Тема 2. Предмет и пределы доказывания



Рассматриваемые аспекты:

1. Предмет доказывания: понятие и значение.

2. Соотношение между предметом доказывания и пределами доказывания.

Предмет доказывания – совокупность обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу.

В уголовно-процессуальной теории понятие «предмет доказывания» существует и используется всеми процессуалистами, хотя содержание, которое они вкладывают в это понятие, различно.

Законодатель не дает прямого ответа на вопрос, что следует понимать под понятием «предмет доказывания». Статья 73 УПК РФ указывает на обстоятельства, подлежащие установлению по каждому, уголовному делу:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его видны и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Выявлению (надо полагать не иначе как путем процессуального доказывания) подлежат также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Поскольку различия в определении предмета доказывания заключаются в разрешении вопроса о необходимости включения в это понятие иных, кроме перечисленных в ст. 73 УПК РФ, обстоятельств, то обстоятельства, прямо указанные в законе, однозначно являются элементами предмета доказывания, подлежащими установлению по каждому уголовному делу.

Необходимость доказать событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления) прежде всего означает, что должно быть установлено то событие (изменение в реальной действительности), по поводу которого осуществляется судопроизводство. Доказаны должны быть те признаки деяния, которые позволяют квалифицировать его по конкретной статье уголовного закона. В любом случае устанавливается время, место, способ совершения деяния, а также иные обстоятельства, имеющие значение для разрешения процессуальных вопросов или вопросов применения норм материального права.

В понятие «виновность обвиняемого» включаются: установление совершения деяния конкретным лицом; наличие в его действиях субъективной стороны деяния (умысел либо неосторожность); достижение лицом возраста, с которого возможно наступление уголовной ответственности; вменяемость лица. В некоторых случаях в предмет доказывания включаются признаки специального субъекта. Мотивы совершения преступления подлежат установлению вне зависимости от того, имеют ли они уголовно-правовое значение.

Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, относятся к числу влияющих на степень ответственности. Кроме индивидуализации наказания, данные, характеризующие личность обвиняемого, могут быть условием принятия решений об освобождении от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям (ст. 25, 28, 427 УПК РФ).

Характер и размер вреда, причиненного преступлением, должен устанавливаться даже в случае, если он не влияет на квалификацию преступления, поскольку важен для индивидуализации ответственности и возмещения причиненного преступлением вреда. Следует учитывать, что вред может быть не только имущественным, но и физическим, а также моральным.

Требование законодателя доказывать по каждому уголовному делу обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), а также обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), не следует понимать буквально. Эти обстоятельства подлежат доказыванию, конечно, лишь в случаях, когда они реально существуют. Однако проверить версии, связанные с возможностью их наличия, а при подтверждении версий собрать соответствующие доказательства орган или должностное лицо уголовного судопроизводства обязаны. Таким образом, орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор обязаны доказывать как обстоятельства, изобличающие конкретное лицо в совершении преступления, так и факты, свидетельствующие в пользу лица, т.е. исследовать обстоятельства дела всесторонне, полно и объективно.

Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, также должны подтверждаться конкретными доказательствами.

Для некоторых категорий уголовных дел законодатель устанавливает особенности круга обстоятельств, подлежащих установлению.

Так, по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних правоприменитель обязан выяснять и доказывать следующие обстоятельства, обозначенные в ст. 421 УПК РФ:

1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц и год рождения);

2) условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;

3) влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Особенности предмета доказывания существуют также по уголовным делам об общественно опасных деяниях невменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления.

