Единое образование – единая страна



Романтик: (Автору): Ты не осветил еще один важный момент.

Автор: Какой?

Романтик: Если не будет единой системы образования, то страна распадется в течение жизни одного поколения.

Скептик: Поясни.

Романтик: Если в Смоленске и во Владивостоке будут разные образовательные программы, то жители этих регионов перестанут понимать друг друга. И что удержит вместе огромную страну?

Скептик: Логично.

Автор: А что ее держало вместе раньше?

Романтик: Да именно культурная общность и держала. Представьте себе Россию от Аляски до Варшавы в те времена, когда не было не только интернета, а даже телеграфа. Когда распоряжения императора доходили до адресатов фактически пешком – за полгода. Как страна управлялась и оставалась единой? За счет единообразия мышления имперской элиты и простого люда – прежде всего русского. И тогда была единая система образования – не такая как сейчас, но одинаковые нравственные ценности и представления о мире каждое новое поколение получало от предыдущего.

Скептик: А сейчас нельзя давать те же нравственные ценности и представления о мире – вот так, без школы.

Романтик: Уже нельзя. Во-первых, общество духовно и нравственно раздроблено под действием вражеской забугорной и местной паразитической пропаганды. А во-вторых, время изменилось. Раньше при жизни нескольких поколений мир и общество практически не менялись. Как дед и прадед ездили на телегеза сеном и за дровами, так и внуки-правнуки ездили на ней же. Сейчас за время жизни одного поколения несколько раз сменяется технологический уклад и даже социальный строй страны, поэтому опыт родителей должен непрерывно переосмысляться и ими самими и тем более детьми.

Автор: Да, я помню те времена, когда мы программы для компьютеров набивали на перфокартах. Потом появились магнитные носители, и уже можно стало гонять чертиков по экрану. Потом дискеты, жесткие диски. И вот мы уже монтируем фильмы методом «вырезать и вставить».

Скептик: То есть учителя – это тоже своего рода пограничники. Они стоят на защите страны, ее информационной безопасности.

Романтик:Да, пограничники. На границе знания и невежества.

Что собирали отцы, нас научили беречь
Вера родной стороны, песня, молитва да меч.
Так повелось от корней: ратную службу несут
Всяк на своем рубеже- инок, воин и шут.

Маугли

Убеждение анастасиевцев, что стоит только отказаться от благ цивилизации – и на тебя упадут счастье и сверх-способности, формирует сама Анастасия, которая по ее словам ведет род от Лилит – девочки, которую новорожденной бросила мать в лесу, а природа и Бог вскормили и воспитали. Для укрепления читателей в этой мысли (повторенье – мать учения), ведруссы Радомир и Любомила уже сознательно отправляют малолетнего правнука в лес с медведем – и он тоже вырастает красавцем и умницей. Правда, говорит с трудом, но девушек привлечь умеет. Однако насколько этой мифологии соответствуют реальные факты?

Читаем Подласый И.П. «Влияние среды на развитие личности»

Сказка о Маугли — не досужий вымысел от начала до конца. Судя по фактам, зафиксированным в истории человеческой цивилизации, эти события могли иметь под собой реальную почву. В старинных преданиях сохранилось много рассказов о людях, вскормленных и воспитанных животными. Что в них правда, что вымысел — теперь уже, наверное, не узнать. Основатели Рима Ромул и Рем, вскормленные волчицей, Маугли, воспитанный в звериной стае, литовский мальчик, выросший в медвежьей берлоге, о чем рассказал Э. Кондильяк еще в 1754 г., вполне могли существовать. Известно 15 случаев вскармливания человеческих детенышей волками, 5 — медведями, один случай — павианами, другими породами обезьян —не менее десяти. Один ребенок был вскормлен леопардом, один — овцой.

(МВ: То есть, вообще говоря, природа человека любит и ценит – этого отрицать нельзя. Трудно представить себе не человеческого детеныша, а скажем ягненка, вскормленного волками или леопардом. Так же, как и наоборот – волчонка, вскормленного овцой или обезьяной. Человека вскармливают. Но становится ли он при этом человеком?)

В 1920 г. в Индии доктор Синг обнаружил в волчьем логове вместе с выводком волчат двух малышей. Это были девочки, одной из них на вид было лет 7—8, другой — года два. Младшую девочку назвали Амалой, старшую — Камалой.

Как ведет себя дикий зверь в городской квартире? Точно так же поначалу вели себя и вывезенные из джунглей дети. Ходили и бегали они лишь на четвереньках, причем только ночью. Днем спали, забившись в угол и крепко прижавшись друг к другу.

