Часть 10. Сигареты, кофе и сладкий поцелуй



Аврора сдала все необходимые анализы, но надеялась, что она не подойдет на кандидатуру донора. К тому же недолгое время назад почки источали кровь, так что это могло сыграть девушке на руку. Она злилась на весь мир, не могла нормально работать и постоянно огрызалась на жильцов квартиры. Сильнее всех доставалось Аррону, на которого чаще всего срывался шквал токсинов, копившихся в Авроре, но он принимал это как должное и не делал ответных ударов, ведь темноволосый любил ее. Да, это было то самое чувство, когда симпатия, привязанность, страсть и физическое влечение сливались воедино, не давай способности трезво мыслить, находясь рядом с предметом обожания. Аррон был опьянен рыжеволосой девушкой, но в силу своей нерешительности не предпринимал никаких шагов, боясь отпугнуть ее, а вместе с этим потерять навсегда. Знал бы он, что зеленоглазая была пропитана этими взаимодополняющими четырьмя чувствами по отношению к нему, медлить бы не стал...

Облако горького дыма взмыло вверх к небу, сорвавшись с алых губ девушки, которая сидела на краю крыши, созерцая вид ночного города. Сан-Франциско, покрытый теплым светом уличных фонарей, входил в полудрему под безоблачным чернильным небом, усыпанным мелким бисером звезд. Легкий и теплый ветер скользил потоком по переулкам и прыгал по крышам слипшихся домиков, иногда касаясь Авроры. Девушка всегда закрывала глаза, когда эта воздушная масса на мгновение окутывала ее тело, задерживала дыхание и старалась вместе с ветром отпустить все свои мысли. Но у нее не получалось. Сигареты, якобы снимающие стресс и помогающие отвлечься от насущных проблем, тоже оказались бесполезными. Безысходность навалилась на нее, а отчаяние сомкнуло свои руки на ее горле, постепенно удушая. Она чувствовала внутри себя лишь плоскую пустоту, которая стремительно разрасталась, грозясь разорвать ее на куски прежде, чем отчаяние успеет замарать свои невидимые руки.

Скрип двери, ведущей на крышу, заставил девушку обернуться. Аррон выглянул из-за угла, после чего вышел к ней. В руках у него были две большие кружки с кофе, одну из которых он протянул Авроре.

- Ты как? – спросил кареглазый, свешивая ноги вниз с края крыши.

- Отвратительно, - девушка поджала губы, сделала жадный глоток кофе и длительную затяжку. «Почему я раньше не пила кофе, когда курила?» - спросила себя Аврора, почувствовав, как горячая жидкость омывает пищевод. Ей понравилось, и она повторила те же два действия. Кофе и никотин – лучшее, что когда-либо пробовала зеленоглазая. После повторения алгоритма ей стало как-то легче, и она с благодарностью посмотрела на Аррона. – Не понимаю, как ты терпишь меня, - издала слабый смешок рыжеволосая, поджав колени к себе, отставив кружку в сторону. – Я же не выносима.

- Это твое мнение, - сказал парень, наблюдая за мерцанием огней где-то вдалеке.

- А что? Разве это не так? Разве я не трудная, не сводящая сума?

- Да, - тихо произнес Аррон, перенося взгляд чайных глаз на девушку. Ее медные волосы развивались на ветру и выбивались из-за несильно оттопыренных ушей, малахитовые глаза блестели в свете фонарей, на бархатную кожу изредка падали густые тени от деревьев, алые уста, насыщенные запахом табака, чуть приоткрыты. Он вновь поразился ее красоте, ее естественности, неиспорченности, и шумно выдохнул. – Ты трудный и сводящий сума человек, но это не делает тебя менее прекрасной, - Аврора ласково улыбнулась, а потом посмотрела вдаль.

- Знаешь, о чем я мечтаю? – спросила она, все еще удерживая на губах нежную улыбку.

- О чем же? – с заинтересованностью произнес Аррон, пододвигаясь ближе к девушке. Та обняла колени и уперлась в них подбородком, бегая глазами по линии горизонта, которая была видна лишь отрывками из-за новостроек.

- Я бы хотела покинуть этот город, а может и страну, поехать туда, где прохладно и свежо. Думаю, отличным вариантом были бы горы, там воздух чище. Бросить курить, дышать полной грудью, начать бегать, потому что сердце ни к черту... Хочу быть с тем, кто будет любить меня со всеми недостатками, примет полностью, а не порционно. Когда бы я замерзала, он бы укрывал меня теплым пледом и обнимал меня так, что душу приятно щекотало. Хотела бы чувствовать себя нужной. Хоть кому-то, - Аврора отпила горячий напиток из кружки и посмотрела на Аррона, который все это время неотрывно смотрел на нее.

- Это сделает тебя счастливой? – после продолжительной паузы спросил парень, глядя девушке в глаза.

- Да, конечно, - кивнула рыжеволосая.

- Я могу сделать тебя счастливой, - сказал Аррон неожиданно для себя и Авроры. Девушка похлопала ресницами, глупо уставившись на темноволосого. – Я мог бы сделать тебя счастливой, если бы ты сделала счастливым меня.

- А о чем мечтаешь ты? Что бы сделало тебя счастливым? – выдавила зеленоглазая, прибывая в странном состоянии. Все как-то дребезжало в ее глазах, а четко звучал лишь голос кареглазого, остальное отошло на второй план. Сердце в груди быстро стучало, а дыхание участилось.