В соответствии со ст. 434 УПК РФ по данной категории уголовных дел следует устанавливать:

1) время, место, способ и другие обстоятельства совершенного деяния;

2) совершено ли деяние, запрещенное уголовным законом, данным лицом;

3) характер и размер вреда, причиненного деянием;

4)  наличие у данного лица психических расстройств в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу;

5) связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Однако, несмотря на наличие стандартизированных законодателем обстоятельств, подлежащих доказыванию, предмет доказывания по каждому уголовному делу индивидуален. В предмет доказывания по конкретному уголовному делу, кроме обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ (в некоторых случаях – ст. 421 и 434 УПК РФ), входят так называемые доказательственные (промежуточные) факты. При установлении указанных законодателем обстоятельств следователь, дознаватель, прокурор нередко должны установить ряд промежуточных обстоятельств. Так, вывод о совершении убийства определенным лицом может быть сделан на основе установленного факта нахождения лица в данном месте в данное время, высказывавшихся угроз в отношении погибшего, обнаружения в жилище обвиняемого орудия преступления, личных вещей погибшего, на одежде – явных признаков преступления. Такие промежуточные факты в теории уголовного процесса называют доказательственными фактами.

По каждому уголовному делу такие доказательственные факты, естественно, различны и подлежат установлению на основе доказательств, т.е. должны доказываться.

В уголовном судопроизводстве важно обеспечить, с одной стороны, быстрое и эффективное установление обстоятельств уголовного дела, с другой – получить истинное знание. Иначе говоря, важно определить пределы доказывания обстоятельств по уголовному делу.

К определению понятия пределов доказывания существуют различные подходы.

Так, некоторые авторы под пределами доказывания понимают объем доказательств, необходимых для установления предмета доказывания. Есть мнение, что пределы доказывания – это границы предмета доказывания, т.е. определение достаточного круга доказательственных фактов. В качестве пределов доказывания указывают и на глубину предмета, т.е. установление, насколько следует углубляться в изучение определенных обстоятельств события (места, времени, размера ран на теле пострадавшего, точности высказываний участников события и др.).

Представляется, что все указанное определяет пределы доказывания в уголовном процессе. Однако в итоге важным является не то, сколько имеется доказательств или доказательственных фактов, а насколько достоверно установлены обстоятельства; какова прочность внутреннего убеждения правоприменителя. Таким образом, совокупность вышеуказанных количественных характеристик образует качественную характеристику – степень доказанности обстоятельств уголовного дела (достаточная или недостаточная), что и является пределами доказывания.


 

Тема 3. Понятие доказательств в уголовном процессе.
Их основные свойства и классификация

Рассматриваемые аспекты:

1. Доказательства в уголовном судопроизводстве: понятие и значение.

2. Источники доказательств.

3. Свойства доказательств: допустимость, относимость, достоверность и достаточность.

4. Классификация доказательств.

 

Установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания, возможно только на основе доказательств.

Одним из наиболее важных и сложных вопросов, разрабатываемых теорией доказательств, является определение понятия доказательства. В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Однако для того, чтобы сведения о фактах могли быть использованы в качестве доказательств, необходимо установить их не иначе как показаниями подозреваемого, обвиняемого; показаниями потерпевшего и свидетеля; заключением и показаниями эксперта; заключением и показанием специалиста, вещественными доказательствами; протоколами следственных и судебных действий; иными документами (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Указанная в ч. 2 ст. 74 УПК РФ форма существования сведений о фактах в теории уголовного процесса нередко называется источниками доказательств.

Приведенная формулировка закона не исключает научных споров относительно определения доказательства, источников доказательств. В эти понятия вкладывают различное содержание.

Одной из наиболее распространенных позиций является представление доказательства как сведений о фактах в совокупности с их источником.

В таком случае, поскольку указанные в ч. 2 ст. 74 УПК РФ источники являются составной частью доказательства, их следует называть источниками сведений о фактах (процессуальными источниками), а источниками доказательств будут являться субъекты, предоставившие информацию либо предметы, документы (материальные источники).

Конечно, сведения о фактах могут считаться доказательствами, только если получены из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Однако это обстоятельство не исключает возможности их раздельного рассмотрения. Так, например, следует иметь в виду, что сведения об одном факте могут быть получены из нескольких источников; из одного источника могут быть получены сведения о нескольких фактах. Кроме того, источник может не содержать сведений о фактах, относящихся к уголовному делу.

