Из дневника Виталия Сундакова. Все люди, которых я встречал: добрые и коварные, ничтожно-великие и величественно-безвестные, исполняющие в постановке моей жизни роли друзей



Все люди, которых я встречал: добрые и коварные, ничтожно-великие и величественно-безвестные, исполняющие в постановке моей жизни роли друзей, врагов и прохожих, удивительные уже в своем различии, живущие по разным законам и обходящиеся без них, носящие разные одежды и не нуждающиеся в них вовсе, с разным разрезом глаз и цветом кожи, моралью и мировоззрением, – осознанно или нечаянно становятся моими мудрыми учителями. Горячие пустыни и дремучие джунгли, величественные просторы океанов и бескрайние степи, звенящая тундра, холодное коварство гор и липкое безмолвие пещер – эти лики природы вселяют в меня веру в свои возможности, становясь на пути к новым знаниям взыскательными экзаменаторами, одновременно возрождая в душе красочный мир детства и острую жажду полнокровной жизни…

 

Сундаков закончил пять средних и высших учебных заведений и имеет в своем активе два десятка профессий, поражая многомерностью интересов, дел и устремлений. Он будто знает какую-то тайну управления временем, умея без суеты наполнять его массой нужных и интересных для всех дел, а главное, окрашивать все это высоким смыслом, азартом, романтикой. Он дружит со временем, и оно платит ему той же монетой.

– Когда и как ты все это успеваешь? – Вопрос, который чаще других задают Виталию друзья и журналисты. Впрочем, так и должно быть, ведь путешествуя во времени, нельзя не знать его законов.

Слушать Виталия можно часами, и единственное, о чем сожалеешь, общаясь с ним, так это о том, что удивительного рассказчика вместе с тобой не слушают и близкие тебе люди. Пересказать же все то, чем наполнена его жизнь, почти невозможно. Теряется ощущение полета, личного присутствия и соучастия в его авантюрных приключениях. Исторические параллели и меткие наблюдения, актуальные примеры и философские метафоры, юмор и эзотерические формулы превращают каждый его рассказ в своеобразное произведение искусства, рисуя в душе красочный мир детства, вселяя в слушателя оптимизм и жизнерадостность.

– Почему ты не напишешь книгу об этом?

– Книгу о себе? – ехидно спрашивает он. – Завтра же брошу все и начну писать первый том о себе любимом.

Зная Сундакова, уныло констатируешь факт: такой книги не будет. А впрочем, почему не будет, если его окружают многочисленные друзья и признательные ученики, коллеги и даже поклонники. Почему бы им ни сломать отвратительную традицию – признание заслуг после смерти – и не сделать то, что будет нужным и интересным уже сегодня для нашей страны.

Решили и сделали книгу, которую вы сейчас держите в руках. Это не рассказы журналистов об экспедициях Сундакова, не научные материалы исследователя, а лишь фрагменты из личных дневников и архивов путешественника, где дневниковые записи, откровения и стихи Виталия, которые он сам называет "нагло зарифмовавшейся прозой", сотканы в причудливую вязь. Жизнь эта расписана по рубрикам "Приключения" и "Путешествия" и т. д., порою даже друзья и родственники лишь из газет узнают об очередном проекте или вояже Сундакова. Статьи, интервью, репортажи, очерки, короткие сообщения о нем… Мы взяли фрагменты из некоторых, искусственно объединив их в главы, движимые единственной целью – показать "разного" Сундакова.

Что является главным для вас в вашей деятельности? – спросил как-то Сундакова зарубежный тележурналист. Виталий ответил:

У меня есть семья, друзья, единомышленники и дело, которое мне по душе, в результатах которого нуждаются другие. А это, в свою очередь, означает, что моя жизнь имеет смысл и… только начинается.

"Жаловаться и сетовать на трудности жизни могут только те, кто не осознает, что жизнь хороша уже в силу того, что она так быстротечна", – говорит Виталий.

У каждой истории есть свой финал. У этой его не будет, пока Сундаков снаряжает новые экспедиции и выходит к слушателям своей школы, снова и снова опровергая "невозможное", своими поступками и самим содержанием своей жизни.

На счету Сундакова более 40 экспедиций. Среди них сенсационные: то он стал духовным внуком верховного жреца индейцев-магов уичолей, то воином первобытнообщинного племени в Океании, то паломником-монахом неисследованной части Тибета, то Робинзоном на необитаемых островах северных морей. А ведь еще есть экспедиции, о которых знают лишь самые близкие ему люди.

Пресс-конференции Сундакова, проводимые до и после его путешествий, собирают рекордное число журналистов. И это объяснимо. Любой проект этого человека "обречен" на интерес и, соответственно, на самое широкое и многожанровое освещение.

Да и еще, конечно, слухи: кто-то якобы встречает Сундакова в коридорах Кремля, кто-то видит его в обществе криминальных авторитетов, кто-то обнаруживает его на полигонах спецподразделений и в Центре подготовки космонавтов.Не склонные к мистификации люди утверждают, например, что в результате предложенного Сундаковым эксперимента, они видели его в одно и тоже время, одновременно в трех разных странах. Думайте, что хотите. Берусь лишь утверждать, что он может подолгу о чем-то говорить с ветеранами и пенсионерами в Смоленске, с малышней в Орленке и в Артеке, со студентами в Хабаровске, Тюмени, Томске и даже с бомжами на московских вокзалах.

Да, еще многие видели и то, как просто, по-дружески, обменивается он рукопожатиями при случайных встречах с абсолютно разными непримиримыми высокопоставленными политиками и ревнивыми звездами шоу-бизнеса. Зарубежные послы уговаривают его сменить гражданство; ему дарят подарки короли, президенты и незнакомые люди передают ценные экспонаты для его (пока не существующего полноценно музея; ему пишут письма заключенные и дети, таежные охотники и многочисленные фэны. Рекорд – полторы тысячи писем в день.