- Я хочу, чтобы ты была со мной, - Аврора задрожала. Она прикрыла рот руками, а из глаз выкатилось две крупных слезы, пропадая за тонкими пальцами, прижатыми к губам. Девушка вдруг крепко обняла парня, повалив его и себя на ровную поверхность крыши. Рыжеволосая нависла над Арроном, сквозь слезы пытаясь разглядеть его лицо, на котором было открытое, ничем нескрываемое удивление. Слезы капали ему на щеки, но он не шевелился, глядя в мутные зеленые глаза. Аврора приблизилась к его губам и мягко поцеловала его. Руки парня прижали девушку к себе за талию, укрепив связь между ними.

- Не отталкивай меня, прошу, - взмолилась девушка, прошептав эти слова ему на ухо.

- И не собирался.

 

В комнате, наполненной тьмой, стояли парень и девушка, глядя друг другу в глаза. В квартире кроме них не было ни души, поэтому в ней стояла терпкая тишина, нарушаемая тяжелым дыханием обоих. Руки Аррона стянули с девушки серо-лиловую футболку, в свою очередь Аврора расправилась с черной кофтой парня. Они вновь отстранились друг от друга, наслаждаясь телом партнера. Рыжеволосая сняла свои штаны, облегающие женственные ноги, после приступила к джинсам кареглазого. Тот дернулся, нервно сглотнул слюну, а живот пронзило пять пар кинжалов. Темно-синяя ткань спала ниже колена, пальцы девушки пересекли барьер кожи, и наткнулись на пластик. Ступню и почти всю икру правой ноги заменял протез бежевого цвета практически неотличимый от настоящей. Аврора, словно не заметив этого, отбросила джинсы парня в сторону и прильнула к его сладостным губам. Ей хотелось почувствовать его, понять. Она толкнула его на кровать и стала оставлять поцелуи на сильной шее. Манящий аромат белых яблок ударил в нос, легкие расправились, и зеленоглазая подняла взгляд на Аррона. Тот поменял их местами, начав покрывать ее тело поцелуями. Первый пришелся на мочку уха, последний на внутреннюю сторону бедра. Аврора издала стон от наслаждения и перевозбуждения. Ее тело горело, еще больше жаждало прикосновений, извивалось и просило еще.

Темноволосый боялся того, как девушка воспримет его «неполноценность», но реакция рыжеволосой окончательно разрушила оковы, сдерживающие его. Нижнее белье было лишним, поэтому он, избавив обоих от этого «бремени» окольцевал кофейные соски, сменяя подобные ласки выведением искусных узоров на коже Авроры, прокладываемые его языком. Девушке было невыносимо просто лежать, получать и запоминать прикосновения Аррона, поэтому она обняла холодными руками его лицо и страстно поцеловала. Парень осторожно раздвинул ее ноги, оставив теплые следы на бедрах. Он приподнял ее таз и с особой осторожностью вошел, стараясь не упускать каждого вздоха и толчка сердца зеленоглазой. Ему было абсолютно плевать, кто до него был у неё, ведь главное, что теперь это тело полностью принадлежало ему.

Аврора выгнулась в спине, прижимаясь к парню, и судорожно вдохнула воздух. «Нет,» - пронеслось у рыжеволосой в голове, когда она соединила их губы, - «кофе и сигареты – не лучшее, что я пробовала в этой жизни. Определенно нет,» - ее язык прошелся по нижней губе парня, и она вновь издала сладкий стон. – «Он – лучшее, что я пробовала.»

Часть 11. Красный заголовок

Бессонная ночь давала о себе знать. Потрепанный вид девушки заставил миссис Пайпер насторожиться, когда та увидела ее в полудреме на рабочем месте.

- У меня кошка рожала всю ночь, - зевнула Аврора, выпалив первое, что пришло в голову. – Тяжелая ночка выдалась, - темнокожая женщина весело усмехнулась, накидывая лямку сумки на плечо. Она знала, что у ее подопечной нет кошек, ведь у нее жуткая аллергия на этих созданий, так что, если бы у девушки и вправду была кошка, то миссис Пайпер не могла бы нормально дышать, и помещение сотрясалось бы от ее громкого чиханья.

- Только не усни на рабочем месте, дорогая, - сказала Сара и лучезарно улыбнулась. – До завтра, Аврора.

- До завтра, - вновь зевнула рыжеволосая, прикрыв рот ладонью. Когда она осталась наедине с самой собой, то сразу предалась воспоминаниям ночи, что останется в ее памяти навсегда. Перед глазами плавали яркие вспышки - отголоски вчерашней страсти, вызывающие мелкую дрожь по телу. Она до сих пор чувствовала жжение на губах от поцелуев и нежное тепло, плавно перетекающее по коже, словно масляное пятно. Аврора прикусила нижнюю губу, оторвала взгляд от бледно-розовых цветов, направив зеленые глаза на стеклянную дверь магазина, и обомлела.

Толпа из мужчин и женщин стремительно приближалась к цветочной лавке, неся в руках микрофоны и массивные камеры. "Какого..." - не успела про себя подумать девушка, как вдруг народ ввалился в небольшой магазинчик, ослепив ее яркими вспышками камер.

- Вы Аврора Дейо Лэрд? - спросила женщина средних лет в деловом костюме черного цвета, тыча микрофоном в лицо рыжеволосой.

- Да, - произнесла девушка, отодвигая рукой микрофон, что держала журналистка, щурясь от вспышек камер. - Что происходит?

- Как "что"? Во всех газетах гремит новость о том, как с Вами обошлись служащие Калифорнийской тюрьмы Норт-Керн, - громогласный мужской голос заставил всех репортеров стихнуть. Он протянул Авроре газету с крупным заголовком кричащего красного цвета "Зверское обращение с заключенной в тюрьме Норт-Керн! Интервью с Авророй Лэрд!"

