Часть украинского населения имела веские причины вступать в борьбу с УПА.



Например, осенью 1945 года парторганизации Львовской области доносили в Киев Н.С. Хрущёву о действиях националистов: «В Бибрском районе в селе Гринёва в ночь на 14. VIII повешен председатель сельсовета тов. Репин Николай Иванович с оставленной запиской на груди: «Именем военного трибунала УПА приговорён к смертной казни через повешение». Секретарь сельсовета Войтович Николай приговорён к смертной казни – расстрелу. Тов. Войтовича бандиты увели с собой.

Секретарь Поморянского РК КП(б)У сообщил, что 2 VIII с.г. из села Подозаив бандиты увели председателя и секретаря сельсовета. 6. VIII с.г. возле села Подсуив были обстреляны пулемётным огнём секретарь РК ЛКСМУ тов. Гончаров и оперуполномоченный РО НКВД т. Качаев. В результате обстрела тов. Гончаров убит, а тов. Качаев тяжело ранен.

29. VIII в селе Пиддубцы бандиты убили директора МТС тов. Решетняка и 4 трактористов. (…)

Секретарь Радеховского РК КП(б)У сообщил, что в ночь на 30. VIII с.г. в мельнице в присутствии крестьян был убит секретарь с/с тов. Рублевский. Убийца скрылся».290***

Отлично понимая, что парторганизации Западной Украины моментально попадут под удар повстанцев, ЦК КП(б)У 10 мая 1944 года приняло постановление «О распределении оружия для вооружения партийно-советского актива, работающего в западных областях УССР». На эти цели было выделено 4000 комплектов оружия - в большинстве своём пистолетов ТТ.

Оружие следовало выдавать довольно широкому кругу номенклатурных работников – от секретарей обкомов, горкомов и райкомов КП(б)У до начальников районных отделений связи и секретарей обкомов, горкомов и райкомов комсомола.291 В дальнейшем этот перечень был ещё более расширен, поскольку повстанцы в массовом порядке уничтожали глав сельсоветов, председателей колхозов, захватывали и уничтожали колхозное имущество и даже небольшие промышленные предприятия.

18 сентября 1944 года Украинский штаб партизанского движения передал для вооружения обкомов КП(б)У и управлений НКВД Западных областей УССР: 2 466 винтовок, 340 ручных и 9 станковых пулемётов, 670 автоматов и 284 миномётов 50-миллиметрового калибра. И передал не зря, поскольку партработников повстанцы активно убивали.

Свидетельствует Василий Савчак («Сталь»), ветеран УПА из отличавшегося очень высоким уровнем национализма села Ямница Ивано-Франковской области: «19 декабря 1949 года чекисты арестовали секретаря ямницкого сельсовета Долчука Михаила (Пшониевого)… Подозревая Долчука в связях с подпольщиками, следователь постоянно спрашивал его: «Почему тебя не убили?» Дело в том, что почти все верные режиму работники сельсоветов в других сёлах были уничтожены, а Долчук остался живым. Сам Долчук позднее вспоминал: «Мы действительно были связаны с партизанами, так как господствовало двоевластие: ночью руководили наши, а днём большевики».292***

Выдача оружия партсовактиву вселила в представителей новой власти больше уверенности за свою жизнь и усложнила действия повстанцев. Но были и другие последствия – партийно-советский террор против мирного населения.

Документы КП(б)У, прокуратуры и НКВД-МВД полны сообщений о «нарушениях советской и социалистической законности» парт- и совноменклатурой. Под угрозой оружия представители новой власти нередко грабили и избивали крестьян, насиловали женщин, а иногда в пьяном состоянии по каким-то личным мотивам убивали «бандеровцев» - обычных украинских мужиков. Понятно, это вызывало ненависть селян, которые сообщали повстанцам о бесчинствах партийцев. Чтобы увеличить «кредит доверия» населения, уписты, если не было возможности перебить весь партсовактив в округе, старались по возможности уничтожить хотя бы наиболее ненавистных народу представителей новой власти.

Партийцы и советские работники, в свою очередь, не только сами готовы были уничтожать повстанцев, но и помогали НКВД мобилизовать в истребители простых селян.

