Тема 2. Хенрик Ибсен. «Кукольный дом»



Уточните свои представления о соотношении основных сословий европейского общества XIX века: буржуазия, аристократия, простонародье. Обратите внимание на то, что значение слова «буржуа», принятое в марксистской политэкономической традиции («собственник средств производства» и тп.), не вполне соответствует его широкому употреблению в европейской традиции («LeBourgeoisgentilhomme» - «Мещанин во дворянстве», пьеса Мольера; «LeCharmediscretdelabourgeoisie» - «Скромное обаяние буржуазии», фильм Бунюэля; 1960-е годы – «время антибуржуазных революций»). Сравните употребление и значение слов «буржуазия», «бюргерство» и «средний класс». Вспомните произведения отечественного и зарубежного искусства (литература, театр, кинематограф, живопись), в которых представлен характерный тип классического буржуа (бюргера, мещанина) и образы буржуазного быта («Мещанин во дворянстве» Мольера, «Коварство и любовь» Шиллера, «Будденброки» Томаса Манна, «Сага о Форсайтах» Голсуорси, «Бесприданница» Островского и др.).

Подумайте, какие черты обычно приписываются буржуазии в отношении к искусству и к артистической богеме (значение этого слова тоже необходимо уточнить).

В XIX веке и в начале двадцатого широко использовалось выражение «женский вопрос». Какой смысл имело это выражение? По доступным источникам ознакомьтесь с историей женского движения, с основными идеями современного феминизма. Что было причиной и что создало условия для развития женского движения?

Обратите внимание, что в пьесе «Кукольный дом» присутствует криминальный аспект. Подумайте, какое отношение к закону и к его нарушениям характерно для классического бюргерства.

Есть превосходные экранизации и инсценировки произведений Ибсена. Стоит познакомиться хотя бы с некоторыми из них.

Вспомните произведения, сюжеты которых в том или ином отношении напоминают сюжет пьесы Ибсена. В числе прочих – произведения Тургенева, ключевую ситуацию которых Н. Г. Чернышевский определил как «русский человек на rendez-vous». Подумайте о значении «итальянской темы» в «Кукольном доме». Если знакомы с другими произведениями Ибсена, сравните Нору с их героинями (Гедвига («Дикая утка»), Гедда и Теа («ГеддаГаблер»), Эллида («Жернщина с моря»), ХильдаВангель («Строитель Сольнес») и др.).

 

Внешнее и внутреннее действие в драмах Ибсена.

Читать:

Хенрик Ибсен. Кукольный дом. Враг народа. Дикая утка. ГеддаГаблер. Когда мы, мертвые, пробуждаемся.

Фрагмент для анализа:

Р а н к (вставая). А вы еще лукавее, чем я думал.

Н о р а. Меня сегодня так и подмывает выкинуть что-нибудь такое...

Р а н к. Заметно.

Н о р а (кладет обе руки ему на плечи). Милый, милый доктор Ранк, не покидайте нас с Торвальдом.

Р а н к. Ну, с этой потерей вы легко примиритесь. С глаз долой - и из сердца вон.

Н о р а (испуганно смотрит на него). Вы думаете?

Р а н к. Заведутся новые связи, и...

Н о р а. У кого заведутся новые связи?

Р а н к. И у вас, и у Хельмера, когда меня не станет. Да вы уже на пути к этому, кажется. На что понадобилась вам вчера вечером эта фру Линне?

Н о р а. Ай-ай, да уж не ревнуете ли вы меня к бедняжке Кристине?

Р а н к. Ну да. Она станет моей заместительницей здесь в доме. Когда мне придется отсутствовать, эта женщина, пожалуй...

Н о р а. Тсс! Не так громко. Она там.

Р а н к. И сегодня? Вот видите!

Н о р а. Она пришла только помочь мне починить мой костюм. Господи, какой вы несносный. (Садится на диван.) Ну, будьте же умницей, доктор Ранк. Завтра вы увидите, как чудно я буду плясать, и можете воображать себе, что это я для вас одного, - ну, конечно, и для Торвальда, само собой. (Вынимает из картонки разные вещи.) Доктор Ранк, садитесь тут. Я вам покажу что-то.

Р а н к (садится). Что такое?

Н о р а. Вот! Глядите!

Р а н к. Шелковые чулки.

Н о р а. Телесного цвета. Разве не прелесть? Да, теперь темно, но завтра... Нет, нет, нет, вы увидите только до подъема. Впрочем, вам можно показать и повыше.

Р а н к. Гм!

Н о р а. Что вы так критически смотрите? По-вашему, пожалуй, они не впору?

Р а н к. Об этом судить не берусь за отсутствием сколько-нибудь обоснованного мнения.