Девушка пробежалась округленными глазами по статье и открыла рот от возмущения. В публикации, написанной Дороти Рей, интервьюером, что приходила к зеленоглазой несколько месяцев назад, было несколько строк , якобы сказанных самой Авророй. "Охранников было около пяти и шести. Сначала меня обливали горячей водой за то, что я опоздала на вечернюю перекличку, так у нас было заведено. А после они ... они ... изнасиловали меня. Сказали, если я проболтаюсь, то увеличат срок еще на пять лет, повесят на меня нападение на уполномоченное лицо и сопротивление. Я боялась, поэтому молчала все это время. Надеюсь, эти негодяи поплатятся за содеянное."

Ниже была представлена фотография Авроры из личного дела. Девушка на фотографии была не похожа на ту, которой является сейчас. Медные волосы имели красивый естественный блеск, осколки малахита ярко сияли, губы накрашены рубиново-красной помадой, что выдавало ее стремление быть похожей на старшую сестру. Сейчас же часть волос выпала, они стали более тусклыми; губы сами по себе имели алый оттенок от перенасыщения кровью, но вот глаза остались теми же. Насыщенными и пронзительными.

- Но я такого не говорила, - сказала рыжеволосая, держа свежую газету "США сегодня" в дрожащих руках. "Откуда она взяла эту информацию? Неужели кто-то из сторжевых сдал своих?"

- Охранников, что так жестоко обошлись с Вами, отстранили от службы и осудили, пока что условно, - проговорил молодой журналист, глядя на девушку своими проницательными серыми глазами, которые словно рылись в ее душе, пытаясь отыскать в ней любую информацию для своей мелкой колонки в паршивой газетенке, чтобы пойти на повышение. - Что можете сказать по этому поводу?

- Их уволили? - растерянно произнесла Аврора, опуская руки и роняя газету на пол. Та с шелестом растянулась на темной древесине, все еще показывая провокационный заголовок с ее именем.

- Да, это же такой вопиющий случай! - прорычал мужчина, что некоторое время назад протянул зеленоглазой газету. - Можете ответить на пару вопросов? - дальше на девушку напали со всех сторон с расспросами. Как Вы думаете, на сколько должны осудить этих людей? Они покушались на других заключенных или обходились так только с Вами? Каковы общие условия жизни в тюрьме Норт-Керн?..

У Авроры голова шла кругом от прилива новой информации, но радости и удовлетворения от нее она не получала. Все это вселило в нее тревогу. Кнопочный телефон, лежащий возле кассы, завибрировал, и девушка посчитала, что сейчас самое лучшее время ответить на звонок, чтобы отбиться от журналистов.

- На этом все, - сказала Аврора, глядя на уходящих репортеров, которые были крайне недовольны объемом полученной информации. Когда ей удалось остаться лишь в окружении растений, она ответила на входящий вызов. - Да? - устало произнесла рыжеволосая, потирая вспотевший лоб. В цветочном магазине стало на редкость жарко, было невозможно дышать, голова кружилась, мутило как от долгой поездки на судне с морской болезнью.

- Аврора Дейо Лэрд? - свое же имя начинало резать слух, отчего зеленоглазая поморщилась. - Это Центральная больница. Хотим Вам сообщить, что Ваши анализы в порядке, Вы совместимы с матерью, к операции почти все готово.

- Как? Все в порядке? Вы уверены? - нервно оглядываясь, спрашивалась Аврора, все крепче и крепче сжимая аппарат в руке. Внутри вновь образовалась пустота, которая начинала пульсировать и приносить мерзкое ощущение. Казалось, воздух еще сильнее накалился и начал обжигать собой легкие.

- Да, все в полном порядке, можете не беспокоиться. Операция назначена на середину августа. Вы проинформированы, что нужно иметь с собой?

- Простите, но я не давала свое согласие на проведение трансплантации, я просто сдала анализы на совместимость и все, - сказала девушка, тело которой начинала пробирать дрожь. Она напряженно смотрела на дверь, находящуюся за прилавком, почти не дыша, слушая, как женщина, которая была по ту сторону телефона, перебирает бумаги.

- Но тут стоит ваша подпись, - Аврора окончательно замолчала и впала в ступор. - Алло? Вы еще здесь? Вы меня слушаете? - но рыжеволосая уже не слушала. Она медленно скатилась по прилавку на пол, прижав к лицу холодные ладони.

- Я делаю это не ради нее, - резко произнесла зеленоглазая, убив своим голосом тишину, воцарившуюся в палате. Она сидела на койке в сине-зеленой робе, скрестив руки на груди, и смотрела на Одетт, из которой так и лилась благодарность к сестре. - Я делаю это для того, что бы ваша семейка меня больше не трогала.

- Спасибо тебе большое, Рорри, - пролепетала блондинка со слезами на темных глазах, после протянула Авроре объемный конверт.

- Что в нем? - с недоверием спросила девушка и осмотрела конверт снаружи, не вскрывая его.

- Деньги. Я знаю, они тебе нужны, так что, пожалуйста, прими их, - зеленоглазая сначала хотела всучить бумажный пакет, в который была упакована приличная сумма денег (судя по толщине конверта), обратно Одетт, но потом задумалась. На эти средства она могла бы уехать из этого душного города вместе с Арроном, осуществить свою мечту и его. - Прости, что подделала твою подпись. Она нужна была срочно, а я была уверена, что ты согласишься, поэтому решила так поступить ... - девушка ничего не ответила, лишь молча положила конверт в свою сумку. Позже Рорри поместили на перевозную кровать, и начался процесс премедикации (подготовка перед анестезией), ее вывезли на той же кушетке в коридор и повезли в операционную.

