Тема в когнитивной психологии 39 страница




акций), 2) чаще — в форме скрытых рече-вых движений (вербальная система реак­ций), 3) иногда — в форме скрытых (или даже открытых) висцеральных реакций (висцеральная система реакций). Если пре-обладает 1-я или 3-я форма, мышление протекает без слов.

Бихевиористы высказывают предполо-жение, что мышление в последовательные моменты может быть кинестетическим, вербальным или висцеральным (эмоцио-нальным). Когда кинестетическая систе-ма реакций заторможена или отсутству-ет, тогда функционируют вербальные процессы; если заторможены те и другие, то становятся доминирующими висце­ральные (эмоциональные) реакции. Можно, однако, допустить, что мышление должно быть вербальным (беззвучным) в том случае, если достигнута окончатель-ная реакция или решение. Эти соображе-ния показывают, как весь организм вов-лекается в процесс мышления. Они указывают на то, что мануальная и вис­церальная реакции принимают участие в мышлении даже тогда, когда вербальных процессов нет налицо; они доказывают, что мы могли все же каким-то образом мыслить даже в том случае, если бы мы не имели вовсе слов. Итак, мы думаем и строим планы всем телом. Но посколь­ку речевые реакции, когда они имеются налицо, обычно доминируют, по-видимо-му, над висцеральными и мануальными, можно сказать, что мышление представ-ляет собой в значительной мере беззвуч­ную речь.


199


Э. Ч. Тол мен

ПОВЕДЕНИЕ КАК МОЛЯРНЫЙ ФЕНОМЕН1

Общая позиция, принятая в этой рабо­те, бихевиористская, но это особый вари­ант бихевиоризма, ибо имеются различные варианты бихевиоризма. Уотсон, архиби-хевиорист, предлагает один его вид. Ряд авторов, в частности Хольт, Перри, Сингер, де Лагуна, Хантер, Вейсс, Лешли и Форст, предложили другие, до некоторой степени различные варианты2. Здесь не могут быть предприняты полный анализ и сравнение всех этих точек зрения. Мы представим только их некоторые отличительные чер­ты как введение к пониманию нашего соб­ственного варианта.

УОТСОН: МОЛЕКУЛЯРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Уотсон в основном, по-видимому, опи­сывает поведение в терминах простой свя­зи “стимул — реакция”. Сами эти стиму­лы и реакции он, по-видимому, представляет себе в относительно непосредственных фи­зических и физиологических значениях.


Так, в первом полном изложении своей концепции он писал: “Мы используем термин “стимул” в психологии так, как он используется в физиологии. Только в пси­хологии мы должны несколько расширить употребление этого термина. В психоло­гической лаборатории, когда мы имеем дело с относительно простыми факторами, такими как влияние волн эфира различ­ной длины, звуковых волн и т. п., изучая их влияние на приспособление человека, мы говорим о стимуле. С другой стороны, когда факторы, которые приводят к реак­циям, являются более сложными, как, на­пример, в социальном мире, мы говорим о ситуациях. Ситуация с помощью анализа распадается на сложную группу стимулов. В качестве примера стимула можно на­звать такие раздражители, как пучок све­та различной длины волны; звуковую вол­ну различной амплитуды и длины, фазы и их комбинации; частицы газа, подаваемые через такие небольшие отверстия, что они оказывают воздействие на оболочку носа; растворы, которые содержат частицы ве­щества такой величины, что приводят в активность вкусовые почки; твердые объекты, которые воздействуют на кожу и слизистую оболочку; лучистые стимулы, которые могут вызвать ответ на их темпе­ратуру; вредные стимулы, такие как ре­жущие, колющие, ранящие ткань. Нако­нец, движения мускулов и активность желез сами служат стимулами вследствие того воздействия, которое они оказывают на афферентный нерв, заканчивающийся в мускуле.