Н о р а (глядит на него с минуту). Фу, как вам не стыдно! (Слегка ударяет его по уху чулками.) Вот вам за это. (Снова убирает вещи.)

Р а н к. А какие же еще сокровища предстояло мне увидеть?

Н о р а. Ни крошечки больше не увидите. Вы несносный. (Напевая, роется в вещах.)

Р а н к (после короткого молчания). Сидя с вами вот так, запросто, я не понимаю... не постигаю... что сталось бы со мной, если бы я не бывал в вашем доме.

Н о р а (улыбаясь). Да, мне кажется, вы, в сущности, чувствуете себя у нас совсем недурно.

Р а н к (тише, глядя в пространство). И волей-неволей покинуть все это...

Н о р а. Глупости! Не покинете.

Р а н к (по-прежнему).. Уйти, не оставив даже сколько-нибудь благодарного воспоминания, хотя бы даже мимолетного сожаления... ничего, кроме пустого места, которое может быть занято первым встречным.

Н о р а. А если бы я теперь обратилась к вам с просьбой? Нет...

Р а н к. О чем?

Н о р а. О большом доказательстве вашей дружбы...

Р а н к. Ну-ну?

Н о р а. Нет, видите, я хочу сказать - об огромном одолжении.

Р а н к. Неужели вы в самом деле хоть раз доставили бы мне такое счастье?

Н о р а. Ах, вы не знаете, в чем дело.

Р а н к. Так скажите.

Н о р а. Нет, не могу, доктор. Это уж слишком огромное одолжение – тут и совет, и помощь, и услуга...

Р а н к. Чем больше, тем лучше. Но я не постигаю, что бы это могло быть. Говорите же! Разве я не пользуюсь вашим доверием?

Н о р а. Как никто другой. Вы мой вернейший, лучший друг - я знаю, знаю. Оттого и хочу сказать вам. Ну, хорошо, доктор. Вы должны помочь мне предотвратить что-то. Вы знаете, как искренне, как бесконечно любит меня Торвальд. Он ни на минуту не задумался бы отдать за меня жизнь.

Р а н к (наклоняясь к ней). Нора, вы думаете, он один-единственный?..

Н о р а (слегка вздрогнув). Один...

Р а н к. ...кто с радостью отдал бы свою жизнь за вас?

Н о р а (удрученно). Ну вот...

Р а н к. Я дал себе клятву, что вы узнаете об этом прежде, чем меня не станет. Более удобного случая мне не дождаться. Да, Нора, теперь вы знаете. И знаете тоже, что мне вы можете довериться скорее, чем кому бы то ни было.

Н о р а (встает, спокойным, ровным тоном). Пропустите меня.

Р а н к (давая ей пройти, а сам продолжая сидеть). Нора...

Н о р а (в дверях передней). Элене, принеси лампу. (Идет к печке.) Ах, милый доктор Ранк, это было, право, нехорошо с вашей стороны.

Р а н к (вставая). Что я любил вас так же искренне, как другой? Это так дурно?

Н о р а. Нет, но что вы говорите мне об этом. И ведь вовсе не нужно было.

Р а н к. То есть? Или вы знали?..

Служанка входит с лампой, ставит ее на стол и уходит.

Нора... фру Хельмер... я спрашиваю, вы знали что-нибудь?

Н о р а. Ах, почему я знаю, что знала, чего не знала? Я, право, не могу сказать вам... И как это вас угораздило, доктор! Все было так хорошо.

Р а н к. По крайней мере вы теперь можете быть уверены, что я весь в вашем распоряжении и душой и телом. Так говорите...

Н о р а (глядит на него). После этого?

Р а н к. Прошу вас, дайте же мне узнать, в чем дело.

Н о р а. Ничего вы теперь не узнаете.

Р а н к. Нет, нет. Не наказывайте меня так. Дайте мне сделать для вас все, что только в силах человеческих.

Н о р а. Теперь вы ничего не можете сделать для меня. Впрочем, мне, пожалуй, и не надо никакой помощи. Увидите, что все это одни фантазии. Разумеется. Конечно. (Садится на качалку, смотрит на него и улыбается.) Да, скажу я вам, хороши вы! Вам не стыдно теперь, при лампе?

Р а н к. Нет, собственно говоря. Но, пожалуй, мне сразу надо удалиться... навсегда?

Н о р а. Совсем не надо. Естественно, вы будете приходить по-прежнему. Вы же знаете, Торвальд не может обойтись без вас.

Р а н к. А вы?

Н о р а. Ну, и мне всегда ужасно весело с вами, когда вы к нам приходите.

Перевод Петра и Анны Ганзен


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 178;