Часть 7. На что смотрит девушка с картины?



Последние солнечные лучи касались медных волос и гладкой кожи девушки, которая уснула за прилавком магазина. Уже несколько недель она ночует в этой цветочной лавке, так как пойти было больше некуда. Ни дома, ни денег, ни друзей. Она чувствовала себя абсолютно одной в этом большом городе, да и во всем огромном мире.

Голова Авроры мирно лежала на руках, наложенных друг на друга стопкой, и едва слышно посапывала. Теплый блик света скользнул по ее лицу, ресницы затрепетали, но глаза не открылись. Даже звон дверного колокольчика не разбудил девушку, и она продолжала сладко спать среди полчища пышных растений и ароматных цветов. Покупатель, вошедший в цветочную лавку миссис Пайпер, внимательно посмотрел на рыжеволосую, мельком оглядел помещение и вновь наткнулся взглядом на "спящую красавицу". Парень аккуратными и тихими шагами подошел к прилавку, поставил руки по обе стороны от Авроры и навис над ней, рассматривая ее лицо свысока. Он слабо улыбнулся, бережно убрал спавшую на лоб рыжую прядь волос и приблизился к ее уху.

- Девушка, проснитесь, - его голос мягко коснулся ушной раковины, и малахитовые глаза, покрасневшие от недосыпания, распахнулись.

- А, это ты, - выдохнула Аврора, увидев Аррона, и вновь скрепила веки, на что тот издал смешок и отстранился от вытянутой высокой тумбы. - Тебе нужны цветы?

- Именно поэтому я и пришел в цветочный магазин, - усмехнулся Аррон, запуская руку в непослушные темные волосы, лоснящиеся на солнце.

- А вдруг ты пришел ко мне, - приторно улыбнулась Аврора, потягиваясь и поднимаясь со стула. Ему хотелось ответить на это: "По правде говоря, за этим я сюда и пришел", но не сказал. - Итак, какие цветы тебе нужны?

- Красные астры, - ответил Аррон, заглядывая карими глазами в комнату для персонала, где увидел грязно-оранжевый чемодан, и тут же вспомнил о том, что Аврору должны были выселить из квартиры. - Ты здесь живешь?

- М, да, приходится, - пролепетала девушка, подходя к стенду с красными цветами. - Тебе новоаглийские астры или однолетние?

- Новоанглийские. Неужели тебе не к кому пойти?

- Как видишь, - вздохнула Аврора, кружась вокруг многолетних цветов. Парень сделал небольшой шаг к ней, после чего остановился и заколебался.

- Ты могла бы пожить у меня некоторое время, - неуверенно произнес темноволосый, потирая костяшками пальцев затылок. Девушка резко повернулась к нему, и он отвел от нее взгляд куда-то в сторону, сделав вид, что интересуется невзрачными, но сладко пахнущими белыми цветами. - Точнее у меня и Бена, моего друга.

- Эм, - Аврора протянула ему горшок с красными цветами и поджала алые губы, - мне будет как-то неудобно стеснять вас. Спасибо за предложение, но ...

- Ты не стеснишь нас. Квартира небольшая, но мы втроем поместимся, - ободряюще улыбнулся Аррон, все же взглянув в зеленые глаза девушки. Аврора смутилась и вонзила зеленые осколки в пол, неловко пошатнувшись. Парень покачал головой, решительно ворвался в служебное помещение, взял отвратительного цвета чемодан и пошел на выход из магазина, положив на прилавок деньги за цветы. - А? - только и смогла произнести рыжеволосая, глядя на то, как кареглазый стремительно направляется к двери магазина.

- Ну? Ты идешь? - Аррон вопросительно посмотрел на девушку. Та въедалась взглядом в его глаза, пытаясь прочесть в них его намерения. Она не доверяла людям после того, как вышла из тюрьмы, хоть и хотелось верить в доброту и бескорыстность человеческого рода. Аврора метнулась к кассе, схватила ключи и вышла из магазина вместе с темноволосым.

- Зачем ты мне помогаешь? - спросила зеленоглазая, поворачиваясь к нему, чуть обогнав. Ветер дул ей в спину, накидывая волосы на лицо, которые она даже не пыталась поправить. Девушка любила, когда воздушный поток проникал своими струями ей в волосы, развивая рыжие нити, гладил бархатную кожу, прикасаясь к каждой клеточке своими незримыми прохладными пальцами.

- Не люблю, когда жизнь так поступает с хорошими людьми.

- Кто тебе сказал, что я хорошая?