Подобным образом мы используем в психологии термин "реакция", но опять мы должны расширить его использование. Движения, которые являются результатом удара по сухожилию или по подошве сто­пы, являются “простыми” реакциями, ко­торые изучаются в физиологии и медици-


1 История психологии. Тексты / Под ред. П.Я.Гальперина, А.Н.Ждан. М.: Изд-во Моск. ун-та,
1992. С. 108—115.

2 Мак-Дауголл (Dougall W. Mc. Men or Robots // Psychologies of 1925. Worcester, 1926. P. 277)
утверждал, что он был первым, кто определил психологию как исследование поведения: “Еще в
1905 г. я начал свою попытку исправить это положение дел (т. е. неадекватность психологии
“идей”), предложив определить психологию как науку о поведении, используя слово “позитивная”
для того, чтобы отличить ее от этики, нормативной науки о поведении”. Ср. его же: “Мы можем
определить психологию как позитивную науку о поведении живых существ” (Psychology, the study
of behavior. N. Y., 1912. P. 19). Но честь (или позор) в возвышении этого определения психологии
до “изма" должна быть приписана Уотсону. Для более глубокого рассмотрения см.: Roback А. А.
Behaviorism and psychology. Cambridge, 1925. P. 231—242 (там же библиография).

200


не. Наше исследование в психологии так­же имеет дело с простыми реакциями та­кого типа, но чаще — с рядом сложных реакций, происходящих одновременно"1.

Необходимо отметить, однако, что на­ряду с этим определением поведения в тер­минах строго физических или физиологи­ческих сокращений мускулов, которые в него входят, Уотсон был склонен соскаль­зывать на различные и иногда противоре­чивые позиции. Так, например, в конце только что цитированного отрывка он го­ворит: “В последнем случае (когда наше исследование в психологии имеет дело с несколькими различными реакциями, про­исходящими одновременно) мы иногда ис­пользуем популярный термин “акт” или приспособление, обозначая этим то, что целая группа реакций интегрируется та­ким образом (инстинкт или навык), что индивид делает что-то, что мы называем словами: “питается”, "строит дом”, “плава­ет”, "пишет письмо", "разговаривает”2. Эти новые “интегрированные реакции”, веро­ятно, имеют качества, отличные от качеств физиологических элементов, из которых они составлены. Действительно, Уотсон сам, по-видимому, предполагает такую возмож­ность, когда замечает: “Для изучающего поведение вполне возможно полностью иг­норировать симпатическую нервную сис­тему и железы, а также гладкую мускула­туру и даже центральную нервную систему, чтобы написать исчерпывающее и точное исследование эмоций — их типы, их отношение к навыкам, их роль и т. п.”3.

Это последнее утверждение, кажется, однако, противоречит первому. Ибо если, как он утверждал в предыдущей цитате, изучение поведения не касается ничего другого, кроме как “стимула, определяе­мого физически”, и “сокращения муску­ла и секреции желез, описываемых физи­ологически”, тогда, конечно, для изучения поведения будет невозможно не учитывать “симпатическую нервную систему и же­лезы, а также гладкую мускулатуру и даже центральную нервную систему, что­бы написать исчерпывающее и точное ис­следование эмоций”.


Кроме того, в его совсем недавнем заяв­лении4 мы находим такие утверждения, как следующее: "Некоторые психологи, по-видимому, представляют, что бихевиорист интересуется только рассмотрением незна­чительных мускульных реакций. Ничего не может быть более далекого от истины. Давайте вновь сделаем акцент на то, что бихевиорист прежде всего интересуется по­ведением целого человека. С утра до ночи он наблюдает за исполнением круга его ежедневных обязанностей. Если это клад­ка кирпичей, ему хотелось бы подсчитать количество кирпичей, которое он может уложить при различных условиях, как дол­го он может продолжать работу, не прекра­щая ее из-за усталости, как много времени потребуется ему, чтобы обучиться своей профессии, сможем ли мы усовершенство­вать его эффективность или дать ему зада­ние выполнить тот же объем работы в меньший отрезок времени. Иными слова­ми, в ответной реакции бихевиорист инте­ресуется ответом на вопрос: “Что он дела­ет и почему он делает это?”. Конечно, с учетом этого утверждения никто не может исказить платформу бихевиоризма до та­кой степени, чтобы говорить, что бихевио­рист является только физиологом муску­лов”5.

