ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ИСКУССТВА К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ 11 страница



 

Кант истолковал категории как априорные неизменные формы мышления, упорядочивающие опыт, и подразделил их на следующие разряды: качество (реальность, отрицание, ограничение), количество (единство, множество, цельность), отношение (субстанция и свойство, причина и действие, взаимодействие), модальность (возможность и невозможность, действительность и недействительность, необходимость и случайность). К эстетическим категориям Кант отнес эстетический вкус и эстетическое удовольствие, чистую красоту, возвышенное, творческую спонтанность, гениальность и др.

 

Системы категорий, создававшиеся в рамках традиционной философии, поражают своей искусственностью, оторванностью от реальной практики мышления, и прежде всего от практики научного и художественного мышления. Почти все эти системы основываются на ошибочных предпосылках: существует, якобы, замкнутый перечень категорий; он не зависит от культуры и не изменяется вместе с ней; система категорий представляет собой не результат анализа реального, в частности художественного, мышления, а следствие определенных общих философских идей, касающихся реальности, и др.

 

Под непосредственным воздействием науки и искусства современная философия ввела в число категорий такие понятия, как вероятность, рациональность, абсурд, обыденное, объяснение, понимание и т.д. С другой стороны, новое понимание общества и человека побудило отнести к категориям такие понятия, как жизненный мир, страх, заброшенность, забота, сомнение, языковые игры и т.д. Стало ясно, что никакого исчерпывающего перечня категорий не существует, что множество категорий является не только размытым, но и весьма разнородным, так что о "системе категорий" следует говорить с большой осторожностью.

 

Нужно подчеркнуть, что система категорий эстетики, хотя она и формируется в рамках эстетического видения мира, вырастает в конечном счете из глубин культуры конкретной эпохи и определяется культурой как целым, а не какими-то отдельными ее областями, например философией, теологией или естественной наукой. С изменением культуры меняется и соответствующая ей система категорий искусства.

 

Переход от одной исторической эпохи к другой всегда сопровождается настолько радикальным изменением системы таких категорий, что возникает сомнение в том, что зрители последующей эпохи способны адекватно понять художественные произведения, создававшиеся в предшествующую эпоху. В частности, О. Шпенглер был убежден в том, что такое понимание невозможно: представления о пространстве, числе, судьбе, детерминированности и т.д., лежащие в фундаменте мышления определенных исторических эпох, совершенно непонятны для последующих эпох.

 

Каждое направление в эстетике вводит свои собственные категории, претендующие на то, чтобы быть уточнениями, или экспликациями, категорий реального эстетического восприятия и художественного мышления. Всякая философская классификация категорий является в той или иной мере искусственной. Нет оснований думать, что когда-то в будущем эстетика даст естественную, и значит единственную, классификацию эстетических категорий.

Эстетика в ХХ веке: основные тенденции

Навстречу XIX Международному эстетическому конгрессу

КУЗНЕЦОВА ТАТЬЯНА ВИКТОРОВНА, доктор философских наук, профессор кафедры «Эстетика» философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова.

E-mail: estet@philos.msu.ru

Аннотация. В статье рассматривается многообразие форм эстетической деятельности в современных социокультурных условиях включая концепт Т. Адорно и московскую школу М. Ф. Овсянникова. Освещаются основные тенденции развития современной эстетики. Рассматриваются основные особенности некоторых влиятельных течений эстетической мысли XX в. - экзистенциализма, сайентистской эстетики, феноменологической эстетики, Франкфуртской школы.

Ключевые слова: эстетика; вкус; гармония; красиво/некрасиво; пластика; сайентистская эстетика; феноменология; философское знание; Франкфуртская школа; ценность; антиценность; экзистенциализм; эстетика.

Main Trends in the XXth Century Aesthetics

Forward to the Nineteenth International Aestetic Congress

TATYANA V. KUZNETSOVA, Ph. D. (Philos.), Professor, Depart of Chair of an Esthetics Faculty of Philosophical Moscow State University of M. V Lomonosov E-mail: estet@philos.msu.ru

Abstract. The article discusses the structure of the core problem of aesthetics, including Adorno’s concept. Highlights the main trends in contemporize aesthetics. The main features of several in fluencies currents of aesthetics thought the 20 th century - existentialism, phenomenological aesthetics and the Frankfurt school.

Keywords: aesthetics; existentialism; phenomenology; Frankfurt school; philosophical knowledge; values; anti-values; beautiful; ugly; taste; harmony; plastic.

