ЭВОЛЮЦИОННО ЗНАЧИМЫЕ ДЕЙСТВИЯ В АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ПОСЕЛЕНИЯХ



http://oasis-inwaste.asia/accordions/view/evolyutcionno_znachimie_deystviya_v_alternativnih_poseleniyah

(Введение к фронтальному Классификатору эволюционно значимых признаков)

Признаки появления новой эволюционной ветви

По характеристикам глубины эволюционного самосознания человечество совершенно неоднородно. Основная масса представителей современной цивилизации мало чем отличается от представителей животного мира, руководствуясь генетически унаследованными рефлексами, метаболическими потребностями, требованиями социальной конъюнктуры и успокоительными иллюзиями религиозных догматов. Тема самосовершенствования, как правило, не выходит за рамки подражательных практик и вписывания в престижные духовно-иерархические схемы. Однако в период обозримой истории исчезающе малый процент людей всегда предпринимал попытки выяснения смысла и цели собственного существования и создания условий стремительного развития. В результате, в разных слоях культуры был наработан пласт знаний, на основании которых сформировались сходные представления о предельных человеческих возможностях. Как правило, в фокусе этих представлений лежит сохранение индивидуального разума, кристаллизация этических ориентиров, познание доступной восприятию части Замысла и обретение биосферной либо космической миссии после оставления физического тела. Осознание такой возможности ведёт к поискам практических путей решения задачи. Оказалось, что при продвижении по пути духовного поиска обязательно наступает стадия необходимости отделения от социума и создания альтернативной общности, вначале на уровне городской группы «ищущих», а затем - автономной загородной развивающей среды. Архаичные следы таких попыток мы отслеживаем на примере действующих монастырей и ашрамов, как правило, выродившихся до уровня культовых коммерческих предприятий. Современные попытки создания альтернативных общностей наиболее активно реализуются в экопоселенческом движении. Однако новое начинание, вопреки надеждам на появление эволюционно значимого феномена, принимает болезненные, а зачастую и вовсе патологические формы. Располагая не имеющим аналогов опытом в организации альтернативных общностей, мы попытаемся обозначить ряд проблем, препятствующих развитию эволюционно значимых намерений в альтернативных структурах.

Скрытая проблематика альтернативных поселений

В ходе создания ряда эволюционно ориентированных загородных систем нового поколения выяснилось, что подавляющему большинству известных нам "поселенцев" только кажется, что они могут выехать за город и образовать там духовно наполненное «экологическое поселение», развивающееся "в гармонии с природой". В полевых условиях автоматически воссоздаётся система привычных отношений, то есть созданная альтернативная общность неудержимо обретает общепринятые организационные формы (фермерское хозяйство, дачный кооператив, просто деревня, поселение сектантов, летний лагерь туристов-эзотериков либо гибридные комбинации перечисленных форм). Беспощадные проблемы экономического, психологического и бытового характера, как правило, опускают неофитов до погрязания в мелких распрях, взаимных претензиях и семейной проблематике, что ведёт к утрате виденья изначального смысла, ради которого создавалась община.

В реальности, создание легальной организационно-правовой модели духовно развивающего бытия нового поколения, наполнение её живым содержанием и эволюционно значимыми событиями является непосильной творческой задачей чрезвычайной степени сложности. Необходимым условием формирования развивающего пространства является приоритет осознанных действий, направленных на реализацию высших мировоззренческих представлений и формирование внутренней системы законов, утверждающих развивающие формы организации бытия. И лишь за этим следуют финансовая самостоятельность, самодисциплина, универсальные умения и приверженность истине – вопреки социальным штампам, религиозным предрассудкам, субъективным привязанностям, мелким личным выгодам и прочим эгоистическим проявлениям. Коллективное становление эволюционирующего пространства требует различения главных и второстепенных проблем, их конструктивного обсуждения, выработки и удержания общих позиций в отношении к фундаментальным явлениям – духовному росту, прогнозам будущего, развивающим практикам. Важнейшими условиями коллективного развития является сотворческая работа по синхронизации здравого мировоззрения, преодоления многих рефлексов, беспощадного уровня самосознания и постоянной генерации закрепляемых в быту творческих эволюционных открытий. Прописное закрепление и удержание в сознании открываемых эволюционных законов и норм поведения именуется сакральным законотворчеством. Именно работа в сфере коллегиального законотворчества с последующим закреплением утверждённых законов в быту является принципиальным отличительным признаком развивающихся сообществ от банальных социальных образований.

