Пир у Сколота. – Золотая чаша вождя. – Рассказ слепого Ормада. – Великий поход Дария. – Скифские подарки. – Иван Семенович обеспокоен. – Что задумал Дорбатай? 12 страница



– И все это тоже в могилу? – спросил он недоверчиво: даже после рассказов Дмитрия Борисовича как-то не верилось, что для покойного вождя должно быть убито столько живности, положено в гробницу столько ценных вещей. Дмитрий Борисович удивленно посмотрел на него.

– Конечно, именно так! – ответил он убежденно. – И не только скот и ценности… Вдову Сколота удушат тоже. Я не могу разобраться сейчас, но знаю, что вместе с умершим вождем в его гробницу опускают также виночерпия, повара, конюха, слуг, вестника… Понятно, предварительно умертвив их, – таков обычай!

– И вы так спокойно говорите обо всем этом! – возмутился Артем.

Археолог пожал плечами:

– Вряд ли стоит возмущаться, Артем, древними обычаями. Так было, и я только рассказываю вам о том, что писали когда-то историки. Да и в раскопках мы обнаруживали именно такие жертвы, что же я могу вам сказать?.. Но погодите, погодите, вы видите, как собираются невольники?

Да, рабы, которые до сих пор чем-то занимались у дальних повозок, теперь будто оставили свою работу и постепенно приближались к толпе, собравшейся у могилы Сколота. Но подходили они небольшими группами, одни мужчины, без женщин и детей. Даже издалека было видно, что невольники чем-то возбуждены и ведут себя не так, как обычно. К счастью, внимание скифов было привлечено к могиле и никто не обращал внимания на поведение каких-то там жалких рабов.

Артем продолжал наблюдать. Он знал, что это движение среди рабов – не проявление их интереса к похоронам Сколота, оно подчинено глубоко продуманному плану Рониса. Должно быть, выполняя этот план, группы собирались подальше от скал, откуда должен был ударить отряд Варкана. Все понятно! Артем весело улыбнулся: Ронис равномерно распределил силы, как настоящий полководец! А кроме того, именно с той стороны, где появлялись группы рабов, было ближе и к самой могиле, около которой собрались вещуны и старейшины. Значит, можно будет ударить и с фронта и с тыла, чтобы привести в замешательство противника.

Варкан тоже наблюдал за приготовлениями невольников. Он видел больше, чем Артем, который не обратил внимания на то, что, несмотря на теплый день, все рабы-греки были в плащах. Значит, Ронис и его помощники успели раздать невольникам оружие, и теперь они прятали его под плащами.

Молодой скиф обернулся к Артему. Он молча взял в руки острый камешек и начертил на земле между собой и юношей круг. С одной стороны он нарисовал стрелу, которая будто впивалась острием в круг. Потом быстрым взмахом он начертил еще одну стрелу – с другой стороны. Затем охватил этот круг обеими руками и сжал его. Варкан вопросительно смотрел на Артема: понимает ли он его?

– Правильно, Варкан! – догадался Артем о значении чертежа. – Мы на них нажмем с двух сторон и раздавим! Все ясно!

Лицо Варкана расплылось в довольной улыбке, Да, они с побратимом начали уже хорошо понимать друг друга!

Печальная песня становилась все громче, теперь ее пели не только вещуны, но и все собравшиеся у у могилы. Дорбатай поднял руки вверх: это был его излюбленный жест, которым он всегда пользовался, желая привлечь к себе внимание. Затем вещун подал условный знак жрецам. Те сразу же подошли к могиле и опустились в нее. Другая часть жрецов направилась к повозкам – брать тех, кого готовились задушить и опустить в могилу вместе с телом умершего вождя.

Священная песня-молитва тем временем то усиливалась, то затихала, Дорбатай словно застыл с высоко поднятыми руками, широкие рукава его одежды свисали, как крылья большой хищной птицы.

Жрецы начали укладывать в могилу имущество Сколота. Это были золотые чаши и украшения, разнообразное оружие, в том числе и его знаменитый короткий меч-акинак с золотой рукоятью. Все ложилось на землю в определенном порядке: акинак, например, находился по правую руку Сколота, чтобы вождю, очевидно, не пришлось искать его в минуту опасности.

– Сколько драгоценностей! – восторженно шептал Дмитрий Борисович.

