Тема 1. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве



Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»

(ВлГУ)

 

Юридический институт

Кафедра уголовного права и процесса

 

 

М.Л.Гачава

 

КУРС ЛЕКЦИЙ

по дисциплине

 

Теория доказательств в уголовном процессе

Курс лекций

по дисциплине «Теория доказательств в уголовном процессе» для студентов ВлГУ, обучающихся по направлению 030900.62 «Юриспруденция»

Владимир - 2013 г.

Оглавление

 

Введение

Тема 1. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве

Тема 2. Предмет и пределы доказывания

Тема 3. Понятие доказательств в уголовном процессе. Их основные свойства и классификация

Тема 4. Процесс доказывания по уголовному делу

Тема 5 . Показания потерпевшего

Тема 6. Показания подозреваемого

Тема 7. Заключение и показания эксперта

Тема 8. Протоколы следственных и судебных действий

Заключение

Список литературы


 

Введение

Познание происшедшего события в уголовном процессе происходит опосредованным путем. Средством такого познания являются доказательства. Формирование доказательства как сведений о происшедшем событии основано на способности любого предмета или явления под воздействием другого изменяться или сохранять следы (отпечатки) этого воздействующего предмета, явления.

События преступления и связанные с ним обстоятельства оставляют в памяти людей, на вещах, документах какие-то следы (отражение происшедшего). Эти следы в той или иной форме отражают событие прошлого, несут информацию о нем. Когда речь идет о следах-отображениях, то имеют в виду как следы события, оставшиеся на вещах (например, отпечатки пальцев, поломанная машина), так и письмо, на котором изложен план преступления и т.п., и сохранение в памяти людей тех событий, которые они наблюдали. Эта отражательная способность человека, как и вещей, делает их носителями тех сведений о фактах прошлого, которые интересуют следователя, прокурора, суд, участников процесса.

Для того чтобы "раскрыть" преступление, а затем принять решение по уголовному делу, необходимо: установить, имело ли место событие, по поводу которого было возбуждено уголовное дело; кто совершил преступные действия (бездействие); виновность обвиняемого и мотивы преступления, а также другие обстоятельства, характеризующие происшедшее событие и личность обвиняемого.

Трудность установления этих обстоятельств состоит в том, что они имели место в прошлом и не могут быть воспроизведены повторно, их познание происходит путем восстановления картины происшедшего события на основе тех сведений о прошлом событии, которые остались в объективном мире. Эти сведения о прошедшем событии может сообщить очевидец, они могут содержаться в документах, информацию о прошедшем событии могут нести предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили следы преступления.

Особенность опосредованного познания в уголовном процессе состоит в том, что, в отличие, например, от исторического исследования, оно происходит в строго определенном законом порядке и только с использованием указанных в законе средств, что должно служить гарантией достоверности выводов.

Установление фактических обстоятельств составляет сердцевину всей уголовно-процессуальной деятельности.

Нормы уголовно-процессуального права, устанавливающие, что может служить доказательством по делу, круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, порядок собирания, проверки и оценки доказательств, называют доказательственным правом.

Нормы о доказательствах и доказывание неразрывно связаны со всеми нормами уголовно-процессуального права, определяющими задачи судопроизводства и его принципы, полномочия государственных органов, права, обязанности и гарантии прав участников процесса, порядок производства следственных и судебных действий, требования, которым должны отвечать решения, принимаемые в уголовном процессе.

Теория доказательств раскрывает содержание познавательной деятельности в уголовном процессе с учетом процессуальных правил, указывает практике пути правильного получения, проверки доказательств, условия формирования достоверных выводов по делу.

Актуальность данной темы предопределяется тем, что:

а) вопрос о доказательствах связан с гарантиями прав и свобод личности;

б) в процессуальной литературе нет единого подхода к институту допустимости доказательств (подробнее об этом будет сказано далее);

в) изменения, внесенные в законодательство, требуют теоретического осмысления и практических выводов;

г) необходимо выработать понимание вопроса о допустимости доказательств.


 

Тема 1. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве

Рассматриваемые аспекты:

1. Понятия и основные положения теории доказывания.

2. Теория доказывания.

3. Истина и доказательства.

