Из дневника Виталия Сундакова. Здравствуй, одна из наипрекраснейших стран



Здравствуй, одна из наипрекраснейших стран. Здесь буйно произрастали самобытные цивилизации и уникальные архитектурные творения искусных мастеров. Это на твоих землях живут самое длинное в мире растение -лиана ротанг 'Чертов канат" и самый большой цветок-рафлезия Арнольды, ядовитый анчар и непентесы-растения, пожирающие насекомых. Этотыста-ла домом для суматранских носорогов и синекрылых павлинов, райских птиц и дымчатых леопардов…

Но не созерцать твои красоты, не изучать твою историю и уж никак не нежиться в твоих горячих объятьях прибыл я на этот раз, прости. Иные заветные цели привели меня сегодня к тебе. И не в заботе, а в помощи нуждается ныне твой русский гость.

 

 

МОЙ ДРУГ – КАННИБАЛ

Джунгли. Берег Мамберамо. Между пальмами гамак. У костра со мной три друга – нож, мачете и рюкзак…

 

Никогда не бывает ничего, потому что всегда бывает что-нибудь. Согласитесь, это удачно придуманный девиз для авантюриста, отправившегося туда, не знаю куда, чтобы найти то, не знаю что. Примерно так успокаивал я себя, продираясь сквозь джунгли Ириан-Джаи в поисках неизвестного племени доисторических охотников, живущих первобытнообщинным строем. Какие основания я имею для того, чтобы считать, что я найду это племя именно здесь?

Во-первых, это связано с территорией, на которой я сейчас нахожусь: на местных картах она обозначена как "неисследованная зона", и если верить сержанту военного поста в Кассановеджи, то мы первые европейцы, добравшиеся сюда, несмотря на все трудности, а главное, чудом, по его мнению, заполучившие в свои паспорта разрешительную печать "Сектор Мамберамо". Он, конечно, и не подозревал, что эта, седьмая по счету, главная печать – итог двухлетней переписки с властями Индонезии, Джакарты, туристическими менеджерами и влиятельными людьми страны и провинции Ириан-Джая.

Во-вторых, нет ни одного жителя из прилегающих к Мамберамо районов, которые, узнав о конечной точке маршрута нашей экспедиции, не выразили бы, мягко говоря, беспокойства за наши жизни.

В-третьих, вдохновляли предшествующие впечатления, впитанные накануне в селениях тех племен, гостями которых мы уже побывали на пути своего маршрута. В селениях, где люди уже познакомились с цивилизацией и буквально вчера совершили неуклюжий прыжок из века каменного в век парадоксальный. Как иначе назвать то время, в котором они существуют, если единственной "одеждой" на мужчинах по сей день является оболочка плода – холим, надетый на причинное место, зато в руках – металлическое мачете. Они поклоняются многочисленным духам и просят их… посодействовать в том, чтобы завтра прилетел маленький самолет, и они продали белым людям свои примитивные украшения из перьев, ракушек и костей или получили вознаграждение за позирование перед объективами их фотокамер…

 

Из материалов пресс-конференции Виталия Сунда-кова, состоявшейся накануне экспедиции

Экспедиция проведет более месяца в изоляции от остального мира в самом древнем и неисследованном регионе планеты, отличающемся убийственным для любых чужеземцев климатом. Малярия, змеи, крокодилы, пиявки, ядовитые насекомые, – все эти опасности ежеминутно поджидают здесь любого исследователя. Экспедиция отправляется в "зеленый ад" с целью добраться до последних исторических племен из числа практиковавших каннибализм.

Это путешествие за пределы, так называемого, "цивилизованного" мира, туда, где живет доисторический народ, остановившийся в своем развитии в эпохе каменного века. Этот народ – папуасы. Знакомство с жизнью этих племен было всегда – и до сих пор – неизъяснимо притягательно. Потому что с тех самых времен, когда первые путешественники вступили в контакт с папуасами, многое, связанное с этим народом, окутано вуалью тайны".

Совершив перелет из Джаяпуры в Вамену, мы, по моим ощущениям, будто преодолев пространство во времени, измеряемое тысячелетиями, с легкой досадой обнаружили, что оказались здесь далеко не первыми представителями своей цивилизации, и, причем, запоздали с этим лет эдак на тридцать. Около трехсот человек останавливалось уже в первой частной гостинице поселка, принадлежащей индонезийцу Джону Вольфу, ставшему впоследствии нашим другом и членом экспедиции. Голландцы, американцы, французы, немцы и даже пара русских туристов значились в книге бывших постояльцев. Этот небольшой городок, расположенный в горной долине, обнаруженной европейцами лишь в 60-х годах, сегодня представляет собой прелюбопытнейшее явление. Короткие улочки, легкие жилые домики, небольшой аэропорт с гостиницей напротив и большой рынок в окружении лавок сувенирных поделок и подделок, почти всегда пустующий ресторанчик и заполненные до отказа маленькие закусочные "рис и рыба", отделение банка, телеграф, полицейский участок и военный пост… Вот, пожалуй, и вся Вамена. Главная же ее достопримечательность – люди. И, конечно же, не живущие здесь индонезийцы, а стекающиеся сюда к рассвету жители всех ближайших селений – папуасы из самых разных племен. Последних приводят в Вамену причины разные: одних – стремление что-нибудь продать и тут же на выручку купить, как правило, риса и табаку; других – надежда разживиться за счет редких туристов, каждого из которых, едва тот переступает порог гостиницы, сопровождает на всем протяжении его маршрута целая группа надоедливых соискателей внимания. Одни уговаривают ошалевающего от жары иноземца купить непременно у них предметы их нехитрой культуры, другие лезут под объектив фото камеры и уже не просят, а требуют плату за каждый щелчок аппарата; третьи предлагают свои услуги в качестве портеров (носильщиков) или проводников в ближайшие селения; четвертые идут за вами просто из любопытства, периодически напоминая о своем присутствии обычной в этих краях просьбой – угостить сигаретой.

В ближайших селениях от Вамены первые исследователи побывали значительно позже, где десять, а где и лет пять назад. А в одном из горных племен, в десяти часах ходьбы от Келлилы, мы вообще были первыми белыми. Можно было с легкостью отснять экзотические кадры из традиционной жизни папуасов, прикупить у них "экспонатов", а затем, утолив информационную жажду у стендов музея в Джаяпуре, вернутся к родным пенатам. Подлинные экспонаты примитивной культуры, красочные слайды и наш тропический загар мог бы вполне удовлетворить наших друзей, коллег и даже журналистов. Но не за этим мы отправлялись в сердце Ириан-Джаи. Мы здесь, и мы обязаны найти тропу, ведущую в день вчерашний, в то время и место, которое сегодня еще не успела коснуться цивилизация. Все говорило о том, что второго такого шанса на этом острове позже может не оказаться.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 212; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!