ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ИСКУССТВА К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ 9 страница



всегда. Оно не народно по самому своему существу; более того, оно

антинародно. Любая вещь, рожденная им, автоматически вызывает в публике

курьезный социологический эффект. Публика разделяется на две части; одна

часть, меньшая, состоит из людей, настроенных благосклонно; другая, гораздо

большая, бесчисленная, держится враждебно. (Оставим в стороне капризную

породу "снобов".) Значит, произведения искусства действуют подобно

социальной силе, которая создает две антагонистические группы, разделяет

бесформенную массу на два различных стана людей.

По какому же признаку различаются эти две касты? Каждое произведение

искусства вызывает расхождения: одним нравится, другим - нет; одним нравится

меньше, другим - больше. У такого разделения неорганический характер, оно

непринципиально. Слепая прихоть нашего индивидуального вкуса может поместить

нас и среди тех и среди других. Но в случае нового искусства размежевание

это происходит на уровне более глубоком, чем прихоти нашего индивидуального

вкуса. Дело здесь не в том, что большинству публики не нравится новая вещь,

а меньшинству - нравится. Дело в том, что большинство, масса, просто не

понимает ее. Старые хрычи, которые присутствовали на представлении "Эрнани",

весьма хорошо понимали драму  Виктора Гюго, и именно потому что понимали,

драма не нравилась им. Верные определенному типу эстетического восприятия,

они испытывали отвращение к новым художественным ценностям, которые

предлагал им романтик.

 

"С социологической точки  зрения" для нового искусства, как мне

думается, характерно именно то, что оно делит публику на два класса людей:

тех, которые его понимают, и тех, которые не способны его понять. Как будто

существуют две разновидности рода человеческого, из которых одна обладает

неким органом восприятия, а другая его лишена. Новое искусство, очевидно, не

есть искусство для всех, как, например, искусство романтическое: новое

искусство обращается к особо одаренному меньшинству. Отсюда - раздражение в

массе. Когда кому-то не нравится произведение искусства именно поскольку оно

понятно, этот человек чувствует свое "превосходство" над ним, и тогда

раздражению нет места. Но когда вещь не нравится потому, что не все понятно,

человек ощущает себя  униженным, начинает смутно подозревать свою

несостоятельность, неполноценность, которую стремится компенсировать

возмущенным, яростным самоутверждением перед лицом произведения. Едва

появившись на свет, молодое искусство заставляет доброго буржуа чувствовать

себя именно таким образом: добрый буржуа, существо, неспособное к восприятию

тайн искусства, слеп и глух к любой бескорыстный красоте. И это не может

пройти без последствий после сотни лет всеобщего заискивания перед массой и

возвеличивания "народа". Привыкшая во всем господствовать, теперь масса

почувствовала себя оскорбленной этим новым искусством в своих человеческих

"правах", ибо это искусство привилегированных, искусство утонченной нервной

организации, искусство аристократического инстинкта. Повсюду, где появляются

юные музы, масса преследует их.

В течение полутора веков "народ", масса претендовали на то, чтобы

представлять "все общество". Музыка Стравинского или драма Пиранделло

производят социологический эффект, заставляющий задуматься над этим и

постараться понять, что же такое "народ", не является ли он просто одним из

элементов социальной структуры, косной материей исторического процесса,

второстепенным компонентом бытия. Со  своей стороны новое искусство

содействует тому, чтобы "лучшие" познавали самих себя, узнавали друг друга

среди серой толпы и учились понимать свое предназначение: быть в меньшинстве

и сражаться с большинством.

Близится время, когда общество, от политики и до искусства, вновь

начнет складываться, как должно, в два ордена, или ранга - орден людей

выдающихся и орден людей заурядных. Все недуги Европы будут исцелены и

устранены благодаря этому новому спасительному разделению. Неопределенная

общность, бесформенное, хаотическое, лишенное внутреннего строя объединение

без какого-либо направляющего начала - то, что существовало на протяжении

последних полутораста лет, - не может существовать далее. Под поверхностью

всей современной жизни кроется глубочайшая и возмутительнейшая неправда -

ложный постулат реального равенства людей. В общении с людьми на каждом шагу

убеждаешься в противоположном, ибо каждый этот шаг оказывается прискорбным

промахом.