Говорят еще, что он неоднократно встречал и даже заснял свои контакты с НЛО, что он спит только днем, знает язык животных и растений, что его дом в лесу полон разных зверей, а люди с темными мыслями не могут в нем находиться…

Почему популярный писатель-фантаст Василий Головачев в целом ряде своих романов сделал Сундакова прообразом своих главных героев, а молодые дамы "инкриминируют" Сундакову отцовство своих детей, – понять можно. Однако почему пожилые женщины объявляют о своем материнстве по отношению к нему, – понять уже сложнее. И вовсе невозможно понять, зачем, например, приезжал домой к путешественнику, а не актеру Сундакову продюссор Голливуда Джон Дейли. имеющий в активе полтора десятка Оскаров и почти две сотни фильмов, среди которых такие как "Терминатор", "Взвод", "Титаник"? Или почему такие звезды отечественного кинематографа, как Андрей Ростоцкий или Андрей Соколов, в своих телевизионных интервью сообщают о дружбе и каких-то таинственных совместных проектах с Сундаковым? Почему ему посвящают стихи, песни и музыкальные композиции, отливают при жизни бронзовый бюст, называют его именем предметы экипировки и снаряжения и, кажется, даже пригласили на инаугурацию нового президента России?

Пригласить-то, может, и пригласили. Но Виталия никогда не встречали ни на одной элитной "тусовке", не видели в ресторанах и клубах, не замечали на политических трибунах и престижных презентациях, хотя фамилия Сундакова, регулярно обнаруживается журналистами в списках приглашенных. Зато 7 октября, в день рождения Виталия, на его дачу приезжает полторы сотни гостей. Среди них ни одного специально приглашенного. Приезжают лишь те, кто хотят. Непременный дождь не в состоянии загасить горящие костры, факелы и фейверки, освещающие грубо сколоченные деревянные столы меж вековых елей и сотню автомобилей припаркованных чуть ли не друг на друге. И это уже напоминает не таинство, а народные гуляния.

– Уж не сделать ли этот день государственным праздником? – пошутил как-то кто-то года два назад.

– Легко, – сказал Сундаков. – Но с одним условием, все вы должны будете за это проголосовать.

А сегодня все мы знаем, что у нового президента России – Владимира Путина – день рождения – 7 октября!

Так что тайны вокруг Сундакова роятся не на пустом месте. Но он все реже встречается с представителями прессы, и лишь настойчивость отдельных журналистов эпизодически проливает скупой свет на его таинственные вояжи. Темы этнографии в интервью с ним вытесняются философией, наука – религией, всеядный авантюризм путешественника – расчетливой избирательностью маршрутов исследователя. Он перестал читать свои популярные лекции даже в собственной школе, объясняя это охотой за витком новых знаний.

С этой же целью и мы приглашаем Вас в увлекательный мир путешествий, в волшебную страну приключений, где Вашими спутниками будут риск и экзотика, древние знания и современные открытия. Мы побываем с Вами в джунглях Амазонии и в горах Ириан-Джаи, в безжизненных пустынях и таинственных

Гималаях, а главное, окунемся в удивительный мир нашего современника и соотечественника, "в мир который ВОКРУГ нас, но ВНУТРИ него нас почему-то нет".

Давайте вместе с автором этих слов все же заглянем внутрь этого мира. Мира его реальности и наших фантазий. Не бойтесь разочароваться. Ведь у нас достойный проводник и веселый попутчик – Виталий Сундаков.

 

ПУТЕШЕСТВИЕ В ПУТЕШЕСТВИЯ

 

Виктор Перегудов

Человек – путешественник по своей жизни, авантюрист в пределах своей судьбы… Странная сила заставила Колумба, Магеллана, викингов и других пуститься в путь. Странная сила выводит нас в детстве за околицу, откуда явственно виден край света. Первое самостоятельное одиночное хождение за три автобусных остановки. Некоторые, увлекаясь, не могут остановиться всю жизнь: трамвай детской мечты зовет их на другие континенты, приводит на полюса, в холод космоса, в жар пустынь. Возникают судьбы.

Карта, компас, парус, колесо, потом автомобиль, самолет – любимые символы человечества. Земля слишком большая, чтоб увидеть ее из окна своего дома. Поэтому мы посылаем в большой и странный мир наших "послов", чтобы узнали подробнее они о нашей планете. Казалось бы, о ней уже все известно: где, какие живут люди, какие города стоят, где есть моря, а где дыбятся горы. Но "послы" – путешественники – привозят на острие карманного ножа пылинку дальних странствий. Они сами видели чужие края, пили их воду, узнали горечь и сладость их хлеба или того, что считается там хлебом. Они боялись тамошних зверей, засыпая в лесах, дивились тому, что люди везде одинаковые или везде разные – можешь считать, как тебе хочется, это и другое правда.

Путешествие – вершина образования. Смысл путешествия громаден, и редко кем понимается до

настоящей глубины. (Я думаю, не все путешествующие осознают сущностную важность этого. Они очарованы объемом путешествия и деталями, между тем как истинное значение могут иметь лишь несколько чувств, а то и смутных ощущений. Их возможно пережить исключительно в путешествии, они привносят в характер человека и в общий опыт человечества уникальный опыт.)

 

 

Может быть, путешествие – это способ прожить несколько жизней или, уж это совершенно точно, раз двинуть края собственной. Путешествуем ли мы, покоряя пляжи Анталии? А ведь когда-то пели: "Не нужен мне берег турецкий…" Нужен. Если мы и путешественники, то относительные. А есть путешественники абсолютные. Среди которых есть авантюристы. Первый из них – Виталий Сундаков. Что-то отличает его от всех других путешественников.

Суперпрофессионализм – это нормально для их профессии, и дело не в этом. Может быть, путешествие – это игра? Однако возможно, да не обидится Сундаков, он просто остался по-детски любознательным, а мы стали по-взрослому пресноваты? Я не знаю, но ЯВСТВЕННО ЧУВСТВУЮ В ЭТОЙ КНИГЕ ТАЙНУ. Она есть, и ее следует раскрыть. Что-то недоговорил автор, оставив за нами право понять это самостоятельно. А может, зашифровал в словах?