- Я вижу, - ухмыльнулся Аррон, опуская взгляд вниз на тротуар. - Я узнал это еще в тот день, когда я тебя впервые увидел в баре "Красный бархат". Плохие люди не могут слушать джаз.

- Может твои же глаза тебя обманули? Такое случается, - хитро улыбнулась Аврора, остановившись перед парнем.

- Не думаю, - произнес он, чуть наклонившись, чтобы его лицо было на уровне с ее. - Кстати, это тебе, - он втиснул ей в руки горшок с астрами, чего Лэрд никак не ожила.

Девушка обняла одной рукой парня, прошептала "спасибо", после горделиво взметнула голову вверх, хихикнула, прикусив нижнюю губу, и пошла вверх по улице. Аррон с улыбкой посмотрел на нее и отправился следом.

 

Квартира Аррона Нориэна и Беннетта Смита действительно была небольших размеров: маленькая кухня, располагающаяся рядом с крошечным балконом, уборная, гостиная, заменявшая спальню светловолосому, и комнатка, входом в которую являлась арка с вмонтированной в нее балкой, служившей турником. Все стены в доме были цвета очищенного миндаля, а пол из серо-коричневой древесины, но его большую часть скрывали теплые и мягкие ковры, приятные на ощупь.

- Ох, какие люди, - из-за угла плавно выплыл белокурый парень, одетый в светлую растянутую водолазку и темные джинсы. Он игриво улыбнулся Авроре, на что девушка ответила усмешкой.

- Она поживет с нами некоторое время, - сказал Аррон, снимая кроссовки на входе, глядя при этом на друга. Тот сделал глоток крепкого чая из большой кружки и понимающе кивнул.

- Я, конечно, не против, но где ты собрался разместить ее? - Бен озадаченно оглядел свой диван, стоящий в гостиной, и комнату Аррона, которая была покрыта мраком из-за отсутствия в ней освещения. Авроре стало неудобно, она обняла себя и как-то виновато взглянула на темноволосого.

- Можешь попросить у Боба раскладушку? - спросил парень, включая свет в своей комнате. Бен поставил свою чашку с чаем на стол и неторопливо вышел из квартиры.

- Кто такой Боб? -поинтересовалась Аврора, тем временем осматривая мастерскую кареглазого, но пока не приближаясь к ней ни на шаг.

- Наш сосед. Его частенько выгоняет жена из дома за пьянство, и он ночует в коридоре на раскладушке, - и вот рыжеволосая двинулась по направлению к мольберту, стоящему в свете уличных фонарей, на котором располагался внушительных размеров холст, прикрытый белой старой простыней, измаравшейся в масляной краске. Аррон, заметив, куда направляется девушка, перегородил мольберт своим телом, не давая возможности ей взглянуть на ее же изображение.

- Что там такое? - склонив голову на бок, спросила зеленоглазая, уже цепляясь ловкими тонкими пальцами за край простыни.

- Ничего, - парень стал отводить ее от полотна, при этом проводя руками по ее ребрам и бокам, что заставило девушку звонко засмеяться. Она дернулась, и испачканная ткань слетела с мольберта. Оба застыли в странной позе, устремив взгляды на картину, которую больше ничего не скрывало.

- О-го, - выдохнула Рорри, выпрямляясь и осторожной поступью подходя к своему портрету. - Это я? - вопрос казался глупым, ведь с первого взгляда было понятно, что это она. Медные волосы спускались ниже плеч, кое-где их рыжие кольца лежали на щеках, усыпленных блеклыми веснушками; глаза цвета мятного чая с каким-то восхищением смотрели вверх, а губы были приоткрыты в полувздохе. - На что я смотрю? - задала она вопрос, обернувшись к Аррону, глядя на него большими зелеными глазами. Он на секунду застыл, видя в них тот космос, ту бесконечность, которую пытался ни один раз изобразить на холсте ( ничего толкового из этого не выходило), опомнился и качнул головой.

- А как ты думаешь? - поинтересовался темноволосый, приблизившись к девушке. Она украдкой взглянула себе же в глаза, пытаясь что-то разглядеть в их отражении, бликах, но совсем странные мысли посещали ее.

- Может это дракон?

- Дракон?

