Пир у Сколота. – Золотая чаша вождя. – Рассказ слепого Ормада. – Великий поход Дария. – Скифские подарки. – Иван Семенович обеспокоен. – Что задумал Дорбатай? 8 страница



Варкан не успел еще спешиться, как Артем радостно воскликнул:

– Сумки! Он привез наши сумки, Дмитрий Борисович!

Действительно, через плечо Варкана были перекинуты две походные сумки.

– Удивительно, как это Варкану посчастливилось так быстро раздобыть наши сумки? – поразился Артем, забирая у скифа драгоценный груз. – Это же прекрасно! Ну и молодец же Варкан! Расспросите его, Дмитрий Борисович!

– Очень просто, – ответил Варкан на вопрос археолога. – Они лежали в жилище покойного Сколота. О них все забыли. Мои друзья, – и Варкан указал на молодых воинов, – незаметно вынесли их. Я переправил всех сюда, так как в становище им было опасно оставаться. Дорбатаю известно, что они дружны со мной. А чтобы нам было достаточно лошадей, мы захватили десяток из табуна Дорбатая и взяли с собой. Неплохие кони, они пригодятся нам. И оружие мы тоже, между прочим, взяли по дороге… Это тоже не помешает!

– Чудесно, чудесно, – бормотал Артем, проверяя содержимое сумок. – Вот карбидка! Консервы… Ну, это ни к чему, еды у нас и без того хватает. Но вот пистоны с шнуром – это очень хорошо! Однако где динамитные шашки?.. Они же были в сумках!..

Что-то вспомнив, Артем с досадой хлопнул себя по лбу. Ну, конечно, он сам виноват! И зачем только он это сделал? Какая неудача!

– Что случилось, Артем? – встревоженно спросил археолог.

– Нет динамитных шашек.

– Куда же они девались?

– Я сам их вынул… Помните, перед тем как идти на состязание с Дорбатаем? Я захватил тогда несколько пистонов, а динамитные шашки для предосторожности переложил в сумку Ивана Семеновича. Там они и остались – и мои и его.

– Скверно…

Артем задумчиво проговорил:

– Какая нелепость! И надо же было Варкану захватить именно эти сумки, а не другие. Кстати, спросите у него, где они?

Варкан пожал плечами: его друзья захватили те сумки, которые находились в шатре покойного вождя. Про остальные ни ему, ни им ничего не было известно…

– Очень неприятная история, – хмуро сказал Артем. – Я столько надежд возлагал именно на динамитные шашки. Ведь все эти секиры, мечи и дротики не для нас, Дмитрий Борисович. Ума не приложу, где искать сумку Ивана Семеновича…

Он аккуратно сложил вещи обратно, оставив лишь пистоны и бикфордов шнур.

– Да, получилось совсем не так, как хотелось. Что ж, давайте изучать скифское оружие, Дмитрий Борисович. Как вам нравится, например, эта штука? – шутил Артем, выбирая из кучи оружия, привезенного Варканом, короткий меч-акинак. – Пришлось бы долго привыкать… А ну, эту… – Он держал вруках боевую секиру с изогнутым лезвием. – Ничего, легче. И держать ее удобнее. Выбирайте же, Дмитрий Борисович! Будем учиться владеть новым оружием. Другого выхода нет…

Варкан и его товарищи, которые вначале с интересом наблюдали, как Артем выбирал оружие, теперь не могли удержаться от смеха. И было ясно – не молодой чужеземец вызывал его. Правда, его движения тоже были не слишком искусными, но боевую секиру он держал в руках ловко и крепко. Зато старший из чужеземцев, Дмитрий Борисович…

Археолог словно бы принялся за сложную, ответственную работу. Он по очереди перепробовал и меч-акинак, и секиру, и дротик, только лук и стрелы остались вне его внимания, он сразу решил, что этот вид оружия требует большого умения и опыта. Наконец Дмитрий Борисович остановился на боевой секире. Очки его зловеще поблескивали, он размахивал секирой на длинной рукояти, будто прицеливаясь, чтобы ударить воображаемого врага, рубил воздух налево и направо, зверски ухал, поплевывал на ладони, нанося удары спереди, потом быстро оборачивался и отбивал внезапные нападения неприятеля, подкрадывающегося к нему сзади… Это было устрашающее зрелище!