Иногда доказательствами называют факты, которые непосредственно воспринимает соответствующее должностное лицо, например, при осмотре места происшествия. Это не может быть признано верным, поскольку сами по себе факты, воспринятые должностным лицом, не имеют значения для уголовного процесса, не могут использоваться в доказывании, если сохранены только в сознании должностного лица. Сведения об этих фактах должны найти отражение в соответствующих процессуальных документах (протоколах), т.е. принять надлежащую процессуальную форму. Таким образом, доказательствами будут являться сведения об этих фактах, а источниками доказательств – протоколы следственных (судебных) действий.

Некоторые авторы рассматривают в качестве доказательства единство объективного содержания (отраженного факта, обстоятельства) и субъективной формы (отражения в сознании конкретного человека). Источником доказательства при этом рассматривается человек (субъект), от которого исходит доказательство, т.е. лицо, занимающее (могущее занять) соответствующее правовое положение и сообщившее в установленном законом порядке относимые к делу данные. Эта позиция также не свободна от слабостей.

Во-первых, отраженного факта не может существовать. Материальные или идеальные следы, оставленные событием, – это сведения о нем.

Во-вторых, субъективная форма (отражение в сознании конкретного человека) не может рассматриваться как процессуальная категория. Это лишь идеальный след, существующий за рамками уголовного судопроизводства, который не имеет процессуального значения до тех пор, пока не приобретет действительно процессуальную форму одного из источников, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ.

В-третьих, этот подход не учитывает, что следы события могут существовать не только в сознании людей, но и на материальных объектах (вещественные источники доказательств).

Правильной, логически выверенной представляется позиция Ф.Н. Фаткуллина, который под доказательствами понимает только сведения о фактах, но обязательно полученные из предусмотренных законом источников.

Таким образом, под перечисленными в ч. 2 ст. 74 УПК РФ носителями информации следует понимать именно источники доказательств, а самими доказательствами являются сведения, которые в этих источниках содержатся.

Сведения о фактах могут считаться доказательствами не только при условии, что они получены из предусмотренных законом источников, они, кроме того, должны быть допустимыми и относимыми.

Допустимость и относимость – неотъемлемые свойства доказательств. Если эти свойства отсутствуют, то сведение о факте существует, однако оно не является доказательством.

Допустимость сведений о фактах в качестве доказательств означает соответствие доказательства требованиям уголовно-процессуального закона относительно источника доказательства, способа, порядка его получения и фиксации; субъекта, получившего доказательство. При получении доказательства должны быть соблюдены также нормы нравственности и требования научности.

Хотя в законе отсутствует положение, определяющее понятие допустимости, вывод о признании за доказательствами такого свойства логически вытекает из содержания ч. 2 ст. 50 Конституции РФ: «Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы» и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, в соответствии с которой доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства, в свою очередь, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Из Постановления № 8 Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» следует, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении былин нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Так, недопустимо использовать в процессе доказывания фактические данные:

– полученные ненадлежащим субъектом;

– полученные из источника, не предусмотренного уголовно-процессуальным законом;

– полученные без соблюдения предусмотренной законом процедуры;

– полученные на основании другого доказательства, добытого с нарушением закона (принцип – плоды отравленного дерева);

– содержащие сведения неизвестного происхождения и др.

В ст. 75 УПК РФ прямо определено, какие доказательства являются недопустимыми, т.е. не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. Кроме общего правила о недопустимости сведений о фактах в качестве доказательств при нарушении уголовно-процессуального закона, в ст. 75 УПК РФ прямо сформулированы некоторые обстоятельства, влекущие недопустимость сведений о фактах. Так, к недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу, в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Конечно, не все нарушения закона должны влечь недопустимость сведений о фактах в качестве доказательств. Некоторые нарушения носят исключительно формальный характер и не затрагивают процессуальных гарантий охраны прав личности и установления истины (например, в протоколе допроса свидетеля не указано образование лица).