-Да, летящий в небе дракон. Думаю, на него бы я смотрела именно так, - Аврора еще раз оценивающе взглянула на портрет и повернулась к Аррону. Она почувствовала манящий запах яблок, исходивший точно от шеи парня, и у нее возникло вздорное желание прильнуть к ней или же к губам темноволосого. Она сделала несмелый шаг к нему, расстояние между ними почти сократилось до минимума. В глубокой тишине слышалось, как гулко в унисон бьются их сердца, что звучало слаще любого хорошего джаза, который так любили эти двое. Никто не решался коснуться губ другого первым, но в один момент они оба, словно сговорившись, решили соединить уста. Руки Аррона легли на женскую талию, а тонкие пальца Авроры забегали по его шеи и волосам. Страсть вспыхнула ярким пламенем, окутав тела обоих горячим облаком.

- Мне кажется, я зря забрал раскладушку. Боб снова пьян, и, видимо, ему придется спать сегодня на полу, - страсть потухла, как и вспыхнула. Бен втащил в квартиру изрядно потрепанную раскладушку, приговаривая что-то себе под нос. Он удивленно поднял голову, взглянув на пару людей, стоявших весьма близко друг к другу. - Я помешал?

- Нет! - оба отскочили друг от друга, что вызвало у Смита бурную волну смеха. Он подал другу раскладушку и улегся на свой диван, с интересом поглядывая на каждого из них с лукавой улыбкой. Аррон, чуть злясь, что белокурый парень ворвался в самый неподходящий момент, расставлял койку подле своей кровати. Как только он закончил, Аврора сразу же улеглась на свое спальное место, свернувшись калачиков на маленькой, но весьма удобной раскладушке.

- Ты будешь спать на кровати, - сказал Аррон, перестилая постельное белье своей ложе.

- Нет, я и так доставляю много неудобств. Не могу же я у тебя еще кровать забрать, - на лице парня возникла ярко выраженная кислая мина, он подхватил девушку на руки и бесцеремонно бросил на кровать. Свежее белье, пахнущее ромашками, приятно захрустело под Авророй, которая от неожиданности зажмурилась.

- Ты спишь на кровати и точка, - твердо сказал Аррон, и рыжеволосая радостно улыбнулась ему.

Еще долго она смотрела в окно, к которому была придвинута кровать кареглазого, на жилые дома, раскрашенные яркими красками света вывесок и фонарей, после чего натянула одеяло до подбородка и закрыла глаза, утопая в вязком сне.

 

 

Часть 8. Никто не нужен

Запах гари ударил в нос девушки, она поморщилась и открыла слипшиеся ото сна веки. Мягкий дневной свет освещал комнату Аррона. Над сероватым потолком висели сделанные из красной бумаги журавли, чуть покачиваясь от дуновений ветра, врывающихся в приоткрытое окно. Птицы танцевали в воздухе, кружась и раскачиваясь. Казалось, на это можно смотреть вечность, но горький запах, который уже распространился по всей квартире, вызывал отвращение и головную боль. Аврора поднялась с кровати, поправив задравшиеся пижамные шорты, и вышла в гостиную.

- Вот вроде художник, а руки все же не из нужного места растут, - ворчал Бен, сидя за обеденным столом, упершись щекой в кулак руки. На нем были спортивные штаны цвета граната, бледный торс был оголен, показывая рельефность тела; светлые волосы находились в полном беспорядке. Он обратил внимание на вошедшую девушку и улыбнулся ей. - Доброе утро, красавица.

- Доброе, - рыжеволосая с ухмылкой покачала головой, после поморщилась от сконцентрированного в этом месте "аромата" чего-то горелого и заглянула на кухню, где во всю орудовал Аррон. Маленькая кухонька была словно в тумане. Темноволосый пытался отодрать от сковородки непонятную субстанцию, смутно похожу на омлет. - Может я помогу? - спросила Аврора, положив холодные руки на плечи парня. Тот вздрогнул от ее прикосновений (от которых почему-то стало тепло) и обернулся. - Я все исправлю, - девушка шутливо подтолкнула парня бедром в сторону гостиной, а сама стала разбираться со вторым завтраком, ведь время первого уже давно подошло к концу.

Кареглазый подсел за стол к Беннетту, наблюдая за рыжеволосой. Она плавно передвигалась по малой площади кухни, умело управляясь с продуктами и посудой.

- Ты просто обязан жениться на ней, - тихо, но четко проговорил блондин, сосредоточенно глядя голубыми глазами на Аррона. Тот дернулся, расправил плечи и непонимающе посмотрел на друга.

- Мы с ней знакомы совсем недолго, - прошептал он, краем глаза поглядывая на Аврору, которая уже наполнила сковородку ингредиентами питательного завтрака. Масло уютно скворчало под жаром голубого пламени, охватившего вместительную сковороду.

