Философская проблематика романа А. Платонова «Чевенгур».



Роман “Чевенгур” — центральное социально-философское произведение А. Платонова, захватывающая драма народного правдоискателя — возник в известном смысле неожиданно среди небольших, бессюжетных повестей, рассказов, всей “микропрозы” писателя начала и середины 20-х годов.

“Чевенгур” — роман всей жизни Платонова. Роман возникал из бесконечного количества жизненных событий, внутренних реакций, осмысливаемых в метафорах и символах, вырастал из опыта очарований и разочарований. Нить личной судьбы продернута сквозь все эпизоды романа.

Платонов запечатлел в “Чевенгуре” свои иллюзии и фантазии короткого времени. Оно было в истории. “Чевенгур” вызревал в нем в Тамбове, где Платонов-мелиоратор едва не стал в 1926—1927 гг. объектом расправы для сплоченной бюрократической массы, рождался как обобщение, мозаика многих очарований и трезвого осмысления реальности.

Роман начинается с сюжета: воинский эшелон, который ведет главный герой Саша Дванов “по одной дороге”, сталкивается лоб в лоб с встречным поездом — “на разломе профиля дороги” (локомотив, паровоз для Платонова — символ революции), после чего Дванов начинает раздваиваться, возникает своеобразный гамлетизм.

Весь “Чевенгур” — это грандиозное столкновение романтических вдохновений незабытого и неотвергнутого юношеского романтизма Платонова и острейших тревог, выношенных и выстраданных в годы начавшегося свертывания нэпа, жесткой централизации. Он ощутил везде, где должно было возникнуть братство, — человеческий разрыв, какое-то зияние, в то время как внешне все выглядело незыблемо прочно.

“Чевенгур” — это своего рода божественная комедия современности с ее “кругами”, с ее “двоемирием” — реальностью и утопией. Это уникальнейшее создание, в котором каждый день жизни героев — день творения и одновременно... день Страшного Суда!

Удивительно, неповторимо “все сокровенное пространство” второй половины“Чевенгура”, сфера странствий Саши Дванова и его друга Степана Копенкина. В сущности, уже в этом степном пространстве, частично выключенном из конкретной истории, возникает множество “микрокоммун”, где наскоро, наспех устраивается “золотой век”. Дванов и Копенкин, как апостолы новой веры, движутся в этой среде, одушевленной мечтой, вернее, мифом о возможности невозможного!

Тема конца истории со всем ее наследием — государственно-правовым , художественно-философским, семейно-бытовым — превращает “Чевенгур” в своеобразную поэму о сектантском, анархическом, наивном правдоискательстве, по существу в антиутопию.

“Чевенгур” — своеобразное антигосударство, даже “антиобщество” — живет как некий мираж, условность.

Весь секрет “Чевенгура” как утопического романа состоит в том, что разрушительная работа первопроходцев совершается ради конечной победы над смертью, слепой силой, опустошающей все.

Герои “Чевенгура” обозначили своей судьбой опасную пропасть, что вечно отдаляет, уводит человечество от заветной обетованной земли.

Роман “Чевенгур” — путеводитель из страны отчаяния. Он убеждает в том, что гибель мечты, искаженной, деформированной, превращение идей будущего рая в Молоха, пожирающего настоящее, лишь подтверждает нужду в мечте, извечность человеческих ожиданий счастья.

Любовная лирика В. Маяковского. Новаторство Маяковского.

Владимир Маяковский оказал огромное влияние на развитие русской поэзии 20 века. Мощный талант поэта громко заявил о себе еще до Октября. Поэт вышел навстречу «настоящему» 20 веку, наделенный дерзостью, юмором, иронией и … и беззащитно обнаженным сердцем. Все противоречия эпохи нашли в его творческой индивидуальности предельное проявление. Под пером Маяковского неповторимые, величественные черты времени засияли, будто освещенные лучами прожектора. Уродства и глупости были доведены поэтом до гротеска и абсурда. Оригинальность и сила его поэтического голоса подтверждены откликом, который получило творчество Маяковского.

Изначально претендовавшие на то, чтобы являть собой новое искусство, стихи Маяковского рождались, чтобы противостоять чему-то. Поэт что-то одно отвергал горячо и страстно, а что-то другое столь же неравнодушно защищал. Азарт борьбы, эпатирующая резкость, неожиданность восприятия сопутствуют стихам Маяковского на протяжении всего творческого пути поэта. В его лирическом мире нередко трудно различить, где герой, а где автор, в чем они совпадают, а в чем противоположны. При всей запутанности таких внутренних лирических связей личность поэта всегда проявляется очень ярко и определенно.

 Новаторство, стремление к обновлению – все это определяет творчество Маяковского. Мне кажется, что новизна его поэзии обусловлена самим временем. Ведь изменения в искусстве – это всегда отражение изменений в обществе. Футуристы использовали опыт поэтов 19- 20 веков, но их стремление к разрушению и отрицанию было очень сильно. Они «сбрасывали с парохода современности не только Пушкина, Толстого, Достоевского…», но и отвергали старших современников – символистов.