– Так, так, – с похвалой отзывался Артем, пряча улыбку, готовую появиться на его лице, – так! Не могу сказать, Дмитрий Борисович, чтоб когда-нибудь раньше у вас был такой боевой вид. Но с этой секирой вы, честное слово, настоящий воин. Даже испугаться можно.

– И испугаются… И выйдет из меня в самом деле воин, вот посмотрите, – вполне серьезно отвечал археолог, не прекращая своего занятия. – Вы были правы, Артем. Пришло время и мне принимать участие… в военных операциях, ведь и мне… придется освобождать товарищей!

Наконец, отложив секиру, он сел на землю, вытирая обильный пот: упражнения с оружием скифов не прошли для него даром.

– Значит, будем теперь драться, Дмитрий Борисович, как настоящие скифские воины: акинаками и секирами? – начал было Артем. Но, взглянув на Варкана, остановился. Молодой скиф вдруг поднялся с земли и стоял с мечом-акинаком в руках. Его товарищи молча прислушивались, также держа оружие наготове. Вот Варкан предостерегающе поднял руку. Что такое?..

Артем и до сих пор не слышал ничего, кроме обычного шелеста листьев, кроме щебетания птиц. Мирно, спокойно, словно бы все в порядке. Вот громко треснула ветка – и вновь тихо…

– Да что тут происходит? – удивился было Дмитрий Борисович, но Артем тотчас пригнул его к земле. Варкан и его товарищи бесшумно отошли в сторону, за деревья. Около лошадей остался только один воин.

Тем временем потемнело. Было ли это так на самом деле, или только показалось Артему, но Варкан, перед тем как исчезнуть за деревьями, как будто на мгновение остановился, оглянулся и, встретив вопросительный взгляд своего побратима, выразительно махнул рукой. Это могло означать только одно – приказ лечь на землю. Значит, опасность все же есть!

Артем еще ниже прижал Дмитрия Борисовича к траве и шепнул:

– Надо ложиться!

Археолог не сопротивлялся, хотя что-то недовольно и пробормотал. А когда он лег, Артем тотчас же пополз вслед за Варканом.

– Артем! – услышал он предостерегающий шепот Дмитрия Борисовича, но не остановился и только приложил палец ко рту: молчите! Юноша видел за несколько шагов от себя друзей скифов, которые теперь так же осторожно ползли, прячась за деревьями и кустами. Очевидно, кто-то приближался к лагерю. Кто: свои или чужие?..

Варкан остановился. Он услышал шорох, хотя Артем старался ползти так же бесшумно, как и скифские воины. Варкан был явно недоволен тем, что Артем направился в разведку, но после некоторого колебания примирился с этим, ограничившись предостерегающим взмахом руки. Артем ответил таким же энергичным жестом, означавшим: не беспокойся, все будет хорошо!

Еще несколько секунд прошло в напряженной тишине. И только теперь Артем услышал чьи-то приглушенные голоса, а вскоре разглядел и фигуры людей. Это были скифские воины, но сразу можно было понять, что они шли в лес вовсе не затем, чтобы примкнуть к Варкану. Пришельцы двигались осторожно, как бы опасаясь неожиданного нападения, держа оружие наготове. Шли они в ту сторону, где остались Дмитрий Борисович и молодой скиф, стороживший коней. Изредка они перебрасывались короткими отрывистыми фразами. Разведчики это, что ли?..

– Да неужели они направляются к нашему лагерю? – едва слышно проговорил Артем. Эта мысль заставила его содрогнуться. Сердце забилось часто-часто. – Значит, Дорбатай не забыл о нашем существовании! Хочет выловить нас!

Положение было серьезным. Варкан, Артем, несколько товарищей Варкана – вот и все силы. Нельзя же было считать надежным защитником лагеря Дмитрия Борисовича. А против них несколько десятков хорошо вооруженных воинов… Да еще на расстоянии метров двадцати показалась другая большая группа скифов! Артем увидел, как оглянулся и покачал головой Варкан. Очевидно, у него тоже было мало надежды на успех в этой неравной борьбе.