- И что? - Бен состроил странную гримасу, всплеснув руками. - С каких пор время для тебя показатель чего-то? Она хоть не даст тебе с голоду умереть, ведь повар из тебя никакой...

- Замолчи, - прошипел темноволосый, отворачиваясь к окну. Был уже полдень. Жизнь на улицах Сан-Франциско бурно кипела, затягивая всех горожан, оказавшихся в этот час на улице, в свое русло. Все шумело и бурлило, что не нравилось Аррону, который предпочитал спокойствие и уединение. Парень удрученно вздохнул и вновь вернулся в свою реальность, в эту душную квартиру, наполненную запахом гари и дружественной атмосферой.

- Ирландский завтрак, - довольно произнесла Аврора, выставляя перед парнями тарелки, наполненные, кажется, всем содержимым холодильника. - Ну, почти. Надо бы закупить продуктов, а то у вас в холодильнике в основном только куриные яйца, кетчуп, да банки с энергетиками. Долго на этом не проживешь.

- Вот и сходите с Арроном в магазин , - Беннетт открыто подмигнул другу, на что тот закатил глаза, попутно уплетая хорошо приготовленную еду. - А я схожу по своим делам.

- Какие у тебя могут быть дела? - отпустил насмешку кареглазый, на что блондин ничего не ответил.

После завтрака Аврора и Аррон все же собрались за продуктами в супермаркет. Они вышли на улицу, и их сразу окутал нескончаемый поток людей. Девушка начала оглядываться в поисках магазина, надеясь, что он находиться недалеко, ведь пробираться сквозь людской поток ей совсем не хотелось.

- Поехали, - сказал темноволосый. Он сидел на велосипеде, производство которого было прикрыто несколько десятилетий назад. Зеленый "конь" с широким рулем на крупных колесах стоял впритык к тротуару, смиренно ожидая рыжеволосую. Девушка осмотрела велосипед и в затруднении поджала губы.

- Я не знаю, куда мне сесть, - сказала она, еще раз пробегаясь малахитовыми глазами по старому средству передвижения. Аррон указал рукой на руль, и рыжие брови взметнулись вверх. Аврора неловко залезла на руль, придерживаясь за надплечья темноволосого. - Так и поедем? - улыбнулась она и качнула головой, тем самым смахивая с лица медные пряди.

- Почему бы и нет, - произнес парень и выехал на проезжую часть. Аврора обняла его, чтобы не упасть и чтобы ему было видно дорогу. Все смотрели на них как на чудаков, где-то в глубине себя понимая, как это может быть здорово, при этом осознавая, что никогда такое не смогут повторить. Когда велосипед набрал скорость и начал держать темп, девушка выпрямила спину, все еще держась за Аррона, и посмотрела ему в глаза. Карие вишни в ответ взглянули на нее, заблестели, и Рорри широко улыбнулась, а с ее алых губ сорвался кроткий ненавязчивый смех.

 

- Точно не хотите? - в который раз спрашивал Беннетт, стоя в дверях квартиры.

- Точно, - вместе ответили остальные жильцы, не отрывая взгляда от телевизора, излучающего холодный синий свет. Светловолосый хмыкнул и вышел из квартиры, направившись в местный бар, где планировал провести весь вечер. Аррон и Аврора синхронно отпили светлое пиво из бутылок и отставили их в сторону.

- Можно задать тебе нескромный вопрос?- спросил парень, на что девушка неуверенно и как-то боязливо кивнула. - Зачем ты связала свою жизнь с наркотиками?

- Видишь ли, - вздохнула зеленоглазая, запрокидывая голову назад, - я, на сколько себя помню, всегда была избалованным ребенком, которому было постоянно и всего мало. Наркотики - очередное развлечение. Продавала их в школе от скуки вместе со своими друзьями, пока меня не упекли в тюрьму. Одноклассники все свалили на меня, сказали, что организатором была я, что заставила их всех толкать дурь ... Им дали условное, а мне пять лет, сломавших мою жизнь. Не прошло бы и дня, чтобы я не жалела о том, что было сделано, не думала, где сейчас они, мои "друзья", и я, - Аврора потерла лицо руками и сделала пару глотков пива. - Сейчас по мне и не скажешь, что я росла в приличной семье, где родители профессора по биологии и истории с неплохим заработком. Ты первый, кто, отнесся ко мне по-доброму и решил помочь, - девушка посмотрела на Аррона и грустно улыбнулась ему. - Спасибо тебе.

