У любви есть эти три стадии, и, соответственно, три стадии есть у сострадания; причем любовь и сострадание могут существовать в различных комбинациях.



Именно поэтому существует так много видов любви и так много видов сострадания. Однако самое главное, самое существенное – понять этот принцип лестницы любви с тремя ступеньками. Это поможет вам – даст представление о том, где вы находитесь, какой вид любви проживаете и какой вид сострадания ощущаете. Наблюдайте. Но смотрите, не останавливайтесь на этом. Существуют более высокие сферы, высоты, на которые можно взобраться, пики, которые можно покорить.

Пятый вопрос:  

Ошо,

Я тебя не понимаю. Пожалуйста, не запутывай меня. Я пришел сюда, чтобы обрести ясность.

Ты пришел в неподходящее место. Путаница и замешательство – это моя техника привнесения ясности. Ты чувствуешь замешательство, потому что ты наверняка пришел с определенными предвзятыми мнениями, а я их расшатываю. Отсюда замешательство, отсюда ощущение хаоса. Ты пришел сюда, чтобы еще больше утвердиться в своей предвзятости. Я же здесь не для того, чтобы поддерживать твои предвзятые мнения, не для того, чтобы поддерживать твои традиции, твои обусловленности. Моя работа состоит в том, чтобы полностью тебя разрушить, поскольку лишь тогда, когда вы совершенно разрушены, рождается новое. Новое появляется, когда перестает существовать старое, – и в этом новом есть ясность.

Ясность не есть уверенность, уверенность не есть ясность. Ясность приходит не из ума и не из его проекций, идей и философий; ясность возникает благодаря зеркальному качеству не‑ума. Ясность означает, что у вас просто нет представления о том, что есть, нет философии, за которую можно цепляться, нет идеологии – христианской, индусской, мусульманской, коммунистической, – что вы обходитесь без какой‑либо идеологии, без какой‑либо философии, без каких‑либо писаний: вы пусты, совершенно пусты.

Эта девственность и есть ясность. Тогда пыли больше нет, и зеркало отражает то, что есть.

Ты говоришь: «Ошо, я тебя не понимаю».

Это вовсе не вопрос понимания. Я никоим образом не пытаюсь стать для тебя понятным. Это не вопрос понимания, знания; это вопрос чувства, видения, бытия. Но именно это происходит со многими людьми: они приходят с определенной идеей, с определенным языком, который они понимают. Я использую особые методы, о которых эти люди никогда не слышали. Они приходят со своими ожиданиями, своими идеологиями, своим языком. Я говорю на совершенно ином языке, и у меня нет идеологии, которой вы могли бы научиться. Я ничему вас не учу; я вовсе не учитель. Мне нечего вам передавать, у меня нет никакого послания. Вам придется научиться моему языку; в противном случае будет возникать все больше и больше непонимания и все больше и больше замешательства.

Слышали вы историю об учителе физкультуры, который пришел к врачу и сказал: «Когда мне было двадцать лет, он у меня был как сталь – настолько твердый, что я вообще не мог его согнуть. В тридцать я мог его согнуть, но лишь чуть‑чуть. А сейчас мне шестьдесят четыре, и я могу завязать его узлом».

Выслушав пациента, врач спросил, что именно его интересует. Учитель спросил: «Доктор, я становлюсь сильнее?»

Помедитируйте над этим. Разные языки…

Неопытный юноша приходит в публичный дом. Обходительность девушки его просто поражает. Утром он одевается и собирается уходить.

– Как насчет денег? – спрашивает девушка.

– Нет‑нет, что вы! – отвечает юноша. – Вы и так были слишком любезны.

Женщина‑коммивояжер устраивается на ночлег в одной кровати с сыном фермера. Пытаясь подтолкнуть его к действиям, она говорит:

– Не поменяешься ли ты со мной местами? Перелезь через меня, а я перелезу через тебя, и нам будет удобнее.

– Не стоит беспокоиться, мадам, – отвечает тот. – Я просто встану и перейду на вашу сторону кровати.

Он обходит кровать и ложится. Так повторяется несколько раз. Наконец женщина говорит:

– Похоже, ты не понимаешь, чего я хочу на самом деле.

– Отлично понимаю, – отвечает юный фермер. – Вы хотите, чтобы вам досталась вся кровать, да вот только ни фига у вас не выйдет!

Призывная комиссия с подозрением осматривает щеголеватого красавчика. У комиссии есть приказ выявлять призывников, увиливающих от армии посредством симуляции гомосексуализма. И вот, после того, как юноша был подвергнут самому тщательному физическому и психологическому обследованию, один из членов комиссии объявляет: «Ну что же, парень, похоже, у нас скоро появится еще один прелестный маленький солдатик».