Кроме того, правила определения недопустимости доказательств для обвинительных и оправдательных доказательств также должны быть различны (так называемая асимметрия доказывания). Обвиняемый не должен расплачиваться недопустимостью оправдательного доказательства за нарушение должностным лицом нормы УПК, представляющей гарантию защиты прав обвиняемого (в этом случае нарушение гарантии не влияет на получение доказательства – оно оправдательное).

Относимость доказательств – их неотъемлемое свойство, характеризующее логическую связь сведений о факте с предметом доказывания. Так, не будет считаться относимым (следовательно, и являться доказательством) сообщение свидетеля об обстоятельствах, не имеющих значения для уголовного дела. При этом относимыми будут считаться сведения о фактах, которые либо прямо несут информацию об обстоятельствах, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, либо способствуют установлению промежуточных (доказательственных) фактов. Обладают этим свойством сведения, с помощью которых можно проверить допустимость или достоверность того либо иного доказательства. При этом вовсе не обязательно, чтобы сведения о факте были связаны с самим обстоятельством необходимой причинно-следственной связью. Так, самооговор обвиняемого, обусловленный незаконными методами предварительного расследования, не состоит в причинно-следственной связи с фактом совершения этим лицом преступления и, являясь недопустимыми сведениями, вместе с тем обладает свойством относимости.

В качестве источника доказательств следует рассматривать процессуальную форму существования сведений о факте (показания свидетеля, потерпевшего, показания подозреваемого, обвиняемого и т.д.). Поскольку в УПК термина «источники доказательств» не содержится, а в ч. 2 ст. 74 УПК РФ указывается, что в качестве доказательств допускаются показания (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста), заключение эксперта, заключение специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы, иногда процессуальную форму существования сведений о фактах (доказательств) называют видами доказательств, хотя точнее было бы определять их как виды источников доказательств.

С.А. Шейфер вообще не считает правильным рассматривать процессуальную форму сведений о фактах (доказательств) как источник доказательств (или сведений о фактах), поскольку любое содержание (в данном случае сведения о фактах) имеет форму, которая представляет собой определенную неотъемлемую сторону явления, но не его источник.

Однако при традиционном определении источника доказательств как процессуальной формы существования сведений о факте обязательно следует учитывать и того конкретного субъекта, который предоставляет информацию, иначе одинаковые сведения, полученные, например, от разных обвиняемых в ходе допроса, должны быть признаны одним и тем же доказательством, поскольку имеют одинаковую процессуальную форму показаний обвиняемого. Конечно, это не так. Доказательства разные, так как сведения получены от разных субъектов.

От свойств доказательств следует отличать требования, предъявляемые к ним с той целью, чтобы доказательства могли быть использованы для обоснования процессуальных решений. Без свойств относимости и допустимости не существует самого доказательства. Однако, если доказательство наличествует, но является недостоверным или доказательств недостаточно, то процессуальное решение не может быть принято. Таким образом, требованиями, предъявляемыми к доказательствам для обоснования процессуальных решений, являются достоверность доказательства (соответствие сведения реальным обстоятельствам) и достаточность доказательств (необходимое для формирования внутреннего убеждения правоприменителя количество доказательств).

Существует мнение, что достоверность доказательства – это его неотъемлемое свойство. Безусловно, что любое процессуальное решение должно основываться на достоверных доказательствах. Однако достоверность доказательств устанавливается посредством проверки и оценки на протяжении всего периода производства по уголовному делу. В этой связи процессуальные решения, принятые на основе доказательств, которые затем признаны недостоверными, не могут рассматриваться как принятые вообще без доказательств. Поэтому сведения о фактах, полученные в установленном законом порядке и имеющие логическую связь с предметом доказывания, считаются доказательствами независимо от того, достоверны они или нет.