Скажу, что: путешествие интимно, авантюра – дело секретное. Мы же с вами сейчас будем читать личные дневники авантюриста. Автор совершил еще одно путешествие – на этот раз в страну, где "растут и вызревают" книги. Этот путь Виталию Сундакову был предопределен судьбой, как все его пути и профессии, как его удачи и ошибки.

Дело в том, что первыми писателями были путешественники. Хотел этого путешественник или нет, надо было делать путевые записи, ибо не все повороты пути вмещала в себе память. С другой стороны, всякий писатель – путешественник, и сложны, и прихотливы бывают его маршруты по карте жизни. Смысл близости этих увлекательных занятий очевиден для посвященных и еще непосвященных.

Эта книга – посвящение в путешествие.

Предварять книгу, все равно, что говорить "Пристегните ремни!"

Переверните эту страницу.

Вы ведь тоже авантюрист.

 

ПРОФЕССИЯ – ХОДИТЬ ПО ПЛАНЕТЕ

 

"Если крестьяне и моряки были в прошлом лучшими рассказчиками, то ремесленники были их учителями. В них сочетались знания, привезенные из дальних стран, с воспоминаниями о прошлом известными только местным жителям.

Истоки интереса к географии, несомненно, можно почерпнуть в устных рассказах. Имена Геродота, Гомера, Вергилия, Плутарха и других являются как бы символами определенных представлений о мире, а не только их собственными именами". Уолтер Бенджамин.

На моем рабочем столе стоит магический шар. И это не хрусталь, не полированный уголь и тем более не сплетение волокон световодов. Это обыкновенный маленький глобус. Я неподвижно смотрю на эту "карманную" планету. И вот, память пройденного, увиденного, прочувствованного, превращается в ветер космоса. И вот он уже вращает его, наполняет жизнью, и…

 

Коридоры, окна, двери,

Боги, люди, птицы, звери,

Джунгли, города, пустыни

В прошлом, в будущем и ныне.

Тексты, музыка, предметы, –

Вся история планеты.

Сколько тайн и приключений.

Судеб, чувств и развлечений.

Выбирай любое время.

Открывай любую дверь.

Заходи, смотри и верь…

 

 

ПУТЕШЕСТВИЕ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

 

Так называется одна прекрасная книга о прекрасном человеке. Пожалуй, о единственном из всего мирового "семейства" шествующих людей, заслужившем своей судьбой и подвигом такого определения своей жизни.

Это книга (Файнберг Л.А. – М., 1980) о великом исследователе и путешественнике, гренландце Кну-де Расмуссене, фактически спасшем от вымирания целый народ!

Но помимо этого: двадцать четыре года жизни и самоотверженного труда среди эскимосов, четыре года почти непрерывного движения на собачьих упряжках, на каяках и пешком, 18 ООО км труднейшего пути от Гренландии до Аляски, открытие и раскопки, основанного 5 ООО лет назад самого северного поселения человека на Земле, двенадцатитомный научный труд археологических и этнографических исследований, десяток популярных книг о путешествиях, и досадная гибель в экспедиции от отравления тухлым мясом…

Двадцать лет тому назад, читая страницы "Путешествия длиною в жизнь", я впервые с полной очевидностью понял, какой значимой для всего мирового сообщества может стать своевременная деятельность одного(!) мужественного и целеустремленного путешественника. К сожалению, безжалостный суд истории полон иллюстраций об иных, противоположных примерах – итоги взаимодействий первооткрывателей с чужеземцами и аборигенами.

Сколько раз в детстве, читая авантюрные романы Дикого Запада, я мечтал отправиться на помощь безжалостно истребляемым североамериканским индейцам! Но силы и возможности, отпущенные на осуществление мечты, редко приходят вовремя. Но не в случае с Кнудом Расмуссеном…

Фрэнсис Бэкон, посвятивший свои научные устремления "Великому Восстановлению Наук", писал: "Я хотел бы призвать всех людей к тому, чтобы они помнили истинные цели науки, чтобы они не занимались ею ни ради своего духа, ни ради неких ученых споров, ни ради того, чтобы пренебрегать остальными, ни ради корысти и славы, ни для неких иных низких умыслов, но ради того, чтобы имела от нее пользу и успех сама жизнь".

Сегодня Россия стремится вернуть утерянные позиции крупнейшей державы мира в экономике и политике, культуре и науке, демонстрирует исконные вершины духовной жизни, а также восстанавливает традиции путешественников и первооткрывателей, издавна составлявших цвет и славу мировой науки. Их же цели должны способствовать не только раскрытию загадок человечества, но и продвижению, а значит сохранению уникальных культур и самобытных народностей нашей планеты.

 

СПРОСИ – Я ОТВЕЧУ

 

Из журнала "Мои интервью". Корреспондент- Анатолий Павленко

 

Корр.:

– Виталий, как Вы относитесь к вопросам?

B.C.:

– Я наполнен ими, труднее с поиском убедительных ответов. "Хорошо спрашиваешь", – говорил Сократ, и это было высшей похвалой царя философов. Вопрос – это главный инструмент исследователя. Инструмент бывает примитивным, специальным, универсальным. От качества инструмента зачастую зависит качество изготавливаемого с его помощью предмета. Каков вопрос – таков ответ, говорит и народная мудрость.

С вопросов ребенка начинается его посвящение в жизнь. От ответов самых близких людей зависит, какой станет эта жизнь. Вопрос гораздо важнее ответа. Вопрос – это перспектива и надежда, целеполагание и экзамен, рост и движение. Вопрос жжет ступни ног, отправляя человека в дорогу и в Путь. И как только вопросы кончаются, кончается путь, рост, смысл, жизнь.

