Тема 4. Процесс доказывания по уголовному делу



Рассматриваемые аспекты:

1. Доказывание: понятие, содержание и значение.

2. Оперативная информация и её роль в доказывании.

3. Структура процесса доказывания: его уровни и элементы.

Установление истины в уголовном судопроизводстве осуществляется посредством доказывания, которое заключается в собирании, проверке и оценке доказательств.

Некоторые авторы усматривают больше элементов в содержании процесса доказывания. Например, в качестве элемента процесса доказывания выделяют также обоснование выводов. Л.М. Карнеева наряду с собиранием доказательств считает необходимым указывать на их фиксацию.

Однако представляется, что обоснование выводов – элемент не информационного, а логического доказывания, что же касается фиксации доказательств, то это обязательное условие собирания доказательств, т.е. без предусмотренной законом фиксации нет самого доказательства.

Доказывание в уголовном процессе является разновидностью познания человеком реально существующей объективной действительности. Причем доказывание в уголовном судопроизводстве – не только опосредованное познание. Возможно и непосредственное восприятие правоприменителем значимых для уголовного дела обстоятельств. Например, следователь может непосредственно воспринимать последствия совершения преступления, орудия и средства совершения преступления и некоторые другие обстоятельства. Однако полученная следователем информация лишь тогда пригодна для обоснования процессуальных действий и решений, когда она надлежащим образом вовлечена в уголовный процесс, проверена и оценена. Таким образом, содержание процесса доказывания – это его элементы. Все элементы процесса доказывания взаимосвязаны и осуществляются в единстве, характеризуя различные стороны единого процесса доказывания. Однако на отдельных стадиях и этапах производства по уголовному делу тот или иной элемент процесса доказывания проявляется в большей или меньшей степени.

Собирание доказательств представляет собой их выявление, изъятие и фиксацию в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Следует иметь в виду, что доказательства не отыскиваются и не собираются компетентными должностными лицами в готовом виде. Следователь, дознаватель, прокурор и суд предпринимают активные действия по преобразованию сведения о факте в доказательство, т.е. фактически формируют доказательство (на это обстоятельство одним из первых обратил внимание С.А. Шейфер).

Основным способом собирания доказательств является проведение следственных действий. В соответствии со ст. 86 УПК РФ дознаватель, следователь, прокурор и суд собирают доказательства путем производства предусмотренных УПК следственных действий (осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, предъявление для опознания и др.).

Собирание доказательств может осуществляться указанными должностными лицами также путем производства иных процессуальных (не следственных) действий. Иные процессуальные действия, направленные на собирание доказательств, предусмотрены законом, но в отличие от следственных действий процедура их производства детально не регламентирована. Часть 4 ст. 21 УПК РФ устанавливает правило, согласно которому требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных уголовно-процессуальным законом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Таким образом, должностное лицо, осуществляющее производство по уголовному делу, вправе поручить производство ревизии, документальной проверки, истребовать различные предметы и документы.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ч. 2 ст. 86 УПК РФ) позволяет подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям собирать и представлять должностным лицам письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу.

Следует учитывать, что указанные участники процесса доказательства не собирают. Собирание доказательств осуществляется должностным лицом, ответственным за производство по уголовному делу путем принятия представленных предметов и документов.

В ч. 3 ст. 86 УПК РФ указывается на право защитника собирать доказательства. Прямо предусмотрены и процессуальные способы такого собирания доказательств. К ним относятся:

1) получение предметов, документов и иных сведений;

2) опрос лиц с их согласия;

3) истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Означает ли это, что сведения, полученные защитником, являются доказательствами без предоставления их соответствующим должностным лицам? Если ответить положительно, то последствия для уголовного процесса могут быть непредсказуемыми. В связи с тем, что в УПК нет норм, которые бы обязывали защитника представлять собранные доказательства следователю, дознавателю, прокурору, не исключается формирование защитником «параллельных уголовных дел», представление их непосредственно в суд; заявление требований о включении не представленных государственным органам сведений в обвинительное заключение и т.д. При этом такого рода доказательства априори допустимы, поскольку процедура их получения защитником в УПК РФ не закреплена, а значит, и не может быть нарушена.