О том, чем были эти истребительные батальоны, свидетельствует отрывок из Докладной записки штаба истребительных батальонов в ЦК КП(б)У:

«В Украинской ССР по состоянию на 15 февраля 1945 г. имеются 776 истребительных батальонов, в которых насчитывается 69 315 человек и 17 930 групп содействия истребительным батальонам, в которых находится 116 297 человек. Из этого числа в западных областях Украины дислоцируется 212 истребительных батальонов, в которых состоит 23 906 человек и 2 336 групп содействия общей численностью в 24 025 человек.

Личный состав истребительных батальонов и групп содействия выполняет свои функции без отрыва от производства… Истребительные батальоны расположены при районных и городских отделах (отделениях) НКВД, и их командирами являются начальники соответствующих ГО и РО НКВД, выполняющие эти обязанности по совместительству. В истребительные батальоны западных областей Украины, кроме этого, назначены 150 освобожденных начальников штаба.

С личным составом истребительных батальонов регулярно проводятся занятия по боевой специальной подготовке из расчета 10 учебных часов в месяц, не считая часов, отведенных на политическую подготовку, проводимую в часы, не предусмотренные программой военного обучения.

Кроме того, часть бойцов истребительных батальонов, в особенности новое пополнение их, привлекается для прохождения 110—120-часовой программы Всеобщего военного обучения при райвоенкоматах. (…)

Политико-моральное состояние личного состава истребительных батальонов здоровое. Большинство бойцов и командиров истребительных батальонов и их групп содействия честно и добросовестно выполняют возложенные на них обязанности и… проявляют смелость и мужество в боевых действиях с бандами.

Являясь основной вооруженной силой в районах, истребительные батальоны и их группы содействия помимо своей основной задачи борьбы с бандитизмом — охраняют жизненно важные промышленные и сельскохозяйственные объекты, несут службу по охране железнодорожных и шоссейных мостов (в западных областях Украины), патрулируют по населенным пунктам и участвуют во всех операциях, проводимых органами НКВД по очищению тыла от уголовного и враждебного элемента… (…)

На предстоящий период перед истребительными батальонами и их группами содействия стоит основная задача — ликвидировать оуновские банды в западных областях Украины и продолжать дальнейшую работу по очищению тыла от враждебно-преступного элемента на всей территории Украинской ССР…»293**

Как видим, численность только «истребителей» в Западной Украине на начало 1945 года несколько превышала численность бойцов УПА.

Но справлялись «истребители» со своей «основной задачей» не очень хорошо. Угроза повстанцам со стороны действовавших «без отрыва от производства» «истребителей» - простых рабочих и крестьян, была несравнима с угрозой частей НКВД.

Исключение составляли украинские поляки, которые пошли в 1944-45 годах в «истребители» в массовом порядке. Они люто ненавидели повстанцев за резню 1943-44 годов. Именно истребители польской национальности были наиболее «здоровы в политико-моральном отношении», поскольку охотно мстили бандеровцам за погибших родственников, друзей и соплеменников.

Но в 1945-46 гг. большинство поляков из Украины было депортировано в Польшу, и истребителями стали в подавляющем большинстве украинцы. И фразы о «здоровом политико-моральном бойцов истребительных батальонов» в отчётах НКВД-МВД сменились сообщениями о «нездоровом» морально-политическое состоянии истребителей.

«На апрель 1946 года в истребительных батальонах одной только Станиславской области числилось более 10 тысяч человек, однако за январь-июнь 1946 года они уничтожили всего 160 и захватили 480 «бандитов и бандпособников». За этот же период повстанцы разоружили 40 отрядов истребителей численностью 700 человек, захватив при этом более 600 единиц оружия. Лишь в трёх случаях «истребители» оказали противнику сопротивление. Иногда отряды самообороны внезапно нападали на гарнизоны войск НКВД, убивали руководивших ими уполномоченных райотделов (нередки были случаи перехода истребителей к повстанцам – А.Г.). В итоге многие истребительные батальоны приходилось расформировать».294***

Как отмечал 31 июля 1946 года начальник Политуправления Прикарпатского ВО генерал-майор Лисицын, «…в ряде случаев истребительные отряды являются просто поставщиками оружия для бандитов».295***

На 1 апреля 1946 года в западных областях Украины насчитывалось 3593 истребительных батальона, в которых служило свыше 63 тыс. человек, имевших на вооружении 2 031 пулемёт, 7 227 автоматов, 43 420 винтовок. После устроенной «чистки» число батальонов сократилось до 3138, а их членов – 50 032 человек.296

По сведениям МВД УССР, на 25 мая 1946 года численность УПА составила всего 1247 человек.297 Даже если эти данные занижены в 10 раз, то всё равно количество истребителей многократно превышало количество повстанцев.