Теперь было понятно все. Скифские воины из числа сторонников Дорбатая готовились врасплох захватить лагерь беглецов. Правда, Варкан своевременно обнаружил врага, но, даже зная об опасности, он не мог бороться. Несколько человек против нескольких десятков! Достаточно кому-либо из преследователей заметить сейчас хотя бы одного из беглецов, как сразу посыпался бы дождь стрел и дротиков, которому нельзя бы было противостоять, даже прячась за кустами и деревьями.

Значит, надо отступать. Но куда? К Дмитрию Борисовичу, туда, где оставались лошади с молодым воином? Но ведь враги сразу заметят их – и тогда конец.

А отряд противника продвигался вперед. Можно было подумать, что враги превосходно ориентированы, знают, где именно прячутся беглецы. Это напоминало облаву, когда отряд охотников окружает логово выслеженного зверя… Плохо чувствовать себя зверем!

Варкан и его товарищи отступали. Они бесшумно отползали в сторону, прячась за кустами. Они избегали боя. И это было вполне понятно, так как это был бы не бой, а самоубийство. Но ведь сзади Дмитрий Борисович, он беззащитен, он даже ничего не знает…

«Э, будь что будет! – подумал Артем. – Надо действовать!»

Он отдавал себе отчет в грозящей опасности. Ведь стоило только врагам обнаружить его, как на него обрушится дождь стрел и копий. Он снова вспомнил, как метким ударом дротика Варкан сразил бегущего зайца… Но выбора не оставалось!

Как бывает с людьми, принимающими твердое решение, он сразу же почувствовал себя спокойнее и увереннее. Не поднимаясь, приготовился отразить атаку противника «своими силами». Потом привстал на колени, скрываясь за густым кустом. Заметив, что Артем отстал, Варкан обернулся и жестами стал торопить побратима; на лице его была тревога.

«Пойми, дружище, другого выхода нет, факт, нет! – мысленно ответил Артем Варкану. – Или добыть, или дома не быть! Зато если выйдет, тогда… Хоть бы спичка не подвела!..»

Постороннему наблюдателю показалось бы, что Артем просто сошел с ума! В минуту опасности, когда каждую секунду можно было ожидать смерти, когда надо было по всем правилам прятаться, чтобы его не заметили зоркие глаза скифских воинов, Артем… закуривал! В сумерках за кустом вспыхнул маленький огонек спички, осветив на мгновение лицо юноши и сигарету, торчавшую из его губ. Спичка погасла. Теперь только тлела сигарета, которую Артем старательно раскуривал. И глаза его неотрывно смотрели на врагов, которые, наверно, уже заметили маленький огонек. Артем встал во весь рост. Скифы остолбенели от неожиданности. Молодой чужеземец не убегал и не делал попыток защищаться. Он просто стоял и раскуривал сигарету. Люди Дорбатая замерли, удивленно глядя на него. Теперь вопрос заключался только в одном – на протяжении скольких секунд враги овладеют собою, чтобы снова напасть на него.

Отсыревшая сигарета, наконец, разгорелась. И лишь теперь противник начал проявлять признаки жизни. Низенький, коренастый предводитель выкрикнул что-то грозное, воинственное, указывая мечом на Артема. И сразу же лес наполнился громкими боевыми криками воинов. Но Артем уже успел выиграть тот ничтожно малый промежуток времени, который был ему так необходим!

Быстрым движением он поднес к сигарете кончик короткого шнура, который тотчас же затлел и зашипел, рассыпая вокруг искры. Не теряя ни секунды времени, Артем швырнул пистон в сторону вражеского отряда – и сразу же отпрыгнул под защиту толстого ствола. И, нужно заметить, вовремя, так как в то же мгновение три или четыре дротика пролетели там, где он только что стоял.

– Ну, теперь держитесь! – проговорил он.

Взрыв пистона под ногами скифских воинов заставил их вновь остолбенеть. В воздухе застыли занесенные дротики, тетивы в луках остались натянутыми, но неспущенными. Бородатый крепкий воин, около ног которого с оглушительным шумом взорвался пистон. упал на колени. Он боялся подняться и, пятясь, отползал назад. Из его колчана высыпались стрелы, но он не подбирал их, его акинак цеплялся за траву и кусты, но он не замечал этого…

В иное время Артем, возможно, искренне посмеялся бы, увидев такую картину. Но сейчас было не до смеха. Раскуривая сигарету, сколько хватало дыхания, юноша подносил к ней заранее приготовленные короткие отрезки шнура с пистонами, зажигал их и бросал.