Представляется, что указание в законе на право защитника собирать доказательства носит исключительно психологический характер, компенсируя невозможность осуществления защитником параллельного расследования. Материалы, собранные защитником, должны либо представляться компетентному должностному лицу, либо служить основой для заявления различного рода ходатайств. Принятие процессуальных решений на основе имеющихся у защитника материалов, полученных в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ, невозможно до тех пор, пока предмет или документ не передан должностному лицу, наделенному соответствующим правом. Определение допустимости доказательства – прерогатива суда, прокурора, следователя, дознавателя. При этом порядок принятия представленных материалов органом уголовного судопроизводства должен быть един независимо от того, представляются материалы защитником или иным участником уголовного процесса.

В этой связи гораздо более взвешенным является решение законодателя относительно полномочий защитника, выраженное в ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», где речь идет лишь о собирании сведений, предметов и документов, которые могут быть признаны доказательствами в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Представляется, что сам факт представления предмета, документа не формирует доказательство. Предмет, документ должен быть принят должностным лицом, осуществляющим производство по уголовному делу, что находит отражение в соответствующем процессуальном акте. К сожалению, действующий УПК, так же как и прежнее уголовно-процессуальное законодательство, не предусматривает порядка принятия представленных предметов и документов.

Очевидно, что оформление представления материалов протоколом выемки не вполне корректно, так как предмет (документ) уже находится в распоряжении должностного лица, будучи добровольно ему представленным. По этой же причине неприменимо и правило ч. 4 ст. 21 УПК РФ о требованиях и запросах прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя. Длительное время практические работники выходили из ситуации, составляя не предусмотренные законом протоколы (протоколы изъятия, добровольной выдачи и др.). В последние годы такие протоколы исключались судами из числа источников доказательств как недопустимые. С точки зрения формы решения судов о недопустимости этих протоколов, безусловно, правильные. Однако, несмотря на не предусмотренное законом наименование протокола (протокол добровольной выдачи), оно как нельзя более точно отражало существо события и подчеркивало волеизъявление именно владельца, а не компетентного должностного лица на представление материалов, имеющих значение для уголовного судопроизводства.

В этой связи вполне обоснованным можно рассматривать предложение, высказывавшееся в юридической литературе, о составлении в случае добровольного представления следователю, прокурору, органу дознания предметов и документов протокола их представления. Следует отметить, что в некоторых регионах России это предложение получило и поддержку практики. Мало того, в проекте УПК на момент принятия его Государственной Думой в первом чтении впервые в отечественном законодательстве предусматривался порядок принятия представленных участниками процесса предметов и документов.

С этих же позиций не вполне совершенной представляется и предусмотренная ст. 89 УПК РФ норма о том, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам Кодексом. В принципе с этим положением трудно спорить. Однако результаты оперативно-розыскной деятельности сами по себе никогда не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам. Для того чтобы результаты ОРД могли рассматриваться как доказательство, они должны быть относимыми и допустимыми, т.е. быть преобразованными в доказательства. Допустимость определяется в том числе и предусмотренным в УПК способом и порядком получения доказательства. В этом смысле представление результатов ОРД следователю, органу дознания или прокурору ничем не отличается от представления материалов любыми другими предприятиями, учреждениями, организациями. Однако, как отмечалось ранее, ст. 86 УПК РФ не предусматривает возможности представления материалов компетентному должностному лицу предприятиями, учреждениями, организациями.

В этом случае не исключается применение ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», которая указывает на возможность представления результатов оперативно-розыскной деятельности органам дознания, следователю, прокурору и в суд для использования в качестве доказательств. Однако, во-первых, эта норма также не предусматривает процедуры представления, а во-вторых, любая процессуальная процедура на основании положений ст. 7 УПК РФ должна быть предусмотрена именно Кодексом. В УПК же нет норм, позволяющих вовлечь в уголовный процесс предметы и документы, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий и представляемые по инициативе органа, осуществлявшего оперативно-розыскные мероприятия.

Представляется, что правильнее было бы не ограничиваться запретительной нормой о невозможности использования в доказывании результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам, а предусмотреть порядок принятия судом, дознавателем, следователем и прокурором таких материалов. Тем более что такой порядок в настоящее время урегулирован на недостаточном для уголовного судопроизводства уровне – межведомственной инструкцией «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору и в суд» (утверждена совместным приказом от 13 мая 1998 г.).