Корр.:

– Что ж, тогда перейдем к вопросам. Главное действующее лицо нашего сегодняшнего разговора – профессиональный исследователь – Виталий Сундаков. Вы готовы?

B.C.:

– Я-то готов, а вот Вам будет значительно труднее, чем мне, потому что я лишь буду отвечать на ваши вопросы, а вам предстоит выполнять труднейшую и ответственейшую работу – спрашивать.

 

 

БЛИЦ-АНКЕТА (с диктофона)

– Виталий, сколько стран вы посетили? Почему вы смеетесь?

– Прежде повсюду путешественнику, землепроходцу, моряку люди повсюду задавали чаще других три вопроса: "кто ты?", "куда ты?" и "откуда ты?". Самих же исследователей гнали в дорогу вопросы из серии "где?", "как?" и "почему?". Но последний десяток лет в России любимым стал вопрос "сколько?". Принципиально не хочу на него отвечать, потому что слово "сколько", – самое спекулятивное и посему презираемое мною.

– Тогда назовите ваш любимый вопрос.

– "Во имя чего?"

– Я не рискую задать Вам ваш любимый вопрос в блиц интервью, и поэтому, например – ваш любимый цвет?

– Трава зеленная, небо синее, зубы белые, погремушки для детей красные, а не наоборот.

– А цвет одежды?

– А куда отправляемся? На дискотеку? На похороны? На свадьбу? В какой стране? В какое время суток, и в какое время года…

– Любимое блюдо?

– В детстве – любое приготовленное бабушкой, когда бабушки не стало – мамой, а последний десяток лет – женой.

– Любимое место?

– В трамвае? На диване? В моей комнате? В городе детства? В Москве? В стране…? В каких границах?

– В государственных.

– Я русский…

– (?!)

– Естественно, Россия.

– У Вас в детстве было прозвище?

– И не одно. В алма-атинской школе – "Сунда", с ударением на первом слоге. Во дворе – "Гость".

– Ваш любимый напиток? Уточняю – алкогольный, и в последнее время.

– С постановкой вопросов продвинулись. На прошлой неделе, в Швеции, мне понравилась медовуха.

– Ваш любимый тост?

– За Любовь и тайну!

– Ваша любимая цифра?

– Ноль.

– Любимые цветы?

– Не срезанные.

– Что вас последний раз от души развеселило?

– Сюжет из популярной телепередачи, где забавно рассуждали про меня люди, с которыми я не знаком лично.

– А что огорчило?

– Разрушенный кем-то в парке муравейник.

– Что Сундакову хочется делать всегда?

– Учиться.

– А кого из своих Учителей вы бы отметили как главных и лучших?

– Природу, одиночество, стариков и детей.

– Ваши любимые книги?

– Библия и атлас мира.

– Какие и от кого вы получили самые дорогие подарки в своей жизни?

– Жизнь – от мамы, судьбу – от Бога и взаимную любовь – от любимой женщины.

– А материальные?

– Я и назвал материальные.

– Тогда назовите духовные подарки.

– Их много. Это и сказки, рассказанные бабушкой, и труды авторов любимых книг, знакомства и дружба с удивительными людьми…

– У Вас много друзей?

– Друзей много не бывает.

– Назовите, если не секрет, имена хотя бы двух-трех.

– Три лучше, чем два, если считаешь не испорченные зубы, а наличие настоящих друзей. Но имена без фамилий вашего любопытства не удовлетворят.

– Кто самый родной для Вас человек?

– Естественно, мама.

– А какими наблюдениями от многочисленных встреч с "большими" людьми вы могли бы поделиться?

– Больших людей издалека лучше видно.

– При условии ограниченного выбора, каким деревом или растением вы предпочли бы родиться?

– Перекати-поле.

– А животным?

– Птицей.

– Присуще ли Вам чувство зависти?

– Безусловно. Я порою жутко завидую… сам себе.

– А чем вы гордитесь незаслуженно?

– Отчасти всем.

– Кем, например?

– Сыновьями.

– А вы что, не принимаете участия в их воспитании?

– Вот именно, принимаю активное участие. Но каждый человек делает себя сам.

– Кто самый младший член вашей семьи?

– Двухлетний племянник Виталька Сундаков.

– Кем бы вы ему пожелали стать, когда он вырастет?

– Самим собой.

– Какие качества вы цените в мужчинах?

– Профессионализм.

– А в женщинах?

– Привлекательность.

– Что в достойных представительницах противоположного пола привлекает вас больше всего?

– Все то, что наиболее отличает их от достойных представителей мужского пола.

– Держите ли Вы домашних животных?

– Я никого не держу, особенно в клетках, банках, ошейниках и даже в аквариумах. Но с нами всегда живут собаки и кошки. Как правило, они приходят сами.

– Существует ли у Вас пока неосуществленная мечта, из материальных?

– Свой дом на своей земле.

– Ваши любимые песни?

– Народные.

– Любимые произведения искусства?

– Все, что касается любого искусства вообще, как сферы духовной, эмоциональной, подвержено частному состоянию души, а посему считаю почти непредсказуемым.

– А что Сундаков может точно предсказать по поводу себя?

– Точно?… Ничего.

 

ДИАГНОЗ

 

 

Я сегодня снова не в себе,

а вернее сам не свой среди своих,

этих двух, которые во мне

дышат, спорят, любят и живут.

Кто из них сейчас одержит верх

в этот час досуга и утех?

Кто из них откликнется быстрее

в день, когда совсем не до потех?

 

 

И опять дрожу как тетива,

призывая их к единству и согласию,

И кричу во внутрь: "Да будь хоть ты умней!", –

я тому из них, кто первым скажет: "Здрасьте".

Я бессмертен и всесилен, если вы спиной к спине,

Беззащитен и противен, если в ссоре и вражде.

 

 

ПЕРВЫЙ сноб и исполнитель, плюс высокий КПД,

чинит, учит, наставляет, регулярен и т.д.

Он стабилен и надежен, предсказуем, осторожен,

кладезь фраз и умных слов для бесед и… для ослов.