– Ага! Все это предназначено для вас, археологов, а не для вождя, – не сдержался Артем.

Дмитрий Борисович не слышал юноши. Его внимание привлекли другие жрецы, опускавшие в могилу запасы пищи: огромные котлы с варевом, туши только что забитых коней, свиней и овец, большие меха с оксюгалой – все находило место в недрах огромной усыпальницы.

Наконец переноска имущества закончилась. Уже не оставалось свободного места, вокруг тела покойного, уже, казалось, нельзя было и приблизиться к нему из-за драгоценностей, оружия и пищи, сваленных целыми грудами.

Варкан легонько тронул Артема за плечо, обращая его внимание на поведение невольников и рабов. Почти все они уже собрались вместе. Может быть, это только показалось Артему, но он как будто заметил в группах рабов отблеск оружия. Сердце юноши забилось сильнее.

«Приближается, приближается! – подумал он. – Но почему же Ронис не подает сигнала? Ведь все уже готово… И где же Лида с Иваном Семеновичем, почему их нигде не видно?»

Новая мысль мелькнула у него в голове: может быть, Ронис именно потому и не подает сигнала, что пленные чужестранцы находятся сейчас в каком-то месте, где им угрожает опасность, в случае если бы их попробовали освободить. Если это так – значит, рассудительный грек не упускал ничего в своих расчетах!

Вдруг Артем услышал, как коротко и возбужденно залаяла Диана, лежавшая на скале рядом с ним. И в ту же минуту его схватил за плечо Дмитрий Борисович:

– Вот они! Вот!..

Несколько вещунов вели к могиле Сколота обоих пленников. Лида и Иван Семенович не были связаны; можно было подумать, что они идут по доброй воле, движимые одним лишь любопытством, если бы не многочисленная вооруженная стража вокруг них. Иван Семенович бросил взгляд в сторону скал. Неужели он догадывается, где засели друзья? Да, да, он знает, откуда придет спасение! Вон и Лида повернула в их сторону голову.

– Знают, откуда мы придем! – радостно сказал Артем археологу. – Молодец Ронис, успел их предупредить!

Лида и Иван Семенович остановились вблизи могилы. К счастью, они, как чужеземцы, очевидно, были недостойны чести находиться внутри первого круга, где собрались почти все жрецы и старейшины. Что ж, это облегчало освобождение друзей; так по крайней мере подумал Артем.

Два седых воина вели к могиле вороного жеребца Сколота. Конь, словно предчувствуя недоброе, подымался на дыбы и вырывался. Но его крепко держали с обеих сторон под уздцы. А когда коня свели вниз, в могилу, к нему подошел энарей и, прокричав какое-то заклинание, молниеносным движением вонзил кинжал в шею лошади. Брызнула кровь, конь захрапел, повалился на бок и в агонии, забил ногами.

– Какой красавец был! – с жалостью проговорил Артем.

Еще несколько ударов кинжалом – и жеребец замер. Старый Сколот мог теперь свободно ехать в царство теней на своем любимом боевом коне.

Вещуны подошли к повозке, на котором сидела вдова Сколота. Она не отнимала от лица сухих, морщинистых рук. Так ее и повели к могиле.

– Негодяй! Живую женщину, старуху! – воскликнул Артем.

– Таковы обычаи… – грустно проговорил Дмитрий Борисович. От его былого воодушевления не осталось и следа. Теперь он уже не жалел об утрате фотоаппарата. У него не хватило бы сил запечатлеть эту страшную сцену…

Вещуны уже не вели несчастную женщину вниз, к тому месту, где лежал только что зарезанный жеребец, а несли на руках, так как она лишилась чувств. Следом с веревкой в руках шел священный палач, в обязанности которого входило одно – умертвить вдову покойного вождя, чтобы и на том свете она старательно прислуживала мужу.

В этот момент Артем заметил, как около одной из кибиток, вдали от огромной толпы скифов, вверх взвился седой дымок. Словно бы кто-то разложил там небольшой костер и дымок от него медленно начал подниматься ввысь.

– Сигнал Рониса! Время выступать, Варкан!

Но Артем опоздал со своим восклицанием. Варкан уже подал знак своему отряду. Воины начали сползать по скалам вниз, к маленькой рощице, по дороге к тому месту, где происходило торжественное погребение.