Массовое искусство

Предпосылки формирования массовой культуры заложены в самом наличии структуры общества[источник не указан 131 день]. Хосе Ортега-и-Гассет сформулировал известный подход к структуризации по признаку творческой потенции. Тогда возникает представление о «творческой элите», которая, естественно, составляет меньшую часть общества, и о «массе» — количественно основной части населения. Соответственно становится возможно говорить и о культуре элиты («элитарной культуре») и о культуре «массы» — «массовой культуре». В этот период происходит разделение культуры, детерминированное формированием новых значительных социальных слоёв, получающих доступ к полноценному образованию, но не принадлежащих к элите. Получая возможность для осознанного эстетического восприятия явлений культуры, вновь возникающие социальные группы, постоянно коммуницирующие с массой, делают значимыми в общественном масштабе явления «элитарной» и одновременно проявляют интерес к «массовой» культуре, в некоторых случаях происходит их смешение (см. напр. Чарльз Диккенс).

 

XX век

В XX веке массовое общество и сопряжённая с ним массовая культура стали предметом исследований виднейших учёных в разных научных областях: философов Хосе Ортеги-и-Гассета («Восстание масс»), Карла Ясперса («Духовная ситуация времени»), Освальда Шпенглера («Закат Европы»); социологов Жана Бодрийяра («Фантомы современности»), П. А. Сорокина («Человек. Цивилизация. Общество.») и других. Анализируя массовую культуру, каждый из них отмечает тенденцию к её коммерциализации.

 

Карл Маркс, анализируя проблемы рыночной экономики, отмечал коммерциализацию литературного труда:

 

«Мильтон, написавший „Потерянный рай“ и получивший за него 5 ф. ст., был непроизводительным работником. Напротив, писатель, работающий для своего книгопродавца на фабричный манер, является производительным работником. Мильтон создавал „Потерянный рай“ с той же необходимостью, с какой шелковичный червь производит шёлк. Это было действительное проявление его натуры. Потом он продал своё произведение за 5 ф. ст. А лейпцигский литератор-пролетарий, фабрикующий по указке своего издателя книги… является производительным работником, так как его производство с самого начала подчинено капиталу, и совершается только для увеличения стоимости этого капитала»[1].

Говоря об искусстве в целом, приблизительно аналогичную тенденцию отмечал П. А. Сорокин в середине XX века: «Как коммерческий товар для развлечений, искусство всё чаще контролируется торговыми дельцами, коммерческими интересами и веяниями моды… Подобная ситуация творит из коммерческих дельцов высших ценителей красоты, принуждает художников подчиняться их требованиям, навязываемым вдобавок через рекламу и другие средства массовой информации»[2]. В начале XXI века современные исследователи[кто?] констатируют те же культурные явления: «Современные тенденции имеют кумулятивный характер и уже привели к созданию критической массы изменений, затронувших самые основы содержания и деятельности культурных институтов. К наиболее значимым из них, на наш взгляд, относятся: коммерциализация культуры, демократизация, размывание границ — как в области знания, так и в области техники, — а также преимущественное внимание к процессу, а не к содержанию»[3].

 

Отношение к массовой культуре в современной философской и культурологической мысли не является однозначным. Если Карл Ясперс назвал массовое искусство «упадком сущности искусства»[4], а Жан Бодрийяр говорил, что все сферы современного искусства «входят в трансэстетическую сферу симуляции»[5], то эти концепции были пересмотрены в 1960—1970 гг. в рамках постмодернизма, уничтожившего для многих исследователей противопоставление массовой и элитарной культур качественного оценочного смысла[6] Говоря об искусстве (подразумевая элитарное искусство) начала XX века, Ортега-и-Гассет говорит о его дегуманизации[7]. В таких условиях увеличение роли «сверхгуманизированного» массового искусства — процесс закономерный[источник не указан 1462 дня].