Еще оглушительный взрыв, еще… еще… Вспышки трескучего огня освещали вражеский отряд, который уже утратил весь свой боевой пыл и уверенность.

Воины, около которых взрывались пистоны, так же падали, как и первый, так же пятились назад, а потом, забыв обо всем на свете – о строжайших приказах Дорбатая, о своей многочисленности, убегали что было сил от страшного молодого кудесника, который все так же неподвижно стоял между деревьями и посылал в них огненные стрелы.

Артем держал в зубах полусгоревшую сигарету: она была ему больше не нужна. Он не жег зря пистонов, дело было закончено. Артем устало усмехнулся нервной усмешкой и почувствовал, как от пережитого волнения дрожат руки и ноги. Ведь это была победа, настоящая победа!

А скифский отряд убегал. Мечи, дротики, луки, колчаны, разбросанные стрелы лежали на траве, брошенные воинами, с шумом продиравшимися через кусты.

Артем молча смотрел им вслед. Странные чувства охватили его, и он не мог привести их в порядок, ни чувства, ни мысли. С одной стороны, ему удалось избежать смертельной опасности, угрожавшей не только ему, но и его товарищам. Это, понятно, радовало его. А с другой стороны, ему было стыдно перед самим собою. Он, студент, разумный человек, был вынужден применять такие дешевые трюки, вынужден был, как мелкий фокусник, обманывать их, пугать тем, что, безусловно, казалось скифам чудом… неловко и стыдно, если подумать всерьез. Тоже мне янки при дворе короля Артура! Но что он мог поделать еще? Во всяком случае, он никого не убил, не причинил никому вреда. И если бы он не сделал этого, тогда… Да, другого выхода у него не было!

Взглянув еще раз туда, где исчезли перепуганные враги, Артем проговорил, словно бы успокаивая и утешая самого себя:

– Ничего, ничего, придет еще время, я поговорю с вами серьезно, по-дружески, все объясню вам. Никаких загадок не оставлю! Лишь бы только Ронис и Варкан все организовали, чтобы покончить с Дорбатаем, Гартаком и этой чванливой знатью. А тогда я докажу вам, что мы можем с вами разговаривать очень мирно… Все поймете, все станет на свои места. К нему бежал Варкан. В нескольких щагах от Артема он остановился, устремив на юношу какой-то особый, ласковый взгляд, в котором смешивались страх, восторг и уважение. Артем смутился:

– Да что с тобой, Варкан?

Молодой скиф, торжественно приложив руку ко лбу, потом к сердцу, поклонился юноше и коснулся рукой земли. Артем совсем растерялся: что за странные церемонии?

– Зачем ты так, дружище? – сконфуженно пробормотал он. – Что я, вождь какой-нибудь, что ли? Ты рад, что все кончилось, и я рад не меньше тебя, поверь! Вот и хорошо, и ни к чему все эти церемонии. Слышишь? – и он протянул скифу руки. – Ты же мой побратим!

Варкан широко улыбнулся, схватил руки Артема, пожал их, а потом крепко обнял юношу и взволнованно что-то сказал.

Его товарищи тем временем собирали оружие, оставленное воинами Дорбатая. Они боязливо поглядывали на Артема, тихо переговариваясь между собою.

– Вот какая неприятность! – пожаловался юноша Варкану, хотя у него не было никакой надежды, что тот поймет его. – И твои товарищи считают меня колдуном. Это же просто позор для человека, стремящегося уничтожить ваши суеверия! Придется с вами долго говорить, много объяснять… Но это потом. Теперь надо спешить к Дмитрию Борисовичу. И должно быть, придется отсюда перебраться на какое-нибудь другое место, как ты думаешь, Варкан?

Археолог уже бежал им навстречу. Вид у него был встревоженный. Ученый держал в руках секиру, он слышал крики, взрывы пистонов и спешил друзьям на помощь.

– Артем, дорогой мой, что там стряслось? – кричал он. – На вас напали, да? Был бой? Я же слышал отсюда! – озабоченно расспрашивал ученый, поправляя очки, которые упрямо сползали с носа, – верный признак волнения Дмитрия Борисовича.

– К счастью, обошлось без боя, – вздохнув, ответил юноша.

– Но эти крики, взрывы?..