 

Доказательства и доказывание – основные вопросы, определяющие сущность и содержание уголовного процесса. Положения рассматриваемой темы теснейшим образом связаны с иными темами курса. Поскольку доказывание составляет сущность деятельности в ходе уголовного судопроизводства, оно осуществляется на каждой стадии. Таким образом, нормы, регламентирующие производство по уголовному делу на различных этапах, представляют собой не что иное, как процессуальную форму доказывания, имеющую особенности применительно к каждой стадии судопроизводства.

Доказывание в уголовном процессе представляет собой разновидность познания человеком реальной действительности. Оно осуществляется в соответствии с общими закономерностями, присущими познавательной деятельности во всех областях теории и практики.

Теория познания (гносеология),изучая общие закономерности познания, основывается на следующих основных положениях: 1) мир существует объективно; 2) мир познаваем; 3) человек способен вскрывать законы реальной действительности; 4) материя обладает свойством отражения.

Иначе говоря, любое явление, событие оставляет следы – материальные (отражение на предметах) и идеальные (отражение в сознании человека). Указанные положения материалистической диалектики необходимо рассматривать в качестве аксиомы, определяющей содержание всей деятельности по установлению обстоятельств уголовного дела. Отрицание данных постулатов, по сути, отрицает саму возможность, а значит, и необходимость правильного установления значимых для уголовного дела обстоятельств.

Познание в сфере уголовного процесса основывается на общих закономерностях познания и изучается теорией доказывания, которая, в свою очередь, является частью теории познания.

Теория доказывания– комплексная наука, которая включает изучение закономерностей в сфере познания в гражданском, арбитражном, уголовном и административном процессе. Однако применительно к изучаемому предмету под теорией доказывания мы будем подразумевать часть теории познания, изучающую закономерности познания лишь в уголовном процессе.

Познание в уголовном процессе имеет некоторые особенности, определяющие его как особый вид познания (доказывание).

1. Познание в уголовном процессе облечено в процессуальную форму и осуществляется в строгом соответствии с нормами уголовно-процессуального права.

2. Познание в уголовном процессе осуществляется в строго определенные сроки, установленные законодателем.

3. Доказывание осуществляется уполномоченными субъектами – (следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель, прокурор, суд, судья).

4. Предметом доказывания в уголовном процессе служит ограниченный круг фактов и обстоятельств, характеризующих конкретное единичное событие объективной действительности, установление которых необходимо для правильного разрешения уголовного дела.

5. Познание в уголовном процессе представляет собой исследование событий прошлого, т.е. ретросказание. В уголовном процессе исследованию подлежит явление, которое на момент производства по делу уже не существует. Поэтому получение сведений о невозможно, как правило, не непосредственно, а опосредованным путем, через материальные и идеальные следы, оставленные явлением. Следует иметь в виду, что отдельные элементы события могут сохраниться и на момент производства по уголовному делу (обстановка на месте происшествия, преступные последствия, орудия преступления), поэтому возможно и непосредственное исследование некоторых обстоятельств события.

6. Уголовно-процессуальное познание может осуществляться не любыми, а лишь строго определенными законом средствами (следственные, судебные действия и иные процессуальные способы собирания доказательств).

7. В уголовном процессе познавательная деятельность всегда сопровождается удостоверением познанного. Следователь, суд и иные органы либо должностные лица обязаны не только получить в установленном законом порядке сведения об интересующих их фактах и обстоятельствах, но и надлежащим образом зафиксировать эти сведения (составить протокол следственного действия, осуществить звукозапись, приобщить к уголовному делу предмет в качестве вещественного доказательства и т.д.). Только в результате этой деятельности в уголовном деле появляются доказательства. Если удостоверения установленных обстоятельств не произошло, то познание, конечно, состоялось, однако оно не является уголовно-процессуальным, не имеет процессуального значения, не может стать основой решений компетентных должностных лиц, иначе говоря, не состоялось доказывания.

Предметом теории доказательств является практическая деятельность по собиранию, проверке доказательств, а также логическая, мыслительная деятельность по их оценке. Эта деятельность изучается через призму доказательственного права.