«Замечательно! – отвечает призывник. – Когда я с ним встречусь?»

На сегодня достаточно.

Глава 20

Диоген и собака

Первый вопрос:  

Ошо,

Откуда эта привязанность к несчастью? И почему так трудно быть счастливым?

Несчастье дает вам очень много такого, чего счастье дать не может. По сути, счастье многое у вас отбирает. Счастье забирает все, чем вы когда‑либо обладали, все, чем вы когда‑либо были; счастье вас уничтожает. Несчастье питает ваше эго, а счастье – это, по сути, состояние «безэговости». В этом и состоит проблема, самый ее корень. Именно поэтому оказывается, что людям очень трудно быть счастливыми. Именно поэтому миллионы людей во всем мире живут в несчастье… приняли решение жить в несчастье. Это дает вам очень, очень кристаллизованное эго. В состоянии несчастья вы есть. В состоянии счастья вас нет. В состоянии несчастья происходит кристаллизация; в состоянии счастья вы расплываетесь.

Если это понятно, то дальше все становится совершенно ясным. Несчастье делает вас особенным. Счастье – универсальное явление, в нем нет ничего особенного. Счастливы деревья, счастливы животные, счастливы птицы. Счастливо все Существование, за исключением человека. Пребывая в несчастье, человек становится очень особенным, экстраординарным.

Несчастье дает возможность привлекать к себе внимание. Когда вы несчастны, за вами ухаживают, вам сочувствуют, вас любят. Все начинают о вас заботиться. Кому захочется обидеть несчастного человека? Кто будет завидовать несчастному человеку? Кто захочет с ним враждовать? Это было бы слишком низко.

О несчастном человеке заботятся, его любят. Несчастье очень многое дает. Если жена не несчастна, муж склонен о ней забывать. Если же она несчастна, муж не может себе позволить ею пренебрегать. Если несчастен муж, вся семья, жена, дети, собираются вокруг него, беспокоятся о нем; это очень утешает. Человек чувствует, что он не одинок, что у него есть семья, друзья.

Когда вы болеете, пребываете в депрессии, страдаете, к вам приходят друзья, чтобы вас утешить и успокоить. Когда же вы счастливы, те же самые друзья начинают вам завидовать. Когда вы станете по‑настоящему счастливым, вы обнаружите, что против вас восстал весь мир.

Счастливый человек не нравится никому, поскольку он задевает эго других людей. У других возникает чувство: «Ну вот, ты стал счастливым, а мы по‑прежнему ползаем в темноте, страдании и аду. Как ты смеешь быть счастливым, когда мы так несчастны!»

А мир, конечно, состоит из несчастных людей, и никто не обладает достаточной храбростью, чтобы обращать против себя весь мир; это слишком опасно, слишком рискованно. Лучше цепляться за несчастье: это позволяет оставаться частью толпы. Когда вы счастливы, вы индивидуальность; а когда несчастны, вы – часть толпы – индусской, мусульманской, христианской, индийской, арабской, японской. Счастливы? Знаете ли вы, что такое счастье? Какое оно – индусское, христианское, мусульманское? Счастье – это просто счастье. Человек переносится в другой мир. Он больше не является частью мира, созданного человеческим умом, он больше не является частью прошлого, уродливой истории. Он вообще больше не является частью времени. Когда вы по‑настоящему счастливы, блаженны, время исчезает, пространство исчезает.

Альберт Эйнштейн говорил, что в прошлом ученые считали, что существуют две реальности – пространство и время. Однако сам он полагал, что на самом деле этих реальностей не две – они представляют собой две стороны одной и той же единой реальности. И поэтому Эйнштейн придумал слово «пространство‑время» – единое слово. Время – это не что иное, как четвертое измерение пространства. Эйнштейн не был мистиком, иначе он ввел бы еще и третью реальность – трансцендентальную, запредельную, ни пространство, ни время. Она также существует; я называю ее «свидетелем». А поскольку есть эти три реальности, получается вся троица. Получается вся концепция тримурти – трех ипостасей Бога. Тогда присутствуют все четыре измерения. Реальность четырехмерна: три измерения пространства, и четвертое измерение – время.

Но есть еще нечто другое, что нельзя назвать пятым измерением, поскольку, на самом деле, оно не пятое – это целое, Запредельное. Когда вы счастливы, вы начинаете двигаться в Запредельное. Это не что‑то социальное, не что‑то традиционное; оно вообще не имеет ничего общего с человеческим умом.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 194; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