находящиеся за пределами рассмотренной классификации. Нередко о каком-либо факте обвиняемый допрашивается отдельно, в ходе дополнительного допроса, целью которого не является выяснение отношения обвиняемого к предъявленному обвинению. В таком случае его показания не подпадают под вышеприведенную классификацию и должны рассматриваться как самостоятельный вид показаний – «иные показания обвиняемого».

Требует определения используемое в теории и в практической деятельности понятие оговора. Распространено мнение, согласно которому оговором признаются только ложные уличающие показания обвиняемого против других лиц. Такая трактовка соответствует общепринятому значению термина «оговор».

Другие авторы рассматривают оговор и как ложные, и как правдивые уличающие показания против иного лица. Не разрешен в науке и вопрос о том, считать ли оговором показания обвиняемого только против лица, привлеченного в качестве обвиняемого по данному уголовному делу, или также и против любого иного лица. Спорен вопрос и о том, следует ли считать оговором лишь заведомо ложные показания или возможно добросовестное заблуждение.

Л.Д. Кокорев, учитывая отсутствие единого подхода к определению понятия оговора, предлагает вообще отказаться от его использования. По его мнению, это понятие ничего нового в решении процессуальных проблем не дает.

Представляется, что и ложные, и правдивые, обвиняющие и оправдывающие показания обвиняемого в отношении других лиц следует именно таким словосочетанием и именовать – «показания обвиняемого относительно других лиц». В этом случае проблема определения и использования термина «оговор» перестает существовать.

Аналогичная классификация применима и к показаниям подозреваемого с той лишь разницей, что речь идет не о предъявленном обвинении, а о возникшем подозрении в отношении лица.

Особенностей в классификации содержащихся в показаниях подозреваемого (обвиняемого) доказательств не существует. Они могут быть прямыми и косвенными, первоначальными и производными, обвинительными и оправдательными. Признание вины – прямое доказательство виновности, отрицание причастности к преступлению – прямое доказательство невиновности.

Классификация показаний подозреваемого (обвиняемого) на обвинительные и оправдательные важна не только при принятии рубежных процессуальных решений и при окончании производства по уголовному делу. Такая классификация позволяет определять направленность большинства процессуальных решений следователя и судьи (о производстве следственных действий, об избрании или отмене меры пресечения и др.).

Дискуссионным остается вопрос о том, какую роль в доказывании играет последнее слово подсудимого. Сложилось правильное мнение, что содержание последнего слова подсудимого показаниями обвиняемого не считается, а сведения, им сообщенные, доказательствами не являются. Если в последнем слове подсудимый сообщит о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявит о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие (ст. 294 УПК РФ). Очевидно, последнее слово подсудимого не охватывается ни одним известным закону источником доказательств. Последнее слово подсудимого имеет иную правовую природу и назначение. Оно служит проверкой прочности внутреннего убеждения судей, в основе своей уже сложившегося к моменту постановления приговора. Суд получает возможность лучше понять, как подсудимый окончательно оценивает свое поведение, как относится к результатам судебного разбирательства.

Таким образом, показания обвиняемого и подозреваемого являются самостоятельными и полноценными источниками доказательств, которые могут быть получены в ходе допроса или очной ставки


 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 500; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!