Нельзя согласиться также и с мнением о том, что доказательство в единственном числе само по себе, без подтверждения другими доказательствами, не имеет юридической силы, поскольку не способно воздействовать на формирование внутреннего убеждения субъекта доказывания. Согласно этой позиции в совокупность доказательств может быть включено не любое доказательство, а лишь объективно связанное с другими доказательствами, подтверждающее их относимость и достоверность, т.е. обладающее так называемым свойством конвергентности. При этом конвергентность означает, что единичное доказательство способно входить в совокупность однородных доказательств, приобретать вместе с ними юридическое значение (силу), а также способствовать установлению юридической силы других находящихся в этой совокупности доказательств. Представляется, что требование о достаточности доказательств для обоснования процессуального решения полностью исчерпывает проблему совокупности и конвергентности доказательств, в связи с чем отсутствует объективная необходимость для выделения такого свойства доказательств. Кроме того, нельзя согласиться с тем, что относимые и допустимые сведения о факте не обладают юридической силой, т.е. по сути не являются доказательствами, если это не подтверждается другими доказательствами. В таком случае неопровергнутое, но и неподтвержденное оправдательное доказательство в единственном числе не смогло бы стать основой процессуального решения.

В теории принято следующим образом классифицировать доказательства. Классификация доказательств имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Отнесение сведения о фактах к той или иной группе позволяет применить необходимую процессуальную форму их существования, правильно организовать проверку доказательств, применить необходимые знания об особенностях доказательств при их оценке.

В зависимости от источника доказательства различают фактические данные, содержащиеся: 1) в показаниях подозреваемого; 2) в показаниях обвиняемого; 3) в показаниях потерпевшего; 4) в показаниях свидетеля; 5) в заключении эксперта; 6) в показаниях эксперта; 7) в заключении специалиста; 8) в показаниях специалиста; 9) в вещественных доказательствах; 10) в протоколах следственных и судебных действий; 11) в иных документах.

В зависимости от задействования сознания человека при формировании доказательства их можно подразделить на: 1) личные и 2) вещные (предметные).

Личные доказательства – те, которые прошли через сознание человека. Личными доказательствами являются показания (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста), некоторые иные документы (письма, записки и т.д.), заключение эксперта, заключение специалиста, протоколы следственных и судебных действий.

При формировании предметных доказательств сознание человека не задействуется (вещественные доказательства, некоторые иные документы и др.).

В зависимости от отношения к искомому факту доказательства могут быть: 1) прямыми и 2) косвенными.

Некоторые доказательства непосредственно отражают сам искомый факт, т.е. их содержание совпадает с содержанием доказываемого обстоятельства. Такие доказательства называются прямыми. Например, вещественное доказательство – видеопленка, на которой отражен факт нападения на банк, показания свидетеля-очевидца преступления, справка о размере ущерба и др.

Если доказательство устанавливает не обстоятельство, указанное в ст. 73 УПК, а лишь промежуточный (доказательственный) факт, то оно является косвенным. Например, свидетель показывает, что видел, как И. заходил к П. в квартиру примерно в то время, когда было совершено убийство П., или в квартире И. обнаружен нож, по параметрам совпадающий с тем, которым было совершено убийство.

В зависимости от отношения источника доказательства к отражаемому им факту, т.е. в зависимости от наличия или отсутствия между источником доказательства и фактом промежуточного носителя информации, доказательства делятся на первоначальные и производные.Доказательство, источник которого непосредственно отобразил подлежащий установлению факт, без каких бы то ни было промежуточных звеньев, называется первоначальным. К первоначальным доказательствам относятся показания свидетеля-очевидца об обстоятельствах, которые он лично воспринимал; подлинник документа и т.д. В производном же доказательстве его источник отражает не сам факт, а лишь сведения о нем, полученные от другого, промежуточного носителя информации. Производными являются, в частности, показания свидетеля об обстоятельствах, лично им не наблюдавшихся, но известных ему со слов других лиц, копия документа и т.д.

Таким образом, доказательства– это сведения о фактах, полученные в предусмотренном законом порядке из указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ источников доказательств. Источники доказательств – процессуальная форма существования сведений о фактах с учетом конкретного субъекта, предоставившего информацию. Доказательства и источники доказательств следует разграничивать. Перечень источников доказательств является исчерпывающим.


 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 722; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!