Роль судебной практики в регулировании земельных отношений



Относительно значения судебных решений в регулиро­вании правоотношений, в том числе и земельных, в литерату­ре встречаются различные точки зрения.

Так, В.В. Петров считает, что решения судов, несмотря на их оригинальность и юридическую грамотность, не могут слу­жить образцом, источником для принятия решения по друго­му аналогичному делу, следовательно, судебную практику можно рассматривать лишь в плане применения права, толко­вания и разъяснения его отдельных положений1.

Напротив, по мнению М.М. Бринчука, анализ роли су­дов в контексте принципа разделения властей и выделения судебной власти в качестве самостоятельной ветви власти дает основание для признания судебной практики источником права, поскольку суды наделяются новыми полномочиями нормотворческого органа власти2.

Несомненно, что деятельность судов, а также администра­тивных органов способствует совершенствованию практики применения земельного законодательства. Огромное значение имеют, в частности, руководящие постановления (разъяснения) Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. К ним можно отнести постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 6 «О некоторых вопросах, воз­никших у судов при применении законодательства о земельной реформе», постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 но­ября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законода­тельства об ответственности за экологические правонарушения», постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 11 «О некоторых вопросах, связанных с приме­нением земельного законодательства», информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 2001 г. № 61 «Обзор практики применения арбитражными су­дами земельного законодательства» и ряд других.

В то же время, решения судов общей юрисдикции и ар­битражных судов по конкретному юридическому делу (на­пример, эколого-правовому спору) нельзя признать источни­ками экологического права, поскольку они являются актами ненормативного характера (не содержащими норм права) и имеют персонифицированный (индивидуально-определен­ный) характер.

Особо необходимо отметить решения Конституцион­ного суда РФ, к компетенции которого отнесено разреше­ние дел о соответствии федеральных законов, законов субъ­ектов РФ, нормативных актов палат Федерального Собра­ния РФ, Президента и Правительства РФ Конституции РФ. Решения Конституционного Суда РФ обладают силой зако­на, они окончательны и подлежат исполнению. В силу этого его решения могут считаться источниками земельного пра­ва. Например, постановлением Конституционного Суда РФ от 9 января 1998 г. № 1-П «По делу о проверке конституци­онности Лесного кодекса Российской Федерации» Лесной кодекс Российской Федерации был признан соответствующим Конституции РФ (как по порядку принятия, так и его положения, касающиеся лесного фонда РФ). Постановлени­ем Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2001 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности части второй ста­тьи 16 Закона города Москвы «Об основах платного земле­пользования в городе Москве» в связи с жалобой гражданки Т.В. Близинской» признаны не соответствующими Консти­туции РФ некоторые нормы Закона г. Москвы «Об основах платного землепользования в городе Москве». В своем по­становлении от 23 апреля 2004 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Феде­рации в связи с запросом Мурманской областной Думы» Конституционный Суд РФ признал конституционность не­которых оспариваемых областными депутатами положений Земельного кодекса РФ, регулирующих предоставление зе­мельных участков в собственность иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим ли­цам. Было также признано, что Земельный кодекс РФ не противоречит Конституции РФ и по порядку его принятия Государственной Думой.

Перспективы развития земельного законодательства.Концепции реформирования законодательства о недвижимости.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 1561;