- Аврора! - раздался родной голос из дверей холла, и к девушке вскоре подбежал Аррон. Весь взлохмаченный и запыхавшийся. Светлая прядь волос спала на лоб, остальные же торчали во все стороны; карие глаза казались безумными, метались во все стороны. Именно таким она его полюбила. Взволнованным, растрепанным, суетливым.

- Все в порядке, - едва улыбнулась девушка, чувствуя, как все тело стало невероятно тяжелым. Слабость одолевала ее. - Я сейчас на лекарствах, так что плохо соображаю, - она издала хриплый смешок и закрыла веки, налившиеся свинцом. -Ты что-то хотел?

- Да, - он прижался к ее губам, давая почувствовать ей аромат свежих яблок, который она обожала до потери сознания. Девушка улыбнулась сквозь поцелуй и открыла малахитовые глаза. - Все будет хорошо.

- Я знаю, - сказала Аврора, и вскоре ее тело скрылось за большими дверьми, над которыми загорелась надпись "ОПЕРАЦИЯ".

Но все прошло не так гладко, как хотелось бы...

Часть 12. Тень прошлого

Нежные золотистые лучи заходящего солнца проникали в палату вместе со свежим вечерним воздухом, что играл с полупрозрачными белыми шторами. Девушка с медными волосами была в помещении совсем одна, сидела в полной тишине, читая один из романов Ремарка в мягкой обложке. " И откуда у главных героев столько денег на алкоголь?" - задумалась Аврора и скривилась, почувствовав покалывание в руке, в которую был воткнут катетер. Рыжеволосая вздохнула, отложив книгу на прикроватный столик и взглянула в чистое окно, пытаясь вспомнить мгновения перед операцией. Она помнила лишь проносящиеся перед глазами вытянутые лампы прямоугольной формы, операционную, ее тусклую освещенность и две слепящие лампы, которые заставили глаза слезиться и принять опаловый цвет. Так же было расплывчатое, совсем мутное воспоминание, как ее тело привязывают в хирургическому столу, как она поворачивает голову вправо и видит мать, уже лежащую без сознания, покрытую трубками и проводами. В ее голове эхом отдался возглас удивления, ведь женщина, которая лежала рядом, сильно исхудала за последние года, кожа потускнела и приобрела серый оттенок. А дальше холод, темнота и противный писк в ушах. Как ей сказали позже, у нее открылось внутреннее кровотечение уже после того, когда ее уже зашили, что не очень хорошо сказалось на послеоперационном периоде. Постоянная слабость, головокружение и тошнота. Эти дни, проведенные в больнице, раскрашивал яркими красками лишь Аррон, навещавший Аврору каждый день. Она чувствовала себя замечательно, а вот парню было до сих пор страшно, ведь в его памяти постоянно крутились осколки недавнего прошлого, где зеленоглазая была без сознания после операции. Это было для него одним из самых тяжелых, долгих и мучительных испытаний. Но все обошлось.

И вот, вместе с легким ветром в палату ворвался Аррон с рюкзаком на плече. Зеленые глаза девушки сразу заблестели, а на алых губах возникла нежная улыбка.

- Скучаешь? - спросил парень, приглаживая свои темные волосы, но из-за того, что они были слишком густыми, выходило плохо.

- Безумно, - вздохнула Аврора, склонив голову на бок. - О чем сегодня поговорим?

- У меня есть предложение, - радостно и как-то по-детски улыбнулся кареглазый, усаживаясь на больничную койку рыжеволосой. - Хочешь поехать к океану? - его чайные глаза светились жизнью, даруя Авроре частички своего тепла, которое ей было так необходимо.

- Хочу, - улыбнулась она и выдернула из запястья иглу.

 

Вишневый океан нагонял волны на песчаный берег пляжа, обдавая находящуюся близ него пару мелкими брызгами и соленым воздухом. Светло-розовое небо было идеально чистым. В этом океане лениво не перекатывались пушистые облака, а лишь плавно лавировали белоснежные чайки, оглушительно крича. Солнце, словно зрелый персик, тонуло в красноватой жидкости, унося с собой свет и тепло. На пляже было малолюдно, иногда и вовсе казалось, что Аврора и Аррон там совсем одни. Девушка стояла чуть поодаль от парня, глядя на "Золотые ворота", утопая ногами в теплом песке Калифорнии.

- Не шевелись! - крикнул парень, когда Аврора начала поворачиваться в его сторону. Она замерла, как и стояла, дождалась одобрения Аррона и подсела к нему. Девушка какое-то внимательно наблюдала за тем, как он карандашом штрихует небольшой набросок на отрывке крафт-бумаги. На этой зарисовке была изображена Аврора, которая глядит куда-то вдаль. Ее волосы живописно развиваются на ветру, а руки чуть расставлены в стороны так, чтобы их полностью обдувал ветер. - Назову эту будущую картину "Богиня закатов".

- Аврора - это богиня утренней зари, а не закатов, - ухмыльнулась зеленоглазая, взглянув хитрым взглядом на парня.

- Я же знаю, что ты не любишь утро. Оно приносит с собой жару, которую ты так ненавидишь. Так что богиня закатов.

Они сидели на изящно выгнутом стволе бывшего дерева, что когда-то сломило бурей, и этот большой кусок древесины доплыл досюда; их ноги омывала прохладная вода, а песок проходил между пальцев. На девушке была лишь бледно-каштановая сорочка, поэтому она со временем все сильнее прижималась к парню, чтобы согреться. Ее зеленые глаза совершенно случайно натыкались на протез, после этого хотелось задать все интересующие вопросы, но она останавливала себя, считая это неэтичным. Темноволосый же замечал редкие взгляды изумрудов на своей ноге, что подталкивало его наконец рассказать то, о чем никому и никогда не хотел говорить.