В сектантских и эзотерически ориентированных поселениях подчёркнутые пункты подменяются исполнением подражательных ритуалов и практик, как правило, давно утративших свой изначальный смысл. В нашем понимании, скрупулёзное исполнение заимствованных ритуалов является оправдательной формой уклонения от решения вопиющих проблем, неизбежно возникающих в ходе развития коллективных отношений. Наиболее болезненной проблематикой является утрата высших ориентиров, отсутствие реальных развивающих действий и фактов, подтверждающих их результативность. Но исключительно губительным признаком коллективного опускания является лукавое утверждение банальных форм поведения в качестве высших духовных приоритетов*. Как выяснилось на практике, поддержание атмосферы творческой работы над эволюционной проблематикой помимо глубокой образованности, переживания за судьбу биосферы, битвы за истину в каждом моменте бытия, сопряжено с естественной утратой интереса к сфере полового общения и родовым отношениям. Понятие «родственность» и «любовь» в развивающихся системах перетекает с уровня физического кровного родства в уровень родства мировоззренческого и духовного. Даже это малое условие, как правило, непреодолимо для неофитов. В результате подмены ценностей, вместо искомой альтернативы происходит воссоздание обычных социальных схем, а эволюционно значимые действия замещаются формальным соблюдением несущественных культовых отправлений, лишь заполняющих внутреннюю пустоту. Таким образом, значительная часть духовных искателей вырабатывает устойчивые технологии самообмана, избегая столкновения с кричащими фактами, аннулирующими ложные верования. При очевидном отсутствии ожидаемых чудес, "модные сектанты" поддерживают друг друга тематическими мистификациями, выдавая желаемое за действительное. А когда дистанция между «идеальным» и «реальным» становится невыносимой – адепты впадают в психозы и, обвинив друг друга в несостоятельности, под благовидными предлогами сбегают обратно в социум и организуют жизнь в соответствии с ординарными бытийными матрицами, несовместимыми с альтернативным поиском новых путей развития. В поселениях остаются лишь те, кому некуда деваться. И они вынужденно продолжают вести деревенский образ жизни, довольствуясь поддержанием легенд о некой собственной исключительности. Это обычная схема развития поселенческих инициатив.

Относительно удачные попытки создания локальных развивающих сред можно перечесть на пальцах одной руки** и, с каждым годом, ради самосохранения такие структуры совершенствуют способы самоизоляции не столько от произвола репрессивных государственных органов, сколько от экспансии "эзотерических шизиков".

* Наиболее распространёнными примерами подмены духовного поиска отправлением банальных биологических надобностей являются процветающие во многих загородных общинах гинекологические мании, возведённые в ранг священнодействия. Это широко рекламируемые культовые совокупления «на родовых гектарах», физиологически неприсущие гоминидам роды в воду, приёмы родов неквалифицированными отцами, показное кормление грудью, демонстративное сование младенцев в снег и поливание холодной водой. При этом в угоду моде, лишь ради демонстрации собственной исключительности, сектантами игнорируются не только правила антисептики, но и наглядные законы природы: ведь даже водные млекопитающие – бобры, выдры, ондатры, тюлени – рожают детёнышей на суше.

**На территории стран СНГ нам известны лишь две реально развивающиеся на поприще эволюционного поиска группы, притом они совершенно не сходны по внутреннему устройству и методам творческой работы. Объявление географического местоположения и фамилий лидеров этих групп не представляется возможным, поскольку они сами разумно регулируют свои внешние проявления.