Фото взяты здесь - http://felbert.diary.ru/p179872814.htm

Младшая девочка скоро умерла, так ничему и не научившись, старшая прожила около 10 лет.

Все эти годы доктор Синг вел подробный дневник наблюдений за Камалой. Училась она с большим трудом. Два года пришлось учить ее стоять. Через шесть лет Камала начала ходить, но бегала по-прежнему только на четвереньках. Четыре года ушло на заучивание первых шести слов. Через семь лет лексикон девочки расширился до 45 слов, а еще через три года — до ста. Дальше языковой прогресс не пошел. К этому времени Камала полюбила общество людей, перестала бояться яркого света, научилась есть руками и пить из стакана. Достигнув примерно семнадцатилетнего возраста, Камала по уровню своего развития была как четырехлетний, если не трехлетний ребенок.

Вместо комментариев вчитаемся в слова Г. Итарда: «Появляясь на земном шаре физически слабым и не обладая врожденными идеями, будучи не в состоянии подчиняться основным законам своего существования, определившим его главенствующее положение во Вселенной, человек лишь в обществе может добиться того исключительного положения, к которому его предназначила сама природа. Не будь цивилизации, он оказался бы одним из самых ничтожных и неразумных животных... человек всегда только то, что из него делает общество...»

(МВ: я от себя подчеркну – человек есть информационный модуль, который культура и язык наносят на биологический носитель (разумеется, не на любой, а на подготовленный эволюцией). То есть человек – существо био-психо-социальное. Это не отменяет того, что у человека есть вечная душа, но душа связана с телом не напрямую, а через некий интерфейс – личность или дневное сознание, и он обладает собственной алгоритмикой поведения, которую формирует культура и опыт жизни. Био – тело, психо – душа, социальное – личность, характер.

В формировании личности, характера, нравственных установок, мировоззрения есть свои закономерности. И если ребенка до 5 лет не научить говорить, то потом ему это дается с большим трудом. В этом мы и сами можем убедиться – достаточно взяться учить иностранный язык. То, что ребенок играючи достигает за пару лет, взрослому дается годами упорного труда, и все равно этот язык не становится для него родным. Поэтому если внедрить в систему образования вероятного противника ложные стереотипы – например, что до школы ребенку незачем уметь читать, а до скольки-то говорить, то информационный агрессор получает конкурентное преимущество. Издавна известно: хочешь победить врага – воспитай его детей. И когда наши поселенцы провозглашают «школа – это рабство» - они отрабатывают внедренный через книги ЗКР чужеземный стереотип, направленный на ослабление России.

Моя мать родилась в деревне на Урале. И училась в деревенской школе. Это были сталинские времена. И дети просто рвались учиться. Учиться было модно, учиться было весело, учиться было нужно – даже не для себя, они хотели быть полезными для страны. Из маминого класса – напомню, деревенской школы – только человека 2-3 не получили высшего образования. Многие стали крупными специалистами, руководителями. Мать сама не стеснялась всю жизнь учиться. Когда отца стали продвигать по руководящей линии – они вместе закончили вечерний Университет марксизма-ленинизма. Когда маму назначили руководителем агропромовского БНТИ – Бюро научно-технической информации – она поступила заочно в Институт библиотечного дела. Просто сравните вот этих деревенских детей поколения моей матери и тех детей, которых хотят вырастить поселенцы, которым в первом классе уже «трудно учиться»).

Скептик: Да, романтика, вера, азарт – все это хорошо. Но если в основе веры и азарта лежит неверное утверждение («школа – рабство»), то она может привести к трагедии. Если детей из Родовых поместий не учить (в школе или самостоятельно осваивать школьную программу), то деградация неизбежна.

Романтик: Первое поколение будет еще общаться со своими родителями, которые получили школьное, а кто и высшее образование. Но каждому следующему поколению достанется все меньше былой образованности. Своего рода гомеопатическая доза.

Скептик: Скорее – седьмая вода на киселе. Есть такое крылатое выражение: «У настоящего интеллигента должно быть в три диплома о высшем образовании – свой, отца и деда». Даже получение лично трех высших образований не заменит семейной традиции. Вот как об этом пишет Завацкая…

«То же самое и с идеями Мегре. Сами по себе эти идеи довольно примитивны. И даже не выдерживают критики. Ну, к примеру, о воспитании детей.