- За что? Я ничего не сделал такого, за что можно благодарить, - удивился темноволосый, начав изучать два ограненных изумруда, направленных на него.

- За все, - прошептала Аврора и неловко обняла парня. Сердце в его груди забилось чаще, и этот стук с новой мощью и силой уже раздавался в ушах. Он тоже обнял рыжеволосую, которая спустя долгую минуту объятий приподнялась и поцеловала его в губы. Все внутри них начало пульсировать от волнения и возбуждения.

Подушечки девичьих пальцев коснулись кожи торса Аррона, проникнув под футболку, а ее губы не могли оторваться от его. Кареглазый наклонился и вместе с девушкой лег на диван, после чего разорвал поцелуй и зарылся носом в ее волосы.

- Я не хочу с тобой спать, Аврора, - сказал Аррон, вызвав мелкую дрожь по женственному телу, которая горечью наполнила каждый его закуток. - Ты мне слишком сильно нравишься, - рыжеволосая смягчилась и обняла парня за шею. "Ты мне тоже," - сказали ее глаза, полные тепла.

Именно тогда она поняла, что кроме него ей никто не нужен.

 

Часть 9. Обними меня

На утреннем и недавно безмятежном небе вихрами лежали угрюмые свинцово-серые тучи, подавляющие солнечный свет. Начал накрапывать мелкий и тихий дождь, приступив к выстраиванию водяной стены. Где-то вдалеке пророкотал гром, и карие глаза цвета крепко заваренного черного чая распахнулись. Аррон успел осмотреть сонным взглядом свою комнату и кусок гостиной, видневшейся за аркой, после чего заметил присутствие чего-то горячего у себя за спиной. Он повернул голову и увидел рыжую копну волос, скрывающую лицо Авроры. Девушке снился беспокойный сон, всю ночь она проворочалась, и в итоге скатилась на раскладушку темноволосого. Несмотря на то, что ее тело было весьма теплым, конечности были ледяными, и сейчас они касались кожи Аррона, видимо, пытаясь получить частичку тепла. Парень поежился и перевернулся на правый бок к Авроре. Он убрал медные пряди с ее лица и вновь начал рассматривать каждый его миллиметр. Ему всегда было мало ее, он хотел знать ее "от" и "до". Этих двух месяцев, проведенных с ней "бок о бок", было недостаточно, чтобы Аррон смог насытиться изучением рыжеволосой, успокоился и уверил себя в том, что больше нет необходимости в запоминании каждого участка ее тела, ведь ему все давно известно и знакомо. Даже если бы он был рядом с ней год, все равно продолжал бы с пристальным вниманием рассматривать ее, учитывать каждую проявившуюся веснушку или родинку, восхищаться открытиям такого рода и вновь начинать наблюдать.

Малахитовые глаза сверкнули из узкой полоски, образовавшейся между век, после чего более широко открылись, а на алых губах возникла ласковая улыбка. Парня смущало, что она так близко, что лежит с ним в одной кровати, прижимается своим женственным телом, одаривает этой, как ему казалось, хитрой улыбкой.

- Доброе утро, - произнесла Аврора, после устремила взгляд в окно, где увидела нависший над Сан-Франциско город седых облаков. - Где Бен? - тут же спросила она, не услышав привычного бодрого голоса ведущего утренних новостей, которые изо дня в день смотрел Смит.

- Он уже на работе, - ответил Аррон, прильнув щекой в подушке. В квартире стояла абсолютная тишина, которую разбавлял уютный звук ударов дождевых капель о стекло, словно холодное свежее молоко разбавляет горячий кофе. Эти двое смотрели друг на друга, не роняя ни слова, пытаясь не нарушать эту мягкую тишину, которая бережно обволокла их с ног до головы.

- Что хочешь на завтрак? - прошептала Аврора на столько тихо, на сколько смогла, пока ее взгляд бегал между глаз парня.

- Тосты с арахисовым маслом и желе, - улыбнулся Аррон. Девушка улыбнулась в ответ на его обворожительную и радушную улыбку , после каждый издал едва слышимый смешок. Безмятежную тишину нарушило раздражительное дребезжание звонка. Парень и девушка переглянулись.

- Я открою, - вздохнула Аврора, отрывая спину от нагретого места.

- Может не стоит? Еще полежишь, - Аррон попытался изобразить соблазнительную ухмылку, это у него не сильно хорошо получилось, но выглядело весьма очаровательно. Зеленоглазая покачала головой, поднялась с раскладушки на второй звонок нежданного посетителя и пошла открывать дверь. Она схватилась одной рукой за дверную ручку, а другой прикрыла рот, потому что ее одолела зевота.