- На счет ноги ... - неуверенно и тихо начал Аррон, взглянув на девушку, которая тут же смутилась. - Думаю, следует тебе рассказать.

- Если не хочешь, можешь не рассказывать, - встрепенулась Аврора, начав отговаривать его.

- Нет, я хочу поделиться с тобой. Но не знаю, как ты к этому отнесешься. Я был не самым хорошим американцем.

- Мне не важно, каким ты был, - сказала рыжеволосая и посмотрела в карие глаза, поежившись от холода. - Для меня важно, какой ты сейчас. Но, если ты хочешь рассказать мне о том, кем был до моего появления, я тебя выслушаю. И, уверена, мое мнение о тебе не измениться, - Аврора отвела взгляд на ровную полосу горизонта, стык воды и неба, поджала к себе ноги и обняла свои колени, надеясь, что так станет теплее.

- Моя мать - наркоманка. Она бросила меня, как только родила, - эти слова тяжелее всего дались Аррону, так что их конец он проглотил, но девушка все поняла и перестала дышать, чтобы не пропустить ни единого слова парня. - Всю жизнь я мотался по приютам, переходил из одной семьи в другую, но ни одним я не нравился, поэтому все возвращали обратно, и в детских домах меня встречали со словами: "А, опять ты?" - кареглазый вздохнул и взглянул на крошечную часть "персика", яркую полосу, торчащую из воды. - Я сменил множество семей, фамилий, домов, городов, что уже не помню, кем был изначально, - Аррон, заметив, что Аврору уже трясет как в лихорадке, снял свою рубашку и накинул на ее покатые плечи. - В средней школе я начал зарабатывать, конечно, незаконно, ведь никто бы не доверил какую-либо работу ребенку из детского дома, а в то время меня даже не пытались усыновить, подростков почти никто не брал в семью. Я желал бамп ключи для домушников, воров, специализирующихся на квартирных кражах. У меня это неплохо получалось, поэтому вскоре обо мне знало большинство воров того города.Тогда от квартирных замков я перешел на более крупную добычу. Моей целью стали особняки с богатеями, которые носили на себе украшения в несколько миллионов долларов на разные благотворительные вечера. Я взялся за одну из таких крупных работ, и она утянула меня с собой на дно. Моей самонадеянности можно было только позавидовать. Я провалился и за то, что подвел влиятельного мафиози, поплатился утратой ноги. И те парни, которые избили меня за цветочным магазином, просили сделать меня пару ключей, но я отказался. Вот что из этого вышло, - закончил Аррон и повисло молчание. "Ну вот," - подумал парень, и его голова безвольно повисла на шее, - "это конец."

Вдруг он почувствовал, как холодная женская рука сжала его. Темноволосый взглянул на зеленоглазую и увидел улыбку на устах Авроры, что поразило его. Она поцеловала его в скулу и прижалась ледяной щекой к мужской груди.

- Ты хороший человек, Аррон. Самый замечательный. Твое прошлое не меняет настоящего и нашего будущего, - девушка прикрыла глаза, шире улыбнувшись. - Помнишь, как мы с тобой познакомились? - промурлыкала она, выставив руку Аррона перед собой, и начала сравнивать размер его ладони со своей.

- Конечно, - мягко улыбнулся парень, улавливая каждое ее прикосновение к своей коже. - Ты принесла мне Джин-тоник. От тебя пахло сигаретами и водкой. Ты спросила, что я пишу вишневой краской, а я ответил - океан.

- Знаешь, о чем я подумала, когда увидела тебя? Я сказала себе, что когда-нибудь я пересчитаю все родинки на твоем лице. Я подсчитала, - Аврора подняла взгляд на Аррона и выпрямилась, - Двадцать семь маленьких родинки на лице и три в волосах, - парень удивленно вскинул темные брови.

- Когда ты успела их посчитать?

- Я их считала всегда. Всегда, когда смотрела на тебя, когда перебирала твои волосы - Аврора посмотрела на небо, которое начало принимать сиреневый оттенок, и шумно выдохнула . Ее медные волосы подпрыгивали от вспышек сильного ветра, а потом спадали на прелестное лицо, которым несколько месяцев назад вдохновился Аррон. - Если бы я хотела оставить свой след на твоей коже, - смущенно произнесла рыжеволосая, поворачиваясь к парню. Она привстала и оставила кроткий поцелуй у него на виске, - я бы хотела быть здесь.

Аврора села на свое место и встретилась взглядом с Арроном.

- Я люблю тебя, - сказал он, вызвав искреннюю улыбку на губах девушки. Она обняла его, уткнувшись носом в ароматную шею.

- А я тебя, - прошептала Аврора.

И только вишневый океан был свидетелем их признания. Их любви.

Часть 13. Будь рядом со мной

Стремительно из-за горизонта выплыла темная туча и, круто развернувшись, заволокла собой небо. Своей тяжестью и хмуростью она задавила яркое солнце, упрятав его в темницу. Мгновенно похолодало. Ветер резкими и сильными порывали раздувал рекламные листовки, бумажные пакеты, которые вдруг научились летать. Ослепительная молния рассекла небо, и на том месте возникло темно-фиолетовое пятно - след от глубокой раны. Что-то зловещее чувствовалось в воздухе, в нем витало ощущение конца. Грянул гром. Раскаты ужасали своей пронзительностью и внезапностью. В грузных тучах мелькнула вспышка света, а треск разряда, последующего за ней, напугал Аврору, и она оторвалась от каталога с цветами. По ее спине прошелся рой мурашек, она вздохнула, вновь устремляя малахитовые глаза в журнал. Девушка слабо улыбнулась от представления в своей голове прекрасного будущего. Вскоре на деньги, что дала ей Одетт, она сможет уехать вместе с Арроном далеко-далеко, жить спокойной и размеренной жизнью, не следить за временем, не иметь понятия, который час, а лишь наслаждаться мгновениями, проведенными рядом с тем человеком, к которому ее тянуло словно магнитом. Она действительно любила Аррона. Эксцентричного, вечно взволнованного, романтичного и доброго парня, попавшегося ей на глаза в начале этого лета. Аврора и не могла подумать, что сможет полюбить кого-то, ведь, кажется, совсем недавно она яро отрицала существование такого чувства, как любовь. Кто бы мог подумать, что судьба вот так сведет ее с тем, кого она будет любить до безумия, лишения рассудка, до дрожи в коленях, до обморочного состояния, до конца океана и обратно?

