Поэтому хорошо, что ты думаешь, что методы стали бесполезны.



«Мое „Я“ позволит уму отпасть, и всем методам – тоже».

Если методы стали бесполезны, то где ум? А раз ум все еще присутствует и его требуется отбросить, тогда, пожалуйста, не спеши: методы все еще должны выполнить одну небольшую задачу.

Ты не сможешь позволить уму отпасть. Кто ты, если не ум? Кто будет отбрасывать ум, кто позволит уму отпасть? Тебя еще нет, ты познаешь себя лишь тогда, когда ум будет отброшен. Ты узнаешь, кто ты, когда ум исчезнет. До этого ты не знаешь. Это всего лишь ум, который размышляет об отбрасывании ума. Ум очень искусен, очень хитер; он постоянно находит все новые игры. Он может сказать: «Да, это так прекрасно – отбросить ум». И это по‑прежнему ум! Еще ум может сказать: «Никакие методы не нужны. Ты можешь легко отбросить меня – когда захочешь».

Ум очень ловко хитрит. Сначала он помогает тебе отбросить методы, а затем думает: «Посмотрим… посмотрим, сможешь ли ты отбросить меня!»

Если действительно пришло такое понимание – что методы стали бесполезны, то это синонимично пониманию того, что ум отброшен. И то, и другое означает одно и то же: знать, что методы больше не нужны и стали бесполезны, означает видеть, что ума больше нет. Ум – это метод, ум – это техника. Ум не может существовать без методов, методы не могут существовать без ума; они дополняют друг друга. Это два аспекта одной и той же энергии.

И ты говоришь: «Я боюсь, что ты пошлешь меня обратно в ад».

Если методы действительно отброшены, то попасть обратно в ад невозможно. Даже если я захочу послать тебя туда, я не смогу. Для того чтобы отправиться в ад, нужны методы. Методы нужны, чтобы выбраться из ада, методы нужны, чтобы отправиться в ад; но чтобы отправиться на небеса, методы не нужны. Выбравшись из ада, вы оказываетесь на небесах.

Поэтому вопрос заключается лишь в том, как выбраться из ада. За пределами ада небеса. Небеса – это не какое‑то место, куда вы должны добраться; если бы это было так, то были бы нужны методы, были бы нужны пути и дороги. Не нужны ни пути, ни дороги. Все пути, все дороги ведут в ад. Но если вы находитесь в аду, то чтобы вернуться, вы должны использовать те же самые пути и те же самые дороги.

Позвольте мне рассказать вам самую прекрасную притчу из когда‑либо созданных человечеством, притчу о том, как Адам и Ева вкусили плод с Древа Познания. Едва вкусив плод с Древа Познания, они пали – совершили первородный грех. Теперь они больше не в раю, больше не бессмертны, больше не в вечности; они утратили связь. Что же произошло? Возник ум.

Таково значение этой притчи. Вкушение плода с Древа Познания создает ум. В тот момент, когда они съели плод с Древа Познания, появился ум. Адам и Ева по‑прежнему находятся в том же самом месте, в том же пространстве; они никуда не ушли. Но возник ум – а как только появляется ум, рай оказывается потерян, забыт. Человек засыпает и начинает видеть сны про ад, смерть и так далее, и тому подобное. Теперь вас должно стошнить этим плодом познания.

Вам придется вытошнить ум из своей системы. Как только вы извергнете из своей системы знание, вы неожиданно проснетесь и осознаете тот факт, что вы в раю. И вы рассмеетесь всей нелепости этого, потому что узнаете, с полной ясностью осознаете, что вы никогда не были где‑либо еще. Вы всегда были здесь, всегда и всегда: вы просто заснули и увидели кошмарный сон. Теперь яд покинул вашу систему, кошмар закончился.

Мы находимся в саду Эдема прямо сейчас, в этот самый момент.

Никто не может послать тебя в ад, кроме знания, кроме методов, кроме ума.

Постарайся понять. Вместо того, чтобы поспешно что‑то отбрасывать, постарайся понять.

Стань более осознанным, стань более бдительным, более наблюдательным, более внимательным, и в то же самое мгновение и методы, и ум исчезнут. Исчезнет также и ад – на самом деле его никогда и не было, ты просто воображал его. Мы все в раю и всегда в нем были. Мы уже пребываем в Боге, мы – боги.

Глава 4

Последний шанс для бунта

Первый вопрос:  

Ошо,

Некоторое время назад ночью мне приснилось, что я сижу на лекции. Утром я не мог вспомнить ничего из того, что ты говорил, кроме фразы: «Поэзия – это сдача». С тех пор я пытаюсь понять, какое отношение поэзия имеет к сдаче и наоборот, и как поэзия может превратиться в духовный путь, подобно любви, молитве и медитации.

ПОЭЗИЯ

Поэзия содержит в себе все; она содержит в себе любовь, молитву, медитацию и еще очень многое. Все, что божественно, все, что прекрасно, все, что может привести вас к необыкновенному, содержится в поэзии.

Поэзия – это не просто поэзия; поэзия – это сущность религии.

Поэзия означает состояние бытия, когда ум больше не становится барьером между вами и Существованием; когда между вами и Существованием происходит общение – прямое, непосредственное; когда Целое неожиданно овладевает вами, когда вы исчезаете как отдельная сущность, и Целое начинает говорить через вас, танцевать через вас; когда вы становитесь полым бамбуком и Целое превращает вас во флейту.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 232;