 

Влияние на человеческие качества и социальное поведение

Исследование, опубликованное в журнале Cyberpsychology, демонстрирует, что в 1997 году самые популярные детские шоу (для детей 9-11-лет) выражали (по мнению взрослых зрителей) следующие доминирующие ценности: общность с другими людьми и доброту. Слава занимала пятнадцатое место из шестнадцати. К 2007 году слава поднялась на первое место, за ней следовали успех, имидж, популярность и деньги. Чувство общности опустилось на одиннадцатое место, а доброта – на двенадцатое. [8]

 

Опрос 16-летних в Великобритании показал, что 54 % из них намерены стать «звёздами». [9]

 

Другой опрос показал, что среди детей в возрасте до 10 лет 75 % уверено, что счастье можно купить за деньги. На вопрос кем они хотят стать, когда вырастут, более 20 % отвечают, что хотят «просто быть богатыми». [10]

 

Согласно публикации в International Journal of Cultural Studies, люди, наиболее заинтересованные в сплетнях о звёздах шоу бизнеса втрое реже участвуют в какой-либо местной организации и вдвое реже становятся волонтерами, чем те, кто предпочитает новости другого рода. Они также меньше всех вовлечены в политику, меньше всех склонны протестовать и участвовать в выборах. [11]

 

Антрополог Грант МакКракен путём поиска в базе данных выяснил, кто становился знаменитым в США в различные исторические периоды. С 1900 по 1910 год актеры привлекли к себе 17 % внимания, оказанного знаменитостям; чуть меньше, чем физики, химики и биологи вместе взятые. Кинорежиссеры получили 6 %, а писатели – 11 %. При продлении временных серий до 1950 года у актеров – 24 % , а у писателей – 9 %; К 2010 году на долю актеров приходилось 37 % (в четыре раза больше, чем у ученых), а доля кинорежиссеров и писателей снизилась до 3 %. [12]

Массовое искусство

 

Определение, подразумевающее индивидуальные проявления масскультуры, противоположные элитарному искусству, к которому относят произведения высокой культуры прошлого и современности. Имеет различные смысловые оттенки. В положительном смысле слова массовым является народное творчество, искусство примитивов, наивное искусство, в котором простота формы искупается искренностью, непосредственностью художественного чувства и следованием исторической традиции.

 

В негативном смысле массовым презрительно именуют суррогат, подделку, невзыскательное отношение к искусству. Этим понятием с середины XX в. обозначают произведения, порожденные массовой культурой, ориентированные на невзыскательного, "среднего" человека со слаборазвитым художественным вкусом и тиражирующиеся через СМИ (телевидение, кино, популярная музыка, печатная графика, многотиражные произведения литературы в жанрах любовного романа, детектива, триллера, боевика и т.п.). Опирается на стереотип сознания, жанровую схему, которая не должна нарушаться. Массовое искусство рассчитано на самый широкий круг зрителей, общедоступное, простое по форме, не требующее специальной подготовки для понимания.

 

Одним из ведущих направлений массового искусства является поп-арт (от английского popular art - общедоступное искусство).

 

Представители поп-арта провозгласили своей целью «возвращение к реальности», но реальности, уже опосредованной масс-медиа: источником их вдохновения стали глянцевые журналы, реклама, упаковка, телевидение, фотография. Поп-арт вернул предмет в искусство, но это был предмет, не опоэтизированный художественным видением, а предмет нарочито бытовой, связанный с современной индустриальной культурой и, в особенности, с современными формами информации (печать, телевидение, кинематограф). Новые технические приемы, позаимствованные из промышленного дизайна и рекламы: фотопечать, использование диапроектора, включение реальных предметов, способствовали как «обезличиванию» индивидуальной творческой манеры художника, так и «раскрытию эстетической ценности» образцов массовой продукции.