Аккуратен, педантичен,

чуть занудлив, но практичен,

враз разложит все по полкам, вмиг порядок наведет.

Про страховку не забудет, и напомнит, и разбудит,

и обяжет, и заставит, и потребует отчет.

Он обычен необычно, и приличен неприлично,

и привычен непривычно, он ко всем и ко всему…

 

Но ВТОРОЙ (ему в отличие)

не приличен необычно, не приучен,

не приручен ни к кому и ни к чему.

Если с ним ты поведешься –

не проснешься, не уснешь,

не забудешь и не вспомнишь,

не привыкнешь, не уйдешь.

То поэт, а то повеса, то ребенок, то старик.

Не приучен он к манерам, и к себе он не привык

Он смеется, в кровь разбившись,

плачет, слушая ручей,

и обходится повсюду, без послов и толмачей.

Он философ и бродяга, он пьянеет от дороги,

ловелас и проходимец, он целует дамам ноги.

Он уходит, не прощаясь, и приходит невзначай,

безотказен этот парень лишь при вздохе "выручай".

Любит ввязываться в драки,

есть с ножа, а не с ножом,

спать на твердом, пить из горсти

и слоняться нагишом.

Пахнет дымом и дорогой, дружит с ветром и зверьем,

вечно путая понятия: город, джунгли, лес и дом…

 

 

Терпят этого друзья, тот другой в почете у коллег,

Общая у них двоих Земля,

дело, память, песни и пути,

солнце, звезды, тело и душа,

дом, могилы предков и враги,

сын, удача, мама и судьба,

ну, и главное, конечно ты…

 

 

СВОБОДА ПРИХОДИТ НАГАЯ

 

Галина Дударова

 

Я просто хочу рассказать о человеке – покорителе "неизведанных миров" и попытаться "разведать" неизведанные уголки его души. Зовут этого человека Виталием Сундаковым.

– Как научиться выживать среди дикарей?

B.C.:

– Надо поехать и пожить с ними…

Корр.:

– Человек приходит в этот мир обнаженным. Он беспомощен и жалок, его может погубить любой пустяк, любая случайность. Но проходит совсем немного времени, и он уже способен себя прокормить, защитить, обогреть. Он уже научился спасаться бегством или принимать бой с открытым забралом. Его все плотнее и плотнее окутывают различные покровы, он становится все менее доступен природе, стихии, свободному парению. Его опутывают сомнения, комплексы, пороки. Что же подвигает некоторых из нас преодолевать эти рамки и условности, разрывать тягостные путы общественной жизни и устремляться вперед в пространстве и времени? Однажды этого человека на фотографии спросили: "Может ли выжить голый в пустыне?" И человек ответил: "Это абсурдно, хотя бы потому, что абсолютно голый в пустыне оказаться просто не может".

Виталий Сундаков. Ему 37 лет, русский путешественник, философ, поэт… мужчина в самом расцвете сил…

Он живет на окраине Москвы с женой, сыновьями и собакой в небольшой, арендуемой квартире, увешанной трофеями, добытыми в дальних странствиях. Его жена – красивая загорелая женщина с белокурыми волосами. Ее манера двигаться по комнате, подавая столь уместные в эту жару прохладительные напитки, не прерывая течения беседы, умение присутствовать, не требуя к себе повышенного внимания, необыкновенно гармонирует с оживленностью, эмоциональностью мужа, который просит, чтобы она покинула помещение только тогда, когда собирается произнести в ее честь маленький, полный нежности спич.

Наш рассказ проиллюстрирован не кадрами из фильмов Стивена Спилберга, а снимками из жизни этого удивительного человека. Он заставил свою жизнь изменить течение, населил ее персонажами из прочитанных в детстве книг, а себя сделал главным режиссером феерических постановок.

Он рассказывает о себе охотно, очень чутко понимая, какого Виталия Сундакова собирается описать очередной журналист. Множество публикаций, великолепных фотографий приоткрывают тайну личности единственного в бывшем Союзе профессионального путешественника.

Мне очень хотелось понять, какой человек сидит передо мной, чем он дышит, почему он уезжает из этого уютного дома и оставляет красивую жену, друзей?

Любое высказывание на этот счет может оказаться провокационным и неубедительным. Сам он говорит так: "Я начинаю укладывать вещи и снаряжение, необходимые для путешествия, за два часа до выхода из дома, а волноваться по поводу своего возвращения домой только в лифте".

При первом знакомстве с ним создается ощущение театральности и нарочитости всего увиденного и услышанного. Это впечатление подогревает обилие великолепных, почти рекламно сделанных слайдов, разложенных на столе с подсветкой. Фотографии на любой вкус, для любого издания. Но в течение разговора успеваешь определиться с выбором, начинаешь лучше понимать, каким же он показался тебе – суперменом, чудаком, героем или хитрым дельцом? Кстати, последнее – ни в коем случае не со знаком минус.

Так или иначе, мне захотелось описать человека, который сейчас по праву оказался в центре внимания прессы и телевидения. Он путешествует по всему свету, а потом возвращается к себе домой. В этот момент он, по его же собственным словам, напоминает индейца, который, вернувшись из дальних странствий, рассказывает соплеменникам о том, как много чудес он повидал.

Но мы разучились реагировать непосредственно, мы не вскрикиваем от восторга и не бьем ладонями по бокам, выражая интерес и внимание. Мы стараемся трансформировать и переиначить эти рассказы. И у меня создалось впечатление, что Виталий уже привык оставлять самую соль рассказа для себя и своих близких. Только они, может быть, знают, как хороши закаты на далеком скалистом плато, как горячится конь, когда его пришпоривает умелый наездник, как сложен церемониал диалога с жителями джунглей…

 

 

ЖЕНСКИЙ ВОПРОС

На вопрос о том, какие женщины ему нравятся, он отвечает спокойно и уверенно – русские. В смысле – российские. В них сохраняется особая женственность, мягкость, преданность. Виталий объехал почти весь мир, видел разных женщин, со знанием дела рассказывал об их красоте и грации, об их экзотичности. Он сказал, что аргентинские и венесуэльские женщины просто обворожительны. Что их пластика, их глаза и цвет кожи, их сияющие улыбки обольстительны. Там, в далеких странах, путника поджидает много соблазнов. Там живут сирены и нимфы. И все-таки предпочтение безоговорочно отдано русским. Я спросила его, что же такое красивая женщина? И он сказал, что красота – это что-то неуловимое, но бесспорное.