Причины социальных патологий

Основными причинами столь скверного положения дел в экопоселенческой сфере является литературное и сетевое засилье фантастических спекулятивных эталонов «правильного» образа загородной жизни*, наивная доверчивость неофитов, отсутствие глубокой специальной литературы, наработанной на практике организационной методологии и объективных критериев самооценки "ищущих". В результате формируется иллюзорное представление о ПУТИ, неадекватные способы оценки ситуации и смутные критерии самоопределения: они мнят о себе одно, а в реальности являются совершенно другими людьми.

Проявление фрагментов реального облика человека автоматически происходит в экстремальных условиях, откуда нельзя сбежать в момент кризиса; и в которых исторически выработана устойчивая шкала определения скрытых качеств личности. С наибольшей скоростью сущность человека проявляется в местах лишения свободы, экспедициях либо в иных изолированных группах, долгое время находящихся в экстремальных условиях**.

Наиболее распространённой локальной формализованной общностью, в которой напряжение часто достигает экстремальных значений, является семья. Члены семьи очень хорошо знают "кто есть кто", но тщательно скрывают это от окружающих, терпят друг друга ради детей, общей собственности, сохранения традиционного уклада и за отсутствием иных вариантов жизненного устройства.

Нечто подобное происходит и в «экопоселениях». Вовне выдвигаются рекламные сладкие брэнды о счастливом процветании и взаимной любви, изобилующие пожеланиями счастья и света всему живому, а в реальности коллективы отягощены безденежьем, неразрешимыми семейными проблемами, склоками, сплетнями, личными амбициями, миазмами зависти и ревности***. Обозначенные проявления характерны абсолютно для всех общинных поселений и должны стать предметом самого скрупулёзного изучения с целью преодоления социальных патологий. Именно эта болезненная проблематика должна стать предметом рассмотрения на совещаниях лидеров загородных общин. Но, ради «сохранения лица», происходит утаивание болезненных мест, которые впоследствии губят группу. Общепринятая тактика избегания и замалчивания тёмных сторон альтернативного бытия приводит к аккумуляции невысказанных взаимных претензий, формированию атмосферы коллективного лицемерия, уделению чрезмерного внимания несущественным явлениям и приданию чрезвычайного значения показательным ритуалам. В результате, в коллективе зависает характерная для всех сект, ханжеская атмосфера улыбчивой фальши «приобщённых», в которой невозможно развитие свободной мысли и по-настоящему творческой коллективной деятельности.

* Утопической ловушкой, заполонившей информационные сети и практически перекрывшей доступ «ищущим» к возможности выбора, является экспансия «анастасийской» истерии. Примитивная фантастика В. Мегре, изобилующая нереальными руководствами к действию, тягчайшим образом дискредитировала экопоселенческое движение, спровоцировав к выезду в загородную среду массу неподготовленных адептов, что привело к появлению серии уродующих ландшафт, нищих поселений. Причиной востребованности столь низкокачественного «брэнда» является беспардонная спекуляция одновременно на собственнических, половых и духовных инстинктах неосведомлённых читателей.

** Наиболее жёсткая и чёткая шкала определения качеств личности выкристаллизована в местах лишения свободы. Диапазон характеристик охватывает терминологический ряд, в низших слоях которого фигурируют «петухи» (опущенные, педерасты), «козлы» (провокаторы, стукачи), «быки» (тупые рабы), «черти» (опасные мистификаторы), «кишкомёты» (свихнувшиеся на еде), «шныри» (слуги). Следующие ступени определяют качества правильных существ, к числу которых относятся мужики, пацаны и авторитеты (рулевые, смотрящие, деловые, паханы, свояки). И, высшим уровнем иерархии, является «вор» (законник) – безукоризненная аскетическая личность, достойная абсолютного доверия и снискавшая право на законотворчество и судейство в пределах эгрегора.

*** Не менее напряжённые отношения складываются в политических, коммерческих и криминальных сообществах, ассоциирующихся на почве коллективного хищничества. Их принципиальным отличием от духовно ориентированных социальных образований является то, что ценностные матрицы в таких социальных группах касаются наработки иерархических и финансовых преимуществ и не имеют эволюционных директорий.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 365;