Полученные сведения о факте только в том случае будут являться доказательствами, если при их получении и фиксации соблюдена процессуальная форма, предусмотренная законом.

Следующий элемент процесса доказывания – проверка доказательств (ст. 87 УПК РФ). Все собранные по уголовному делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Проверка доказательств может осуществляться различными способами: 1) анализ полученных сведений; 2) сопоставление полученного доказательства с уже имеющимися доказательствами; 3) поиск новых доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

При проверке доказательств необходимо учитывать особенности источника информации, условия обнаружения и формирования каждого доказательства, обстановку, в которой они были обнаружены, и другие обстоятельства, влияющие на достоверность доказательств.

Таким образом, собирание доказательств и их проверка представляют собой практическую деятельность правоприменителей по установлению обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Оценка доказательств, в отличие от собирания и проверки доказательств, – логический мыслительный процесс, состоящий в определении относимости, допустимости, достоверности, а также достаточности всех собранных доказательств разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ). Субъектами оценки доказательств могут быть любые участники процесса, а не только судьи, присяжные заседатели, прокурор, следователь и дознаватель, как это указано в ст. 17 УПК РФ. Оценка доказательств некоторых из них имеет немаловажное юридическое значение (например, оценка доказательств защитником реализуется вовне через предусмотренные законом процессуальные действия и может влиять на судьбу уголовного дела). Однако определяющее значение имеет оценка доказательств органами, управомоченными вести уголовный процесс. Оценка доказательств именно этими субъектами непосредственно определяет направление процессуальной деятельности.

Суд, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ст. 17 УПК РФ).

Все субъекты, оценивающие доказательства, должны исходить только из своей личной оценки. Оценка доказательств никакими другими субъектами, в том числе и вышестоящими должностными лицами, не должна иметь решающего значения. Никаких формальных критериев оценки доказательств законом не предусмотрено, ни одно доказательство не имеет перед другими заранее установленного преимущества. В ч. 2 ст. 77 УПК РФ законодатель прямо предусмотрел, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Это сделано с целью предостеречь правоприменителя от придания факту признания обвиняемым своей вины преувеличенного значения.

При этом следует учитывать, что законодатель все же вносит некоторый формальный элемент в оценку доказательств, требуя, чтобы некоторые обстоятельства устанавливались строго определенными доказательствами. Так, ст. 196 УПК РФ устанавливает, что некоторые обстоятельства должны быть установлены только заключением эксперта.

Внутреннее убеждение можно рассматривать, во-первых, как метод оценки доказательств и, во-вторых, как результат такой оценки.

Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств означает уверенность должностных лиц уголовного судопроизводства в правильности выводов, к которым они пришли в ходе доказывания.

Обязанность доказывания (собирания, проверки и оценки доказательств) лежит на дознавателе, следователе, прокуроре, суде (судье). Никакие другие субъекты, в том числе и обвиняемые, не могут принуждаться к осуществлению какого-либо элемента процесса доказывания (за исключением защитников, на которых лежит обязанность честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами – ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Обязанность доказывания не может перекладываться компетентными органами на лицо, вовлеченное в производство по уголовному делу. При этом подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик вправе принимать участие в доказывании (например, представлять предметы и документы), если сочтут это необходимым.

Основой системы доказывания в уголовном процессе является принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Значение принципа презумпции невиновности не исчерпывается тем, что он определяет результат доказывания в случае, когда не удалось доказать вину (презюмируется невиновность обвиняемого). Принципом презумпции невиновности необходимо руководствоваться в ходе всего производства по уголовному делу. Речь идет о недопустимости перекладывать обязанность доказывания на обвиняемого, толковании неустранимых сомнений в его пользу, невозможности постановления обвинительного приговора на основании предположений, недопустимости вывода о виновности обвиняемого на основании противоречивых данных, о возможности установления виновности лица только судом.

Таким образом, процесс доказывания – это урегулированная уголовно-процессуальным законом деятельность компетентного должностного лица по собиранию, проверке и оценке доказательств.

Оценка доказательств в российском уголовном процессе является свободной оценкой, осуществляемой по внутреннему убеждению субъекта доказывания. В свою очередь, внутреннее убеждение должно основываться на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех доказательств, имеющихся по уголовному делу, в их совокупности.

 

 


 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 437; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!