Каноны женской красоты у многих народов издревле были обусловлены высшим смыслом и полезностью: длинные ноги (чтобы быстро бегать), длинные волосы (чтобы укрыть ребенка от холода), широкие бедра (чтобы легко родить), большая грудь (в ней много молока). Иитак далее… Но красота – понятие еще и относительное. "Я могу сказать, что это очень красивая индианка, но ведь ее не выпустишь на подиум!" А что касается его личного вкуса, то поверьте, в его доме и в его жизни существует только одна бесспорно красивая женщина.

Мне кажется, что не из далеких путешествий Сундаков вынес мнение, что выбирает не мужчина, а женщина. Он много лет провел в чисто мужской среде и, конечно, наслушался разговоров о женщинах. Сравнивая услышанное с личным опытом и переживаниями, Виталий сформулировал для себя некий постулат: "Чего хочет женщина – того хочет Бог". Это беспощадное, изнеженное и вертлявое женское "хочу" – страшная сила, двигатель прогресса, первопричина бедствий и великих побед. Этот величественный образ созревал в душе подростка, плавился в огне его страстей и, наконец, приобрел форму, которой уже не суждено было измениться. Это – рыцарь, крестоносец, покоряющий дальние страны и посылающий своих пленников к далекой возлюбленной, чтобы рассказать о его доблести. Рыцарство в крови, жизнь, которая блистательно оправдывает каждое произнесенное слово, – поистине дорогого стоит такой романтизм.

Среди множества аргументов в пользу его точки зрения мне запомнился такой: "Ни одна женщина не позволит себе понравиться тому мужчине, который ее не интересует. В дальнейшем она может лицемерно отвергать его ухаживания, но факт остается фактом – тот, кого она сейчас так бесповоротно отвергает, на самом деле был завлечен и соблазнен ею. Зачем? Да просто так, ради каприза… А какие качества он больше всего ценит в женщине? На этот вопрос Виталий мог ответить только после того, как мы определили, о каком аспекте идет речь. Социальном, чувственном, эстетическом? "Да нет, какие качества женщины – жены, невесты, подруги – подходят вам. Или, чтобы уж совсем уточнить, – какова женщина, которая, по вашим словам, влечет вас вернуться домой?" И он не ответил на этот вопрос, он только сказал, что счастлив оттого, что она выбрала его в мужья. Она, то есть жена, ждет его, не требует, чтобы он постоянно находился рядом, не сетует на жизнь. Когда мужчина устроен так, смешно пытаться убрать из его жизни хоть одну деталь. Это все равно, что поставить его перед выбором: какой палец тебе не жаль отрезать? И надо очень любить человека устроенного таким образом, и хорошо понимать, что быть рядом с живой легендой – не легко.

 

 

ХАРАКТЕР

Виталий – "штучный экземпляр", его окружают интересные и известные люди, деятели различных областей. Недавно он побывал на Филиппинах у знаменитых хилеров. В связи с этим я поинтересовалась, правда ли, что хилеры неохотно берутся за лечение приезжих из СНГ. Объясняют они это нежелание тем, что русские, мол, недостаточно духовно подготовлены для операций. Виталий считает, что под "недостаточной духовной подготовленностью" они подразумевают простую бездуховность и беспардонность. А на сегодняшний день возможность посетить хилера на Филиппинах могут очень немногие люди, имеющие хорошее финансовое положение. К сожалению, вместе с деньгами они привозят пренебрежительное отношение к таинствам этой медицины и склонность решать все на уровне "короче, вот тебе деньги, а ты давай, работай"… Это рождает естественный протест у "лекарей веры". Часто случается и такое – хилер задает вопрос, на что жалуется пациент, а в ответ слышит: "Ты врач, вот сам и смотри, что у меня болит". Но все дело в том, что хилер призван избавлять человека от страданий, а не страховать его будущее. Короче – заболит, тогда и приезжайте. На Филиппины отправилась и Тамара Глоба, с которой Виталия связывает дружба. Среди его круга общения – люди, которые действительно серьезно занимаются астрологией, оккультизмом, теологией… Виталий рассказывает, что друзья много раз пытались поделиться с ним предсказаниями на его счет. Но он отвергает эти попытки. Он сам ЗНАЕТ, что его ждет, и не хочет, чтобы кто-то "программировал" его на другое будущее.

Вообще Виталий не суеверен, но, тем не менее, не очень расположен делиться планами на будущее.

 

 

КОМПЛЕКСЫ

А вы хотите знать, "из чего вырастают" супермены и авантюристы? Оказывается, они в детстве бывают трусливыми, слабыми и стеснительными. Они, наверное, часто завидуют и много читают. Им представляются дальние страны. Наш герой – не исключение. В мечтах он видел себя ковбоем, полярником. Его окружает племя людоедов, но он умеет найти с ними общий язык. Он пробирается в джунглях, прорубая себе путь мачете, под широким лезвием которого гибнут насекомые и лианы. Он сражается с крокодилом, он смел и красив. Он умеет выбраться из любой ситуации и, конечно, любим самыми достойными и прекрасными женщинами… И вот оказалось, что мечты настолько прекраснее реальности, что другого выхода нет – или воплотить их в жизнь, или не жить совсем…