 

Биллбоард в стиле поп-арт (Дж.К. Кларк)Поп-арт зародился в Англии; наибольшей известности достигли американские и французские художники. Сходные направления появились в Италии, Германии, и даже в СССР. В качестве обозначения советского аналога поп-арта иногда используют термин «соц-арт».

 

С точки зрения художников этого направления все в мире может стать предметом искусства, нужно только обнажить изнанку, показать давно привычное в необычном ракурсе. Классический поп-арт - американский, но в настоящее время это явление типично для массового искусства многих стран. Специальных изобразительных средств художники не используют. «Пара мужских носок не менее пригодна для работы, чем масло и холст», - считает Р. Раушенберг, один из основоположников поп-арта. Это может быть коллаж или фотовоспроизведение, увеличенные до огромных размеров картинки комиксов или муляжи пищевых продуктов (гигантский бутерброд), памятник в виде тюбика губной помады и прочее.

 

Другими формами массового искусства являются хэппенинги и энвайромент.

 

Хэппенинг (от английского happening - случающееся, происходящее) - художники этого направления рассматривают окружающую среду вместе с людьми, находящимися в ней как движущуюся, произвольно изменяющуюся форму, которую можно организовывать. Хэппенинг - это определенным образом организованное (спровоцированное устроителями-художниками) действие людей в определенной среде, воспринимаемое как художественное явление. Корни этого направления лежат очень глубоко в истории массовых зрелищ (например, карнавальных шествий по празднично украшенным улицам, переполненным толпами веселящихся людей в карнавальных костюмах). Здесь искусство авангарда вплотную подошло к грани, отделяющей его от течения самой жизни.

 

Энвайронмент (от английского environment - окружение, окружающая среда): художниками создается своеобразное игровое поле, пространство для предполагаемых действий людей. При этом действия могут быть самыми различными: игры, осознанные в рамках заданной программы, или же спонтанные, обусловленные только особенностями окружающей среды. Выделяются два типа энвайронмента: имитационный или иллюзорный, когда создается имитация интерьера часто с фигурами людей (иногда движущихся) и натуралистический энвайронмент, когда для создания интерьера используются простые бытовые предметы.

ВЕДЕНИЕ

Китч заполонил собой культурное пространство. Но его потребители во многом не задумываются над сущностью этого явления. Китч имеет стереотипное определение – это дурновкусье. Но вместе с тем загадочным остается необычайная притягательность китча. Китч, как и любое явление, основанное на чувственном восприятии, с трудом поддается анализу и определению, это область эстетики, вмешиваться в которую с рационально сформированными критериями представляется делом рискованным и обреченным на неудачу. И все же, так как китч – явление максимально направленное на диалог, нельзя им не интересоваться китчем, не пытаться узнать его подлинное значение, увидеть в его появлении результат реализации неких принципов, которыми руководствуется человек массовой культуры, устроенный, безусловно, сложно и как-то принципиально иначе, чем в прошлые эпохи. Китч, появившись, не собирается исчезать из жизни, культурной или лишенной культуры – спорный вопрос. Но то, что китч вышел за грани только явления материального мира и стал некой формой мировоззрения – это очевидно, и это оправдывает актуальность выбранной темы.

 

Для того чтобы понять китч, надо зайти достаточно глубоко:

•        постараться исследовать время, которое стало питательной почвой для китча;

•        понять человека, который станет рассадником и главным обожателем китча;

•        вскрыть тенденции в культурной жизни предыдущих эпох, которые помогли китчу стать тем, что он есть;

•        определить суть термина «китч», узнать механизмы функционирования китча в обществе, его тайные желания и явные возможности;

•        найти родственные связи между китчем и другими проявлениями современного искусства, вычленить суть их родства;

•        чтобы рассмотреть китч объемно, следует обратиться также к взглядам исследователей этого феномена.

Объектом исследования является массовая культура, зарождающаяся в конце XIX века и длящая свое существование и в наши дни, а субъектом – китч как специфическое ее проявление.