Аврора как раз оторвала взгляд от каталога, когда дверь цветочной лавки распахнулась, очередная вспышка осветила силуэты нескольких мужчин, стоящих у дверного проема. Девушка поднялась со стула, пытаясь разглядеть посетителей магазина. Лица мужчин залил блеклый свет мигающих ламп, и Аврора в страхе сделала несколько шагов назад.

- Ну, привет, заключенная, - проскрежетал бывшей охранник тюрьмы Норт-Керн. - Небось уже слышала, что нас отстранили от службы и хотят засудить? А мы предупреждали тебя, чтобы ты меньше трепала своим грязным языком.

- Я никому не рассказывала, - произнесла Аврора, пытаясь говорить спокойно и уверенно, но голос под конец предательски дрогнул. - Это журналистка. Она все придумала!

- Уж больно то, что она "придумала", - другой мужчина показал в воздухе кавычки, приближаясь к прилавку, за которым стояла зеленоглазая, - сходиться с реальностью. Не находишь? - рослый охранник схватил ее за волосы и дернул на себя. Девушка ударилась головой о высокую тумбу, а затем упала на пол.

- Может рассказал один из ваших, - процедила сквозь зубы Аврора, стараясь подняться, но ее прижали к полу, наступив на спину ногой. Перед опаловыми глазами стали проноситься ужасающие отрывки из прошлого, которое не хотелось повторять снова.

- Мы не крысы, Лэрд, своих не сдаем. Это вы, заключенные, грызуны, которые ищут какие-то привилегии, донося на своих же. Вы прогрызли весь фундамент. Мир из-за вас разрушится.

- Я ничего не говорила, - более твердо повторила Рорри, сжав руки в кулаки. Тонкие ногти впились в ладони, не давая ей потерять рассудок, позволяя оставаться здесь, в этом отвратительном сером мире, наполненном грязью.

- Нет, милая, это ты проболталась. Не важно, кому и когда. Ты выполнишь черную работенку, и мы будем в расчете, - на лице мужчины растянулась злорадная ухмылка, он сильнее начал вдавливать тело девушки в деревянный пол.

- Я не буду ничего делать.

- Еще как будешь! - засмеялся то, наклонившись к девушке, после чего ударил ее лбом об пол. Все перед глазами Авроры задрожало, голову поразила боль, в ушах встал писк, от которого становилось дурно.

- Что вы хотите? - прошипела рыжеволосая, крепко стиснув зубы.

- Доставишь кое-какой груз, - мужчина потряс перед ее глазами пакетиком с порошком. - Ты же это прекрасно умеешь, не так ли? - приторная улыбка на пересохших губах бывшего охранника вызывала отвращение и рвотный позыв. Девушка зажмурилась и слабо кивнула головой, из которой понемногу сочилась кровь. - Вот и отлично. Доставишь завтра в аэропорт. Рейс сто двадцать шесть. Положишь под сиденье, номер которого четырнадцать. Ровно в четыре часа вечера. Поняла? - Аврора лишь кинула холодный взгляд на служащего, "хранителя порядка", не вымолвив ни слова. - Ты поняла?! - последовал удар.

-Да! - крикнула Аврора, почувствовав на губах насыщенный вкус железа.

- Те, кому нужен этот пакет, будут постоянно находиться в здании аэропорта. Не советую тебе пропускать эту важную "встречу", иначе можешь поплатиться своей жизнью, милая, - после эти слов мужчины тут же растворились в воздухе, оставив после себя пакет, который нужно доставить, и билет на рейс сто двадцать шесть. Страх сковал женственное тело, девушке не удавалось и пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы встать на ноги и взять себя в руки. Она еле как достала из кармана джинсов свой телефон, начала искать имя в списке контактов на буквы "А".

Абонент был недоступен.

Аврора широко распахнула глаза,сжавшись в комок."Неужели они что-то сделали и ему?" - с трудом поднявшись на локти, подумала зеленоглазая, затем уперлась в деревянный пол коленями и поднялась, пошатываясь из стороны в сторону. Она закрыла магазин и побежала домой. На Сан-Франциско обрушился ливень. Аврора за считанные секунды промокла до нитки, ткань облепила все тело, медные волосы прилипли к лицу, закрывая весь обзор. Отчаяние вновь тянулось к ней своими незримыми руками, жаждущими задушить ее. Ноги рыжеволосой запинались друг об друга, об тротуар, и в итоге она, как ни странно, рухнула на асфальт.

- С Вами все в порядке? - спросил полицейский, который стоял на перекрестке, орудуя жезлом. -Может Вам нужна помощь?

- Нет, - торопливо произнесла Аврора, будучи на грани паники, поднялась и побежала дальше, ощущая, как пламя обжигает ее колени.

Девушка вбежала к квартиру и ее ослепила вспышка молнии за окном. Раскатистый гром заставил задрожать стены старого дома и лампу, висевшую в гостиной. Зеленоглазая задыхалась от длительного бега, не могла ничего сказать, с ее губ срывался лишь слабый хрип.