Уже эта решительность говорит о том, что, несмотря на комплексы, Виталий с самого детства "носил в себе вирус" авантюризма и бесстрашия. Его природа такова, что к своим 37 годам он объездил весь мир и видел столько, сколько мы не успеем прочесть в приключенческих романах за всю жизнь. Наверное, его путь не был легким, хотя я не очень верю в то, что становление этой личности происходило мучительно. Виталий производит впечатление свободного и раскрепощенного человека, он спокоен и мягок. Говорит негромко. Много курит, но в экспедициях бросает совсем. По знаку зодиака – ВЕСЫ, а это знак воздуха, гармонии. Ему свойственно стремление ко всему прекрасному. И он полжизни провел в погоне за видениями вечной красоты…

Мне показалось, что иногда ему по старой привычке хочется доказывать свою правоту в долгом, утомительном споре. Он рассказывает, что когда-то давно стеснялся танцевать при людях. А когда научился и вышел на танцплощадку – равных ему не было, но это была трудная победа. Но те времена канули в лету, и к нему пришло привычное теперь спокойное состояние. Мягкость – вот, пожалуй, основное впечатление, которое остается от встречи с ним.

Он говорит о себе убедительно, иногда чуть иронично. Ему есть за что уважать себя, ведь именно его жизнь и приключения без устали описывают журналисты, падкие до сенсаций. Но он не стал делать из себя сенсацию. Он считает себя ученым, который вносит свой ценный вклад в науку под названием – жизнь. Он хочет научить нас извлекать максимум комфорта из условий, близких к экстремальным. Даже на первый взгляд становится ясно: Виталий не из тех, кому все равно, что на нем надето и что он ест и пьет. Он отлично знает, как понравиться, какой имидж особенно импонирует журналистам и обывателям. И во всем этом заключается секрет удивительного обаяния Виталия.

 

 

ВЫЖИВАНИЕ – СТИЛЬ ЖИЗНИ

Итак, вернемся к Школе выживания. Вначале ее основатель Виталий Сундаков был безвестным бродягой. До тех пор, пока он не стал организовывать собственные экспедиции международной значимости. Когда он стал делать не только то, что нужно, но и то, что хочется, к нему проявился интерес. Создав Школу и уже вовсю практикуя свои методы решения проблем в экстремальных ситуациях, он вдруг задумался, а имеет ли он моральное право вмешиваться в ход событий, помогать людям справляться с неожиданными препятствиями и бедствиями в их жизни. Не нарушает ли он, таким образом, особую гармонию, справедливость высшего толка? И после долгих раздумий ответил на этот вопрос сам себе, а уж потом сформулировал свою мысль для людей. Никто не в силах отсрочить предначертанное. Судьба найдет нас везде, но надо научиться избегать случайностей, досадных неприятностей. Они могут "лишить нас удовольствия" дожить до глубокой и спокойной старости, или пасть смертью храбрых. Он говорит:

– Вы не должны позволить себе погибнуть от пожара, если вам предначертано утонуть.

Не правда ли – эффектная специальность. Он помогает корректировать судьбу, учит реагировать на происходящее извне, опираясь на точность показаний наших внутренних приборов – интуиции, чутья… Он против того, чтобы давать универсальные советы, ведь каждая ситуация складывается из миллиона нюансов.

которые определяют ее развитие. Никогда Виталий не возьмет на себя ответственность делать общие заключения и рекомендации. "Как вести себя, когда в переулке напали бандиты?" Но ведь здесь возникает серия встречных вопросов: Сколько бандитов? Они нападают днем или ночью? Трезвые они или нет? Трезвы ли, наконец, вы сами? Как реагировать? Известно, что бег рождает охотничьи инстинкты. Не эффективное же сопротивление вызывает усиление агрессии. Попытка пойти на контакт может плохо кончиться для неискушенного контактера. Одним словом, у меня сложилось впечатление, что в Школе выживания основное -это уметь разбираться в возникшей ситуации, моментально раскладывать ее на составные части и принимать решение, исходя из этого. Для Виталия не существует безвыходных положений, вся его жизнь направлена на то, чтобы преодолевать те или иные объективные препятствия, которые ставят на его пути сама жизнь или люди. Мне показалось, что ему жизненно важно обходить общественные запреты. И с легкой завистью подумала: "Этот человек сумел поймать свою мечту. Он живет так, как загадал когда-то в детстве, и ничто не может помешать неуклонному исполнению его желаний". Может быть, когда-то хилый, закомплексованный мальчик встретил волшебника, и тот исполнил его сокровенное желание?

 

 

ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВЕННИКА

Обилие впечатлений, встречи, знакомства с неведомым, удивительные открытия, преодоления себя и обстоятельств… И, конечно, возникает вопрос, а не пора ли писать обо всем этом самому. Ведь знаменитый "Дневник профессионального путешественника" – это заготовка для большой и интересной книги. Неужели он не испытывает желания рассказать обо всем

увиденном? Но "…мысль изреченная есть ложь", и Виталий, похоже, оттягивает этот момент, проверяя свою сдержанность. Я думаю, что придет день, когда он скажет себе честно: мне есть, что сказать людям, я хочу сказать это людям, я не погрешу против истины, рассказав об этом людям… А вот это и есть тот самый момент, который, похоже, действительно волнует Виталия -повествователя.

Недавно он вернулся из Тибета и вывез оттуда откровения, которые существенно изменили его сознание. Там он столкнулся с иной праведливостью, иными степенями значимости. Он почувствовал, что авторитеты могут рассыпаться в прах там, высоко в горах. Можно быть начальником еще у подножия Гималаев, но перестать что-либо значить среди этих "бритоголовых людей", молчаливо оценивающих тебя внутренним зрением. Они могут вознести на вершины величия и почитания босоногого мальчишку, в детском тельце которого поселился дух великого ламы. Зная, как зыбко и преходяще все земное, может ли человек быть уверен в том, что провозглашенное сегодня не покажется ему смешным и глупым завтра.