Доказательственное право– часть уголовно-процессуального права, представляющая собой совокупность уголовно-процессуальных норм, регламентирующих цель доказывания, порядок собирания, проверки и оценки доказательств. Нормы, определяющие эти положения, в основном закреплены в разделе 3 (главы 10-11) УПК.

Следует иметь в виду, что сведения о юридически значимых обстоятельствах уголовного дела компетентное должностное лицо может получить не только путем уголовно-процессуального доказывания. Сведения могут быть получены из оперативных источников, в обыденном разговоре, путем логического мышления. Эти данные и умозаключения являются познанием по уголовному делу, однако не относятся к уголовно-процессуальному доказыванию, т.к. не отвечают вышеперечисленным требованиям к данной деятельности.

Следует иметь в виду, что содержание понятия доказывания как формы познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве принципиально отличается от содержания аналогичного термина, используемого в формальной логике. Первое олицетворяет собой познавательную деятельность, обеспечивающую получение правильных знаний об обстоятельствах, значимых для уголовного дела. Второе означает процесс логического обоснования выдвинутого субъектом тезиса, т.е. деятельность исключительно мыслительную, осуществляемую на основе законов логики. Противопоставление данных понятий было бы отрицанием очевидного – в уголовном процессе нельзя обойтись без логического доказывания, т.е. обоснования выводов на основе познанных обстоятельств. Вместе с тем, учитывая традиционно сложившийся смысл понятия «доказывание» в уголовно-процессуальной теории, под этим термином прежде всего следует понимать познавательную, информационную деятельность, протекающую в установленной законом процессуальной форме.

Правильное понимание цели доказывания в уголовном судопроизводстве – это не только важная теоретическая проблема, непосредственно предопределяющая развитие других правовых институтов, но и большой практический вопрос. От правильного его решения в значительной мере зависит определение иных процессуальных категорий: средств доказывания, процессуальных презумпций, обязанностей тех или иных участников процесса, порядок судопроизводства, роль в доказывании отдельных доказательств и др.

В уголовном судопроизводстве важно добиться решения двуединой задачи – осуждение действительно виновного и недопущение привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновного. Решение этой задачи возможно только при условии, что; обстоятельства уголовного дела установлены компетентными органами и должностными лицами так, как они имели место в действительности вне зависимости от индивидуальных особенностей сознания познающего. Такое правильное установление обстоятельств преступления и иных значимых для уголовного дела обстоятельств традиционно рассматривалось в российской уголовно-процессуальной науке как установление объективной истины.

Несмотря на отсутствие прямого указания в действующем УПК на истину в уголовном процессе, представляется, что в уголовном судопроизводстве любого государства безусловно важным является установление обстоятельств уголовного дела именно так, как они и происходили в действительности.

В учебниках, изданных на основе нового УПК, по вопросу о цели доказывания единообразие отсутствует. Так, некоторыми авторами истина по-прежнему рассматривается как цель доказывания, однако содержание этого понятия не раскрывается. Другие ученые основываются на дифференцированном подходе к необходимости достижения истины. Так, П.А. Лупинская полагает, что говорить о необходимости установления истины (как точного соответствия обстоятельств дела тому, что имело место в действительности) можно только применительно к обвинительному приговору, поскольку обвинительный приговор не может быть основан на предположении и постанавливается лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК). Оправдательный приговор, напротив, должен быть постановлен, когда виновность лица не доказана, когда у судей остались неустранимые сомнения в виновности лица, которые согласно принципу презумпции невиновности должны толковаться в пользу подсудимого. Таким образом, в последнем случае истина не считается установленной. Кроме того, по мнению П.А. Лупинской, доказывание истины как виновности конкретного лица в совершении преступления не является обязанностью суда, а возлагается на сторону обвинения, поэтому суд устанавливать истину не обязан.

Российская уголовно-процессуальная доктрина традиционно исходила из возможности установления реально существующего соответствия знаний действительности (т.е. об объективной истине), а не о соответствии, существующем только в сознании человека (субъективная истина).

В связи с этим единообразное понимание термина «истина» позволит исключить бытующее в отечественных источниках ложное представление о целях доказывания в некоторых зарубежных уголовно-процессуальных системах, основанное лишь на неодинаковом смысловом содержании термина.