– Ну, Дмитрий Борисович, началось! – возбужденно крикнул Артем. – Я пошел вниз вместе со всеми!

– А я что же? Зачем мне оставаться тут?

И археолог, захватив свою боевую секиру, также бросился вниз. Его длинное, неуклюжее тело с трудом сохраняло равновесие на крутых скалах, но долг был превыше всего! Ведь товарищи ожидали от него помощи, и он должен был идти к ним.

…Раздался отчаянный, душераздирающий крик. Это прощалась с жизнью вдова Сколота…

Отряд быстро опускался вниз. Воины Варкана были уже в рощице. Артем знал: это был только первый сигнал, теперь надо будет ждать за кустами, пока рабы в тылу скифов не завяжут бой. Только это даст воинам Варкана возможность приблизиться незамеченными. Иначе их встретит дождь стрел и дротиков, сорвутся все планы. Чтобы этого не случилось, Ронис с вооруженными невольниками должен был отвлечь на себя внимание, начать и принять первый бой.

Отсюда было видно значительно хуже. А то, что происходило в самой могиле Сколота, и вовсе исчезло из глаз. Протяжная молитвенная песня не утихала, она назойливо звенела в ушах, перекрывая собпю все другие звуки. Артем с напряжением вслушивался: не раздастся ли голос Лиды, ведь она должна была находиться тут… Нет, и Лида и Иван Семенович были скрыты от него вещунами.

Тишина в рощице – и все та же песня вдали. Если бы не она, то, кажется, в тишине можно было бы услышать биение собственного сердца. Оно бешено стучит, словно заполняя собою всю грудь Артема. Нет, нельзя так волноваться, нужно сдерживать себя, сохранять полное спокойствие, ведь приближается решающее мгновение… Тишина в рощице. Тревожная, напряженная тишина. Почему же не слышно ничего? Почему Ронис не начинает?..

Артем слышал, как тяжело дышит стоящий рядом Дмитрий Борисович. Руки археолога крепко сжимали длинную рукоять секиры.

– А ваше оружие, Артем? У вас все готово? – спросил он шепотом.

Артем молча указал на меч-акинак. Археолог покачал головой, давая понять, что спрашивает о другом. В ответ юноша выразительно похлопал себя по оттопыренным карманам.

Над площадью раздались крики. Артем и Дмитрий Борисович затаили дыхание. Неужели началось?.. Песня оборвалась. Крики стали еще громче и яростней. После короткой паузы набежала новая волна возгласов – торжествующих и злобных. Послышался звон мечей… Началось! Невольники во главе с Ронисом подняли восстание!

– Вперед! Вперед! – крикнул Артем.

– Вперед! – вторил ему Дмитрий Борисович. Вскочив на ноги, они побежали по направлению к могиле Сколота. Но как бы быстро они ни мчались, воины Варкана неизменно были впереди. Артем видел перед собою только их спины, мелькавшие между деревьев. А позади всех бежал Дмитрий Борисович, который теперь уже окончательно забыл об уникальных скифских обрядах и превратился в отчаянною воина. Он даже что-то выкрикивал на бегу, до Артема долетали лишь отдельные фразы.

Рощица закончилась. Теперь бежали по ровному полю, путаясь в высокой розоватой траве. Артем видел перед собою воинов Варкана, слышал крики и звон оружия, долетавшие спереди. Вот и могила Сколота. Неужели им посчастливится без боя приблизиться к пленным? Неужели Ронис в такой мере приковал к себе внимание и силы старейшин, жрецов и их воинов?..

По полю разбегались испуганные неожиданным происшествием женщины и дети. Ими, очевидно, никто сейчас не интересовался, они освобождали путь сражавшимся воинам. Ближе, ближе к могиле Сколота! Теперь важна каждая минута, чтобы Дорбатай со жрецами и старейшинами не смог собрать силы для оборины.

Передние ряды восставших врезались в толпу врагов. Зазвенели мечи-акинаки. Яростно крича, воины Дорбатая пытались оказать сопротивление. Вслед за ними из могильной ямы повыскакивали энареи с мечами и кинжалами. Подбадриваемые возгласами Дорбатая, они вступали в бой. С новой силой раздался звон мечей: скифы бились пешими, только тогда они могли искусно владеть своими акинаками. Но главная опасность была уже позади: враги не успели воспользоваться луками, не встретили нападение из рощицы дождем метких, смертоносных стрел и дротиков. Бой завязался сразу на короткой дистанции, где побеждал более крепкий, опытный, более ловкий. Отряд Варкана выиграл время, расстояние от рощицы до могилы Сколота было пройдено в хорошем марш-броске.