В отношении «ястребков» повстанцы использовали гибкую тактику – в одних случаях они по возможности поголовно уничтожались, причём нередко с членами семьи.298*** В других ситуациях бойцы истребительных батальонов разоружались и после соответствующей агитации принимались в состав УПА или отпускались с разъяснением: «Мы боремся с НКВД и коммунистами, а не с народом».

Использование истребителей имело не столько военное, сколько общественно-политическое и пропагандистское значение. Это был способ расколоть украинское село на тех, кто был в лесу, и тех, кто содействовал коммунистам.

В какой-то мере эта задача была выполнена – постепенно, месяц за месяцем и год за годом повстанцы теряли тылы.

* * *

Милиция также входила в состав НКВД-МВД и активнейшим образом боролась с повстанцами. Поскольку основная задача полиции в любой стране мира – бороться с уголовной преступностью и хулиганством, то, во-первых, применение милиции против повстанцев было не очень эффективным, во-вторых, в западных областях Украины после войны наблюдался настоящий разгул криминала и бандитизма.

Сразу же после очищения от немцев областей и районов там начинали функционировать областные и районные управления НКВД, в том числе их структурные единицы – отделы по борьбе с бандитизмом, в состав которых входили следственные отделения. Последние решали задачу «фильтрации» лиц, задержанных во время чекистско-войсковых операций.299***

Милиция тесно сотрудничала с Советской армией, ВВ НКВД-МВД и НКГБ-МГБ в большинстве их операций против повстанцев, а также самостоятельно ликвидировала ряд групп и одиноких подпольщиков и повстанцев ОУН-УПА.

Львиную долю работы по созданию упоминавшихся истребительных батальонов и групп содействия вела именно милиция. Кроме того, оперативный состав милиции привлекался к ведению следствия в отношении бойцов УПА и функционеров ОУН, и к отправке их и членов их семей в тюрьмы, лагеря и ссылки.

Милиция участвовала в создании агентурной сети МВД, проводила перепись и регистрацию (прописку) населения, обеспечивала проведение пропагандистских и социально-экономических мероприятий советской власти.

* * *

Основными методами борьбы властей против повстанцев были чекистско-войсковые операции, а также агентурно-розыскные мероприятия на селе- то есть выявление, физическое уничтожение или арест членов ОУН-УПА и симпатизирующих им людей из числа населения.

Но это дополнялось целым рядом мирных мероприятий советской власти,существенно помогавших органам ВД и ГБ при проведении антиповстанческих операций, а также усложнявших деятельность УПА.

Кратко опишем основные из них.

Пропаганда всегда являлась сильной стороной советской власти и против повстанцев она использовалась с 1943 года, когда партизаны постоянно обвиняли УПА в «прислуживании» немцам. Кроме того, лейтмотивом агитации было подчёркивание военной мощи СССР и, следовательно, безнадёжности сопротивления советской власти.

При прохождении через Украину фронтов политработники Красной Армии устраивали митинги в населённых пунктах, расклеивали плакаты, распространяли листовки и газеты, повествующие о жизни в «отечестве всех трудящихся» и призывающие бить немцев и «украинско-немецких националистов».

1 марта 1944 года на VI сессии ВС УССР в Киев председатель СНК УССР Н.С. Хрущёв так определил отношение советской власти к повстанцам: «Это подлые помощники немцев, и мы должны расправиться с ними так же, как с немецкими захватчиками.

В рядах…националистов сейчас происходит большое разложение. Идя навстречу тем лицам, которые случайно попали, были вовлечены обманным путём или насильно мобилизованы в ряды националистических банд, Президиум Верховного Совета и Совет Народных Комиссаров УССР обратились к участникам так называемых «УПА» и «УНРА». В этом обращении от имени правительства Украины участникам «УПА» и «УНРА», которые честно порвут всякие связи с гитлеровцами-оуновцами, было гарантировано полное прощение их ошибок. В то же время мы прямо заявляем, что те из участников украинско-немецких националистических банд, которые не порвут связей с гитлеровцами-оуновцамн и будут продолжать вести борьбу против советских партизан и Красной Армии, против украинского народа, — те будут беспощадно наказаны, как изменники народа, как враги нашей Родины».300***


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 243; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