Если я просто скажу: «Ребёнок — это абсолютно чистое безгрешное существо, которое ни в коем случае нельзя ни в чём стеснять, нужно ему позволять абсолютно всё, чего он хочет, потому что все его желания чисты и прекрасны, и тогда он вырастет Идеальным Человеком» — то меня просто засмеют.

Но именно такова идея Мегре!

Однако, чтобы обосновать её, он придумывает «идеального человека» Анастасию и весь её род, где детей воспитывают именно так, придумывает зверей, которые без всякого насилия ухаживают за ребёнком, кормят его и согревают.

И на основании этой якобы существующей «антисистемы воспитания» мы теперь должны воспитывать наших детей...»

Скептик: Тут мы еще раз видим, что именно утверждение существования Анастасии придает опасным искажениям видимость перспективности и безопасности. А как же – вот Анастасия так живет и у нее все получается. Если бы людям говорили правду – были такие и такие случаи (как у доктора Сингха) и вот чем они закончились – вряд ли бы кто поддался на провокацию.

Романтик: А что же делать, чтобы дети в поселениях вырастали образованными?

Скептик: На самом деле вопрос глобальный и затрагивает всю структуру поселения – от культуры до места расположения. Разумеется, поселения Родовых (!) поместий должны всю свою жизнь строить вокруг процесса создания нового поколения. Важно ребенка правильно зачать и родить, вскормить и воспитать, важно дать ему современное эффективное образование. Поселения в чистом поле, которые сейчас создают наши единомышленники, сразу и надолго оказываются без школы. Сейчас на селе малокомплектные школы сокращают и объединяют для обеспечения качества учебного процесса, поэтому государственной поддержки вновь создающимся малым школам вряд ли стоит ожидать. Поэтому мне видится, что более перспективны поселения в границах существующих населенных пунктов (микрорайоны) с включением детей в имеющуюся в них систему образования. Там, кстати, часто есть и жилье по вполне приемлемым ценам, и работа, и дорога, и связь. Кроме того, существующие населенные пункты и создавались на правильных местах – по биоэнергетике, воде и прочим параметрам. В этих местах люди жили долго, что подтверждает их благоприятность. Мы сегодня часто выбрать благоприятное место не умеем, ориентируясь (цивилизованные же) на внешний вид (как на упаковку).

Романтик: А как же стремление жить вместе с единомышленниками, избежать информационных загрязнений. Деревня сегодня – это пьянство и безработица.

Автор: Деревню надо менять собой, как и школу, как и всю страну. Надо идти в народ и менять его культурные стереотипы, а не прятаться на своих гектарах. И кстати, многому еще у деревенских нам и поучиться стоит. Не только хозяйственным вопросам, но и построению отношений. Когда моя мать, жившая в деревне, среди алкоголиков и отсидевших на зоне, побывала на одном из собраний нашего поселения, где, как всегда, кого-то стремились выгнать – ее происходящее так потрясло, что она спросила: «И с этими людьми ты собрался жить?» Такие дела. И люди-то, действительно, лучшие, что есть в стране, но растерявшие культуру жизни в общине. Предпринимателю же легко: не устраивает работник – уволить его, взять другого. Наши ребята, наиболее «продвинутые», так и косились в сторону других: «И зачем нам такие поселенцы?» Вот он город, который всегда с тобой, городские стереотипы, въевшиеся в сознание. В деревне самый непросыхающий пьяница или закоренелый дебошир знает, что с этими людьми ему всю жизнь жить, и держит себя в рамках. Он более культурен, чем наши поселенцы, хотя может ругаться матом и допиться до чертиков, но для него мир, общество – не пустые звуки, на него есть управа, всегда есть некая референтная группа – родители, родственники, соседи, одноклассники – перед которыми ему стыдно. Мы пытаемся прийти к общинности, но пока она для нас – как иностранный язык. Мы как-то пытаемся объясняться, но шуток и метафор на этом языке не понимаем. А для деревенских – это родной язык. Хотя много утрачено, а многое подхвачено в городах и тюрьмах, но все же другого языка они не знают. И только от них мы его можем перенять. Но и хозяйственные вопросы тоже. Иной раз видишь, как горожанин ковыряется вилами в сене, не в силах подцепить пласт, и понимаешь – насколько богата крестьянская культура на технологии и ноу-хау. Если вы думаете, что стог – это груда сена, то глубоко ошибаетесь. Стог – это сложное инженерное сооружение с изощренной структурой, которая обеспечивает не только прочность и защиту от влаги, но и необходимые микробиологические характеристики. Так что общаться с деревенскими очень даже нужно. Только (вспомним Аватамсаку) «единство противоположностей создаст новое динамическое единство».


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 251;