Артем услышал громкое рычание. Это была Диана. Захваченный азартом наступления, он совсем забыл о ней. Не оглядываясь, Артем крикнул:

– Вперед, Диана! К Лиде! К Лиде!

Воины Варкана упорно сражались. Но где же их молодой предводитель? А, вот и он! На него напало сразу несколько скифских бойцов из окружения старейшин, и он отважно сражался один против всех. На помощь!

Однако Артема и Диану опередили. Несколько бойцов лесного отряда напали на врагов Варкана. Два из них свалились под мечами повстанцев, третьего зарубил сам Варкан. Наступление продолжалось!

Медленно отступая под натиском воинов Варкана, враги открывали с фланга могилу. Артем остановился. Ему показалось подозрительным, что вещуны слишком легко отходят, словно уверенные в надежном тыле. Неужели что-то задержало силы Рониса?.. Ничего нельзя было понять… Все смешалось в беспорядке, в звоне оружия и отчаянных выкриках. Где друзья? Где Лида и Иван Семенович?.. Ведь перед началом наступления он сам их видел перед могилой вождя… Неужели, отступая, вещуны захватили Лиду и геолога с собой?

Вот широкий вход в яму… Первые возы… Большая красная колесница, на которой везли останки Сколота… Пленники должны быть где-то поблизости. Скорее туда!

Что-то тонко свистнуло над самым ухом Артема… Еще… еще…

– Ой! – вскрикнул Дмитрий Борисович.

Скифская стрела ударилась о его металлический шлем и скользнула в сторону.

– К могиле! – крикнул Артем.

За повозками укрылось несколько вещунов с луками в руках. Позади них мелькал красный плащ Дорбатая. Не там ли и Лида с Иваном Семеновичем? И здесь Артем услышал звонкий голос Лиды:

– Диана! Диана! Сюда! Ко мне!

Собака радостно залаяла. Она смотрела на Артема, подняв уши, как бы спрашивая разрешения действовать.

– К Лиде, Диана! Веди меня к Лиде! Скорей!

Диана помчалась. Артем бросился к ней, крича изо всех сил:

– Поскина! Поскина!

Дмитрий Борисович удивленно обернулся к нему. Но юноша продолжал кричать:

– Поскина! Поскина!

Он знал, что делает. Этими возгласами он нагонял страх на врагов. Они не посмеют метать в ее сторону стрелы и дротики, а это избавит от опасности и бегущего за собакой Артема.

Диана вела Артема к группе вещунов, которая спряталась за выступом могилы. «Значит, – подумал он, – Лида и Иван Семенович там!» Скорее туда!

Опережая всех, Артем бежал к могиле. Теперь он уже не боялся не только стрел, мечей и дротиков, он знал, что его никто не может остановить. Только скорее! Скифы отступали, отступали перед страшной для них поскиной. И этот страх был его надежной броней.

Артем бежал и видел, как собака впилась зубами в горло одного из жрецов, свалила его и, будто не интересуясь уже им, кинулась на другого. Жрецы не выдержали и побежали. А далеко впереди всех улепетывал и сам Дорбатай, путаясь в своем льняном женском платье и красном плаще. Он на ходу подбирал полы одежды руками – и бежал, бежал не останавливаясь. Неподалеку от него прихрамывала на бегу еще одна фигура.

Но не на них смотрел Артем. Он с радостью увидел, как из-за повозки навстречу ему выбежала Лида, одетая в роскошное скифское одеяние. За нею бежал Иван Семенович. Жрецы не успели захватить пленников с собой.

– Лида! Лида, милая!

Еще мгновение – и девушка уже была в объятиях Артема.

– Артемушка! Милый!

– Лида!

– Скорее к скалам! Скорей! – раздался позади встревоженный голос Ивана Семеновича. – Дорога каждая секунда. Посмотрите, что делается!