Вначале 60-х годов прошлого столетия Т. Адорно констатировал симптомы кризиса традиционной эстетики как философской науки. «Понятие философской эстетики производит впечатление чего-то устаревшего, так же как и понятие системы или морали» [1]. Ее место по его наблюдениям стали занимать своего рода теории художественного ремесла, в конечном счете сводящиеся к узко позитивистскому взгляду на вещи.

Однако тогда, в 60-е, 70-е и даже в 80-е годы эти заметки Адорно казались совсем неочевидными. Мы хорошо помним международные эстетические конгрессы того времени, помним имена их ведущих участников, которые в те времена звучали достаточно громко, во всяком случае в академическом сообществе. М. Дюфрен, П. Рикер,

Ч.       Дики — все они в разное время обогатили эстетическую мысль оригинальными идеями и серьезными исследованиями. Казалось бы, о кризисе не могло быть и речи. Тем не менее предчувствие Адорно было во многом справедливым, и сегодня мы вряд ли сможем найти в каталогах зарубежных изданий какую-то новую фундаментальную работу, намечающую новые пути в эстетике. Да и у нас после периода бурного развития эстетики, начавшегося в середине 50-х годов и давшего ряд плодотворно работающих школ, в том числе и московскую школу М. Ф. Овсянникова, наступил очевидный спад. Кто-то, в сущности говоря, подводит итоги сделанному, а кое-кто из заметных фигур эстетического движения 60-х-80-х годов давно уже ушел в другие области знания — историю

философии, социологию и, конечно, политологию. А новые имена на эстетическом небосклоне почти не появляются...

Означает ли это, что те темы, над которыми традиционно работает эстетика, исчерпаны и закрыты? Рискнем предположить, что наступивший спад — временное явление, отражающее сужение горизонта духовных интересов общества.

Одним из характерных симптомов сложившейся на сегодня ситуации является вытеснение собственно эстетики в широком смысле этого слова более узкими и очень специализированными направлениями анализа, такими, как семиотика или социология культуры, которые к тому же сосредоточили свое внимание не на всей сфере эстетических явлений, а практически исключительно на одном искусстве. Сегодня работа, посвященная такой традиционной теме, как эстетические категории, может быть воспринята как своего рода анахронизм. Поскольку разработка традиционной эстетической проблематики как бы застыла на точке 20-30-летней давности, не происходит и развития системы эстетического знания, его адаптации к современному полю культуры.

Не в этом ли истоки того снижения креативного потенциала эстетики, которые были предсказаны еще несколько десятилетий назад и которые мы сегодня отчетливо ощущаем?

Однако вряд ли можно рассчитывать на то, что позитивная тенденция сложится как-то сама собой. Для этого требуются целенаправленные усилия и, конечно, рефлексия, осмысливающая весь опыт развития эстетической мысли, в особенности в последние десятилетия.

Прежде чем коснуться современных проблем эстетики, хотелось бы сказать несколько слов об эстетике вообще.

Эстетика — это особый раздел философского знания. Само слово «эстетика» по-гречески значит «чувственный», «относящийся к чувствовоспри-ятию». Предметом эстетики, если сформулировать это с современной точки зрения, является особое эстетическое отношение человека к окружающему миру. Есть другие виды: 1) утилитарно-практическое, 2) теоретическое (с точки зрения познания). А в чем же специфика эстетического отношения? Оно характеризуется двумя моментами. Во-первых, предметом отношения является чувственно воспринимаемая форма того или иного явления как особая выраженная форма. Во-вторых, это отношение носит, так сказать, неутилитарный

характер. Форма выступает как объект незаинтересованного любования. Маркс писал об эстетических отношениях: когда человек удрученный заботами, нуждающийся человек нечувствителен даже по отношению к самому прекрасному зрелищу, торговец минералами видит не красоту и не своеобразную природу минерала, а только меркантильную стоимость. Вещь, воспринимаемая эстетически, фактически «просто нравится» (или не нравится) и все — соображения пользы и любые другие в расчет не принимаются. Поэтому эстетически значимая форма самоценна, она воспринимается как ценность (антиценность), а само эстетическое отношение является ценностным и предполагает оценку: нравится / не нравится, красиво / некрасиво и т. п. Эта ценность не доказывается, она является объектом индивидуального предпочтения субъекта, делом его вкуса.

Хотя эстетическая ценность в этом смысле суверенна и как будто бы парит над миром, она вовсе не оторвана от грешной действительности, от практических интересов человека, эти элементы связаны с практической ценностью вещей, содержатся в эстетически привлекательных формах как бы в снятом виде. Например, нам нравятся обтекаемые формы автомобиля. Почему? Символ скорости. Таким образом, условием возникновения эстетического отношения является возникновение устойчивых ассоциаций с такими вещами, как благо, целесообразность, престиж, богатство (с этим связаны эстетические свойства золота и серебра; для сравнения — у некого негритянского племени еще в XIX в. считалось красивым железо) Утилитарное, таким образом, присутствует и как бы просвечивает в эстетическом в качестве его второго, скрытого плана.