В этих утверждениях ударение делает­ся на целостный ответ в противополож­ность физиологическим элементам таких целостных реакций. Наш вывод сводится к тому, что Уотсон в действительности имеет дело с двумя различными понятия­ми поведения, хотя сам он, по-видимому, ясно их не различает. С одной стороны, он определяет поведение в терминах состав­ляющих его физических и физиологичес­ких элементов, т. е. в терминах процессов, происходящих в рецепторе, в проводящих путях и в эффекторе. Обозначим это как молекулярное определение поведения. С другой стороны, он приходит к признанию, хотя, может быть, и неясному, что поведе­ние как таковое является чем-то большим, чем все это, и отличается от суммы своих физиологических компонентов. Поведение как таковое является “эмерджентным фе-


 


1 Watson J. В. Psychology from the standpoint of a behaviorist. Philadelphia, 1919. P. 10.

2 Op. cit. P. 11.

3 Op. cit. P. 195.

4 Watson J. B. Behaviorism. N. Y., 1930.

5 Op. cit. P. 15.


201


номеном, который имеет собственные опи­сательные свойства"1. Обозначим это пос­леднее понимание как молярное описание поведения2.

МОЛЯРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

В настоящем исследовании защищает­ся второе, молярное определение поведения. Мы будем утверждать следующее. Несом­ненно, что каждый акт поведения можно описать в терминах молекулярных процес­сов физического и физиологического ха­рактера, лежащих в его основе. Но поведе­ние — молярный феномен, и актам поведения как “молярным” единицам свойственны некоторые собственные чер­ты. Именно эти молярные свойства пове­денческих актов интересуют нас, психоло­гов, в первую очередь. Молярные свойства при настоящем состоянии наших знаний, т. е. до разработки многих эмпирических корреляций между поведением и их фи­зиологическими основами, не могут быть объяснены путем умозаключения из про­стого знания о лежащих в их основе моле­кулярных фактах физики и физиологии. Как свойства воды в мензурке не устанав­ливаются каким-либо путем до опыта из свойств отдельных молекул воды, так и никакие свойства актов поведения не вы­водимы прямо из свойств, лежащих в их основе и составляющих их физических и физиологических процессов. Поведение как таковое, по крайней мере в настоящее время, не может быть выведено из сокра­щений мускулов, из составляющих его дви­жений, взятых самих по себе. Поведение должно быть изучено в его собственных свойствах.

Акт, рассматриваемый как акт “пове­дения”, имеет собственные отличительные


свойства. Они должны быть определены и описаны независимо от каких-либо лежа­щих в их основе процессов в мышцах, же­лезах или нервах. Эти новые свойства, от­личительные черты молярного поведения, по-видимому, зависят от физиологических процессов. Но описательно и per se (сами по себе) они есть нечто другое, чем эти процессы.

Крыса бегает по лабиринту; кошка выходит из дрессировочного ящика; чело­век направляется домой обедать; ребенок прячется от незнакомых людей; женщина умывается или разговаривает по телефо­ну; ученик делает отметку на бланке с пси­хологическим тестом; психолог читает наизусть список бессмысленных слогов; я разговариваю с другом или думаю, или чувствую — все это виды поведения (как молярного). И необходимо отметить, что при описании упомянутых видов поведе­ния мы не отсылаем к большей частью хорошо известным процессам в мускулах и железах, сенсорных и двигательных не­рвах, так как эти реакции имеют доста­точно определенные собственные свойства.