Маяковский возобновляет поэтический образ, утерянный где-то во времена Державина. В центре его поэзии – грандиозный образ. Он осознает себя выразителем чаяний и чувств широких масс:

Сила, мощь, масштаб лиричности поэта отвечала заказам «множества». И определяла важнейшую черту стиля Маяковского – гиперболизм его поэзии:

Лирический герой поэта на равных объясняется с мирозданием, со всей Вселенной. Гиперболизм, свойственный Маяковскому в раскрытии чувств и мыслей, сродни лермонтовскому. Огромная лирическая личность определяет характер метафор, нередко разворачивающихся в фантасмагорический сюжет. Мощный голос поэта, выступающего от имени многих, масштаб обобщений, интимность и сила чувств рождают высокий стиль и торжественную интонацию:

Поэтическая речь Маяковского обычно обращена к слушателю и собеседнику. Поэтому многие его стихотворения по форме напоминают диалог. Поэт разговаривает с Пушкиным, Есениным, Горьким, Эйфелевой башней, солнцем. Но чаще всего он обращается ко всем, современникам и потомкам. Многие стихи Маяковского звучат как ораторские призывы, марши, лозунги:

 Поэт преобразует ритмический строй стиха. Ритмика, как и все элементы его стиха, подчинены смысловой задаче. Слово у Маяковского занимает целую стихотворную строку, поэтому поэтическая фраза приравнивается к слову. Маяковский вводит свою систему тонического, или акцентного, стиха. Ритмика Маяковского отличается новизной. Она использует ритмы частушек, романсов, народных песен.

Неологизмы Маяковского отличаются от «зауми» ранних футуристов. Поэт не изобретает новых слов, он повышает выразительность уже существующих. Его неологизмы служат для большой экспрессии стихов, вносят в них дополнительный смысловой оттенок:

Поэт считал, что писать можно лишь о том, что пережил сам, поэтому все его произведения во многом автобиографичны. Хотя его самые ранние (1913-1914 годов) стихотворения о любви (“Я”, “Любовь”, трагедия “Владимир Маяковский”) мало связанны с личными переживаниями поэта. Чуть позже, в 1915-м, появляется знаменитая поэма Маяковского “Облако в штанах”, в которой поэт рассказывает о своей безответной любви, причинившей ему мучительную, нестерпимую боль:Эта трагическая любовь не выдумана. Давид Бурлюк, вместе с Маяковским выступавший в 1914 году в Одессе, всвоих воспоминаниях говорит, что первой любовью Маяковского была Мария, которую он встретил в Одессе («Это было, было в Одессе..»)

Из некоторых источников известно, что между Маяковским и Марией встало препятствие, одно из тех, которые порождались тогдашней общественной жизнью, социальными условиями, основанными на неравенстве людей, на господстве материальных расчетов. В поэме этому дано очень краткое объяснение словами самой Марии:

Главной и самой яркой музой Владимира Маяковского была Лили Брик, в которую Маяковский влюбился год спустя. Отношения поэта и Лили были очень непростыми, многие этапы их развития нашли отражение в произведениях поэта («Лиличка!Вместо письма», «Флейта-позвоночник»).

В 1922 году поэт пишет поэму «Люблю» — своё самое светлое произведение о любви. Маяковский тогда переживал пик своего чувства к Л. Брик, потому и был уверен:

Здесь поэт размышляет о сущности любви и её месте в жизни человека. Продажной любви Маяковский противопоставил любовь истинную, страстную, верную.

Но затем вновь в поэме «Про это» лирический герой предстаёт страдающим, мучимым любовью. Это был переломный момент в их отношениях с Брик.

То есть можно заметить, как тесно переплетаются в творчестве Маяковского чувства поэта и чувства лирического героя.

В начале 1929 года в журнале «Молодая гвардия» появилось «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви». Из этого стихотворения видно, что в жизни Маяковского появилась новая любовь, что «опять в работу пущен сердца выстывший мотор». Это была Татьяна Яковлева, с которой поэт встретился в Париже в 1928 году. Посвящённые ей стихотворения «Письмо товарищу Кострову…» и «Письмо Татьяне Яковлевой» проникнуты счастливым ощущением большой, настоящей любви. Но и эти отношения закончились трагически.

Последней его любовью стала Вероника Полонская. Незадолго до смерти Маяковский написал стихотворение «Неоконченное», которое, по всей видимости, посвящено было именно ей. Вероника Полонская была последней, кто видел Маяковского живым.

Любовная лирика Маяковского, его искренние и прекрасные стихи о любви, помогают нам разглядеть за всем внешним, наносным, сущность Маяковского-человека.

 


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 1059; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