Эстетическое отношение может иметь разный оттенок, разную эмоциональную окрашенность. Поэтому оно характеризуется с помощью различных определяющих понятий. Эти понятия обычно именуются эстетическими категориями. Все эти категории обычно парные (+ и -). Наиболее важные — это прекрасное/безобразное; трагическое/ комическое; возвышенное/низменное. Но есть еще уточняющие, производные, промежуточные категории, например, изящное.

Объектом эстетического отношения могут быть явления самые разные. Это отдельные предметы естественного происхождения и сама природа в целом, предметы рукотворные, в частности (и прежде всего) произведения искусства,

окружающая человека природная среда, наконец, сам человек и различные формы его деятельности. Мы можем говорить, например, об эстетике спорта, об эстетической привлекательности бытовых форм (этикет). Математики говорят о красивых решениях, шахматисты — об изящных ходах и композициях и т. п.

Эстетическая форма не имеет познавательного статуса, через эстетическую ценность мы не получаем собственно знания. Но она способствует познанию, активизирует его, служит нашей ориентации в окружающем мире. Характерный пример приводит авиаконструктор Антонов: интуитивно наиболее красивая форма обычно оказывается и наиболее целесообразной, как это потом показывает расчет. В эстетическом отношении важная для нашего познания информация как бы «свернута», и оно позволяет охватить как бы сразу, единым взглядом множество параметров в их взаимной увязке. Соответственно этому содержание современной эстетики довольно многообразно. Оно включает в себя такие группы проблем, разработка которых дает целые теоретические разделы: как сущность художественного творчества, природа эстетического вкуса и механизмы формирования эстетического отношения, законы эстетического освоения мира человеком, структура и закономерности функционирования эстетической культуры (а под эстетической культурой мы понимаем всю ту часть культуры, которая представляет собой сферу эстетической ценности) и ряд др.

В ходе развития культуры и эстетической способности как ее неотъемлемого элемента обогащалась также и система эстетических категорий. Каждая из категорий при этом внутренне дифференцировалась, закрепляя таким путем усложнившиеся эстетические представления. Так появляется представление о различных видах прекрасного (изящное, грациозное и т. п.) или комического (юмор, сатира, ирония и т. д.). Появляются и новые категории, отражающие развитие социального и художественного опыта, такие, как мелодраматическое, гротескное, романтическое. Эти новые категории, однако, более специальны и уже по сфере охвата, чем основные эстетические категории. Как правило, они не могут быть отнесены ко всей действительности в целом и характеризуют специфические особенности поведения и переживаний человека.

Эстетическое отношение реализуется практически во всех сферах жизни. Вместе с тем

в процессе развития человечество выработало специальные формы деятельности, задачей которых является целенаправленное культивирование и развитие нашей эстетической способности. Содержанием этих форм деятельности является эстетическое оформление человеческого поведения, окружающей предметной среды, производство особого вида продукции — эстетических ценностей.

Способность относиться к явлениям эстетически детерминирована культурно-исторически, а также социально. Еще Чернышевский отметил, что идеал светской красавицы отличается от народного идеала красоты. Или: в эпоху классицизма эстетичной считалась «украшенная», подчеркнуто сформированная человеком природа (что объясняется вообще идеалом уравновешенности и упорядоченности (в противовес хаотическому и многоцветному миру средневековья), а в эпоху романтизма — «естественность» той же самой природы [2].

Из того что эстетическая способность обусловлена социальными и культурными факторами, следует, что круг проблем эстетики, способ постановки и анализа этих проблем исторически менялись [3]. Менялось и место эстетики в системе знания. Например, античные мыслители активно ставили эстетические проблемы, но эстетика как наука у них не выделялась в самостоятельную область. Дело в том, что у них то, что сейчас называем эстетикой, — это учение о мировой гармонии и пластически оформленном бытии, трактующее прекрасное прежде всего как телесную соразмерность. Поэтому эстетика у них по существу совпадает с философией природы или если употребить специальный термин — натурфилософией [4, с. 628-644.].