– Дорбатай узнал, где мы скрываемся, хотел неожиданно захватить нас.

– И что же?

– Пришлось защищаться, ничего не поделаешь, Дмитрий Борисович. Пока преследователи колебались, я сам напал на них.

– Как? Вы один?

– Бросил несколько пистонов. Разумеется, напугал их. И они бежали. Вот и все…

– Так и бежали? – недоверчиво спросил ученый.

– Если бы не бежали, то мы с вами не разговаривали бы сейчас.

– Ах, молодой человек, да разве же так рассказывают? Я тут чуть с ума не сошел, волнуясь за вас, а вы как будто клещами вытягиваете из себя слова!

– Дмитрий Борисович, честное слово, не о чем долго рассказывать. Я же вам говорю – небольшая стычка, и все. К тому же нам необходимо немедленно перебазироваться в другое место, так как оставаться здесь опасно. Потом расскажу все самым подробным образом. Внимание, а это кто еще?..

В полутьме двигались какие-то тени. Это были всадники, они вели за собой нагруженных коней. Варкан и его друзья радостно приветствовали прибывших.

– Ронис! – воскликнул Дмитрий Борисович. Да, это был Ронис, он привел в лагерь Варкана пополнение.

– Я очень рад был узнать, – сказал он, – что воинам Дорбатая не посчастливилось захватить вас врасплох. К сожалению, я не смог предупредить Варкана – слишком поздно узнал о замысле Дорбатая. Я торопился, так как получил сведения о специальном приказе, который дал Дорбатай начальнику отряда.

– Специальный! – удивился Артем. – Какой же?

– Покончить с вами. Выследить и…

– Убить?

– В том случае, если бы не удалось захватить живыми. Дорбатай приказал начальнику отряда ни перед чем не останавливаться. Конечно, ему хотелось бы захватить вас в плен – ведь убить он всегда успеет. Но если уж нет, то мертвые вы были бы для него менее опасны, чем живые и притом свободные…

– К счастью, – усмехнулся Артем, – ему не удалось ни первое, ни второе!

– Однако может удаться, если вы останетесь здесь, – серьезно заметил Ронис.

– Это правильно, – согласился археолог. – Артем уже предложил перебраться на новое место. Надо спешить с этим. Мне очень не хотелось бы, чтобы повторилась сегодняшняя история.

– Тем более, – добавил Ронис, – что это очень помешало бы осуществлению наших планов. Поэтому мы сразу же и выступим. Варкан наметил место: он, как никто другой, знает этот лес.

Артем вскочил на коня. Дмитрию Борисовичу пришлось потрудиться, прежде чем он оказался, наконец, на спине своей кобылы. Под покровом темноты отряд двинулся вслед за Варканом.

Артем и Дмитрий Борисович ехали рядом с Ронисом, который делился с ними новостями.

– Становище, – говорил он, – отправится в траурную процессию завтра. Труп Сколота уже набальзамирован…

– Набальзамирован? – с любопытством переспросил Дмитрий Борисович. – Интересно! Как жаль, что я не видел этого! И так быстро?

– Но это же довольно несложная операция, – ответил Ронис.

– Разве? Расскажите, Ронис! И как можно подробнее, для меня все это страшно интересно, – сказал археолог с таким пылом, что грек заметно усмехнулся.

– Хорошо, – ответил он, – хотя обо всех этих операциях я знаю немного. Ведь я не вещун… Жрецы намазывают труп покойного воском, разрезают живот, заменяют внутренности рублеными травами, ладаном, семенами сельдерея, анисом… Потом снова зашивают и укладывают тело вождя в погребальную повозку. Вот и все, что я могу сказать вам.

– И это все? Маловато, Ронис! – огорченно отозвался археолог.

– Все. Больше я ничего не знаю… Теперь племя может отправляться в путь.

– И никаких других приготовлений не будет?

– Большинство повозок уже готово для траурного путешествия. Дорбатай торопится.

– Почему? – спросил Артем.

– Ведь Гартак может стать полновластным предводителем племени лишь после похорон старого вождя. До этого времени душа Сколота находится в становище и его воля – закон. Так верят скифы. А Дорбатай хочет поскорей закрепить свою победу. Да и Гартак стремится возможно скорее похоронить тело отца, в убийстве которого он замешан.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 319; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!