Отсюда, с могильного холма, было видно, что восставшие невольники также не теряли времени даром. Они со своей стороны крепко ударили по жрецам и воинам Гартака. Их поддерживало немало бедных скифских охотников и скотоводов, которые присоединились к восставшим, как и предвидел Ронис. Жрецы и воины Гартака под натиском восставших отступали сюда, к могиле, другого пути у них не было.

Артем сразу оценил положение. Они с Дмитрием Борисовичем слишком уж увлеклись, желая как можно скорее освободить друзей, и поэтому оторвались от главных сил восставших. Теперь они были почти совсем отрезаны от своих. Вещуны окружали чужестранцев. И Дорбатай и Гартак уже не убегали прочь от могилы. Наоборот, они тоже поняли, что им нужно делать, и теперь продвигались со своими воинами сюда, все ближе и ближе к чужестранцам. Больше того – Дорбатай выразительно указал рукой на них: взять, мол…

– Диана! – крикнул Иван Семенович. – Назад, сюда!

Теперь оставалось лишь искать спасения у скал. Быть может, воины Варкана заметят сложное положение, в коюром оказались чужеземцы. Тогда они с новой силой нападут на вещунов и заставят их отступить Но будет ли это так? И Варкан и его воины слишком увлечены боем…

Новые звуки примешались к боевым выкрикам, долетавшим до слуха беглецов. Артем оглянулся. Огибая правый фланг отряда вещунов, показался Варкан с десятком самых сильных воинов. Храбрый скиф, несмотря на тяжелый бой, не забыл о своих друзьях, о своем побратиме! Очевидно, он сразу же понял, какой опасности подвергаются его друзья. А сейчас Варкан пробивался сквозь плотную толпу врагов, бросившихся наперерез маленькому отряду.

– Варкан с нами! – радостно воскликнул Артем. – Теперь будет легче!

На несколько секунд беглецы остановились. Вот он, Варкан!

Держа в руках окровавленный меч-акинак, молодой скиф говорил, показывая на скалы, и голос его дрожал от волнения, вызванного боем:

– Нужно отступать туда! Мы должны выиграть время, пока врагов разобьют с тыла. Там для них нет спасения, поэтому они собрали почти все силы и движутся на нас!

Дмитрий Борисович, который уже на бегу перевел его слова, Иван Семенович и Лида устремились к недалеким скалам. А Варкан с несколькими воинами и Артем прикрывали это отступление. Артем уже вполне владел собою: товарищи были освобождены, Варкан соединился с ними, все в порядке. Поэтому, как и другие воины, он останавливался через каждые несколько шагов, выпускал, старательно целясь, во врагов стрелы из лука, подобранного вместе с колчаном на земле. Конечно, его стрелы намного меньше вредили вещунам, чем стрелы Варкана и его товарищей. Но юноша стремился хоть сколько-нибудь помочь делу: ведь жрецы и воины Гартака не собираются отступать.

Артем снова видел ярко-красный плащ Дорбатая, видел и немощную фигуру Гартака среди жрецов. О, он дорого бы дал, чтобы попасть в кого-либо из них! Но нет, до Дорбатая и Гартака было слишком далеко.

– Погоди, погоди, все равно я еще раз попробую… Может быть, теперь! – шептал он, прицеливаясь из-за дерева. – Нет, все же слишком далеко!

– Не задерживайтесь, Артем! – услышал он громкий голос Ивана Семеновича, Нужно было подчиняться. И Артем, перебегая от дерева к дереву, вскоре вновь соединился со своими.

Варкан озабоченно говорил что-то воинам. Он показывал на могилу Сколота, откуда двигались новые толпы жрецов. Энареи отступали, это было ясно, но отступали они именно туда же, куда и остальные – к маленькому отрядику Варкана и к чужеземцам, на боевую мощь которых молодой вожак, конечно, полагаться не мог. Там, за могилой Сколота, люди Рониса и люди Варкана побеждали. Но именно сейчас это вдвое увеличивало опасность для группы Варкана, вслед которой лавиной катились жрецы и воины Дорбатая и Гартака. Да, нужно отступать, но куда?..

Очевидно, этим же был встревожен Варкан. Он обернулся к чужеземцам и выразительно показал на скалы: скорее туда! Ему не пришлось повторять, так как положение группы было понятным для всех. Через мгновение друзья вскарабкались на площадку к спасительным скалам, где можно было залечь и укрыться.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 258;