- Аврора? Это ты? - из комнаты вышел заспанный Аррон, к которому рыжеволосая тут же бросилась с объятиями. - Ты чего?

- Почему ты не отвечал? - со слезами на глазах спросила Аврора, а ее алые губы искривились от жжения в горле. Сердце обливалось кровью, но стучало уже не так яростно, как прежде, ведь Аррон был в порядке.

- Бен взял мою зарядку на работу, а телефон разрядился, - задумчиво произнес парень, после чего вновь был прижат в мокрому и холодному телу зеленоглазой нимфы. - Что с тобой?

- У меня огромные проблемы, - сказала девушка, вглядываясь в карие глаза, пытаясь впитать хоть каплю тепла и успокоиться. Она показала Аррону пакет с порошком, отдающим голубоватым цветом, и на лице темноволосого возникло нескрываемое удивление. - Мне сказали, если я не доставлю это завтра в аэропорт, меня убьют, - по раскрасневшимся щекам покатились горячие слезы, а кисти ледяных рук затряслись. - Аррон, что мне делать?

- Я... я не знаю, - он сел на диван Смита и обхватил голову руками. Аврора так и стояла посреди гостиной, захлебываясь своими же слезами. Дышать становилось вовсе невозможно. Жар захлестнул ее, одаривая головокружением и одышкой.

- Я доставлю пакет, а потом мы уедем из этой страны. Не хочу здесь находиться. Прошлое постоянно будет преследовать меня, - тихо сказала Аврора, вытерев с лица раскаленные слезы.

- Нет! Ты сума сошла?

- А что мне еще делать?

- Надо обратиться в полицию.

- Не в коем случае. Я не доверяю полицейским. Они засадили меня в тюрьму, даже толком не разобравшись в деле. Все они одинаковые. Я не пойду в участок, чтобы меня снова посадили за хранение, ведь мне его обязательно приплетут, - рыжеволосая прижала ладони к лицу, начав медленно и глубоко дышать. - Я просто доставлю этот злосчастный пакет на борт самолета и все. Другого выхода нет.

- Уверен, мы сможем придумать что-нибудь, - Аврора отрицательно покачала головой, забрав влажные медные волосы за оттопыренные уши. - Тогда пакет доставлю я.

- Ты даже не знаешь, что делать, - поджала губы девушка, протянув руки Аррону. Тот сжал их своими и поднялся с дивана, неотрывно глядя в малахитовые глаза. - Просто будь рядом, хорошо? - темноволосый не отвечал. Он знал, что эта затея ничем хорошим не кончится, но противостоять этой пылкой девушке он попросту не мог.

-Хорошо.

 

Часть 14. Поцелуешь меня?

Аррон наблюдал за тем, как Аврора повязывает нить на небольшой пакет, который должна оставить под определенным креслом в самолете. Она с трудом проглотила прозрачную упаковку, поморщилась и начала прикреплять свободный конец нити себе на зуб. Время уже близилось к четырем, а парень и девушка все еще не выехали. У рыжеволосой тряслись руки, а нить как на зло соскакивала с зуба, заставляя нервничать и торопиться еще больше. Она кое-как повязала нить и повернулась к Аррону. Тот подошел к ней и крепко обнял, зажмурив глаза.

- Все будет в порядке, - улыбнулась Аврора, но в душе бушевала тревога, тяжкая и щемящая. Девушка чуть отстранилась и ласково посмотрела на Аррона малахитовыми глазами, после провела рукой по его щеке и мягко коснулась его губ.

Они выдвинулись в аэропорт, находящийся в Сан-Бруно. Аврора сидела на раме велосипеда, окрашенной зеленой краской, которая местами потрескалась от времени. На ней было легкое белое платье, длина которого не превышала колен; медные волосы волнами развивались в воздухе, изредка касаясь кончиками лица парня. Девушка чувствовала, как что-то встряло в пищеводе, и иногда языком проверяла натянутость нити, боясь, что что-то вдруг может пойти не так. Она повернулась к Аррону, взглянула в его лицо и успокоилась. Волнение постепенно уходило, и рыжеволосая попыталась улыбнуться, но выходило что-то унылое и натянутое, совсем неестественное.

Рорри спрыгнула с рамы, поправила подол платья и собиралась уже бежать в аэропорт, как темноволосый взял ее руку в свою.

- А поцелуй на удачу? - ухмыльнулся он, притянув девушку к себе за талию. Та чмокнула его в губы, и обоим стало как-то легче. - Я буду ждать тебя на парковке. Если ты не придешь через двадцать минут, я пойду за тобой, - Аврора довольно кивнула, изобразив на лице улыбку, и вошла в здание аэропорта колоссальных размеров, чуть подпрыгивая. Как только она пересекла охранный пункт, в горле пересохло, возникла жуткая жажда. Зеленоглазая купила в ближайшем автомате бутылку с водой за двадцать семь центов и сделала глоток свежей прохладной жидкости. Она облегченно выдохнула, закрыв бутыль и резко схватилась за горло . Отыскав глазами уборную, Аврора бросилась туда, чем несомненно привлекла к себе внимание, чего делать явно не стоило. Рыжеволосая подбежала к зеркалу и широко открыла рот, судорожно бегая глазами по ротовой полости. Нитка, к которой был привязан пакет, угодила в пищевод вслед за кульком, а все из-за того, что она была непрочно закреплена.

"Что же делать?" - нервно повторяла про себя девушка, пытаясь зацепить кончиками пальцев нить. Ничего не выходило, поэтому она открыла бутылку с водой и начала жадно поглощать ее. Аврора расставила руки по обе стороны от раковины, тяжело дыша. Вода обратно вытекала из нее, но пакет упорно отказывался выходить, где-то прочно засев.