Наиболее распространенное понимание истины в уголовном судопроизводстве заключается в том, что истина рассматривается как «соответствие человеческих мыслей, суждений, представлений о явлениях и предметах действительности самим этим явлениям и предметам, каковы они есть на самом деле, независимо от воспринимающего их сознания». Автором классического понимания истины считается Аристотель. «Истину говорит тот, кто считает разъединенное разъединенным, а связанное связанным, а ложное тот, кто думает обратно тому, как дело обстоит с вещами». При подобном понимании истины очень сложно определить критерий соответствия утверждения действительности. В строгом смысле «соответствуют» не утверждения событиям, а утверждения утверждениям. Человек никогда не сможет вернуться к событиям прошлого «...и будет обсуждать несоответствие утверждения с действительностью, а соответствие его с какими-либо другими утверждениями и представлениями. Ведь действительность всегда дана нам в знании...». В связи с этим некоторые авторы полагают, что объективная истина суду недоступна, полной достоверности знаний он достигнуть не может, вынужден довольствоваться лишь более или менее высокой степенью вероятности.

Существует расхожее мнение, что для стран с англо-американской моделью уголовного процесса (ориентир совершенствования отечественного судопроизводства) характерно отрицание объективной истины как цели доказывания.

Однако представляется, что целью любой модели уголовного судопроизводства не может не быть правильное установление обстоятельств уголовного дела. Так, правило 2 Федеральных правил использования доказательств в судах США устанавливает, что эти правила должны быть истолкованы в интересах обеспечения беспристрастного отправления правосудия, устранения неоправданных расходов и задержек и развития доказательственного права с целью установления истины и справедливого производства.

Представляется, что основное расхождение между традициями российского уголовного судопроизводства и англо-американским процессом заключается в средствах и критериях установления истины, определении оснований прекращения исследования обстоятельств уголовного дела.

В США и Англии судебное разбирательство – лишь спор между сторонами, которые представляют суду свои доказательства. Признание обвиняемым своей вины практически (в 90% случаев) исключает дальнейшее исследование доказательств, влечет прекращение процесса. Признание вины при подобном подходе к истине при соблюдении ряда формальных условий является достаточным основанием к постановлению обвинительного приговора.

Сторонники такого подхода к установлению обстоятельств события преступления полагают, что процесс с крайней формой состязательности, хотя прямо и не ставит целью установление истины, более эффективен в ее достижении, чем иной тип уголовного процесса. Основываясь на отсутствии ярко выраженного критерия правильности установления обстоятельств уголовного дела, англо-американская доктрина исходит из формального понимания истины. Истина считается установленной, если достигнуто соответствие не объективной действительности, а заранее заданным условиям, правилам.

Так, например, назначение наказания при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением в порядке, установленном гл. 40 УПК, без непосредственного исследования доказательств и лишь при соблюдении некоторых формальных условий является классическим примером формальной истины. Представляется, что такие юридические условия не могут рассматриваться как надежная гарантия правильного установления обстоятельств уголовного дела.

Гораздо более надежным представляется установление реального соответствия действительности знаний дознавателя, следователя, прокурора, судьи о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, что и составляет содержание объективной истины в уголовном процессе. Конечно, в случае исчерпанности всех процессуальных возможностей устранения сомнений в виновности конкретного лица необходимо руководствоваться принципом презумпции невиновности. Согласно этому принципу недоказанная виновность равна доказанной невиновности, т.е. оправдательный приговор постанавливается не пото­му, что истина в этом случае осталась неустановленной, ввиду того, что законодатель обязывает считать ее установленной, – невиновность лица доказана.

В теории традиционно считается, что единственным критерием достижения истины является практика, практическая деятельность, как единственная объективная категория, лежащая за пределами сознания человек. Однако в уголовном процессе, за исключением отдельных обстоятельств, выводы реально практикой не проверяются. Поэтому в качестве критерия истины в уголовном процессе рассматриваются не конкретные опытные действия, а обобщенная историческая практика. Как критерий истины в уголовном процессе практика применяется чаще всего в опосредованной форме, когда результаты доказывания сопоставляются с иными данными, которые уже были проверены в ходе правоприменения. При этом критерием истины является не только практическая деятельность по данному уголовному делу. Практика в широком смысле охватывает и личный профессиональный опыт следователей, дознавателей, прокуроров и судей, коллективный опыт предварительного расследования и судебного разбирательства иных уголовных дел, отраженный в процессуальных нормах, криминалистических рекомендациях, обобщениях следственной и судебной практики, разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ и др. Критерием истины в уголовном процессе является также практическая деятельность человека в иных сферах жизни: экономической, культурной и др. Таким образом, критерий истины в уголовном процессе – это прежде всего общественно-историческая практика в самом широком философском смысле.