 

Для решения поставленных задач использовались аналитический и исторический методы исследования

 

1. ИСТОРИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

1.1 Массовая культура: возникновение феномена, специфика понятия

Взгляды на возникновение массовой культуры разнятся в культурологических исследованиях. Некоторые авторы полагают, что к образчику массовой культуры можно отнести и гладиаторские бои, которые привлекали большое количество публики, А.Адорно высказывает мысль, что образчиками массовой культуры являются романы Д.Дефо и С.Ричардсона, то есть отсылает к XVIII веку. Но в большинстве своем исследователи сходятся на том, массовая культура – это особый поворот в культуре в целом, который произошел на рубеже XIX и XX столетий, в связи с резкими переменами в жизни общества.

В исследовании Ортега-и-Гассета «Восстание масс» в качестве причин появления массового человека выявляются следующие:

•        резкий рост населения Европы (скачок в 2,5 раза произошел всего за XIX век)

•        смена политического строя (многочисленные революции обозначили в Европе тот факт, что существование по прошлым канонам больше невозможно, пришло время либеральной демократии)

•        научно-технический прогресс, который позволил тиражировать предметы потребления; в этот период времени под эту категорию также стало подпадать и искусство

Если вдуматься, жизнь всего за одно столетие изменилась кардинально. Часть общества, которая раньше была обречена быть низшим сословием, вдруг осознает себя полноправным его членом. Её равенство с другими закреплено законом. И появляется невероятная возможность строить свою жизнь самостоятельно, руководствуясь собственными способностями и рыночной экономикой. Понятно, что долгие годы психологической закрепощенности, обусловленной тем, что человек знал свое место, был замкнут в определенной повседневности, должны были разрешиться при снятии цепей необузданной жаждой к жизни полной, к жизни без преград. Европа стала омолаживать себя, у нее появился юношеский задор, проявляющийся в любви к предмету, любви к краткосрочным удовольствиям, к тем прелестям, который предоставили новые жизненные условия. Те, кто не имел возможностей для существования роскошного, стали заявлять о себе во весь голос, перестали сдерживать свои порывы. Это еще и время всеобщей грамотности. Люди обучились элементарным законам, не восприняв особого, тонкого вкуса и настоящей духовности, которая способствовала бы жизни высоко эстетичной и аристократичной по сути. Человек стал понимать веяния времени, законы материальной успешности, но не нашел органа, той функции, которая побуждала бы его стремиться к чему-то большему. Человек новой эпохи стремился играть и начал судить о себе без всякой скромности. Не обнаружив внутри сомнений и больших требований к себе же, он начинает ко всему относиться без лишней педантичности. Предметы искусства – само словосочетание говорит о смене позиции. Это да, всего лишь предметы, отличительные ярлыки, опознавательные знаки, которые используются для того, чтобы как-то обозначить свою принадлежность. Они больше не нужны для взращивания особых духовных качеств и воспитания эмоциональности. Массовый человек умеет любоваться тем, что понятно ему, что изображают картины, чьи сюжеты основаны на повседневном опыте. Массовый человек, в силу малой развитости, пугается всего непонятного и абстрактного, того, что сложно объяснить. Поэтому массовый человек настолько грозен, он подавляет своей тупой уверенностью и не позволяет другим жить «не так». Ушла эпоха странных гениев и мессий, новый человек играет на плоскости, он любит легкое удовольствие и скоротечность своей жизни. Скорость и понятность – это то, что ему действительно нравится. Можно сказать, что открывшаяся в конце XIX и начале XX вв. эпоха – это эпоха любви к телесности, к чувственным удовольствиям, к роскоши без границ. И массовый человек как ее представитель жаждет чувства сопричастности, единого мышления внутри поколения, эту новую «соборность». Стиль задается отдельными лицами, которые имеют особые рычаги управления массовым сознанием. Без сомнения, новая эпоха – это эпоха рекламы, кричащих лозунгов, краткосрочных героев, блестящих, искусно украшенных витрин и обещаний, обещаний, обещаний. Это время новых удивлений, детских широко распахнутых глаз, время баловать себя.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 601;