В средние века эстетическое утрачивает телесный характер и приобретает характер спи-ритуальный, духовный. Красота трактуется как символическое отображение божественного совершенства. В такой системе мировоззрения эстетика тоже выделиться не могла, она сливалась с философией религии. Отделяется она от других отраслей знания тогда, когда в полной мере была осознана суверенность человека как субъекта познания и действия, нет «вписанного» в мир, но и противостоящего ему, когда в полной мере можно стало говорить о самоопределении человека в сфере оценки и вкуса. Это произошло в философской мысли Нового времени — XVII и особенно XVIII в. Тогда же, в середине XVIII в. возникает

и сам термин «эстетика», который предложил немецкий философ-просветитель А. Баумгартен [5]. В этот период эстетика развивалась преимущественно как философия искусства.

Современная эстетика тоже сохраняет характер философской дисциплины, но она уже не носит исключительно философского характера, а опирается на данные конкретных наук, которые в XVIII и даже XIX в. не существовали либо были еще в зародыше. Это психология творчества и восприятия, социология, семиотика и ряд др. [6]

До последнего времени весьма влиятельным направлением в эстетике, наряду с марксизмом был экзистенциализм [7]. Типичным примером экзистенциальной эстетики является эстетика одного из его теоретиков — Сартра, который был также крупным писателем. Экзистенциальная эстетика отражает характерные черты экзистен-циональной философии в целом. Эта философия обращена к человеку, к его эмоциональному са-мочувствованию. Человек — это существо, «заброшенное» в мир и ощущающее в нем тоску и отчаяние. Фундаментом для экзистенциализма является различение подлинного и неподлинного бытия. Человек как личность раскрывается таким образом в подлинном, но в повседневной реальности он ведет неподлинное, стереотипное, обезличенное существование. Подлинное существование достается в те редкие минуты жизни, когда человек осуществляет свой подлинно свободный выбор. Это его звездные минуты, это минуты трагические, так как такой выбор осуществляется обычно перед лицом смерти, в совершенно особых — «пограничных» ситуациях. Свобода, осуществляемая в таком выборе, это высшая ценность, но вместе с тем бремя — человек «обречен» на свободу. Примером такой экзистенциальной ситуации можно считать ситуацию комбата Сотникова в «Восхождении» Л. Шепитько.

Вот как Сартр рассматривает в свете этой концепции творчество Бодлера, как он интерпретирует его темы и мотивы. Творчество, рассуждает Сартр, это чистая свобода, которая теряет себя в сознании человека, а по сути в «ничто», так как сознание есть всегда продолжение бытия за его пределами и в этом смысле его отрицание, небытие [8]. Бодлер стремится к этой свободе и в то же время испытывает страх перед ней, как и перед одиночеством и небытием. Стремление избежать тревоги, которую вызывала у него перспектива полной свободы, порождало в нем стремление

ограничивать свободу как чистую субъективность рамками объективного, стремиться к компромиссу с объективным. Отсюда двойственность сознания поэта, постоянно преследующее его чувство виновности, которое видно в его стихах.

Основной и конечной целью искусства по Сартру является присвоение совокупной целостности бытия человеком. Делает это искусство, показывая мир не таким, каким он является на самом деле, а таким, каким он был бы, если бы имел достаточную степень свободы для человека и, следовательно, не был бы отчужден от людей, а соответствовал бы их стремлениям. Показателем того, что эта цель достигнута, является возникновение эстетического наслаждения при восприятии произведения искусства.

Раскрытие мира осуществляется в художественном творчестве и восприятии не иначе как только в действии, ибо только в действии человек может почувствовать себя как бы стоящим над ситуацией реального мира, т. е. способным изменить его. Творческая активность, стимулируемая восприятием произведения, затем переносится на реальный мир и проявляется в стремлении к справедливости и свободе. Следовательно, искусству свойственно внушать чувство моральной ответственности за несправедливость, совершающуюся на Земле, учить нести эту ответственность. В ранний период своей деятельности Сартр утверждал идею этической нейтральности искусства, зрелый Сартр, прошедший через опыт войны с фашизмом и сопротивления, делает заключение о связи эстетического и этического аспектов и даже выдвигает последний на первый план: «в основе эстетического императива, — пишет он, — лежит императив моральный» [8]. Создать хорошее произведение без этически оправданной идеи невозможно. В этом эстетика Сартра перекликается с Толстым и Достоевским.

Исходя из такого понимания функций искусства, Сартр утверждает, что основным условием свободы является демократия, когда угрожают демократии, угрожают и искусству. И не всегда демократию можно защитить пером; приходит день, когда перо откладывается и писатель берется за оружие [8].

Сартр и другие представители леворадикальной эстетики, различных ее направлений, не являются апологетами капитализма, но и выступают с решительной его критикой. Об этом, наверное, надо задуматься некоторым нашим современным


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 567;