Посадка на рейс сто двадцать шесть уже закончилась, самолет взмыл в воздух, а Аврора сидела в кабинке туалета, не решаясь выйти.

- Она должна быть где-то здесь, - раздался грубый и режущий слух голос, позже показались начищенные до блеска черные туфли. - Да, она не выходила из аэропорта, - рыжеволосая зажала рот руками, чтобы ненароком не издать какого-либо звука, и поджала ноги к себе. В зеленых глазах заблестели слезы, а тело затрясло от страха. - Здесь все чисто, - вновь раздался неприятный голос и дверь в уборную с грохотом захлопнулась. Аврора вскочила на ноги выбежала из туалета, а затем из огромного здания, опять же привлекая всеобщее внимание.

"Нужно добрать до парковки," - подумала девушка, заворачивая за угол. - "Еще немного," - оставался последний поворот, как вдруг она врезалась в чью-то крепкую грудь.

- Где пакет? - басистый голос на мгновение оглушил ее, затуманив сознание, но спустя несколько секунд рыжеволосая спохватилась и побежала обратно, ведь путь к парковке был прегражден людьми, видимо, которым и нужно было вещество, находящееся в прозрачном пакете. Но далеко убежать не удалось. Ее сшибли с ног и оттащили за угол. - Хватит уже бегать! Где пакет?

- Нить порвалась. Такового не должно было случиться, - начала нелепо оправдываться Аврора, глядя в свирепые глаза людей, окучивавших ее. Они, словно безжалостные и дикие животные смотрели на нее, считали слезы, встречающиеся на ее аккуратном подбородке, и радовались пойманной добыче. Девушка прибилась к стене в вжалась в нее, обхватив голову руками. В этот момент ей захотелось просто раствориться в воздухе, исчезнуть без следа.

- Как давно? - безразлично и холодно спросил предводитель этой стаи, в которого и врезалась зеленоглазая. На нем был дорогой костюм, черные лаковые туфли, большие голубые глаза, казавшиеся весьма добрыми, которые никак не выдавали в нем кровожадного человека. Но внешность, как правило, является обманчивой.

- Меньше двадцати минут назад, - через силу произнесла девушка, чувствуя, как все органы внутри нее набухли от напряжения и готовы лопнуть.

- Может еще не поздно, - хмыкнул тот и поднялся из положения полуприседа. Тут же Рорри оторвали от стены и подняли на ноги. Она уже почувствовала легкость, страх исчез. Рыжеволосая шумно выдохнула, и внезапно лезвие ножа вонзилось в ее живот. - Достаньте его из нее.

[The Cinematic Orchestra – To Build a Home]

Аррон каждые три секунды поглядывал на часы. Те двадцать минут, что он дал Авроре на то, чтобы расправиться со всеми делами, уже истекало. Она еще не вернулась, а это означало, что что-то пошло не так. Темноволосый прислонил велосипед к ограждению и спешным шагом направился в аэропорт. Вот только идти туда было уже не нужно.

Почти обескровленное тело девушки лежало за поворотом на асфальте. Белое платье постепенно окрашивалось в темлый розовый цвет, переходящий в красный; в районе живота зияла дыра. Аррон подбежал к Авроре, приподняв ее голову. Из ее рта вытекла струйка крови. Глаза были закрыты, длинные ресницы отбрасывали тень на бледные щеки. Она была похожа на большую фарфоровую куклу. Такая же прекрасная и холодная.

- Нет, - прошептал парень, прижимая остывающее тело к себе. Аврора вдруг издала кашель, приоткрыв болотные глаза. - Боже, - сорвалось с губ Аррона и он начал быстро набирать номер скорой помощи. - Потерпи, пожалуйста, тебе скоро помогут, - говорил кареглазый, положив голову девушки к себе на колени. Рыжие локоны рассыпались у него на ногах, спадая на окровавленный асфальт.

- Я люблю тебя, Аррон, - с улыбкой прошептала Аврора, зачарованно глядя в чайные глаза с темными вкраплениями. - Прости, что не исполнила твою мечту и не сделала счастливым.

- Ты прощаешься? Не вздумай уходить от меня, - глаза парня обожгло, и на кожу серого оттенка капнуло пару слез. Девушка моргнула и пустым взглядом уставилась в небо.

- Я люблю тебя, - повторила она, словно уже находясь где-то высоко в небе бледно-кораллового цвета.

- Аврора, - позвал ее Аррон. Зеленые глаза не сразу, но все же посмотрели на него. Они заметно потускнели и потемнели, в них не осталось того блеска, который они приняли при первой встрече с кареглазым парнем, изменившим ее жизнь.

- Поцелуешь меня? - прошептала девушка, ее слова едва можно было разобрать. Темноволосый наклонился к ней и прижался к ее холодным, но еще алым устам. Внутри все заныло от боли. Ему хотелось оказаться на ее месте, спасти ее жизнь, ведь она, как никто другой, заслуживала счастливой жизни, хорошего конца. - Я всегда буду рядом с тобой, - она закашлялась, капли крови запачкали белоснежный воротник, и Аврора вновь устремила взгляд в прекрасное небо. Это были последние слова, сказанные ему. Аррон гладил ее мягкие медные волосы и содрогался от всхлипов.

У каждой истории есть начало и конец. Все началось совсем недавно в баре "Красный бархат", а закончилось здесь и сейчас, у аэропорта в Сан-Бруно возле парковки. Всего двадцать километров и почти три месяца соединяют точки начала и конца. Казалось бы, всего ничего, но это целая история. История любви двух мечтательных людей, пусть столь короткая и без счастливого конца для них обоих...

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 325; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!