Поскольку общественно-историческая практика – не бесспорный критерий истины, некоторые авторы выдвигают заслуживающую внимания идею о внутреннем убеждении правоприменителя как единственном критерии истины. Так, Ю.В. Кореневский отмечает, что никакого объективного критерия, лежащего за пределами сознания, нет и быть не может, ибо искомая истина известна нам только в виде наших же представлений, основанных на доказательствах, полученных и проверенных в результате практической деятельности. На наш взгляд, совпадающее внутреннее убеждение нескольких правоприменителей (следователя, дознавателя, прокурора, судьи, рассматривающего дело по первой инстанции, судьи вышестоящего суда), сформированное в ходе процессуальной деятельности, действительно может рассматриваться в качестве критерия истины в уголовном процессе.

Представляется, что формирование внутреннего убеждения о правильном установлении обстоятельств дела (достижении истины) возможно лишь через исследование доказательств, посредством формирования не просто истинного, но и достоверного знания. В этой связи важно соотношение понятий истина и достоверность.Большинство процессуалистов справедливо различают эти понятия, полагая, что достоверность – не только истинность, но и обоснованность знания. Любая достоверность истинна, но не всякая истина достоверна. В уголовном процессе истину нельзя считать достигнутой, если она не обоснована. Надежность внутреннего убеждения определяется его обоснованностью, исключающей неоднозначность мнений на завершающем этапе доказывания.

Путь к истине лежит через использование такой совокупности доказательств, которая исключала бы иное толкование ситуации, формировала убежденность правоприменителя в правильности своих действий, т.е. истинное знание – это, прежде всего знание достоверное.

Спорен вопрос о характере и содержании истины в уголовном процессе. Известно, что под абсолютной истиной понимается полное знание о чем-либо, относительная истина – знание правильное, но неполное. Истина, устанавливаемая в уголовном процессе, с одной стороны, является абсолютной, с другой – относительной. Так, абсолютно полно должны быть установлены те стороны обстоятельств, имевших место в прошлом и относящихся к предмету доказывания, без которых невозможно правильное разрешение дела. Иные же стороны, элементы, детали этих обстоятельств могут оставаться невыясненными, поскольку они не имеют значения для уголовного дела. Таким образом, истина, устанавливаемая в уголовном процессе в этом плане, – абсолютно-относительная.

По вопросу о содержании истины, то есть по вопросу о том, какие элементы деятельности органов уголовного судопроизводства составляют деятельность по установлению истины, также предпринимались попытки обосновать различные суждения.

Существует мнение, что «истина приговора должна включать в себя установление фактов, соответствующих объективной действительности, правовую оценку этих фактов и меру наказания». Сторонники данной точки зрения полагают, что истина установлена лишь тогда, когда правильно установлены фактические обстоятельства дела, деяние правильно квалифицировано и назначена соответствующая содеянному мера наказания.

Другое мнение: в содержание истины входит лишь правильное установление фактических обстоятельств и верная юридическая квалификация, а назначаемая судом мера наказания в содержание истины не входит.

Однако установление фактических обстоятельств уголовного дела производится с помощью доказательств на основе принципов и иных норм уголовного судопроизводства («информационное доказывание»). Квалификация же осуществляется на основе принципов и иных норм уголовного права и производится не при помощи доказательств, а логическим путем («логическое доказывание»). Поэтому третья позиция заключается в том, что в содержание истины входит только соответствие знаний фактическим обстоятельствам уголовного дела. Данная позиция представляется правильной.

Таким образом, познание в уголовном процессе (уголовно-процессуальное познание, или доказывание) – основывающаяся на общих закономерностях познания и урегулированная уголовно-процессуальным законом деятельность компетентного должностного лица, направленная на установление фактов и обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.


 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 2058; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!