Одетт Лэрд стояла на пороге скромной квартиры, глядя на зевающую сестру, которая при этом процессе закрыла один глаз, каким-то странным, то ли строгим, то ли печальным взглядом.

- Я могу войти?- спросила девушка, снимая черную шляпу, испещренную прозрачными каплями, со своей головы, а затем поправила блондинистые локоны.

- Как ты нашла меня? - искренне удивилась Аврора, позволяя сестре войти. Та окинула квартирку брезгливым взглядом и обратила темные глаза к рыжеволосой девушке.

- Сейчас это не имеет значения. У меня есть к тебе важный разговор, - из своей комнаты вышел Аррон, сначала непонимающе посмотрев на Аврору, а затем на гостью в черном.

- И о чем ты хотела поговорить? - задала вопрос зеленоглазая, ставя перед сестрой чашку свежеприготовленного кофе. Блондинка бросила недобрый взгляд на Аррона, сидящего рядом. Ей явно не хотелось говорить в присутствии парня, но она томно вздохнула и все же подала голос.

- Пожалуйста, сначала выслушай меня, а потом говори, что хочешь. Не перебивай, - сказала светловолосая и опустила взгляд на стол. - Наша мать серьезно больна, - слово из четырех букв, начинающееся на "м", вызвало неприятную дрожь по телу Авроры. Она поежилась и сгорбилась, вонзив короткие ногти в ладони. Одетт заметила реакцию сестры, но все-таки продолжила. - У нее обнаружили воспаление почек при медицинском обследовании, которое она проходит каждый год перед началом учебы в университете, - девушка проглотила ком, вставший в горле, и тяжело выдохнула воздух из легких. - Ей нужна операция, чем скорее, тем лучше.

- Зачем ты мне все это рассказываешь? - спросила Аврора, напряженно глядя своими яркими малахитами на Одетт. Блондинка виновато поджала кроваво-красные губы, начав ерзать на стуле. Рыжеволосая открыла рот от возмущения и негодования, осознав цель визита сестры. - Вы хотите забрать у меня почку?!

- Аврора, послушай ...

- Нет, теперь выслушаешь меня ты, - кожа девушки начала багроветь от злости, особенно горели уши и щеки. - Эта женщина, которую ты называешь нашей матерью, предала меня. Она отказалась от меня, как только я вышла из здания суда с обвинением в распространении наркотиков на руках. Ни разу, ни единого разу она не навестила меня за все те пять лет, что я провела в том ужасном месте. Знаешь, что она сказала мне, когда я пришла к ней за помощью, после того, как вышла из тюрьмы? "Ты не моя дочь," - глаза начинало жечь от слез, которые вот-вот должны были выкатиться из них и закапать на оголенные колени, как дождь за окном на землю. - А теперь ты заявляешь ко мне и думаешь, что я отдам ей свою почку? Почему бы тебе, как любимой и единственной ее дочери, не поделиться с ней органом, м?

- Мы не совместимы, - произнесла Одетт, наконец подняв темные глаза на Аврору, которая горела от нахлынувшей ярости. - Хотя бы сдай анализы. Может ты тоже не подойдешь на роль донора, - красная краска лица рыжеволосой сошла на нет, и она сомкнула веки, чтобы впредь ничего не видеть.

- Если я сдам все анализы и не подойду, вы больше не появитесь в моей жизни? - процедила сквозь зубы Аврора, все еще не открывая глаз. Не видеть оказалось мало. Ей также хотелось ничего не чувствовать, но сердце закрыть весьма сложно, а может и вовсе невозможно.

- Да, - еле слышно ответила Одетт, поднимаясь со стула. - Желательно сдать в ближайшее время.

- Ладно, - грубо и колко произнесла девушка. Светловолосая печально взглянула на нее перед тем, как покинуть квартиру Нориэна и Смита. Дверь захлопнулась, и зеленые глаза распахнулись, сразу наткнувшись на Аррона. Он хотел сказать ей что-то утешающие, но ни слова не мог вымолвить. Девушка поднялась со своего места, обогнула стол и прижалась к нему. - Я не понимаю, что происходит. Обними меня, пожалуйста.

И он обнял так крепко, на сколько позволяли его силы и разумность. Аррон готов был ее больше никогда не отпускать, лишь бы она всегда была в его объятиях. Всегда.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 237; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!