ДРУГИЕ СТОРОННИКИ МОЛЯРНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Нужно отметить, что данное молярное представление о поведении, т. е. представ­ление о том, что поведение имеет собствен­ные свойства, которые его определяют и характеризуют и которые являются чем-то другим, чем свойства лежащих в его основе физических и физиологических процессов, защищается и другими теоре­тиками, в частности Хольтом, де Лагуной, Вейссом и Кантором.

Хольт: “Часто слишком материалис­тически думающий биолог так робеет при


!Для более ясного понимания термина “эмерджентный”, который теперь становится таким по­пулярным среди философов (См. Dougall W. Мс. Modern materialism and emergent evolution. N. Y., 1929), нужно подчеркнуть, что в данном случае при обозначении поведения как имеющего “эмерд-жентные" свойства мы используем этот термин только в описательном смысле, не затрагивая философского статуса понятия эмерджентности. Явления “эмерджентного” поведения коррелиру­ют с физиологическими феноменами мускулов, желез и органов чувств. Но описательно они отли­чаются от последних. Мы не будем говорить здесь о том, сводятся ли в конечном счете "эмерджент-ные" свойства к процессам физиологического порядка.

2 Начало различению молярного и молекулярного бихевиоризма положил Броуд (См. Broad CD. The Mind and its place in nature. N. Y., 1920. P. 616): нам его предложил доктор Вильяме (См. Wil­liams О. С Metaphysical interpretation of behaviorism. Harvard Ph. D. thesis, 1928).

Броуд намеревался первоначально отличать бихевиоризм, который обращает внимание только на наблюдаемую телесную активность, от бихевиоризма, который учитывает гипотетические про­цессы в молекулах мозга и нервной системы.

202


встрече с некоторым пугалом, именуемым “душой”, что спешит разложить каждый случай поведения на его составные части — рефлексы, не пытаясь сначала наблю­дать его как целое"1.

"Феномены, характерные для интеграль­ного организма, больше не являются толь­ко возбуждением нерва или сокращени­ем мускула, или только игрой рефлексов, выстреливающих на стимул. Они суще­ствуют и существенны для рассматривае­мых явлений, но являются только их ком­понентами, так как интегрируются. И эта интеграция рефлекторных дуг со всем, что они включают в себя в состоянии система­тической взаимозависимости, дает в ре­зультате нечто, что уже не является толь­ко рефлекторным актом. Биологические науки давно признали эту новую и дру­гую вещь и назвали ее поведением”2.

Де Лагуна: “Целостный ответ, вызыва­емый дистантным раздражителем и под­крепляемый контактным стимулом (на­пример, вытягивание шеи, клевание и глотание), образует функциональное един­ство. Акт есть целое и стимулируется или наследуется как целое... Там, где поведе­ние является более сложным, мы найдем подобное отношение"3.

“Функционирование группы (сенсор­ных клеток) как целого есть функциони­рование, а не только химическая реакция, так как в любом случае оно не является результатом реагирования отдельных кле­ток, которые ее составляют”4.

Вейсс: “Исследование внутренних нер­вных условий образует, конечно, часть би­хевиористской программы, но невозмож­ность проследить траекторию нервного


возбуждения на протяжении всей нервной системы выступает ограничением для изу­чения действующего стимула и реакции в области воспитания, индустриальной или социальной областях жизни не больше, чем для физиков невозможность точно опреде­лить, что происходит в электролитах галь­ванического элемента в то время, когда идет электрический ток, является ограничени­ем в исследовании электричества"5.

Кантор: "Все более и более психологи пытаются выразить факты в терминах сложного организма, а не его специфичес­ких частей (мозга и т. п.) или изолирован­ных функций (нервных)”6.

“Психологический организм, в отличие от биологического организма, может рас­сматриваться как сумма реакций плюс их различные интеграции”7.