Виталий путешествует во времени и пространстве, на его пути то и дело возникают люди, чьи привычки и образ мыслей кажутся нам таинственными, почти мистическими. И в общении с ними формируется его сознание, характер, корректируется он сам. То, что прежде он доказывал бы с упрямой настойчивостью, сейчас уже не кажется ему столь значимым. Сейчас ему уже кажется, что лучше промолчать и послушать, ему пришла охота вновь учиться самому. Так, находясь в джунглях, он понял, что для того, чтобы выжить в этих условиях, ему просто надо попробовать жить, подражая дикарям, следовать их традициям. Испытывать те же лишения, не считая их таковыми, и тогда тебя не съедят. А когда придет пора уезжать – они отпустят тебя с миром.

Я спросила его, встречал ли он что-то мистическое в своих путешествиях? О, конечно! И не только встречал, он сам являл бесспорную мистику жителям джунглей. Ведь согласитесь, для них ручные часы – сущее волшебство. Это что-то живое, стучащее, как сердце. А бритва? Не так ли мы разглядываем предметы, которые находим в местах предположительных посадок инопланетных кораблей.

Помните "Пикник на обочине" братьев Стругацких? И как не назвать мистикой саму возможность существования рядом, параллельно, двух, трех и более миров. Мир цивилизованных людей и дикарей, мир мужчин и женщин, человека и животных…

С недавних пор ему нравится природа без людей и человек вне природы (если такое бывает). Ему нравится созерцать. Есть основания предполагать, что он уже предчувствует томительное ощущение грядущих перемен в своем сознании, границы которого раздвинулись. Что он видит, сидя на скалистом плато, глядя, как медлит, наслаждаясь своим величием, заходящее солнце?

Он признается, что однажды в детстве понял, как красив человек, как пленительны его движения, мимика, непроизвольные реакции. И Виталька мечтал: "Если бы я был царем, заставил, нет, попросил, нет, купил бы… Ну, в общем, поселил бы рядом человека, чтобы он жил, двигался, говорил, а я просто смотрел бы на него, наблюдал бы за ним. Конечно, это похоже на подсматривание… Но все равно. Если бы я был царем…"

Наверное, именно так он загадывал и свои другие желания, которые потом воплотил в жизнь. Тогда-то, наверное, он и обратил внимание, что когда мечта начинает осуществляться, она вдруг обретает и вес походного снаряжения, и холод ночлега на земле, и страх, и голод, и счастье встречать рассвет живым и невредимым.

Мне действительно было интересно, почему человеку есть человека аморально и почему дикари так считают? Но Виталий говорит, что все они знают, эти каннибалы. Их чудовищные трапезы проходят не в детском неведении. Пожирая врагов и пришлых, несущих потенциальную опасность для их дикого мира, они сеют леденящий душу страх в тех. кто может прийти за ними. По мнению Виталия, они понимают, какое впечатление на цивилизованных людей должно произвести ужасное известие о том, какая судьба постигла путешественников. Для этого, а не по счастливой случайности, они позволяют убежать одному из пленных, после того, как он увидел, что сделали с остальными. Смешно предполагать, что дикари не сумели бы найти и выследить сбежавшего. Ведь они знают свои джунгли, как мы с вами свою квартиру, а то и лучше. Нет, не для того они пожирают чужаков, чтобы насытиться, в джунглях для них достаточно еды. Они охраняют свои владения от иноземных вторжений, от людей с ружьями, против которых бессильны копья и стрелы, единственным действенным способом – окутывая свои сырые и тенистые джунгли кровавой тайной, сея панику и ужас. Кем бы ты ни был, но, став однажды на путь путешествий, ты начинаешь понимать языки многих народов, ты научишься осторожности и особой деликатности, без которой просто не выжить. Существует язык жестов и мимики. Тот, кто нарушит этикет и случайно оскорбит собеседника, может поплатиться за это головой. Уяснив для себя эти истины, ты начинаешь на ощупь пробираться дальше, шестым чувством определяя, когда пора протянуть дружественную руку, а когда это чревато стрелой в грудь. И поневоле теория и философия, комплексы и раскрепощение с помощью аутотренинга становятся понятиями исключительно ментальными. Может быть, впервые вдруг понимаешь, что не надо быть многословным. Взгляд становится чище, он обращен внутрь. Доброжелательность появляется в тебе. Настоящая, а не поддельная.

 

 

НО ИСТИНА ДОРОЖЕ

Мы не случайно затронули тему искренности побуждений. Для Виталия характерна продуманная честность отношения к людям, предметам, явлениям и понятиям. Он перешагнул рубеж социального сознания и теперь стремится к ощущениям, лишенным нарочитости. В самом начале я упомянула, что обстановка в доме Сундакова, интонации и действия показались мне театральными, немного рекламными. Я сразу задала вопрос, хватает ли у Виталия терпения слушать то, что говорят другие, ведь его опыт и впечатления легко могут "переплюнуть" очень и очень многие авторитетные мнения. Тем более что его теория подкреплена железной практикой.

Он еще раз напомнил, что и сейчас не прошло его время учиться у других. И тогда он научится с самого первого взгляда узнавать, где притаилась неискренность его собственных поступков и мыслей. Может быть, это еще один канон для тех, кто хочет выжить, кто хочет жить, не вступая в конфликт со своей совестью, – не принимать решения лицемеря, не тешить себя иллюзиями о жертвенности, быть естественным и мудрым, следовать только искренним движениям своей души.

Сначала я хотела рассказать о профессиональном путешественнике, потом о руководителе Школы выживания, потом о Рыцаре Круглого Стола. А потом решила, что надо написать о том, кто оказался голым в пустыне, о человеке, который, как и все мы, приходит в этот мир обнаженным, а потом мужественно бьется всю жизнь за то, чтобы оставаться все тем же "голым в пустыне". Мне кажется, потому что – помните? – "…свобода приходит нагая…"

Корр.

Романтика – это удел восторженного мечтателя? Мальчишество? Или это не умирающее с возрастом и трудным опытом чувство? Поддается ли оно описанию?

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 198; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!