ОПИСАТЕЛЬНЫЕ

СВОЙСТВА ПОВЕДЕНИЯ

КАК МОЛЯРНОГО ФЕНОМЕНА

Соглашаясь, что поведение имеет соб­ственные описательные особенности, мы должны четко уяснить, каковы они.

Первым пунктом в ответе на этот воп­рос должен быть установленный факт, что поведение в собственном смысле всегда, по-видимому, характеризуется направленно­стью на цель или исходит из целевого объекта или целевой ситуации8. Полное определение любого отдельного акта пове­дения требует отношения к некоторому специфическому объекту — цели или объектам, на которые этот акт направлен, или, может быть, исходит от него, или и то и другое. Так, например, поведение крысы,


1 Holt Е. В. The freudian wish. N. Y., 1915. P. 78.

2 Op. cit. P. 155. Настоящая глава, а также большинство последующих были написаны до появ­
ления наиболее известной книги Хольта (См. Holt Е. В. Animal drive and learning process. N. Y.,
1931).

3 Laguna Cr. A. de. Speech, its function and development. New Haven, 1927. P. 169.

4Laguna Cr. A. de. Sensation and perception. // J. Philos. Psychol. Sci. Meth. 1916. 13. P. 617—630.

"Weiss A. P. The relation between physiological psychology and behavior psychology. “J. Philos. Psychol. Sci, Meth.”, 1919, 16, 626—634; Он же. A Theoretical basis of human behavior. Columbus, 1925.

6 Kantor J. R. The evolution of psychological textbooks since 1912. // Psychol. Bull. 1922. V. 19.
P. 429—442.

7 Kantor J. R. Principles of psychology. N. Y., 1924.

8 Мы будем использовать термины “цель" и “результат", чтобы описать ситуации, исходящие из
цели, и ситуации, направленные на достижение цели, т. е. для обозначения того, что можно назвать
“от чего” и “к чему”.

 

203


заключающееся в “пробежках по лабирин­ту", имеет в качестве своей первой и, мо­жет быть, главной характеристики то, что оно направлено на пищу. Подобно этому, у Торндайка поведение кошек по открыва­нию дрессировочного ящика будет иметь в качестве своей первой определяющей особенности то, что оно направлено на ос­вобождение из клетки, т. е. на получение свободы. Или, с другой стороны, поведение испытуемого, который повторяет в лабо­ратории бессмысленные слоги, имеет в ка­честве первой описательной характерной черты то, что оно направлено на выполне­ние инструкции, исходящей от экспери­ментатора. Или, наконец, замечания мои и моего друга во время беседы с ним имеют в качестве определяющей черты настрой­ку на взаимную находчивость, готовность подхватить и продолжить разговор.

В качестве второй характерной чер­ты поведенческого акта отметим, что по­ведение, направленное на цель или исхо­дящее из нее, характеризуется не только направленностью на целевой объект, но также и специфической картиной обра­щения (commerce, intercourse, engagement, communion with) с вмешивающимися объектами, используемыми в качестве средств для достижения цели1. Например, пробежка крысы направлена на получе­ние пищи, что выражается в специфичес­кой картине пробежки по каким-то од­ним коридорам, а не по другим. Подобно этому, поведение кошек у Торндайка не только характеризуется направленностью на освобождение из ящика, но и дает спе­цифическую картину кусания, жевания и царапания ящика. Или, с другой стороны, поведение человека состоит не только в факте возвращения со службы домой. Оно характеризуется также специфической картиной обращения с объектами, высту­пающими в качестве средств для дости­жения цели, — машиной, дорогой и т. д. Или, наконец, поведение психолога — это не только поведение, направляемое инст­рукцией, исходящей от другого психоло­га; оно характеризуется также тем, что само раскрывается как специфическая картина соотношений этой цели с объек-


тами, используемыми в качестве средств, а именно: чтение вслух и повторение бес­смысленных слогов; регистрация резуль­татов повторения и т. д.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 66;